<<
>>

1.3 Модели идентичности личности в психологии и социологии

Считается, что первым понятие «идентификации» использовал З. Фрейд, когда говорил о раннем развитии личности и соотношении своих способностей со значимыми другими, неосознаваемом отождествлении себя с другим объектом, и считал это механизмом усвоения ребенком образцов поведения и формирования Эго.
Фрейд придавал большое значение детству, истокам, считая, что в это время закладывается фундамент, и дальнейшее развитие является следствием первых лет жизни. В связи с этим идентичность для Фрейда - личный внутренний мир человека. Последователи Фрейда К. Юнг и А. Адлер посчитали достаточно односторонним такое объяснение индивидуального развития. Они подчеркивали важность изучения социального окружения для понимания процесса формирование личности. Замкнутость индивидуальных психических процессов не может служить незыблемым источником становления человеческого. Так Юнг и Адлер строят свои теории на необходимости развития индивидуальной личности и обретения «самости», которая характеризуется цельностью, полнотой индивидуально-возрастных свойств, морально-этических качеств, эстетических вкусов41. К. Юнг наделяет человека стремлением к индивидуации, А. Адлер - к достижению совершенства. Главным условием остается цельность. Интерес направлен на субъективный индивидуальный опыт как единственно достоверный. Последователь Фрейда Э. Фромм активно использует понятия «идентичность», «кризис идентичность» и считает, что человек может найти себя в современном мире в том случае, если он использует свой внутренний потенциал для интеграции в современные условия и готов к служению другому. Эпоха массовых идеологий породила человека толпы, конформиста, которому проще слиться с массой и быть уверенным, чувствуя себя частью «стада», благодаря которому он отказывается от собственного «Я». Быть сознательной личностью, самостоятельно принимать экономические и политические решения, «быть, а не иметь», вот что для Фромма идентичность.
«Когда человек предпочитает быть, а не иметь, он не испытывает тревоги и неуверенности, порождаемых страхом потерять то, что имеешь. Если Я - это то, что я есть, а не то что я имею, никто не в силах угрожать моей безопасности и 46 лишить меня чувства идентичности» . Поскольку в психологии личность представляет собой целостность психологических свойств, процессов и отношений, отличающих одного субъекта от другого, в то время как в социологии личность продукт общественного развития и социальных отношений. Впоследствии появились теории личности, предполагающие формирование либо индивидуальной, либо социальной идентичности и состоящие между собой в неком конфликте. Попытки определить идентичность личности либо с позиции индивидуальных психологических свойств, либо с позиции формирования социумом проблемы не решали. Идентичность — это непрерывное формирование, включающее разнообразные идентификационные процессы. Идентичность трудно зафиксировать, она многогранна и находится в постоянном развитии, ускользая от исследователя. Этим объясняется междисциплинарный характер теории идентичности, являющейся предметом неизменных интересов психологов и социологов, а также историков, антропологов и культурологов. Э. Эриксон создал несколько трудов, в которых масштабно рассмотрел понятие идентичности, придав ему новый многогранный смысл. Он предположил, что «фрейдовская картина человека неполна, поскольку в ней доминирует то, что лежит внутри и внизу, но игнорируется то, что соотносится с миром вовне, что ведет человека вперед и вверх»42 43. Тем самым, он сделал возможным согласование между социальным и личностным в формировании человека. Эриксон посчитал, что внимание к собственной идентичности возникает в период «кризиса», и человек на протяжении жизни задается вопросом о своей сути ни один раз. В своей работе «Идентичность: юность и кризис» автор детально рассматривает понятие «идентичности», а также прослеживает индивидуальные жизненные циклы, последовательность поколений и структуру общества.
