<<
>>

Современная социально-культурная ситуация: вызовы профессиональной идентичности культуролога

Для вдумчивого анализа социально-культурной ситуации в мире необходимо обратиться к существующим теориям, моделям, описывающим реальность. В попытке систематизировать мировое сообщество, социологи предлагали различные виды типологизаций.
Одним из первых это сделал О. Конт, основатель социологии, выделив три стадии развития общества: стадию военного господства; стадию феодального господства; стадию промышленной цивилизации. В процессе формирования социологической науки был предложен также принцип эволюционного развития обществ от простого к сложному (Г. Спенсер). Основу типологии составляла идея развития элементарного общества к все более дифференцированному, как составная часть единого для всей природы эволюционного процесса. Военные сообщества в этом случае являются простейшим звеном развития, характеризуются высокой однородностью и подчиненным положением индивида. От этой фазы общество развивается, приходя к индустриальному обществу, в котором преобладают демократия, добровольный характер интеграции, религиозный плюрализм и многообразие собственного самовыражения. Постклассическая социология предлагает новые типологии, связанные с техническим и технологическим развитием. Современная классификация выделяет традиционные, индустриальные и постиндустриальные общества. Основой традиционного общества является сельскохозяйственный труд, семейное или коллективное хозяйство, способное удовлетворить свои собственные потребности. Основой производства является заготовка сырья. Прочные семейные связи, а также строго систематизированные отношения внутри коллектива. Внешние социальные связи крайне слабы. Техническое развитие осуществляется медленно, решение хозяйственных задач основано на традиционных, испытанных многолетним опытом методах. Индустриальное общество характеризуется высоким развитием промышленности и интенсивностью экономического роста.
Развитие основано на потребительском отношении к природе и природным ресурсам, которые осваиваются в количестве, необходимом для удовлетворения сиюминутных потребностей. В основе производства становится обработка и переработка материалов на промышленных предприятиях, фабриках и заводах. В подобном обществе превалирует адаптация к меняющимся условиям и удовлетворение своих социальных потребностей. Такое общество также характеризует «научный оптимизм» - означающий уверенность во всесильности науки и технологий решить любые проблемы, возникающие на пути индустриальному успеху. Одной из последних стадий развития является постиндустриальное общество, оно характеризуется преобладающей ролью овладения технологиями и информацией. В этом обществе максимально развита сфера обслуживания, обогнав промышленность и производство. Столкнувшись с негативными последствиями своей деятельности и оценив перспективы подобного отношения к ресурсам, в постиндустриальном обществе особое внимание привлечено к экологическим ценностям, что подразумевает под собой не только бережное отношение к природным ресурсам, но и гармоничное развитие в целом, необходимое для стабильности общества. Таким образом, связанный с всесилием науки оптимизм теперь стал многократно ниже. Информационные технологии, которые получили стремительное развитие в последние годы, породили еще один тип общества - информационное. В информационном обществе действуют другие законы: вместо стандартизации жизни - индивидуализация, отсутствие централизации и концентрации средств и сил. В информационном обществе основным ресурсом является информация, которую люди предлагают посредством услуг. То есть, ничего не производя, они обладают специализированными знаниями, за которые готовы платить другие. Банкиры, летчики, врачи, преподаватели, инженеры, маркетологи, юристы и многие другие предлагают свои знания и являются крайне востребованными. Также нельзя не обратить внимание на процесс медиатизации - качественный и количественный рост всевозможных средств предоставления информации.
