<<
>>

Механизмы и уровни взаимодействия

Проблемы взаимодействия культур и их влияние друг на друга порождают интерес к межкультурной коммуникации. Происходит процесс формирования единой мировой культуры, и история отдельных народов становится частью глобальной истории.
Интенсификация межкультурных контактов, возможность общения с представителями различных культур порождают необходимость изучения механизмов межкультурного взаимодействия и взаимовлияния культур. Процесс сближения культур носит сложный характер, так как взаимодействие народов происходит на разных уровнях. Само понятие «взаимодействие» как философская категория отражает процессы воздействия объектов друг на друга, их взаимную обусловленность и порождение одним объектом другого109 110 111. Другими словами, культуры, взаимодействуя друг с другом, порождают взаимные изменения, новые формы культурной активности, духовных ориентиров и признаков образа жизни людей под влиянием импульсов, идущих извне. В то время, как понятие «взаимовлияние», по мнению Н.В.Кокшарова, может быть понята как «одна сторона, один из результатов взаимодействия» . Т.е.понятие «взаимовлияние» представляет лишь частный случай «взаимодействия», наряду с такими понятиями, как «взаимообогащение» и «культурные заимствования». Понятие «межкультурная коммуникация» включает в себя общение между представителями различных человеческих культур (личные контакты между людьми, реже - опосредованные формы коммуникации (такие, как письмо) и массовая коммуникация) . В процессе коммуникации происходит обмен сообщениями, т.е. осуществляется передача информации от одного участника к другому. Взаимодействие культур складывается между по меньшей мере двумя культурами, которое влечет за собой взаимные изменения. Большое значение в процессе взаимодействия имеет изменение качеств, ценностей той и другой культуры, которое генерирует новые формы культурной активности. Не все виды культурных контактов можно отнести к «взаимодействию» культур. Обмен товарами, информацией, постоянные или эпизодические контакты, хозяйственные и другие отношения, которые не влекут за собой коренных изменений в ценностных ориентациях, в образе жизни представителей той и другой культуры, могут быть отнесены к формам сосуществования культур друг с другом. В то же время, нельзя отрицать тот факт, что в изучении культур распространение культурных явлений путем контактов между народами имеет особое значение. В настоящее время выделяют такие типы взаимодействия, как непосредственные, взаимодействия культур, взаимодействия посредничества. Нередко, при взаимодействии культуры находятся на разных ступенях социокультурного развития, что иллюстрирует тот факт, что механизм взаимодействия культур представляет собой многоуровневое явление. Долгое время изменения в природе и обществе объяснялись в культурологической мысли в рамках идеи креационизма, имеющего либо божественный характер, либо возникающего благодаря творческому озарению, выдающейся личности, такого как, пророк, вождь, мыслитель, художник, правитель и т.д. Позднее большое влияние получила теория катастроф.112 Зародившись на материале естественных наук, она изначально применялась также для объяснения социокультурных изменений: внезапного исчезновения культуры в результате гибели общества, нашествий, стихийных бедствий, разрушения государств и гибели городов.