Эриксон признает, что даже его масштабное исследование не позволяет сказать, что понятие «идентичность» раскрыто полностью. «Идентичность индивида основывается на двух одновременных наблюдениях: на ощущении тождества самому себе и непрерывности своего существования во времени и пространстве и на осознании того факта, что твои тождество и непрерывность 48 признаются окружающими» . Говоря строже, понятие идентичности подразумевает четко обозначенный и индивидуально принимаемый образ себя во всем многообразии связей личности с миром, а также чувство объективного и устойчивого понимания личностью собственного «я» независимо от модификаций «я» и обстоятельств; способность личности к полноценному решению задач, возникающих перед ней на каждом этапе развития. Идентичность - это, прежде всего, характеристика зрелой личности, причины и особенности организации которой можно обнаружить на предшествующих стадиях онтогенеза. Впервые в этом смысле термин кризис идентичности был применен во время Второй мировой войны в очень конкретной ситуации в клинике реабилитации ветеранов. Большинство пациентов клиники были ни «контуженными», ни симулянтами. Оказавшись в экстремальных условиях, они лишились ощущение тождества личности и потеряли ощущение времени. Здесь указаны ключевые аспекты идентичности, отсутствие которых говорит об утрате идентичности. Впоследствии эти же признаки дисбаланса психического состояния были обнаружены у людей определенного возраста и данные наблюдения легли в основу глобального исследования, охватывающего весь жизненный цикл, в течение которого по определенным законам складывается идентичность личности. Кризис идентичности, по Эриксону, - этап дисбаланса между сформировавшейся моделью идентичности и возникающими новыми способами взаимодействия с окружающим миров в связи с новыми знаниями о себе. К проявлениям кризиса идентичности относятся: проблема близости, интимности, размытость представлений о будущем, размытость представлений об окружении, выбор негативной идентичности, смешение ролей.
Однако, постепенное укрепление чувства идентичности, сформированное на личном опыте, обещает некий баланс, периодически и закономерно нарушаемый. Чувство стабильности утрачивается, когда вместо генеративности приходит время стагнации; интимности - изоляции, а идентичность заменяет смешение ролей. Кризис идентичности - предсказуемый этап становления личности. Однако у Эриксона остается нерешенным вопрос: «Как преодолеть кризис?» Согласно Эриксону, человек в течение своей жизни в процессе развития неминуемо сталкивается с необходимостью выбора. Он выделяет восемь стадий развития идентичности, на каждой из которых человек делает выбор между альтернативными фазами решения возрастных и ситуативных задач развития. Этот выбор сказывается на всей последующей жизни, определяя насколько эффективным будет его взаимодействие в людьми и с самим собой. Кроме психологических и физиологических оснований для формирования идентичности, изложенных выше, существует еще социогенетических аспект, подразумевающий, что в каждый социокультурный период идентичность индивида формировалась в рамках господствующей в данный период парадигмы. Задачей первобытного общества в данном случае были регуляция и ограничение функций, ролей и возможностей индивида. Первобытное племя относилось к этой своей роли чрезвычайно серьезно, проигрывая в ритуалах страх перед неизвестностью, проводя обряды посвящения в период полового созревания. Также каждое общество, поклоняясь определенным богам, считало себя единственным верным и единственным настоящим высшим творением человечества, а всех остальных порочным изобретением какого-либо чуждого бога. «Иллюзия избранности укрепляется наличием у каждого племени собственной теории, мифологии, а позднее - и истории: этим обеспечивалась верность определенной экологии и морали. Не совсем ясно было, откуда же взялись все остальные племена, но, раз уж они появились, их можно было по крайней мере использовать в качестве экрана, на который проецировались негативные модели идентичности - необходимые, хотя и неприятные дубликаты 49 положительных» .
Таким образом, религиозное общество справлялось с задачами индивидуальной идентичности лучше, имея строгий свод правил, определенные нормы и функции для каждого индивида в рамках общества. Только относительно «здоровое» общество может обеспечить (через родителей в первую очередь) усвоение многообразия социальных ролей и непрерывное тождество личности, включающее личный опыт и единство внутреннего и внешнего мира. В то же самое время подобное устройство общества весьма ограничивает возможность свободного выбора индивида, ограничивает его кругозор и новаторские способности. В подобных обществах трудно проявиться гениальности и духу открытий, а также существует опасность появления массовой безынициативности и ограниченности ума, которая приводит к беззащитности по отношению ко всему новому. «При такой сплоченности и таком устройстве общества множество будничных задач и дел выполняются по устоявшейся практике спонтанным ритуалам, соблюдаемым как лидерами, так и подчиненными, мужчинами и женщинами, взрослыми и детьми, богатыми и бедными, особо одаренными и теми, кто вынужден выполнять рутинную работу. Дело в том, что только подобная сплоченность обеспечивает систему координат, в рамках которой в данный период формируется идентичность, и вдохновляет ее на деятельность, хотя многих или большинство людей эта сплоченность ставит в очень узкие рамки или заставляет трудиться по принуждению или довольствоваться низким статусом»50. Таким образом, судьба и идентичность человека во многом предопределена тем обществом и теми культурно-историческими предпосылками, в которых этот человек существует. Каждый данный исторический этап предлагает индивиду не значительный выбор социально значимых моделей идентичности, которые без затруднений могут сочетаться в процессе формирования личности. Одобряемость моделей варьируется от того, насколько они удовлетворяют одновременно потребностям взрослеющего индивида и требованиям данной культуры. В современной культуре влияние религии на общество значительно снизилось, появилась свобода мировоззрения, что повлекло определенные сложности в формировании тождества личности и внутренней гармонии.