Исследователи уже применяют термин «виртуальное общество» для описания нынешнего типа общества, складывающегося и развивающегося благодаря развитию информационных технологий, прежде всего интернет-технологий. Процессы компьютеризации, дальнейшей автоматизации, медиатизации проникли во все уровни жизнедеятельности современного общества. Современная структура общества требует особо тщательного изучения, не исключено, что в нынешний момент существуют все представленные выше типы обществ, а также, возникают новые модели отношений, которые еще требуют внимания и исследования. Если бытующая парадигма не в состоянии описать и объяснить привносимые факты, она неизбежно должна быть заменена новой парадигмой, в которой эти факты легко и естественным образом согласуются между собой. Так или иначе, но довольно сложный, многогранный мир сейчас вступил в активное взаимодействие, оказывая взаимное экономическое, политическое и культурное влияние. Современное общество невозможно описать, просто поделив его по типажам на традиционные общины, индустриальные и постиндустриальные структуры. Почти 184 государства согласно реалистичной теории международных отношений являются существенными игроками на международном поле. При этом каждое из этих государств несет свою историю, религиозные догмы, культуру, и в целях собственной безопасности все они без исключения стремятся сохранить и усилить свою власть, демонстрируя свое могущество, свои преимущества перед другими странами и/или вступая в альянс с другими государствами. Основываясь на этой картине, можно углубиться в глобальную структуру общества. В современном многополярном мировом пространстве было разработано несколько альтернативных моделей взаимодействия. Они были описаны в работе С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций»: • Один гармоничный мир. Наиболее известная формулировка этой модели описана Фрэнсисом Фукуямой - предостережение о «конце истории», связанное с падением падения коммунистического режима. Фукуяма предположил возможность приятия западной либеральной демократии как конечной формы человеческого правления: «этот век, вначале столь уверенный в триумфе западной либеральной демократии, возвращается теперь, под конец, к тому, с чего начал:...к неоспоримой победе экономического и политического либерализма»88.
Для развития общества и равноправного участия в международных процессах, для защиты своей независимости от более развитых технически государств, по мнению Ф. Фукуямы, государство должно вступить на подобный путь модернизации. Однако эта иллюзия вскоре развеялась - мир либеральной демократии не смог разрешит существующих разногласий. • Два мира (двухполюсная концепция): тенденция мыслить дихотомически, оперируя парами Восток-Запад, богатые (современные, развитые) страны - бедные (традиционные, развивающиеся) страны. Представление о мире, состоящем из двух частей, в какой-то мере соответствует действительности, но достаточно упрощено, и не учитывает многих факторов. Здесь Европейской либеральной модели противостоит не только Восток, но и многие другие «остальные», которых нельзя объединить под единым значением. Мир достаточно сложен, чтобы его просто разделять в экономическом плане на Север и Юг и в культурном - на Восток и Запад. • Многополярный мир, который включает в себя наиболее влиятельные страны мира. Такое представление в значительной мере приближает нас к реалистичной картине и помогает ориентироваться в глобальной политике. Однако, по версии С. Хантингтона, к этому нужно добавить, что все государства взаимодействуя экономически, выступают с позиции своих культурных ценностей, традиций, правил. Объединить это многообразие культур в условные группы сложно, но необходимо для упрощения модели. Возникшие субгосударственные, региональные и местные политические образования приобретают сегодня достаточно важные функции, ранее принадлежавшие отдельным государствам. Модель всемирной анархии предполагает исчезновение централизованной государственной власти, ослабление государств или их распад, увеличение числа этнических и религиозных конфликтов. Но подобная модель не берется объяснить происходящие в мире события, предвидеть тенденции и разрабатывать возможные пути решения возникающих конфликтов. С. Хантингтон предложил и тщательно проработал свою, так называемою «полицивилизационную парадигму», объясняющую мир как систему взаимодействия существующих на данный момент цивилизаций, среди которых он выделяет: африканскую, буддистскую, западную, индуистскую, исламскую, латино-американскую, православную, синскую (или китайскую), японскую цивилизации.
Рассматривая мир в рамках семи или восьми цивилизаций, эта «модель не приносит реальность в жертву теоретизированию, как в случае с парадигмами одно- и двухполюсного мира; в то же время она не жертвует абстрагированием в пользу реальности, как статистическая и хаотическая парадигмы»89. С. Хантингтон обозначил существующие цивилизационные парадигмы, основываясь на этно-культурной общности народов, составляющие данные цивилизации. Наиболее опасны для мировой стабильности локальные конфликты между группами или государствами из различных цивилизаций. Здесь С. Хантингтон упоминает о том, что внутри каждой цивилизации существуют общества и общности с определенной культурной идентичностью и это решающий фактор, определяющий дальнейший путь развития общества. «Люди определяют себя, используя такие понятия, как происхождение, религия, язык, история, ценности, обычаи и общественные институты. Они идентифицируют себя с культурными группами: племенами, этническими группами, религиозными общинами, нациями и - на самом широком уровне - цивилизациями. Не определившись со своей идентичностью, люди не могут использовать политику для преследования собственных интересов»90 91. психологическая основа этого процесса: «Мы узнаем, кем являемся, только после того, как нам становится известно, кем мы не являемся, и только затем мы узнаем, 107 против кого мы» . Стремительные перемены, происходящие в нашем социальном укладе с вязанные с модернизацией общества, задевают традиционное представление об идентичности человека и общества, в котором он живет. Появляется необходимость самоопределения, поиска своего места в жизни. Часто это место оказывается временным а новая волна перемен обрекает человека на новые поиски. В этом случае религия дает убедительные ответы, дарит ощущение стабильности, налаживает связь между прошлым и будущим. Поэтому религия стала предметом интереса политиков в задаче сплочения своего народа и самоидентификации общества. Однако в различных религиях можно найти различные взгляды на жизнь, основополагающие ценности, обычаи и социальные отношения.
