<<
>>

1. 3. Историография Собора Покрова на Рву

Прежде чем перейти к предмету исследования, опишем круг работ, посвященных интересующему нас памятнику. Исследования истории Собора Покрова на Рву немногочисленны, но уходят своими корнями в середину XIX века.

Первой и очень важной большой работой по описанию истории Собора является труд писателя, беллетриста, этнографа Л.Е. Белянкина. Впервые Собор был описан в его книге «Исторические записки и сведения о Покровском и святого Василия Блаженного соборе, в столичном граде Москве, основанные на верных фактах и почерпнутые из достоверных источников. Издание второе, пересмотренное и значительно дополненное, с приложением картин и двух планов, как нижних, так и верхних зданий этого собора»[53]. Этот труд создает целостное описание памятника, в нем представлены все доступные в XIX в. исторические свидетельства о Соборе Покрова Богородицы на Рву. Материалы показывают историю Собора неотъемлемо от истории России. Возведение же Собора датируется 1554-1557 гг. и связывается с присоединением Казанского ханства. Л.Е. Белянкин, имея доступ к Собору, скрупулезно собрал сведения о

пожарах, реконструкциях и перестройках Собора, попытался выяснить, как Собор выглядел в те или иные эпохи, как изменялся его архитектурный вид, Л.Е. Белянкин также собрал свидетельства путешественников о Соборе. Его труд носит описательный характер: приведены сметы расходов на ремонтные и

восстановительные работы, названы имена священников, служивших в Соборе в разные времена. Уделяется внимание и сокровищам храма Василия Блаженного, его иконам, утвари и т.д. Описание всех деталей самого сооружения сделано на достойном для своего времени искусствоведческом уровне. Однако Собор на страницах писателя - любителя выступает как диковинная фантазия, чудо, также впервые автором упоминается легенда об ослеплении зодчего, создавшего Собор. Помимо иллюстраций к изданию прилагалось и «Сказание о жизни и чудесах святого блаженного Василия» .

В дальнейшем для более глубокого понимания истории Собора к летописным свидетельствам со всем вниманием обратился протоирей Покровского Собора Иоанн Иоаннович Кузнецов. И.И. Кузнецов написал ряд работ по истории Собора, в котором он сам и служил. Он же издал Житие Василия Блаженного в разных редакциях и сказания о чудесах святого. Своей целью автор поставил свести воедино и систематизировать исторические свидетельства о Соборе и о Св. Василии Блаженном. В своей работе «О построении московского Покровского (Василия Блаженного) собора» И.И. Кузнецов приводит новые летописные данные о Соборе, в частности, сведения из Пискаревского летописца о закладке Собора Покрова на Рву . Однако отсутствие ряда источников и их критики, скудость археологического и инженерно-строительного материала не позволил ни Л.Е. Белянкину, ни И.И Кузнецову создать полноценную монографию, а тем более дать интеракцию памятнику, встроить его в контекст [54] [55]

исторических и культурных событий средневековья и эпохи Ивана IV, времени, когда был создан Собор. Исследователям XIX - начала XX вв. были неизвестны многие архитектурные и летописные подробности, открытые в середине XX века, поэтому и принцип работы с известным исследователям материалом представлял собою скорее описательный, нежели аналитический и критический характер.

Только советская искусствоведческая и архитектуроведческая школа постепенно начинает комплексное описание памятника, точнее некоторых аспектов Собора, исследуя его в контексте древнерусской архитектурной традиции и архитектуры Москвы. Также в данной работе использованы общие монографии, статьи по истории архитектуры, бытования и современному состоянию Собора Покрова на Рву.

Значительный вклад в изучение архитектурного своеобразия Собора Покрова на Рву внес известный москвовед, историк московского зодчества В.Л. Снегирев [56] . В своей работе «Памятник архитектуры — храм Василия Блаженного», автор дает описание памятника, прослеживает связь архитектуры Собора с традицией каменного и деревянного зодчества, а также ставит ряд гипотез о происхождении шатровых форм Собора в связи с деревянной архитектурной традицией.

Исследование Собора как архитектурного и инженерного объекта отразилось в описаниях архитектора и реставратора Н.Н. Соболева, составившего беспристрастное описание Собора как архитектурного объекта[57].