Во все времена считалось, что молодежь особенно отличается от старшего поколения вычурностью и отрицанием традиций. Но если прежде можно было предположить, что молодежь страдает от бессознательного конфликта идентичности, то в современной культуре это признается и демонстрируется открыто. Расстройство сексуальной идентичности? Да, на улице не всегда можно отличить юношу от девушки. Со времени исследований Фрейда люди изменились, они громко произносят названия своих нервозов и не хотят с ними расставаться. Подобное поведение может доходить до крайностей и преобразовываться в деструктивную, преступную идентичность. А, по мнению Эриксона, только прочное внутреннее ощущение своей идентичности - признак формирования взрослого индивида. Современная культура при отсутствии прочной живой веры, которая придавала цельность существованию человека, привязала человеческую идентичность к способу производства и деятельности, которой посвящает себя человек, а также к «технологической и социальной гордыне». Таким образом, идентичность личности напрямую связана с той деятельностью, которой он занимается. «Иметь смелость быть разносторонним - признак цельности и индивидов и цивилизаций. Но и у цельности должны быть границы. На данном этапе развития нашей цивилизации пока невозможно предсказать, возникнет ли более универсальная идентичность, которая вберет в себя все многообразие и все противоречие, всю неопределенность и все смертельные опасности, связанные с научным и технологическим прогрессом»51. Также Эриксон утверждает, что изменится сама структура общества: система «поколений», их преемственности и смены уже достаточно устарела. Само старение специалиста будет проходить иначе, отношение к нему также измениться, в зависимости от способности соответствовать быстро меняющимся требованиям к профессии. Не слишком старые и не слишком молодые специалисты на ограниченное время могут занять ведущее положение в профессии. Но лишь до тех пор, пока подрастающее поколение не освоит пройденный старшим поколением опыт, и не научится применять новые знания и современные технологии на практике. Таким образом, старшему поколению необходимо постоянно совершенствоваться и перенимать опыт младшего. Современный этап развития общества характеризуется динамичностью, насыщенностью, напряженностью социальных, экономических, культурных, демографических, политических процессов. Значительные изменения происходят в короткие сроки. Перспективы развития общества зависят от возможностей приспособления, трансформации и развития. Современному обществу нужен здоровый и морально устойчивый человек, способный грамотно воспринимать и адаптироваться к событиям, технологиям и научному прогрессу. Наравне с образовательным и воспитательным процессами, возникает необходимость в самообучаемости и саморазвитии личности. Родоначальником социологической теории идентичности традиционно считается Дж. Мид. Он фокусировал свои исследования формирования личности на межличностном взаимодействии. Под идентичностью Мид предполагает способность человека воспринимать свое поведение как связное, цельное «психологическое I» и «социальное Me», такой подход способствует успешной адаптации человека. Мид высказал теорию о постоянности внутреннего состояния индивида и естественной и необходимой связи с социальным миром. Отсюда можно начинать социологическое рассмотрение идентичности. Проблема, которой занимается Мид, это не только усвоение индивидом готовых социальных норм, но и приобретение способности к самостоятельной оценке своих поступков, действовать адекватно среде и становится полноценным субъектом социальной среды. В процессе взаимодействия с окружающими человек научается говорить и вступать в диалог. Общение с другими обучает выстраивать и «внутренний диалог», приобретая в себе партнера, который способен на оценку, критику или одобрение поступков субъекта. Таким образом, возникает личность, способная воспринимать и осознавать саму себя, корректировать свое поведение в процессе саморефлексии. Итак, отвечая на реакцию других людей на самого себя, человек выбирает модель поведения, которая, по его мнению, будет наиболее адекватной в данной ситуации. Дж. Мид называет это принятием на себя ролей. Он выделяет две модели принятия ролей, которые способствуют развитию личности. Первая - это подражание поведению конкретных лиц (родители и ближайшее окружение), подобное предположение уже упоминалось в психоанализе Фрейда. Вторая модель характеризуется обобщением социально-психологических установок в образе «народа», «общества», «Бога», «морали» и представляет собой всеобщие абстрактные правила поведения необходимые для существования данного общества как целого. Предположение о множественности социальных ролей Дж. Мида использовал в своих социологических исследованиях У. Джеймс. Он опирался на концепцию так называемой «плюралистической вселенной», которая включает в себя многообразие ценностей, опыта, различных благ, способных