<<
>>

НАУКА О КУЛЬТУРЕ

Прогресс в науке происходит медленно. Человечеству, даже его наиболее образованному слою, потребовалось много времени, чтобы признать гелиоцентрическую теорию солнечной системы и обосновать подобную точку зрения.
Нужны были годы и годы, чтобы идея биологической эволюции человека одержала победу над устаревшими взглядами. На вражду и сопротивление натолкнулись открытие и исследования подсознания с позиций психоанализа. Нет ничего удивительного, следовательно, и в том, что новаторство мысли в сфере культуры встречает значительное сопротивление и неприятие. Такова вообще первопричина всего, что противодействует научному прогрессу. Подлинно научный подход не сводится ни к антропоморфизму1, ни к антропоцентризму2. Отрицание теорий Коперника, Галилея и Дарвина исходило из антропоморфического и антропоцентрического, а также из "супернатуралистического" взгляда на человека и космос: человек — главное творение Всевышнего, он сделан по 1 Антропоморфизм — уподобление человеку, наделение человеческими свойствами, например сознанием, предметов и явлений неживой природы, небесных тел, животных, мифических существ. 2 Антропоцентризм — философский термин, укоренившийся во второй половине XIX в. для обозначения учений, видящих в человеке центр Вселенной. 290 образу Господа; земля создана для него, она неподвижна и находится в центре Вселенной; все вращается вокруг Земли; все воспринимается в понятиях человека. Научный же подход требует детерминизма3 и поэтому вызывает враждебное отношение всех тех, кто вдохновляется и направляется философией Свободной Воли. Общественные науки о человеке были очищены от "супернатурализма" в очень большой степени, но не полностью, на что указывает хотя бы один пример — существование и престиж антропологической школы. Социальные науки все еще страдают от антропоморфизма и антропоцентризма. Кроме того, они в значительной мере исходят из философии Свободной Воли.
Таким образом, легко объяснить существующую оппозицию науке о культуре. Антропоцентрическая точка зрения не может, конечно, допустить, что не сам человек, а культура определяет форму и суть его поведения. Философия Свободной Воли не в силах принять идею культурного детерминизма. Те, кто отвергают культурологическую точку зрения на человека, тем не менее чувствуют, что она полностью отвечает действительности. Им также ясно, что культура не могла бы существовать без человека и что под ней подразумевается не овеществленное бытие, а люди — реальная плоть и кровь человеческого существования — те, кто создает вещи; это очевидно. Как мы пытались показать выше, в науке нельзя полагаться только на "само собой разумеющиеся" данные наблюдения и на рассуждения, диктуемые пресловутым "здравым смыслом". Конечно, культура не могла бы существовать без человеческого бытия. Ясно как день, что люди голосуют на выборах, пьют или не любят молоко, говорят по-английски или на каком-нибудь другом языке, верят в колдовство или в другие потусторонние силы, строят корабли, играют в пинокль4 и так далее. Противники культурологии смешивают само существование вещей с их научной интерпретацией. Сказать, что человек ненавидит или высоко ценит молоко как напиток, — это значит просто признать событие, а не объяснить его. Культуролог отлично знает, что человек пьет молоко или отвергает его как биологический организм, а не какая-то "возвышенная и овеществленная сущность, называемая "культурой". Но он также знает, что наблюдение за событием — не то же самое, что его объяснение. Почему человек предпочитает или ненавидит молоко, верит в ведьм или бактерии и т.д.? Культуролог объясняет поведение человеческого организма в понятиях внешних, не связанных с физиологией факторов культуры, которые действуют как стимулы, чтобы вызвать реакцию, и придают организ- 3 Детерминизм — философское учение об объективной, закономерной взаимосвязи и причинной обусловленности всех явлений; противостоит индетерминизму, отрицающему всеобщий характер причинности.