Теория катастроф стала неотъемлемым фактором в концепции творения. Возникая неожиданно, в результате вмешательства неуправляемых стихий, любое явление могло столь же неожиданно потерпеть крах и погибнуть. Теория эволюционизма, одна из первых теоретически значимых школ в этнологии, возникла в конце XVIII века и получила широкое распространение уже в XIX веке. Зарождение и становление эволюционизма напрямую связано с ведущей на тот момент научной парадигмой, которая нашла свое выражение практически во всех естественных и общественных науках - теорией развития. В форме классической теории эволюции и естественного отбора свои взгляды изложил Чарльз Дарвин в своей работе «Происхождение видов», изданной в 1859 году. Именно эта работа и легла в основу теоретической основы этнологических исследований. Не меньшее влияние эволюционизм имел и в гуманитарных науках, так как отражал ведущее направление мысли XIX века, которое выражалось в оптимистическом представлении о том, что развитие общества способно происходить эволюционным путем без войн и подобных потрясений и катаклизмов. Так, во Франции на основании эволюционистских теорий зародилась социологическая концепция О.Конта, которая во многом повлияла на дальнейшее развитие социологической мысли и отразилась в работах последователей О.Конта, таких как Эм. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль, Ш. Летурно. Эволюционная теория позволила сделать важные открытия. Но, несмотря на то, что культурологический материал, собранный эволюционистами, был обширен, всеобщей закономерности выявить не удалось. Так, убеждение эволюционистов о едином пути развития всех народов позже было опровергнуто. На более позднем этапе, сторонники эволюционистской теории выдвинули предположение о необходимости рассмотрения многообразия различного рода факторов, которые способствуют возникновению противоречий. Поиски новых концепций исследования культуры, ее изменения и распространения привели к отказу от теоретических обобщений в пользу обращения к эмпирическим исследованиям. Диффузионизм, как научное направление, возник в виде реакции на крайности эволюционизма в конце XIX - начале XX века. Ученые давно обратили внимание на то, что конкретное явление культуры совершенно не обязательно должно возникать в том или ином обществе в результате эволюции, оно вполне могло заимствоваться. Возведение в абсолют этого положения и легло в основу самостоятельного научного направления, получившего название диффузионизм113. Понятие «диффузия» было заимствовано из физики и первоначально означало «разлитие», «растекание», «проникновение». Основателем диффузионинизма в культурологии считается немецкий исследователь Ф.Ратцель. Народы, по мнению Ф.Ратцеля, изменяются, гибнут, а «предмет остается тем, чем он был». Рассуждая об особенностях заимствования, он отмечал, что одни предметы, явления (например, украшения, одежда, наркотики) легко заимствуются, другие (упряжь, изделия из металла) - с трудом. Ф.Ратцель различал два способа перемещения элементов культуры. Под первым способом, ученый понимал полный и быстрый перенос всего культурного комплекса, а не отдельных вещей; этот вариант, пользуясь терминологией американских ученых, он называл аккультурацией; второй способ включал в себя перемещение отдельных этнографических предметов или явлений от одного народа к другому. Ф.Ратцель ввел обобщающее понятие, которое выражало пространственные характеристики распространения культуры. Таким понятием стала «культурная зона», или иначе «культурный круг». Распространение элементов культуры (за пределы «культурной зоны»), по мнению автора, предполагалось вместе с народом, хотя Ф. Ратцель предлагал возможность исключений. Схожие элементы в культурах разных народов Ф.Ратцель объяснял их общим генезисом, относящимся к глубокой древности. Основной источник изменений в культурах он видел во взаимных контактах между ними114. Диффузионизм, как научное направление, разработал и ввел в научный оборот ряд принципиально важных понятий и проблем. Прежде всего, это средства распространения чужой культуры - каналы культурной коммуникации. К ним относятся торговля, завоевания, колонизация, миграция, добровольное подражание. Идеи и инновации транслировались от одной цивилизации к другой, но порой этот процесс занимал столетия. Одним из примеров наиболее значимой культурной диффузии, не произошедшей в результате насильственного завоевания, может служить распространение буддизма в Китае через шесть веков после его возникновения в Северной Индии115 116. Еще одним примером служит книгопечатание, изобретенное в Китае в восьмом веке нашей эры, но дошедшее в качестве технологического процесса до Европы только в пятнадцатом веке. Бумага впервые изготовленная в Китае во втором веке нашей эры, достигла Японии в седьмом веке, затем распространилась