преумножаться в процессе взаимообогащающего обмена между людьми и становиться новыми опорными точками социального становления и развития. Представление об обществе как постоянной структуре Джеймс считал ошибочным, полагая общественное устройство скорее процессом, чем константным состоянием. С этой общей предпосылкой согласуется концепция Дж. Мида о множественности социальных ролей, социальных Я. Взаимодействуя с различными социальными группами, имеющими для личности определенную значимость, человек каждый раз перевоплощается в новую роль. В плюралистическом обществе социальные роли необходимы для корректного и успешного, для снятия напряжения при взаимодействии между равноправными членами общества: «вынужденные напяливать на себя разнообразнейшие социальные личины, соответствующие повседневным ожиданиям массы носителей демократического коллективного сознания, многочисленные “субъектные Я”, наделенные деспотической волей к прагматическому и утилитарному преобразованию своей социальной среды, усмиряются и нейтрализуют друг друга. Все устраивается к лучшему в 52 демократическом мире» . Однако по мере нарастания многообразия общественных отношений растет и необходимость освоения новых ролей, а вместе с тем и напряжение. Поскольку в группе из трех человек может оказаться три совершенно разные ценностные структуры, требующие к себе особого подхода. Можно ли надеть две маски одновременно? Можно ли сохранить нейтралитет? К сожалению, не всегда. Эпоха постмодерна усложняет поиск идентичности, поскольку человеку становится сложно совмещать все социальные роли из своего репертуара. Социальная жизнь требует от человека чуткого отношения к окружающим, предвосхищая их ожидания, учит трактовать свою собственную реальность происходящих событий и реальность других людей таким образом, чтобы не нарушать норму повседневности. И. Г офман принял концепцию У. Джеймса о социальной личности в качестве отправной точки и преобразовал ее в некий драматургический, театральный подход к присвоению и смене личностью своих ролей. Он уделил особое внимание техникам самовыражения и создания впечатления о самом себе. Исследуя взаимоотношения индивида и социума, Гофман концентрирует свое внимание на том, как люди стараются сберечь своё Я перед другими в повседневной жизни. Он выделил три вида идентичности: 1. Социальная идентичность - личность типизируется социальной группой, к которой принадлежит; 2. Личная идентичность - индивидуальные свойства личности; 3. Я-идентичность - субъективные ощущения личности о самой себе. Гофман использует метафору Шекспира «весь мир - театр, в нём женщины, мужчины - все актёры, у них свои есть выходы, уходы, и каждый не одну играет роль», любое пространство становится театральной площадкой с импровизированными событиями, а каждый человек здесь - игрок, актер. Порой каждому из участников действия достается роль публики, наблюдателя. Гофман вводит важное для понятия проблематики идентичности понятие - «политика идентичности», которая означает, что играя в подобном театре, человек контролирует и направляет формирование у других впечатлений о себе. Желательным для индивида будет самому преподнести информацию, которая однозначно принимается в обществе, чем допустить «непроизвольное самовыражение, которым он выдает себя»44. Существуют специальные техники, с помощью которых эта политика реализуется: избегание, искажение мнения о личности, деиндификация. Введенное Г офманом понятие «политика идентичности» позволяет показать насколько разнообразны могут быть идентичности даже у одного человека. Часто субъект озабочен своим невербальным представлением перед публикой более всего остального, поскольку находясь на «сцене», возможно, у него не будет шанса вступить в коммуникацию и представить себя аудитории. Гофман приводит живописный пример с англичанином, отдыхающим в Испании, который ни с кем не общаясь, контролирует формирование у других впечатлений о себе. Приведу лишь часть его: «Само собой разумеется, надо постараться ни с кем не встречаться взглядом. Прежде всего он должен дать понять тем возможным компаньонам, что нисколько в них не заинтересован. Смотреть сквозь них, мимо них, поверх них — этакий взгляд в пространство. Будто пляж пустой. Если мяч случайно упадет на его пути — он должен выглядеть застигнутым врасплох. Потом улыбка радостного изумления озарит его лицо (Добродушный, Любезный Приди!), когда он начнет осматриваться, пораженный тем, что на пляже, оказывается, есть люди, и бросит им мяч обратно, легонько посмеиваясь над собой, а не над людьми, — и тогда уж небрежно возобновит свое беспечное обозрение пространства»45. Однако есть работы по социологии идентичности, которые придерживаются точки зрения, что с формированием идентичности в первую очередь связан жизненный опыт человека. Английский ученый, представитель психоаналитической ориентации в социологии, Я. Крейб в работе «Испытывая идентичность» берет за основу понятие «self» и фокусирует свое внимание на