4 Пинокль — английская игра в карты; популярна в Северной Америке. ю* 291 му форму и содержание. Культуролог знает также и то, что культурный процесс поддается объяснению из его собственного содержания; человеческий организм как коллективный, так и индивидуальный, имеет отношение не столько к процессу культуры как к таковому, сколько к его объяснению. Нет никакой необходимости обсуждать нейро-сенсорно-мускульно-железисто- и тому подобную организацию, которой является человек, когда мы говорим о таких вещах, как кланы, кодексы, законы, грамматики, философии и так далее. С точки зрения объяснения человеческого поведения мы считаем, что культура обладает своей собственной жизнью, как если бы она обладала собственным существованием независимо от человеческого рода. Культуролог продолжает те же линии, те же перспективы и ту же технику осмысления, что и физик. Культура не может существовать без людей так же, как и движущиеся тела не могут двигаться без трения. Но можно рассматривать культуру, абстрагируясь от человека, так же, как физик может рассматривать тела, как если бы они не зависели от трения. Реализм тех, для кого солнце с очевидностью движется вокруг земли, для кого падение тел непременно должно проходить в атмосфере, для кого тела без трения и твердые тела не существуют; реализм тех, кто настаивает на том, что люди, а не культура, голосуют на выборах, говорят по-английски, красят свои ногти, ненавидят молоко и т.д., — все это является трогательной формой псевдореализма, которому не место в науке. "В течение последнего столетия, — писал Лоуи^, — стало все более очевидным, что культура является отдельной областью которая для своего изучения требует отдельной науки". Но как можно было бы назвать нашу новую науку? Мы очень старались показать коренные различия между наукой о культуре и психологией и социологией — дисциплинами, названия которых для нас совершенно непригодны. Термин "антропология" также не годится по многим причинам. Этим термином привыкли обозначать так много явлений, что он почти лишен смысла.
Он включает в себя физическую антропологию, которая в свою очередь охватывает человеческую палеонтологию, сравнительную морфологию приматов, генетику человека, физиологию, психологию и т.д. Культурная антропология понимается по-разному: как психология, психоанализ, психиатрия, социология, прикладная антропология, история и т.д. Было бы вполне правомерно определить эту отрасль знания как деятельность, которой занимается человек, присвоивший себе профессиональную кличку "антро- 5 Лоуи Роберт Генри (1883—1957) — американский этнограф-антрополог, исследователь культуры индейцев северных районов США, с 1925 г. — профессор университета в Беркли (Калифорния). 292 полог". На самом же деле покойный Ф. Боас6 однажды заметил, что в "целом группа собственно антропологических явлений может оказаться очень небольшой, что в своей основе они сводятся к биологическим и социологическим проблемам" и что "все поле антропологии принадлежит одной, или другой из этих наук". Таким образом, Боас не только отказался признать науку о культуре, но даже предположил, что сама антропология "все более и более будет становиться методом, который в качестве прикладного может использоваться целым рядом наук, нежели как собственно наука". Термин "антропология", следовательно, также совершенно нам не подходит. И разве не ясен ответ на наш вопрос? Не лежит ли решение прямо у нас перед глазами? Какое еще название может быть у науки о культуре, кроме как культурология! Если наука о млекопитающих называется маммалогия, о музыке — музыкология, о бактериях — бактериология и т.д., то почему наука о культуре не могла бы называться культурологией? Наше рассуждение представляется совершенно законным и оправданным, наш вывод — разумным и здравым. Но до сих пор в науках о человеке находится достаточно консервативных, нерешительных и равнодушных людей,-которым такое радикальное и революционное новшество, как новый суффикс для старого общеизвестного слова, кажется абсурдным, претенциозным и предосудительным. Вспомним возражения, которым подверглось спенсеровское употребление слова "социология".