в Центральную Азию в восьмом, достигла Северной Африки в десятом, Испании - в двенадцатом, а Северной Европы - в тринадцатом. Следует отметить, что данные формы диффузии распространяются в различных направлениях - как вертикально, так и горизонтально. Горизонтальная диффузия, как правило, происходит между культурами нескольких этносов, в то время как, вертикальная - между культурами с неравным статусом. При чем, вертикальное распространение элементов культуры принято называть «стратификационной» культурной диффузией. Как правило, крупномасштабные целенаправленные культурные заимствования происходят с целью стимулирования экономического, военного и социального развития страны, или, другими словами - с целью модернизации страны. По мнению Ю.П.Платонова, гораздо более действенной формой культурной колонизации является широко распространившаяся практика помощи слаборазвитым странам со стороны индустриальных государств. Например, когда западная фирма осуществляет строительство ирригационного канала в засушливой африканской или ближневосточной стране. В этом случае, фирма не только осуществляет внедрение новых моделей технологической и организационной культуры. К новшеству вынуждено приспосабливаться и усваивать местное население, работающее на постройке канала, что привносит глубокие изменения в культуру местного земледелия, которое, в свою очередь, начинает функционировать по западным моделям и технологиям. Кроме того, вместе с нововведением кардинальным образом меняется социально- культурная организация общества в целом. К форме культурной колонизации можно также отнести определенную американизацию жизни в Западной Европе после Второй мировой войны, которая выразилась в широком распространении образцов поведения, свойственных американской, массовой культуре. Только в течение XX века Россия прошла две волны культурной колонизации. Первая волна была связана с индустриализацией, разрушившей уклад жизни как в деревне, так и в городе, но внедрившей в русскую жизнь новые культурные формы, невиданные и весьма редко встречавшиеся до той поры. Вторая волна колонизации имеет место в данный период, когда практически во всех сферах жизни идет внедрение и усвоение западных (по своему происхождению) ценностей, норм поведения и организационных моделей. Культурная экспансия Запада, происходившая в 90-е годы на территории бывшего СССР была, практически, легализацией положения, сложившегося в массовом сознании к концу 70-х, а в высших кругах - уже в 1960-е годы. Советская идеологическая машина не всегда оказывала успешное сопротивление западной культуре как «чуждой», так как ее влияние в обществе к тому времени уже существенно ослабло. Влияние культурной экспансии Запада на другие страны нельзя рассматривать однозначно. Часто Запад обвиняют в «культурной агрессии», которая способствует разрушению прежних, привычных форм культуры, моральных норм и ценностей, не привнося полноценной замены их новыми. Такое активное влияние Запада иногда называют «культурным империализмом»117. В социальных и политических науках подобные процессы определяются термином «модернизация». Этот термин имеет оценочный характер. Предполагается, что новые модели, сменяющие старые, носят современный характер и поэтому они в некотором смысле «совершеннее», «выше», «лучше» старых. Термин «культурная колонизация» в ценностном отношении носит нейтральный характер, и обозначает скорее процесс «замещения собственных норм, ценностей, моделей и образцов поведения нормами, ценностями, моделями и образцами, пришедшими извне, из инокультурной среды»118 119. Зарубежная экспансия, в ее американском образце, зачастую встречается «в штыки» консервативно настроенной частью общества. Некоторые государства даже имеют специальные законодательные меры, ограничивающее иностранную культурную экспансию. Данное явление получило название «культурный протекционизм, ситуацию, при которой правительство страны намеренно ограничивает доступ своих граждан к иностранным средствам массовой информации, кино и музыки. Зарубежную (чаще - американскую) культуру обвиняют в пропаганде насилия, конформизма, насаждении моральнонравственных ценностей, чуждых культуре страны-импортера. В настоящий момент различают три основных варианта диффузионизма : а) инвайзионизм (от англ. invasion - вторжение), считающий успехи в развитии собственной культуры исключительно или преимущественно результатом чужеземного вторжения диких племен, военных завоеваний или мирных миграций, принесших с собой более высокий уровень культуры и техники; б) теории культурного центра, изображающие распространение культуры в виде последовательных волн рассеяния норм и ценностей передовой культуры, зародившихся в центре, по периферии. На роль мировых центров могут претендовать, в частности цивилизации Шумера, Вавилона и