Особое место в изучении Собора занимает монументальная монография Н.И. Брунова, по-прежнему остающаяся единственным полным трудом по истории архитектуры Собора, включающим попытки проследить истоки архитектуры Собора[58]. В данной работе впервые уделяется внимание поиску аналогий для архитектуры Собора не только на Руси, но и за ее пределами. Фундаментальная работа Н.И. Брунова должна была позволить исследователям с особым вниманием отнестись к множеству разных традиций, слившихся в одном памятнике московского зодчества и продолжить исследования, начатые Н.И. Бруновым, в том же направлении. Однако, точке зрения Н.И. Брунова на архитектуру и историю Собора, находящегося в центре столицы, ввиду времени создания труда (советская эпоха), не чужда идеологическая составляющая, из-за которой поиск памятников сокращается, а сам памятник безапелляционно становится шедевром исконно русской архитектуры, созданным во главе с талантливой артелью русских зодчих. Надо сказать, что попытки поиска европейских архитектурных аналогий не были актуализированы и в последующих исследовательских работах, посвященных Собору. На сегодняшний день ведущим специалистом в области московской архитектуры XV - XVI века является А.Л. Баталов, который своей задачей видит расширение представлений о московской архитектуре этого периода и определение значимости влияния итальянского зодчества на отечественную архитектурную традицию. В большей степени, чем предшествующие исследователи, он обращает внимание на роль европейского зодчества в развитии архитектуры Московской Руси[59]. Результатом его работы стал наиболее полный на сегодняшний день комплексный труд (в соавторстве с Л.С. Успенской), включающий описание истории и архитектурных особенностей Собора[60] .

В своей небольшой монографии исследователи предпринимают попытку совместить анализ архитектуры Собора с летописными сведениями о нем, а также провести архитектурно-исторический анализ памятника, но при этом не выходят за рамки общей парадигмы восприятия и трактовки памятника как исключительно национального феномена русской культуры, сложившейся еще в XIX веке.

Таким образом, вышеперечисленные работы рассматривают памятник только под одним углом: либо архитектурным, либо историческим, тем не менее, Собор по-прежнему нуждается в полноценной интерпретации, исходящей из культурного контекста средневековой эпохи. Поэтому для более подробного исследования памятника и исторического контекста нами были привлечены исследования, имеющие отношение к истории Собора и его функциям в средневековой культуре. Во многом этот тип междисциплинарных исследований был открыт работой Б.А. Успенского, посвященной «шествию на осляти»[61]. В этой работе отчасти затрагиваются семиотические и символические функции Собора. В связи с практикой шествий Собор упоминается и анализируется как апеллирующий к образу Иерусалима. Продолжает анализ символических феноменов в культуре Руси в их связи с репрезентацией царской власти статья М. Флайера[62], посвященная средневековой культуре придворного этикета Московской Руси. Поскольку данное исследование затрагивает не только историю развития основных взглядов на Собор, но и на эпоху, когда он был создан, нам представляется важным упомянуть несколько фундаментальных исследований, касающихся историографии эпохи. Работы М.Б. Плюхановой[63] и А.Л. Юрганова[64] плодотворно развивают опыт анализа символических форм и сюжетов, что подчеркивает актуальность исследования символических пластов в средневековой культуре, а также их связи с представлениями о власти московских князей;

исследования А.М. Лидова концепции Иерусалимов и сакральных пространств[65],- все эти труды также представляются важным историографическим полем исследования.

Важно также отметить зарубежных исследователей, чьи работы обращены к исследованию тех или иных аспектов, связанных с обозначенным нами периодом: А. Бушкович (A. Bushkovitch)[66], М. Флайер (M. Flier)[67]. Также используются работы по западноевропейской готической архитектуре Р. Томана[68] и архитектуре Возрождения.

Таким образом, теоретическая, источниковедческая и историографическая база, лежащая в основе нашей работы и продиктованная особенностью междисциплинарности культурологического подхода, формирует методологические установки данного квалификационного исследования. Работа, проделанная в гуманитарных исследованиях XX века, и исследования самого памятника ставят перед нами актуальные задачи - комплексное исследование Собора Покрова на Рву не только как объекта архитектуры, истории, искусствоведения, но как объекта культурологического анализа. Данный памятник представляется нам феноменом культуры эпохи Ивана IV, неотъемлемой частью культурной парадигмы Средневековой Руси и Московского царства, а также частью христианской традиции Европы. Общая культурологическая база исследования, широкий круг источников и различные историографические концепции эпохи Ивана IV, разночтения во взглядах на возникновение Собора Покрова на Рву приводят нас к выводу о необходимости формирования в рамках нашего исследования собственной модели социокультурного своеобразия развития Московской Руси и периода правления Ивана IV. Такая модель позволит органично интегрировать Собор в историко-культурный контекст Московской Руси.

<< | >>
Источник: КОСЯКОВА Валерия Александровна. АНАЛИЗ СОБОРА ПОКРОВА НА РВУ В КОНТЕКСТЕ СРЕДНЕВЕКОВОЙ КУЛЬТУРЫ. 2013

Еще по теме 1. 3. Историография Собора Покрова на Рву:

  1. 1. 2. Источниковедческая база исследования
  2. 1. 3. Историография Собора Покрова на Рву
  3. 2.2. Правление Ивана IV и история возведения Собора Покрова на Рву
  4. 2.3. Архитектурное своеобразие Собора Покрова на Рву
  5. 3.2. Репрезентация образа Иерусалима в архитектуре Собора