Возрождение религий, происходящее сегодня в большей части мира, усиливает эти культурные различия. Так, Хантингтон выделил, что в мире существуют традиционные общества, со своей культурой, религией, самосознанием, которым хотят навязать новую модель поведения, характерную лишь для маленькой части населения земного шара, пропагандирующего либерально -демократичекие ценности. Мир всегда был мультикультурным, всегда в нем существовали цивилизации традиционного типа, парадигма модерна привнесла с собой оптимистичную попытку взаимодействия, взаимопроникновения и обогащения существующих обществ. В XXI веке политики уже с уверенностью говорят о том, что мультикультурализм невозможен. Культура традиции всегда была закрыта для всего нового и чужого. Часто это возникало не столько от разницы культур, сколько от их сходства. Ислам и христианство имеют общие корни происхождения, обе религии - монотеистические, обе воспринимают мир дуалистически: «свое»-«чужое», и каждая считает себя единственно верной. Концепция «джихада» и «крестового похода» не только объединяет их в миссионерской идее обращения неверующих в свою религию, но и отличает от других существующих в мире религий. Существующие в мире культуры не нуждаются в единственно верной, с точки зрения Запада, системе либеральной демократии. Так, нынешний восточноазиатский экономический успех нельзя объяснить тем, что в ней, наконец, приняты западные идеи, этот успех обусловлен самой восточно-азиатской культурой; также как причины провала принятия демократических идеалов в большей части мусульманского мира кроются в исламской идентичности и культуре. Известно, что ведущие лидеры европейских стран сегодня заявляют о несостоятельности разработанных ими стратегий межкультурного взаимодействия. В октябре 2010 года Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила о полном провале попыток построить мультикультурное общество в Германии. Премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер провозгласил: «Мультикультурализм мертв». И не менее радикальные утверждения содержатся в открытом письме уже упомянутого Ральфа Джордано по поводу заявления президента ФРГ Кристиана Вульфа: «политический и воинственно настроенный ислам невозможно никуда никак интегрировать, да и «обычный» ислам более чем достаточно проблематичен»92. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон также оценивает негативно политику мультикультурализма в своей стране: толерантность, основанная на невмешательстве в дела тех, кто отвергает западные ценности, себя не оправдала. Но, при этом, Д. Кэмерон, в отличие от Р.Джордано, проведет четкую грань между исламской религией и идеологией исламского экстремизма и делает более «мягкие» выводы93. Сегодняшние попытки интегрировать беженцев в Европе ярко демонстрируют различие культур в странах Африки и Ближнего Востока, как между собой, так и в рамках европейского общества. Опыт Франции показывает, что спустя три поколения, иммигрировавшие в страну мусульмане в 60-70-е годы, сохраняют свою субкультуру, не признавая европейские трудовые и цивилизационные ценности. Сегодня беженцам предлагают всевозможные образовательные программы, чтобы их пребывание в европейских станах было максимально комфортно для них, но не в меньшей степени и для местного населения. Знание языка еще не гарантирует отсутствие барьеров для взаимодействия тех и других. Мигрантам нужно усвоить правила поведения в обществе с другой культурой. Особенно актуальны проблема принятия гендерного равенства со стороны беженцев из мусульманских стан, поскольку для них женщина является практически собственностью мужчины, и зачастую обычное поведение европейских женщин воспринимается ими как провокация. Фактически эти программы направлены на перевоспитание уже взрослых людей, коррекцию их поведения, традиций и взглядов. «Германия - это чистая страна, мусор необходимо выбрасывать в специально предназначенные для этого мусорные баки. В Германии сначала оплачивают товар в супермаркете, а затем уже его открывают», - так прямолинейно беженцам объясняют правила поведения в земле Баден-Вюртемберг»94. Приходится объяснять самые элементарные по европейским стандартам правила: в Европе нельзя купить себе жену, нужду здесь справляют исключительно в туалетах, а не на улице, в парках, или у заборов, билеты покупают перед поездкой в общественном транспорте и т.