Египта. в) культурно-историческая школа, представители которой рассматривали развитие культуры как пространственные перемещения культурных инноваций не из одного, а из нескольких центров - культурных кругов. Под культурным кругом понималась некоторая целостность в пространстве и времени. На основе диффузионизма была разработана теория культурных кругов и теория культурных миграций. Таким образом, представители диффузионизма поставили вопрос об исторических связях и взаимовлияниях культур различных народов. Исследования диффузионистов вырабатывали приемы и методы анализа, аналогии, поиска схожих моментов в элементах культуры, и ставили вопрос о пространственно-временных характеристиках культур. Взаимодействие культур - это взаимообусловленный, двусторонний процесс, т.е. изменения состояния, содержания, следовательно, и функций одной культуры в результате воздействия другой обязательно должны сопровождаться изменениями в другой культуре. Как отмечает Н.В. Кокшаров120, во взаимодействии культур срабатывает закон: культура не отвергает культуру. Глобализация открыла новые возможности для межкультурных контактов. И то же время возникают вопросы понимания, уважения и сохранения многообразного культурного наследия. Именно с целью охраны культурного наследия и создавалась такая организация как ЮНЕСКО. Организация разработала международные правовые инструменты, в том числе Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия 1972г. Также, вопросы дискриминации в области образования и неграмотности, изучения национальных культур и подготовки национальных кадров являются ключевыми в деятельности ЮНЕСКО. Основой работы ЮНЕСКО в области культуры является содействие культурному разнообразию, основанное на человеческих взаимоотношениях. Этот подход был подтверждён в 2001 году с принятием Всеобщей декларации о культурном разнообразии. От охраны всемирного культурного и природного наследия, представляющего ценность для всего человечества, организация перешла к защите различных форм нематериального культурного наследия, шедевров устного творчества. Ещё одним моментом в работе ЮНЕСКО в области культуры является сохранение культурных объектов в зоне вооружённых конфликтов, основу этого направления деятельности составляет Гаагская конвенция 1954 года. Вопросами культуры занимаются региональные бюро в Венеции и Гаване. Среди программ ЮНЕСКО в ведении культурного направления находятся такие программы как Всемирное наследие, Нематериальное культурное наследие, Подводное культурное наследие121. В диалоге культур особое значение имеет изучение, как межкультурной коммуникации, так и внутрикультурной. Так, именно сравнение внутреннего и внешнего позволяет судить об уникальности межкультурной коммуникации. При внутрикультурной коммуникации люди используют одни и те же культурные коды, в то время как, в процессе межкультурной коммуникации возникает некая двусмысленность или неопределенность. Отсутствие общих правил коммуникации зачастую приводит к несоответствию наших ожиданий и воспринимается как посягательство на наши ценности и мораль. В межкультурном взаимодействии конфликт неизбежен, главным образом из-за несовпадения вербальных и невербальных форм выражения культуры, а также ценностных ориентиров. В процессе взаимодействия происходит обмен информацией, передача социального опыта и формирование новых качеств, взаимодействующих субъектов. В настоящее время выделяют несколько типов взаимодействия: а) непосредственные межкультурные взаимодействия; б) взаимодействия посредничества; в) взаимодействия социальных организмов, находящихся на разных ступенях развития. Интенсификация культурных и социальнополитических контактов приводит к кризису национальной идентичности. Рост этнической идентичности объясняется социологами: а) реакцией неравномерно развивающихся народов на этнокультурное разделение труда, что интенсифицирует экономико-технологическую экспансию экономически более развитых народов; б) возросшей мировой конкуренцией, в результате которой усложняется внутриэтническое взаимодействие, происходящее несмотря на глобализацию и стандартизацию культуры; в) повышением влияния элит в экономике и политике, их сплочением, благодаря средствам массовой коммуникации122 123. Человеку всегда необходимо ощущать себя частью «мы», и этнос - не единственная группа, в осознании принадлежности к которой человек ищет опору в жизни. Межэтническая среда даёт индивиду больше возможностей для приобретения знаний об особенностях своей и других этнических групп, формирует коммуникативные навыки. Отсутствие опыта межэтнического общения обуславливает меньший интерес к собственной этичности. Диалог культур основывается не только на взаимопонимании и умении услышать Другого, но и на взаимообогащении, влиянии друг на друга и выработке общей точке зрения. Механизм взаимодействия культур имеет моногоуровневый характер. К примеру, Н.