анализе опыта как ведущего составляющего «self». Опыт, по мнению Крейба, существенно шире идентичности: «Под опытом я понимаю широкий ряд аффектов, имеющих физические и идеациональные компоненты, которые в свою очередь могут быть сознательными или бессознательными, или комбинацией сознательных и бессознательных элементов. Это прекогнитивное и экстракогнитивное знание, без которого мы не можем быть самими собой и существовать в социальном мире»46. Следовательно, идентичность проживается и формируется в опыте, помогая успешно взаимодействовать с внешним миром, при это она совмещает в себе персональные и социальные компоненты «self». Крейб не согласен с Гидденсом в том, что индивид способен безгранично влиять на свою идентичность за счет рефлексии и контроля. Крейб скорее согласен в том, что идентичность надо рассматривать как результат постоянного взаимодействия с другими людьми, но это лишь половина целостной картины опыта идентичности. Мы имеем разные социальные идентичности, и можем потерять какую-то из социальных идентичностей (an identity), но не свою личную идентичность (my identity). Собственная идентичность остается как нечто, что объединяет мои социальные идентичности. Именно собственная идентичность трансформирует социальные идентичности47, а потому приходится признавать, что мы одновременно расщеплены и целостны. Крейб полагает, что адекватное исследование идентичности более вероятно в междисциплинарном поле (таких направлениях, как психоаналитическая социология и социология эмоций). Критический анализ Крейба касается всей социологической теории, которая, по его мнению, с трудом справляется с проблемой идентичности. Абрахам Маслоу предполагает, что психофизические свойства человека - это база, на основе которой он формируется. Чтобы стать человеком, ему необходимо преодолеть множество ступеней развития. Мало родиться человеком, нужно стать им. Младенец - это только возможный человек, в его росте и развитии принимают активное участие семья, общество, культура. Наряду с различием психофизических свойств Маслоу выделяет многообразие потребностей и ценностных ориентаций человека, которые определяют его сущность. Человек движим множеством потребностей: в пище, в безопасности, защите; потребность в общении, социальных связях и любви; в уважении и самоуважении, положительной репутации; потребность в самоактуализации; а также потребности в красоте, симметрии, простоте, завершенности и порядке, в познании и понимании. Люди гораздо более схожи между собой в фундаментальных потребностях, отличают их скорее способы достижения самоактуализации. Самоактуализация - это стремление человека к самоосуществлению, к воплощению в действительность потенциально присущих ему возможностей, формирование лучшего из возможных сочетаний своих личностных свойств, психологических и физических качеств, талантов и способностей, а также проявление их в социуме48. Таков человек в лучшем своем проявлении. И для Маслоу это высшая цель человеческого существования. Можно ли утверждать, что он стремится к тому образу, каким задумал его Бог? Подобный тип идентичности менее невротичен, чем идентичность средневековья, когда слепленный по образу и подобию Божьему человек никогда не мог достичь своего истинного предназначения на Земле, отбывая свой земной строк в надежде на то, что на Небесах ему дарована лучшая доля. Напротив, для достижения самоактуализации существуют конкретные принципы и методы. Прежде всего, самоактуализация предполагает осознанное существование, переживание с полной концентрацией, сосредоточением погруженностью, далее, это честность и ответственность, это независимость от чужого мнения, это выбор в пользу роста и развития при любой возможности. Самоактуализация - это бесконечный процесс развития своих способностей и потенциала, стремление к любви, отсутствие тревожностей и внутреннего конфликта. Так, А. Маслоу формирует идентичность человека постмодерна, который живет в расколдованном мире, не чувствуя опоры на многоликое общество, или религию, потерявшую прежнее влияние. Для человека постмодерна не имеют значение ни национальность, ни расовая принадлежность, ни религия, ни политические пристрастия, ни даже социокультурные условия в которых он вырос. Он сам своей жизнью и деятельностью будет устанавливать ценностные ориентиры и станет нравственным оплотом для своего социального окружения. Социальная реальность меняется и вместе с этим появляются новые теории идентичности. Постмодерн обострил проблему поиска идентичности. Появление интернета, виртуализация пространства и возможность быстрого обмена информации с одной стороны расширяют границы потенциалов и свобод личности, с другой стороны - отчуждают ее от социума. В подобной среде высока вероятность утраты идентичности или замены ее на виртуальную личность. Сегодня человек должен овладеть навыками дистанцирования от информационных потоков, при этом, не сохраняя связь с происходящими событиями и переменами. По мнению