д. Назревающий кризис ставит под угрозу не только спокойствие граждан, но и возможность существования Европейского Союза, единой экономической зоны, в которой прежде все могли перемещаться без ограничений. Как следует из заявлений современных политиков, ими осознан тот факт, что «концепция мультикультурализма базируется на упрощенных и редуцированных предпосылках. Уже в самой идеологии модерна, отказавшей трансцендентной реальности в праве гражданства, содержался исток большой проблемы. От того, что религию объявили частным и индивидуальным делом, не значит, что она не может навязать свой тоталитарный дискурс рационалистическому сообществу»95. Политическое либо экономическое взаимодействие между различными традициями возможно при наличии некоторого регламента, установленных рамок, при этом каждая из сторон может оставаться целостной и сохранять свои ценности, однако культурное взаимодействие предполагает проникновение и попытку «примерить» ценности другой культуры на себя, либо же наоборот. Понимание возможно только лишь в случае полного погружения и проживания, через отчуждение собственного культурно-исторического прошлого и абсолютное принятие традиций и ценностей новой для себя культуры. Это своего рода подвиг отрешения от собственных предрассудков и принятие нового для себя опыта как единственно возможного и правильного. Коллективное сознание, до глубины восприятия охваченное мифопоэтическими взаимосвязями и смыслами, имеет все признаки синкретического сознания: эмоционально-образное восприятие мира, которое впоследствии имеет логическое его осмысление, единство в объяснении реально наблюдаемых явлений природы и вымысла. Это так называемые «медленные» общества, в которых преобладает повторяемость циклов жизни, традиции, канон. Традиционное общество характеризуется мифологическим сознанием. Для того чтобы сформировалась идентичность какой-либо общности, ей необходимо обособиться от остального мира, закрыться от взаимодействия с другими культурами и сформировать свой собственный взгляд на мироздание. В это время формируются традиции общества, правила поведения внутри общности, внутренняя иерархия, табу, возникает татем. После того, как идентичность сформировалась, общность становится устойчивой и может начинать взаимодействовать с другими группами, не опасаясь за свою целостность. Кроме того, теперь, взаимодействуя с другими культурными группами, она развивается и обогащается. Одной из главных характеристик общности являются ее традиции. Она является опорой идентичности. Человек, отрицающий связь со своей культурой, теряет самого себя, ибо корни традиции являются опорой для собственного самоопределения. В центре мироздания традиционного общества всегда стоит сакральное, священное. «Сакральное - это отношение к миру как к открытой системе, каждый элемент которой напрямую восходит к божественному началу, проявляющему себя сквозь этот элемент»96. Это невидимое, неуловимое присутствие, будучи зафиксированным, вызывает у человека особое чувство - смесь предельного беспричинного ужаса и головокружительного восторга. Таким образом, традиционные общества гораздо крепче стоят на ногах, чем наукоцентричная Европа, переживающая в настоящий момент кризис духовности и пытающаяся вернуть религиозные идеалы обществу, потерявшему свои ориентиры. Даже если некоторые ритуалы принимаются в обществе, они не выполняют своей системообразующей функции, не выполняют свою центральную роль. М. Элиаде ссылается на работу Юнга «Современный человек в поисках души», в которой по его словам «он подразумевал, что современный мир, находящийся в кризисе со времени своего глубокого разрыва с христианством, находится в поисках нового мифа, который позволит ему черпать из новых духовных источников и обновит его созидательные силы»97. Отличие современного человека от его далеких предков и людей традиционных культур - в наличии наряду с мифическим и индивидуального мышления. Возможно, как утверждает Юнг, забвение бытийной функции мифа, имеющее место в современности, - это не достижение, а главная ее беда. Как поет наш «мультикультурный» музыкант Б. Гребенщиков: «чтобы стоять, я должен держаться корней». Мультикультурализм предполагает, что любая культура может взаимодействовать с другой, не нанося вред себе и остальным. Однако либерально демократические ценности выступают против основополагающих принципов традиционных систем: предлагая равенство мужчин и женщин, сексуальных меньшинств, представителей любых конфессий. По существу, ценности либерализма принципиально неприемлемы для всех традиционных систем. Каждое взаимодействие - это попытка проникнуть в недра культуры примерить их на себя, либо изменить под себя. Вопрос о понимании чужой культуры - это скорее вопрос о том, как возможно изнутри своей культуры, собственного