К.Иконникова среди основных уровней выделяет: межнациональный, региональный, глобальный (этнический, национальный, цивилизационный). На этническом уровне взаимодействие происходит между локальными этносами, культурно-хозяйственными, этноконфессиональными и другими общностями. Как отмечает Б.С.Ерасов124, взаимное влияние на этом уровне имеет двойственный характер. С одной стороны, способствует интеграционным процессам, взаимному обогащению, с другой, усиливается этническое самосознание и стремление к сохранению этнической специфики. Так называемый «этнический парадокс» может приводить к разногласиям и конфликтам, в которых дифференцирующие характеристики служат поводом для вражды и насилия. В полиэтническом обществе люди демонстративно поддерживают позитивную групповую идентичность, проявляя предубеждения по отношению к представителям других этнических групп, и уклоняются от тесного взаимодействия с ними. Как отмечается, любая идентичность - национальная, религиозная, культурная или социальная не может жить сама по себе. Она всегда, осознанно или нет, ищет идентичность общую, которая определяла бы ее цветовую гамму. В этом смысле очень характерен повседневный лексикон носителей таких «разорванных идентичностей» в России. Образ «цветущей сложности» напоминает «Древо жизни», ветки которого гнутся от плодов и цветов, символизируя многоплодие и пестрое многообразие культурных, политических, национальных и социальных форм. Множественная идентичность позволяет человеку использовать опыт одной группы для адаптации в другой, овладевать богатством ещё одной культуры без ущерба для ценностей собственной. Это благотворно сказывается на личности, росте выходцев из межэтнического брака. Сам термин «множественная идентичность» позаимствован из психиатрии и обозначает психический феномен, при котором человек обладает двумя или более различными личностями, или эгосостояниями. Как пишет Д.А.Леонтьев: «...у каждого из нас есть образ своего Я, который складывается из какого-то количества словесно формулируемых атрибутов... самоописания выполняют в основном коммуникативную функцию, и они также могут расщепляться, порождая еще один лабиринт идентичностей. Дело в том, что в зависимости от контекста и от ситуации коммуникации, те или иные характеристики Я могут быть или не быть значимыми»125. Таким образом, в зависимости от контекста межкультурного диалога складывается и образ этноса. На разных уровнях коммуникации, межэтнического взаимодействия проявляются те или иные качества этноса, при чем это не означает, что одно состояние подлинное, а другое - искусственное. В различных ситуациях, Я-образ формируется посредством принадлежности к социальным общностям, и главным является поиск точки опоры, источника активности и ответственности. В период социальных потрясений люди могут погружаться в различные субкультуры, но для большинства считается необходимым приобщиться к чему-то более стабильному, к примеру, к таким социальным общностям, как семья или этнос. Проблемы происходят, когда одна из идентичностей «расфокусируется» и выходит за пределы общего пространства самоидентификации. Тогда же теряется и ощущение общего «белого света». Оторванная от общего спектра идентичность болезненно осознает свой цвет и становится как бы ярче, но эта яркость - ложная126 127. Это происходит тогда, когда люди отказываются от этнической идентичности в пользу идентичности «космополитичной», «общечеловеческой». Бегство от коллективной идентичности приводит к утрате индивидуальности и маргинализации культуры. Характерной чертой маргинальной этнической идентичности является то, что человек находится в состоянии выбора между двумя или несколькими культурами, не придерживаясь ни одной из них. Путаясь в идентичностях, такие люди испытывают фрустрации, приводящие к внутриличностным конфликтам. Будучи ситуативно зависимыми, подобные люди способны выступать как агрессивно настроенные националисты, в пользу своей или чужой этнокультурной группы, в зависимости от того, какая из этих групп занимает более высокий социальный статус. По мнению Ю.В.