Как сам он пишет в предисловии к "Принципам социологии", верные друзья отговаривали его от использования этого термина на том основании, что он казался "варваризмом". Подобно этому, многие ученые находят сегодня, что слово "культурология" сильно режет слух. По-видимому, тот, кто осуждал спенсеровское употребление слова "социология" как "варваризм", делал это по этимологическим соображениям: оно является производным из латинского и греческого языков. Этого оказалось достаточно, чтобы пуристы встали на дыбы. Но, так или иначе, тенденции и процессы в живых языках мало считаются с подобной чувствительностью. Англо-американский язык легко впитывает слова из других языков — табу, шаман, койот, табак и т.п., и достаточно легко создает новые слова или новые формы. Он также смело обращается к смешениям и импровизациям в таких словах, как нумерология, термопара, термоэлектрическая батарея, автомобиль и т.п., не говоря уже о таком слове, как "социология". "Телевидение" — одно из наиболее новых детищ языкового смешения Хотя профессору Чайлду7 и не нравится слово "культурология", он 6 Боас Франц (1858—1942) — американский лингвист, этнограф и антрополог Труды по языкам и культуре индейцев и эскимосов. Чайлд Гордон Вир (1892—1957) — английский археолог. Труды по археологи и истории древних Европы, Ближнего Востока и др. 293 му форму и содержание. Культуролог знает также и то, что культурный процесс поддается объяснению из его собственного содержания; человеческий организм как коллективный, так и индивидуальный, имеет отношение не столько к процессу культуры как к таковому, сколько к его объяснению. Нет никакой необходимости обсуждать нейро-сенсорно-мускульно-железисто- и тому подобную организацию, которой является человек, когда мы говорим о таких вещах, как кланы, кодексы, законы, грамматики, философии и так далее. С точки зрения объяснения человеческого поведения мы считаем, что культура обладает своей собственной жизнью, как если бы она обладала собственным существованием независимо от человеческого рода.
Культуролог продолжает те же линии, те же перспективы и ту же технику осмысления, что и физик. Культура не может существовать без людей так же, как и движущиеся тела не могут двигаться без трения. Но можно рассматривать культуру, абстрагируясь от человека, так же, как физик может рассматривать тела, как если бы они не зависели от трения. Реализм тех, для кого солнце с очевидностью движется вокруг земли, для кого падение тел непременно должно проходить в атмосфере, для кого тела без трения и твердые тела не существуют; реализм тех, кто настаивает на том, что люди, а не культура, голосуют на выборах, говорят по-английски, красят свои ногти, ненавидят молоко и т.д., — все это является трогательной формой псевдореализма, которому не место в науке. "В течение последнего столетия, — писал Лоуи5, — стало все более очевидным, что культура является отдельной областью которая для своего изучения требует отдельной науки". Но как можно было бы назвать нашу новую науку? Мы очень старались показать коренные различия между наукой о культуре и психологией и социологией — дисциплинами, названия которых для нас совершенно непригодны. Термин "антропология" также не годится по многим причинам. Этим термином привыкли обозначать так много явлений, что он почти лишен смысла. Он включает в себя физическую антропологию, которая в свою очередь охватывает человеческую палеонтологию, сравнительную морфологию приматов, генетику человека, физиологию, психологию и т.д. Культурная антропология понимается по-разному: как психология, психоанализ, психиатрия, социология, прикладная антропология, история и т.д. Было бы вполне правомерно определить эту отрасль знания как деятельность, которой занимается человек, присвоивший себе профессиональную кличку "антро- 5 Лоуи Роберт Генри (1883—1957) — американский этнограф-антрополог, исследователь культуры индейцев северных районов США, с 1925 г. — профессор университета в Беркли (Калифорния). 