Крейба, сколько бы человек ни переживал, стирал и вновь записывал свои идентичности, именно его Я проделывает все это49. Резюмируем, что с точки зрения психологических и социологических теорий идентичность личности формируется в социальной среде и межличностном взаимодействии, опираясь на психические функции индивида, его самосознание, саморефлексию. Идентичность рассматривается как интегрированное переживание жизненного опыта, обеспечивая мнимую целостность личности. Идентичность рассматривается как незавершенный проект в силу социального и культурного плюрализма и возникновением новых условий жизни. Возникновение и популярность теорий идентичности обусловлены особенностями социальной структуры общества. Можно выделить некоторые социальные факторы, побуждающие социологов и психологов предлагать новые теории идентичности. С углублением социальной дифференциации индивиды все более отличаются друг от друга. Каждая индивидуальная личность имеет тенденцию к проживанию в собственном специализированном мире. Современные урбанистические общества требуют, чтобы каждый индивид обладал стабильным внутренним Я, то есть, как минимум, мог нести ответственность перед законом за свои действия, был способен к обдумыванию и принятию решения. Во-вторых, индустриализация привела к удлинению периода детства и юности. Расширение системы социальных институтов в связи с возникновением новых профессий и разделением труда потребовало дополнительного времени на образование, подготовки к взрослому миру и поиску себя — выборе жизненного пути. В-третьих, И. Г офман считал, что современное общество символизирует себя в субъективном Я. Вежливость — ритуал по отношению к новому сакральному объекту, индивидуальному Я. Я — идея того, чего придерживается некая личность, и того, какого мнения придерживаются другие относительно этой личности. Это означает, что люди при различных типах социальных взаимодействий обретают различные типы самих себя. Таким образом, в современную эпоху понятие индивидуального Я приобретает новый модус — модус идентичности. Идентичность фиксирует, что индивидуальное Я формируется в соответствии с современными образцами социального взаимодействия, подтверждает бесшовное соединение личности и культуры, личности и социальной системы. В-четвертых, дискуссии об идентичности приобретают большую остроту и популярность вследствие социальных кризисов и модернизации (например, в России), которые проблематизируют самоопределение индивидов. В результате разнообразных социальных трансформаций кризис идентичности приобретает массовый характер, становится нормальным состоянием людей, которые ощущают неспособность справиться с внешними социокультурными изменениями, отсутствием жизненных моделей и сценариев. По Эриксону, некоторые периоды в истории имели своим следствием вакуум идентичности: в эти периоды усиливались страхи, возникающие вследствие значительных открытий, изобретений и всевозможных фактов, которые существенно меняли представление о мире. В эти периоды усиливались беспокойства, связанные с ощущением надвигающихся опасностей, которые угрожают стабильности бытующих идеологий; возникала необходимость в глубокой вере, лишенной однако духовного смысла. В-пятых, возникает новая модель человека творческого, постоянно находящегося в состоянии конструирования социальных отношений и собственной идентичности. Возможно, поэтому на Западе термин идентичность прочно вошел в обыденное сознание. Отсюда мозаичность социального знания, необходимость расщепления личности на идентичности — и не только в социологических исследованиях — и поиск ее целостных структур, неких гештальтов. В-шестых, в информационном обществе появляется виртуальное пространство для общения; благодаря этому пространству появляется возможность выйти за рамки повседневного общения, экспериментировать со своими личностными характеристиками благодаря анонимности и многообразию сетевых сообществ. В словарных определениях слово «идентичность» имеет латинский корень idem (то же самое) и обозначает тождественность, одинаковость, полное совпадение50. Но этот термин также употребляется в отношении индивида, определяя его «самость» (Self), его экзистенциальную самотождественность. Идентичность формируется в контексте социокультурной реальности в ходе социального взаимодействия, и предполагает отсылку к категориям времени и бытия. П. Рикёр51 указывает на то, что понятие идентичность содержит в себе два значения, происходящих от латинских слов «idem» и «ipse». «Idem» означает «в высшей степени сходное», «аналогичное», «то же самое», «одно и то же», и предполагает постоянство во времени. Термин «Ipse» можно перевести как «самость» (ipseite), «сам себя»: некто тождествен самому себе. Противоположностью в этом смысле станут слова «другой», «иной». Под «Ipse» понимается полное сходство с самим собой, и не зависит от категории времени. Так идентичность складывается из установления неизменности индивида во времени и тождественности