Арутюняна , источником национализма служит психология самих маргинальных групп, не способных «идентифицировать себя ни с одной из групп, обладающих признаваемым в обществе статусом и достоинством. Политические психологи считают, что национализм такого типа чаще всего диффузный, пассивный и только в стрессовых ситуациях принимает агрессивную форму». Политический национализм, если он не является выражением интересов угнетенного, дискриминируемого народа, как правило, бывает тесно связан с консервативными (правыми в капиталистических, государственносоциалистическими в постсоветских странах) и авторитарными ориентациями. Такого рода национализм опирается не только на политические, социальные и психологические факторы, но и на правовые, поскольку он, естественно, ищет правовую основу для достижения своих целей. На национальном уровне возникает национальное единство на основе хозяйственной деятельности и государственно-политической регуляции. В странах Азии и Африки национальное единство в большей степени складывалось в борьбе против колонизаторов за национальную независимость, национальное самоопределение. Основная цель колонизации, скорее, добыча дешевой рабочей силы и других полезных ресурсов, чем распространение культуры как таковой. Хотя, соприкосновение культур оказывает весьма положительное воздействие на обе культуры (если только колонизаторы не начинали массово уничтожать носителей оригинальной культуры. Как отмечается, чем более развита национальная культура, тем более она способна к включению в сферу духовного общения ценности культуры различных наций и тем большие возможности она представляет для духовного обогащения личности. Характер восприятия зависит как от содержания ценностей культуры, так и от комплекса индивидуально-личностных особенностей воспринимающего. Восприятие ценностей культуры осуществляется на основе сравнения прежнего опыта и нового. Классическим примером такого рода является отношения Индии и Великобритании: колония относительно успешно восприняла железные дороги, английский язык, а впоследствии - демократию и капитализм, а метрополия - индийскую кухню (в индийских ресторанах в Великобритании сейчас занято больше людей, чем в портах) и часть духовной культуры. Параллельно родилась особая колониальная культура, которой до этого не было. Например, широко известный коктейль джин-тоник своим появлением обязан колонизации128. Процессы культурной диффузии имеют двойственный характер. Например, процесс национальной консолидации может приводить к росту национальных противоречий и столкновениям между различными этническими группами. В Индии тенденции языковой и этнической консолидации привели к локальному национализму, и угрожают государственному единству. Российское государство изначально формировалось как многонациональное, и одной из причин этого явления служило то, что оно возникло на пересечении нескольких цивилизаций. В территориальном делении Российской Империи национальный признак не имел решающего значения. В то же время, следует оговориться, что особым статусом, дававшим определенную степень самостоятельности, наделялись те провинции, которые вошли в состав России, уже сложившимися государствами (к примеру, Польша, Хивинское ханство и Бухарский эмират в Средней Азии, Грузия), а также Финляндия, чей статус в составе России формировался на основе международных договоров. Все остальные территории, входили в состав государства «на общих основаниях», т.е. национальный признак не играл решающей роли в организации властных структур на их территории129. В начале 90-х, в результате развала СССР в новообразованных странах на государственном уровне стали вестись поиски национальных идентичностей. Подобная политика породила у конструктивистски настроенных европейских политологов особое неприятие. Так, с самого начала возникновения национальных движений в Прибалтике, Молдавии, Закавказье и на Украине выдвигались требования реализации, в первую очередь, этнонациональных интересов и конфликты этого периода носили институциональный характер. Ряд союзных республик приняли поправки к своим конституциям, внеся приоритетное право на использование ресурсов и верховенство республиканских законов, несмотря на то, что Президиум Верховного Совета СССР отменил эти поправки. Однако решения законодательных органов Прибалтийских республик поддерживало большинство титульных национальностей130. Постепенно, институциональные конфликты перерастали в этнонациональные, что породило движение за независимость. Следует отметить, что меры по законодательному укреплению государственного национализма неминуемо приводят к ограничению прав инонациональных групп, что проиллюстрировали события 1989-1992гг., когда подобные процессы охватили постсоветское пространство. По мнению Б.С. Ерасова131 132, подобные меры вызваны, в первую очередь, экономическими причинами. Подобная политика эффективнее всего ослабляет конкуренцию для «титульного этноса», так как облегчает доступ к ресурсам. Но данные процессы зачастую наносят весьма существенный экономический ущерб из-за оттока активного населения и вражды с соседями. Но, помимо экономических, существуют также социокультурные причины, которые заключаются в потребности ускоренного формирования нации и последующего преодоления локальных барьеров. Цивилизационный уровень взаимодействия приобретает спонтанноисторические формы. В повседневной практике общения стран и народов мира чаще всего перекрещиваются процессы и отношения, характерные для всех трех