миропонимания понять иной мир. Ведь миропонимание человека внутри одной культуры - это для него скорее понимание «вообще», а не «по-своему», все остальное при этом остается чужим и чуждым. Одной из сложностей познания является осознание того, что есть «другая культура», не нечто неправильное и странное, а некая уникальная форма бытия, требующая к себе внимания и изучения. Познать другую культуру возможно лишь путем полного ее принятия и проживания. «Что является жизненным, то в действительности никогда по-настоящему не познается предметным сознанием, напряжением разума, который стремится проникнуть в закон явлений.... Напротив, единственный способ постичь жизненное - это постичь его изнутри. Жизнь можно испытать только способом самоощущения, погружения вовнутрь, собственной жизненности»114. Лишь такого рода переживание, когда переживающий и переживаемое становятся одним целым, возможно познание иной формы бытия. Концепция постмодерна предполагает, что человек ценен сам по себе и человек равен самому себе, и более того, тело человека становится телом без органов, без гендерных разграничений. Человек теперь не определяется ничем иным сверх себя и определяет свою идентичность из центра своей самости. Либерально демократические принципы предполагают принятие данных ценностей любым представителем мирового сообщества. В традиционной культуре, однако, такие компромиссы невозможны. Человек здесь никогда не был 98 99 равен самому себе, будучи сам собой, он всегда есть нечто иное. Он сакрален, он медиатор, посредник между Небом и Землей. Усеченная и убогая, с точки зрения всех традиционных религиозных систем, модель современного человека неприемлема и чужда, и едва ли имеет шанс к адаптации. Поэтому культурные меньшинства в условиях агрессивной «чуждости» среды компенсаторно замыкаются в себе ради сохранения собственной идентичности. Таким образом, современный мультикультурный мир испытывает серьезные трудности в силу наличия противоречивых тенденций внутри него. Дальнейшая судьба идеи мультикультурализма будет зависеть от того, в какой степени интеллектуальное сообщество осмыслит неявные, но, на наш взгляд, исключительно значимые для социокультурной аналитики, парадигмальные основания тех или иных концептуализаций. Это, в свою очередь, позволит найти пути согласования в пределах национального государства достижений либеральных европейских ценностей с консервативными и плохо поддающимися ассимиляции традиционными идеологиями, которые остаются частью поликультурного мира. Культурологу необходимо работать в заданных условиях, и чтобы его деятельность была успешна, можно предположить характерные особенности профессиональной идентичности специалиста, отвечающего требованиям социально-культурной среды. Профессиональный культуролог в первую очередь должен признавать равную ценность всех культур, которые присутствую в мировом пространстве. Ему необходимо проявлять такие качества, как космополитизм, отказаться от гендерных приоритетов. В идеале представляется такой образ специалиста международного класса, который говорит на десятке языков, вне расы, вне религии, ни старый, ни молодой, он не имеет ни дома, ни родины, ни родной культуры. Безусловно, он может иметь собственное мнение по поводу политической программы ведущих партий, принадлежать к определенной конфессии, и патриотично относиться к стране, в которой он родился, однако эти особенности остаются в стороне в момент, когда он сталкивается относящимися к другой религии людьми, уважительно относиться к представителям любой из существующих стран. Наряду с общей эрудицией особую ценность будут иметь психологическая мобильность, коммуникабельность индивида, культурная толерантность и социальная адаптивность. Социокультурная компетентность теперь становится персонифицирующим признаком личности, чертой индивидуальности. «В таких условиях размежевание людей по национальным, социальным, религиозным и иным «классическим» признакам во все большей мере начинает вытеснять их группировка по профессионально-образовательному уровню»115. Возможность стать профессионалом международного класса теперь зависит исключительно от самого специалиста и его желания расти и развиваться. Отсутствие существовавших прежде ограничений по родству либо гендерному признаку, доступность информации и свобода в профессиональном самоопределении позволяют специалисту достичь значительных успехов международного уровня. Профессиональному росту культуролога могут способствовать международные стажировки и студенческие обмены, участие в волонтерских программах, привлекающих