самому себе. Понятие «идентичность» или в русскоязычном классическом переводе «тождество» в философии встречается достаточно рано - начиная с древних греков - и не теряет свою актуальность вплоть до настоящего времени. Античные философы полагали, что самость является атрибутом всего сущего. В средние века идентичность соотносилась, прежде всего, с Богом. Однако вплоть до Гегеля тождественность обосновывалась в том ключе, что процесс познания и реальность совпадают, мышление не расходится с бытием. Идентичность как отдельная философская тема возникла в трудах Дж. Локка («Опыт о человеческом разумении») и Д. Юма («Трактат о человеческой природе»). Они подняли проблему о способности индивида существовать в качестве автономного самодетерминирующего существа, изменяться, оставаясь при этом одной и той же личностью. В социальных науках это понятие появилось лишь в ХХ в. - сначала в психологии и позднее - в социологии и антропологии. Социологическая трактовка, как мы уже знаем, отличалась от психологической. Теоретические исследования личности акцентировали внимание либо на социокультурных условиях, в которых развивается человек либо на его психологических особенностях. Эриксон считал, что идентичность заложена в глубинных слоях психологической структуры. Он не отрицал, что она формируется и изменяется в процессе роста и развития, а также под влиянием общества, но полагал, что преодоление возникающих в течение жизни кризисов происходит исключительно во внутреннем мире человека. В это же время социологи придерживались мнения, что идентичность складывается в процессе социального взаимодействия и ее не следует рассматривать как изначально данную характеристику. Однако в последнее время в научной среде появляются теории, которые основаны на двойственности человеческой натуры и взаимовлиянии социальных и психологических условий на формирование идентичности. Появляется многомерная модель идентичности, включающая в себя семейный опыт, социокультурные условия, актуальный жизненный опыт, карьеру, жизненные планы, а также расу, гендер, религиозные убеждения, сексуальную ориентацию в качестве контекста, окружающего ядро личности - «чувство Я», идентичности, состоящее из личностных свойств и характеристик61. Любые внешние факторы - семейные обстоятельства, профессиональная среда и другие - могут повлиять на содержание ядра личности и чувство собственной самости. Степень влияния внешних факторов определяется характером осознанности собственной жизни человека: стабильностью самовосприятия, глубиной рефлексии. Наиболее распространенной на сегодняшний день становится точка зрения, что социологический и психологический подход являются взаимодополняющими, а не противоречащими друг другу теориями. Однако проблема соотношения и степени влияния социальных и личностных характеристик на формирование идентичности остается неразрешенной. 52 На пересечении психологических и социологических оснований сложилась антропологический подход к определению идентичности личности. Для антропологов идентичность является производной фундаментальной способностью человека к различению и отождествлению, - в том числе и самого себя - в процессе его взаимоотношений со средой. Идентичность в этом случае является внешним, культурно обусловленным, вариативным образованием возможных репрезентаций личности. Понятие широко используется в связи с темой культурного шока; в изучении этнической, гендерной, религиозной, субкультурной идентичности. Часто понятие идентичности применяется относительно инокультурных устойчивых образований - обычаев, ритуалов, нравов, а также интерпритации получаемых из чужих культур сообщений. В настоящее время все перечисленные науки трактуют идентичность исходя из одной из трех теоретических позиций: эссенциализм, примодиализм и конструктивизм53. Эссенциализм основан на допущении наличия изначальной природы человека, о наличии неких неизменных вечных качеств, объединенных родовой характеристикой (женщина, мужчина, русский, американец и другие). Не смотря на то, что эта теория подверглась значительной критике со стороны философов Нового времени, как попытку сохранить представление о Мире как единой целостности. Преодолеть эссенсиальный подход это не значит обратиться от внутренних признаков личности к внешним, с врожденных на приобретенные. На его основе сложились философские системы, до сих пор не утратившие своей эвристической значимости. Примордиализм рассматривает общность людей (в первую очередь этнос или нацию) проявляющуюся в неповторимых, конкретно - исторических формах. Каждая из этих форм, имея особые признаки, позволяет отнести человека к той или иной группе людей. Осознание своей этнической принадлежности имеет своим следствием также культурное и религиозное своеобразие. Однако, наследуя неизменные и традиционные черты идентичности, в настоящее время личность находит возможность идти против своего фундаментального предназначения. Несмотря на сходство эссенциалистской и