уровней взаимодействия. В Средние века европейская цивилизация заимствовала многое у мусульманского региона, немалый вклад в культуру Запада внесли также Индия и Китай. До 1500 года ранние цивилизации в долинах Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Желтой реки также практически не взаимодействовали друг с другом. Со временем контакты между цивилизациями стали множиться в Восточном Средиземноморье, Юго-Западной Азии и Северной Индии. Однако связь и коммерческие взаимоотношения затруднялись расстояниями, которые разделяли цивилизации, и ограниченным количеством транспортных средств, способных пересечь эти расстояния. Как отмечает С. Хантингтон , начиная с седьмого века нашей эры, стали возникать относительно длительные и временами сильные межцивилизационные контакты между миром ислама и Западом, а также исламом и Индией. В основном коммерческие, культурные и военные взаимоотношения развивались внутри цивилизаций. Но к XVI в. расширяющаяся торговля и технологические достижения заложили основу для новой эры глобальной политики. В последние годы девятнадцатого века влияние Запада распространилось почти на всю Африку, усилился контроль над Индостаном и по всей Азии, и к началу двадцатого века практически весь Ближний Восток, кроме Турции, оказался под прямым или косвенным контролем Европы. Во время европейской экспансии андская и мезоамериканская цивилизации были полностью уничтожены, индийская, исламская и африканская цивилизации покорены, а Китай, куда проникло европейское влияние, оказался в зависимости от него. По мнению С. Хантингтона133, лишь русская, японская и эфиопская цивилизации смогли противостоять бешеной атаке Запада и поддерживать самодостаточное независимое существование. Таким образом, на протяжении четырехсот лет отношения между цивилизациями заключались в подчинении других обществ западной цивилизации. В межкультурных связях принимают участие как большие, так и малые нации. Следует отметить, что более мощное цивилизационное образование способно оказать большее влияние на процессы взаимодействия, хотя нельзя недооценивать во взаимодействие роль самобытных культурных образований. Все же исследователи выделяют культуру-донора (которая больше отдает, чем получает) и культуру-реципиента (культура, в основном принимающая). В течение исторически длительных периодов времени эти роли могут меняться. Достижение независимости многими странами Азии и Африки способствовало снятию прежних ограничений и развитию этнокультурных и общественноэкономических отношений. Как отмечает У.Бек134, в результате эффекта «маятника» возникают наднациональные и субнациональные регионализмы. Хорошим примером этого служит Европейский Союз. Возникнув как ответ на конкуренцию на мировом рынке с Соединенными Штатами и Японией, самоформирующаяся институциональная структура Европы оказывается уже не просто внутренним рынком. Становится зримым то, что прежде было скрыто: существует не одна Европа, а много Европ: Европа государств, Европа регионов, Европа цивилизаций, Европа христианств и т. д. Под воздействием интеграционных процессов меняется характер диалога между культурами и цивилизациями. Пространство диалога расширяется, упрощается характер общения. Но при этом, разногласия и конфликты решаются силовыми методами. Возрастает роль международных организаций. Любое суверенное государство сегодня, формально, официально суверенное, имеет целый ряд обязательств международного порядка, которые записаны в международных правовых документах (ООН, ОБСЕ, СНГ и др.), тем самым ограничивающие их суверенитет. Вплоть до 90-х ХХ века в восточной Азии не существовало организации по обеспечению безопасности региона, не было также многосторонних военных альянсов, сравнимых с НАТО. В 1967 году была создана одна региональная организация - АСЕАН, участниками которой первоначально являлись одна буддистская, одна синская, одна христианская и две мусульманских страны. Все страны участницы организации столкнулись с серьезными политическими угрозами в виде коммунистических движений и милитаризированных угроз со стороны Северной Кореи и Китая. АСЕАН нередко приводят в качестве примера эффективной поликультурной организации, но при этом она отчетливо характеризует все имеющиеся недостатки подобных организаций. Прежде всего, это не военный альянс, несмотря на то, что ее члены сотрудничают в военной сфере и раздувают свои военные бюджеты, наращивают военный потенциал. Данный факт резко контрастирует с сокращением вооружений в Западной Европе и Латинской Америке. В экономическом плане АСЕАН с самого начала была создана для достижения «скорее экономического сотрудничества, чем экономической интеграции», в результате чего развились тенденции регионализма.135 Несмотря на это, АСЕАН превращается в центральный элемент системы многостороннего взаимодействия