молодежь из разных стран мира, работа в интернациональных компаниях. Подобный опыт содействует развитию толерантности, плюрализма и релятивизма по отношению к различным культурным формам. В современном мире неизбежны взаимодействие, диалог между культурами. Позиция культуролога в межкультурном общении, его знания, умения и опыт должны постигать культурное разнообразие без ущерба уникальности культур, послужить основой для культуроохранных отношений. Кроме того, культуролог, приобщившийся к общим ценностям, берет на себя ответственность за информацию, которую он транслирует в общество. На работе либо в дружеской беседе к нему предъявляются требования проявлять корректность по отношению национально-расовых, сексуальных или гендерных признаков, выражать мягкость в социальном взаимодействии, быть способным разрешать возникающие культурные противоречия. Возрастающее многообразие взаимодействий возлагает на специалиста ответственность за продуктивность культурного диалога. Успешным будет считаться взаимовыгодное культурное, экономико- политическое сотрудничество, не нарушающее идентичность привлеченных к участию народов. По мнению Е.Э. Суровой, модель идентичности наших современников «обладает высокой степенью динамичности, позволяя свободно выбирать тот или иной вариант самопрезентации, формируя свой внешний облик сообразно избираемому пути выстраивания того или иного образа, сохраняя устойчивость целостности благодаря постоянному присвоению новых форм. Она дает возможность выполнять специфические правила той или иной разыгрываемой ситуации, избегая тотального разрушения связей между индивидом и его жизненным миром»116. Идентичность культуролога может вмещать в себя все богатство и многообразие культурного наследия мира, позволяя ему свободно структурировать свою внутреннюю реальность из элементов различных культур, предполагая не только открытость другому, но и контакт с самим собой и собственной культурой. В этом случае идентификация превращается в непрерывный процесс самоопределения и самопознания. В открытом межкультурном пространстве наиболее значимым навыком культуролога может стать управление информацией, что подразумевает производство, переработку и реализацию информационных потоков, преобразование этой информации в знания, способные организовать социокультурные процессы. Управление информацией подразумевает осознание различий в традициях, обычаях, верований и ценностей, характерных различным народам, способность увидеть общее и различное между разнообразными культурами и взглянуть на свою культуру глазами других народов. Эффективные способы систематизации, усвоения и передачи информации чрезвычайно актуальны сегодня, в так называемом информационном обществе. Произнесенное однажды Уинстоном Черчиллем «Кто владеет информацией, тот владеет миром», стало символом новой эпохи. Освоение информационных технологий 100 подразумевает также компьютерную грамотность, приобщение к Интернетресурсам. Интернет играет огромную роль в приобщении человека к разнообразным достижениям культуры, виртуальное пространство позволяет общаться, путешествовать, посещать выставки, лекции и он-лайн тренинги. Но с другой стороны там можно натолкнуться на информацию, угрожающую жизни и здоровью человека или большой группы людей, всевозможные виды мошенничества и огромное количество вирусов и вредоносных программ. Задача культуролога - контролировать актуальность информации, ее безопасность и надежность, чтобы своевременно использовать ее в своей профессиональной деятельности. Внимательное отношение и тщательная проработка поступающей информации способствует точности прогнозирования процессов развития, что также является важнейшим навыком современного специалиста. Одной из потребностей современности становится социальное управление в международной среде. Культуролог, обладающий всеми перечисленными выше качествами, как никто другой подходит на эту роль. Управление же подразумевает под собой наличие таких качеств как: инициативность (активная поисковая, исследовательская деятельность, способность к преобразованию и адаптации); организаторские способности (лидерские качества, самостоятельность, ответственность); коммуникативные способности (ораторское мастерство, способность к переживанию); уверенность в себе (снятие эмоционального напряжения, установление благоприятных межличностных отношений, эмоционально-положительного контакта). Развитие этих качеств происходит во время образовательного процесса, а также в свободное время. В таких условиях студенту важно, приобретая знания в университете, уметь рационально