примордиалистской концепции, в первом случае онтологическим является допущение о видовом единстве человечества, а различие идентичностей объясняется культурными факторами. Во втором - эти различия врожденны для определенных групп людей и неизменны. Конструктивизм трактует понятие идентичности уже без прямой связи с врожденными характеристиками индивида. Акцент в данной концепции переносится на социокультурные практики. Одной из задач конструктивизма является описание и объяснение отношений, которые связывают людей с окружением, а также устойчивость и изменчивость производных социальных взаимодействий и коммуникаций. Процессы социопсихологического конструирования социальной реальности в человеческой активности рассматриваются как совокупность мыслей, идей и ценностей и не могут быть сведены к материальным, в философском понимании, условиям. Идентичность здесь рассматривается как типизация внутренних и внешних факторов: с одной стороны отнесение индивида «другими» к определенным социокультурным принадлежностям, с другой стороны возможность индивидуального выбора из более широкого культурного контекста. Соответственно, такая идентичность может совпадать с приписываемой извне, а может и отличаться от нее, поскольку образ индивида в представлении других не всегда совпадает с собственной Я-концепцией. Идентичность в разных науках интерпретируется по-разному, однако можно выделить несколько общих значений, позволяющих говорить, что речь идет об одном и том же понятии. Так, под идентичностью подразумевается личность либо предмет, определившийся в процессе различений и отождествлений; следствие социокультурных взаимодействий и коммуникаций; имеет форму опосредованного, репрезентативного представление в культурной среде. Различия в определении идентичности связаны скорее с тем, какой из аспектов данных концептов становится предметом специального внимания. Автор сделал попытку исследовать различные аспекты многогранного понятия идентичности личности, а также обозначить место профессиональной идентичности в структуре личности. Наиболее распространенной на сегодняшний день становится точка зрения, что социологический и психологический подход являются взаимодополняющими, а не противоречащими друг другу теориями. Все перечисленные науки трактуют идентичность исходя из одной из трех теоретических позиций: эссенциализм, примодиализм и конструктивизм. Эссенциализм основан на допущении наличия изначальной природы человека, о наличии неких неизменных вечных качеств, объединенных родовой характеристикой (женщина, мужчина, русский, американец и другие). Примордиализм рассматривает общность людей (в первую очередь этнос или нацию) проявляющуюся в неповторимых, конкретно -исторических формах. Каждая из этих форм, имея особые признаки, позволяет отнести человека к той или иной группе людей. Осознание своей этнической принадлежности имеет своим следствием также культурное и религиозное своеобразие. Конструктивизм трактует понятие идентичности уже без прямой связи с врожденными характеристиками индивида. Акцент в данной концепции переносится на социокультурные практики. Одной из задач конструктивизма является описание и объяснение отношений, которые связывают людей с окружением, а также устойчивость и изменчивость производных социальных взаимодействий и коммуникаций. Идентичность здесь рассматривается как типизация внутренних и внешних факторов: с одной стороны отнесение индивида «другими» к определенным социокультурным принадлежностям, с другой стороны возможность индивидуального выбора из более широкого культурного контекста.
<< | >>
Источник: Козлова Елена Геннадьевна. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ЛИЧНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологи.. 2016

Еще по теме 1.3 Модели идентичности личности в психологии и социологии:

  1. 1.2. Социально-личностное восприятие всеобщности субъекта
  2. Библиография
  3. 1.1. Политическая психология: место в системе наук, предмет и задачи
  4. СПЕЦИФИКА ИССЛЕДОВАНИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ. ПСИХОАНАЛИЗ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ А.А.Велик
  5. Этнопсихоанализ
  6. Национальный характер — форма антропологической этнопсихологии
  7. «ЖИЗНЕННЫЙ МИР» СУБЪЕКТА КАК ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОБАНИЯ
  8. Аспекты исследования современного профессионала с позиции концепции С. Л. Рубинштейна «человек и мир»
  9. Очерк пятый КУЛЬТУРА И ЕЕ ЭТНИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ
  10. ГЛАВА 12 ОСОБЕННОСТИКОЛЛЕКТИВНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  11. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ И ЭЛЕКТРОННЫХ РЕСУРСОВ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. 2.2. Конфликтогенный потенциал этнической идентичности центрально- азиатских диаспор в контексте достижения этнополитического согласия в Республике Татарстан
  14. Литература
  15. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