в рамках Азиатско-тихоокеанского региона Таким образом, межгосударственные организации рассматриваются лишь как постоянный дипломатический форум, межгосударственных организаций значительно больше, чем государств и они образуют развернутую сеть, охватывающую практически все сегменты современных международных отношений. Организация Объединенных Наций занимает центральное место в системе межгосударственных организаций и играет особую роль в современном международно-политическом развитии. Государства, которые входят в Организацию Объединенных Наций, обладают суверенитетом де-юре, который, с одной стороны, традиционно носит абсолютный характер, с другой стороны, имеет относительный характер в силу принятых международных обязательств. Несмотря на то, что Совет Безопасности ООН обладает исключительно широкими правами, включая право вводить экономические санкции и принимать решение о применении вооруженных сил, в последнее время все чаще говорят о необходимости реформы Совета Безопасности с целью соединить принятие решений с принципом многообразия в мировой политике. Проблема диалога между цивилизациями стала в наше время предметом оживленного обсуждения со стороны ученых, политиков, общественных деятелей, представляющих разные страны и регионы мира. Само это обсуждение приняло сегодня своеобразную форму всемирного диалога о диалоге, примером чему может, например, служить книга «Преодолевая барьеры. Диалог между цивилизациями», созданная под эгидой ООН. В предисловии к ней Генеральный секретарь ООН Кофи А. Аннан высказал мнение, что «сама Организация Объединенных Наций основана на вере в то, что диалог может восторжествовать над разногласиями, что многообразие - это дар, который следует приветствовать, и что народы мира скорее объединены принадлежностью к одному человеческому роду, чем разъединены своей самобытностью»136 137. На постсоветском пространстве таким межгосударственным объединением должно было стать Содружество Независимых Государств. Изначально СНГ создавалось как инструмент урегулирования экономических, политических, правовых споров и конфликтов между государствами Содружества, но, к сожалению, СНГ не стало механизмом интеграции (подобного тому, который происходит в рамках ЕС). Также к международным организациям, оказывающим влияние на культурные и общественно-политические отношения, относятся Организация Африканского единства (ОАЕ), Лига арабских государств (ЛАГ) и т.д. Таким образом, проблема диалога культур и цивилизаций становится более сложной и дифференцированной. Проблема понимания в диалоге культур Востока и Запада трансформируется в проблему диалога целых культурных регионов: Европы-России, России - Ближнего Востока, Дальнего Востока - Европы, Центральной Азии - Европы и т.д . Межцивилизационный диалог проявляется как на уровне государств, так и на уровне неформальных контактов. Мир становится взаимосвязанным, растет конкуренция цивилизационных систем и поэтому возрастает роль межцивилизационного диалога, который невозможен без учета этнической и конфессиональной самобытности. Диалог и сотрудничество может выстраиваться только на основе равноправия культур и цивилизаций, уважении к чужим ценностям и сохранении культурного многообразия.
<< | >>
Источник: МАНАПОВА ВИОЛЕТА ЭЛЬДАРОВНА. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ЭТНИЧЕСКОГО САМОСОЗНАНИЯ В МЕЖКУЛЬТУРНОМ ДИАЛОГЕ (ФИЛОСОФСКО- КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ). 2013

Еще по теме Механизмы и уровни взаимодействия:

  1. Применение механизма ОЭЗ регионального уровня
  2. ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В РЕСПУБЛИКЕ МОЛДОВА: МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ П.М. Варзарь
  3. Механизмы достижения продуктивных уровней в психолого-педагогической подготовке специалистов П. П. Пачина (Елец)
  4. § 9.2.3. Дифференциация инвестиционных механизмов по уровням научно-технического развития производства и радикальности нововведений
  5. Каков механизм взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов?
  6. § 1.2. СИСТЕМНЫЙ ХАРАКТЕР КОМПЛЕКСНОГО МЕХАНИЗМА. СИНТЕЗ ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА С МЕХАНИЗМАМИ ДРУГОЙ ПРИРОДЫ
  7. ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАНИЕ КАК ОСНОВА ИННОВАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЙ НАУЧНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИННОВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ И СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ: МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Яскевич Я. С.
  8. § 1. Общая характеристика взаимодействия Взаимодействие как категория
  9. Использование механизмов защиты прав человека Договоры и контрольные механизмы
  10. § 2. Взаимодействие субъектов образовательного процесса Образовательный процесс как взаимодействие