строить досуг, использовать свободное временя для дополнительной профессиональной подготовки и активной общественной деятельности, духовного развития и отдыха, для совершенствования себя в профессии, для просвещения, служащего средством развития разума, воображения, эстетических и нравственных чувств, для творчества, которое отвечает потребности человека в самовыражении и преобразовании действительности в поиске, экспериментировании, познании окружающего мира. XXI век привносит еще одну особенность в профессиональную среду, проявляя интерес к сверхузким специалистам международного уровня, специализирующихся в самых различных областях. Основным отличием таких специалистов станут обладание «высокими технологиями» и информацией. Умозрительно можно предположить, что в скором времени специалистов и специализаций в мире окажется столько, людей будет жить на планете. Каждый человек будет обладать уникальным сочетанием знаний, умений, навыков и объемом информации своей области применения. По мнению А. Я. Флиера «эти люди будут отличаться высоким культурно-образовательным уровнем, будут всегда обеспеченны спросом на их профессиональные услуги, потреблять энергию в работе и личном быту в сотни раз больше, чем рядовой житель Земли»101. Оставаться востребованными им поможет постоянное переобучение и повышение квалификации. Это также одно из универсальных требований сегодняшнего дня - желая быть востребованным профессионалу необходимо заботиться об актуальности его знаний, образования и подготовки. Одной из тем, важных для профессионального общения в поликультурной среде, является коммуникативный этикет. Знакомство с «правильным» и «должным», усвоение норм и эталонов поведения в той или иной культуре должно быть обязательным условием для результативного делового общения. Этикет является социальным регулятором и его значимость возрастает по мере увеличения числа особенностей коммуникативных статусов и ролей. В каждой культуре имеются свои особые нормы - приемлемое и ожидаемое поведение - относящиеся как к вербальному, так и невербальному взаимодействию. При общении представителей разных культур применение знаний об особенностях общения помогает свести до минимума моменты непонимания и неловкости. Особенно это касается ритуальных прикосновений, рукопожатий и поцелуев как эмоционально насыщенных форм взаимодействия. Жесты, позы, взгляд, мимика, особенности голоса, тональность - все это подвергается контролю со стороны коммуникатора. Непроизвольные жесты могут раскрыть истинное состояние и настроение человека. Для поддержания атмосферы сотрудничества следует избегать жестов, свидетельствующих о недоверии, недосказанности, неуверенности в себе. Барьерами для понимания также могут оказаться стиль и скорость речи, не полная эквивалентность лексики, наличие не всем известных смысловых оттенков в иностранном языке, сложность восприятия и воспроизведения непривычных звуков этого языка. Требуется невероятная концентрация внимания на собственном поведении и речи, а также на восприятии информации от собеседника. Языку тела, как и вербальному языку общения, придется научиться. Согласно современной классификации в настоящий момент существуют несколько типов обществ, имеющих принципиальное отличие в организации своей жизнедеятельности: выделяют традиционное, индустриальное и постиндустриальное общества. При их взаимодействии в глобальном пространстве могут возникать определенные трудности. В XXI веке политики уже с уверенностью говорят о том, что мультикультурализм, как совместное проживание представителей различных традиций с сохранением их культурноисторического, религиозного, нравственного уклада, невозможен. Культура традиции всегда была закрыта для всего нового и чужого. Политическое и экономическое взаимодействие между различными традициями возможно при наличии некоторого достаточно строгого регламента, установленных рамок, при которых каждая из сторон может оставаться целостной и сохранять свои ценности. Одной из сложностей взаимодействия является осознание того, что есть «другая культура», не нечто неправильное и странное, а некая уникальная форма бытия, требующая к себе внимания и изучения. 3.2.
<< | >>
Источник: Козлова Елена Геннадьевна. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ЛИЧНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологи.. 2016

Еще по теме Современная социально-культурная ситуация: вызовы профессиональной идентичности культуролога:

  1. Введение
  2. Современная социально-культурная ситуация: вызовы профессиональной идентичности культуролога
  3. Заключение