292 полог". На самом же деле покойный Ф. Боас6 однажды заметил, что в "целом группа собственно антропологических явлений может оказаться очень небольшой, что в своей основе они сводятся к биологическим и социологическим проблемам" и что "все поле антропологии принадлежит одной, или другой из этих наук". Таким образом, Боас не только отказался признать науку о культуре, но даже предположил, что сама антропология "все более и более будет становиться методом, который в качестве прикладного может использоваться целым рядом наук, нежели как собственно наука". Термин "антропология", следовательно, также совершенно нам не подходит. И разве не ясен ответ на наш вопрос? Не лежит ли решение прямо у нас перед глазами? Какое еще название может быть у науки о культуре, кроме как культурология! Если наука о млекопитающих называется маммалогия, о музыке — музыкология, о бактериях — бактериология и т.д., то почему наука о культуре не могла бы называться культурологией? Наше рассуждение представляется совершенно законным и оправданным, наш вывод — разумным и здравым. Но до сих пор в науках о человеке находится достаточно консервативных, нерешительных и равнодушных людей,чсоторым такое радикальное и революционное новшество, как новый суффикс для старого общеизвестного слова, кажется абсурдным, претенциозным и предосудительным. Вспомним возражения, которым подверглось спенсеровское употребление слова "социология". Как сам он пишет в предисловии к "Принципам социологии", верные друзья отговаривали его от использования этого термина на том основании, что он казался "варваризмом". Подобно этому, многие ученые находят сегодня, что слово "культурология" сильно режет слух. По-видимому, тот, кто осуждал спенсеровское употребление слова "социология" как "варваризм", делал это по этимологическим соображениям: оно является производным из латинского и греческого языков. Этого оказалось достаточно, чтобы пуристы встали на дыбы. Но, так или иначе, тенденции и процессы в живых языках мало считаются с подобной чувствительностью. Англо-американский язык легко впитывает слова из других языков — табу, шаман, койот, табак и т.п., и достаточно легко создает новые слова или новые формы. Он также смело обращается к смешениям и импровизациям в таких словах, как нумерология, термопара, термоэлектрическая батарея, автомобиль и т.п., не говоря уже о таком слове, как "социология". "Телевидение" — одно из наиболее новых детищ языкового смешения. Хотя профессору Чайлду7 и не нравится слово "культурология", он, 6 Боас Франц (1858—1942) — американский лингвист, этнограф и антрополог. Труды по языкам и культуре индейцев и эскимосов. 7 Чайлд Гордон Вир (1892—1957) — английский археолог. Труды по археологии и истории древних Европы, Ближнего Востока и др. 293 однако, замечает, что "такие гибриды кажутся соответствующими главному направлению языкового прогресса". Один из видных американских лингвистов, Х.Л. Менкен, находит слово "культурология" "несколько неуклюжим, но тем не менее логичным" и отдает себе отчет в том, что мы "изобрели нечто полезное". Мы, как и Спенсер, также чувствуем, что "удобство и смысловая емкость наших обозначений являются более важными качествами, чем законность их происхождения". В этой связи следует обратить внимание на тот факт, что Отдел антропологии Чикагского университета и Чикагский музей естественной истории с некоторого времени используют слово "музеология" для обозначения организации музейного дела, его материальной части и управления. Если "логия" толкуется как "наука о...", то термин "музеология" некорректен, ибо "музейная наука" не в большей степени наука, чем "библиотечная наука", "военная наука" или "домоводство", ибо они являются, скорее, видами искусства, а не науки. Если "музеология" может быть признанной, то почему бы не признать и "культурологию", у которой для этого найдется даже больше этимологических оправданий? Понятие науки о культуре, как явствует из предыдущих страниц, достаточно старо; оно восходит, по меньшей мере, к первой главе известной книги Э.Б. Тайлора "Первобытная культура", написанной в 1871 г. Термин "культурология" использовался довольно редко, но его употребляли в точном и специфическом смысле, в котором используем его и мы уже на протяжении более трех столетий, и сейчас он продолжает использоваться по меньшей мере на трех континентах. Я впервые употребил слово "культурология" в печати в 1939 г. С тех пор и до сегодняшнего дня я пользуюсь этим термином в своих учебных курсах. Так или иначе, выпады против слова "культурология" не вполне филологические. Лингвистические возражения как бы лежат на поверхности; но глубоко внизу скрываются смыслы и оценки людей, которые будут противостоять заимствованию и использованию этого термина даже сильнее, чем это делают приверженцы филологической классики. "Культурология" обозначает составную часть действительности и определяет особую науку. Тем самым она покушается на прежние притязания психологии и социологии. Даже более, чем покушается, она лишает их права собственности. Становится ясным, что решение определенных научных проблем не лежит в сфере этих старых наук, как предполагалось ранее, а принадлежит науке о культуре, т.е. может быть осуществлено только ею, наукой о культуре. Психология и социология похожи друг на друга нежеланием допустить, чтобы проблемы, относящиеся к поведению человека, находились вне их поля деятельности. И они склон- 294 ны обижаться и противостоять заявившей о себе новорожденной науке. Но больше всего, вероятно, от культурологии отрекается и ее отвергает философия, которая издавна дорога человеческим сердцам и которая до сих пор вдохновляет и питает многих обществоведов, так же как и широкую публику. Это древняя и все еще почтенная философия антропоцентризма и Свободной Воли. "Что за вздор тут и там рассуждать о какой-то культуре?! Что такое культура, как не простая абстракция? Нет культуры, которая бы делала вещи; их создают люди — истинная плоть и кровь человеческого бытия. Всегда индивидуален тот, кто думает, чувствует и действует. Каждый это может увидеть сам! Как абсурдно в этом случае говорить о науке о культуре; что за искажение действительности!" Как было показано на предыдущих страницах, подобные взгляды являются преобладающими и сильными в американской антропологии и сегодня. Культурология означает также детерминизм. Принцип причины и следствия господствует в мире культуры так же, как это все еще имеет место в наших представлениях о космосе. Каждое данное состояние культуры обусловлено внешними по отношению к ней событиями. Если определенные факторы культуры являются действующими, то возникает определенный результат. Напротив, даже при самом искреннем желании достижение какой-нибудь цели в культуре не может быть осуществлено, если факторы, необходимые для этой задачи, отсутствуют или не действуют. Такое положение самоочевидно в метеорологии и геологии, но в осмыслении человеческого поведения это до сих пор зовется "фатализмом" или "пораженчеством", или рассматривается как безнравственность и, следовательно, как ложь.
<< | >>
Источник: С.П.Мамонтов,А.С.Мамонтов.. Антология культурологической мысли. 1996

Еще по теме НАУКА О КУЛЬТУРЕ:

  1. I. ПОНЯТИЕ НАУКИ И КЛАССИФИКАЦИЯ НАУК
  2. 5.1. Общая характеристика взаимоотношений в области культуры
  3. Становление культурологии как науки
  4. 3. «Живая этика» и наука
  5. МЕСТО ФИЛОСОФИИ В ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  6. Наука, культура и образование
  7. «НАУКИ О ПРИРОДЕ» И «НАУКИ О КУЛЬТУРЕ»: СИСТЕМНЫЙ ВЗГЛЯД Ф.А. Тихомирова
  8. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО НАУЧНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК В КОНТЕКСТЕ ДИАЛОГА КУЛЬТУР Ильхам Мамед-Заде
  9. ФИЛОСОФСКИЕ ИДЕИ В.С. СТЁПИНА: ПРОБЛЕМЫ НАСТОЯЩЕГО И БУДУЩЕГО ФИЛОСОФИИ, НАУКИ И КУЛЬТУРЫ Р.Н. Дождикова
  10. 2. ПРОГРАММА ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ О ПРИНЦИПАХ
  11. Лекция 2. Место социально-экономической географии в системегеографических наук и ее структура
  12. Естественные науки и культура
  13. Густав Шпет и современная методология социально-гуманитарных наук
  14. Некоторые специальные проблемы интерпретации в социально-гуманитарных науках
  15. Концептуальная модельсовременной философии науки
  16. § 1. Объект и предмет в социогуманитарных науках
  17. Проблема специфика социально-гуманитарного познания и социально-гуманитарных наук
  18. Методы и приёмы социально-гуманитарных наук
  19. НАУКИ О ПРИРОДЕ И НАУКИ О КУЛЬТУРЕ Природа и культура