<<
>>

2.2. Субъекты межкультурного диалога

Диалог культур это не простое общение, а взаимопонимание и взаимоуважение. В процессе диалога происходит столкновение культурных «горизонтов»: разных традиций и ценностных установок.
Во многом понимание напрямую зависит от готовности субъектов диалога принимать другую культуру. Диалог подразумевает обнаружение и понимание ценностей других культур, способ присвоения последних, возможность снятия политической напряженности между государствами и этническими группами138 139 140. Процесс коммуникации, т.е. взаимосвязи и взаимодействия людей, являющихся носителями отличных друг от друга ценностей, стереотипов или поведенческих форм, прежде всего это процесс, при котором происходит обмен информацией. В процессе коммуникации происходит изменение взаимодействующих субъектов, формируются новые личностные качества. В работе «Мир общения» М.С. Каган, говорит о том, что общение - это особая форма взаимодействия сложных систем - субъектов . Коммуникация выражается в том, что субъект передает некую информацию (знания, идеи, деловые сообщения, фактические сведения, указания, приказания и т.п.), которую получатель должен всего-навсего принять, понять (правильно декодировать), хорошо усвоить и в соответствии с этим поступать. В то время как в диалоге каждое сообщение (послание) рассчитано на интерпретацию собеседником и возвращение в таком преломленном, обогащенном, интерпретированном виде для дальнейшей аналогичной обработки другим партнером и т.д . Кроме того, как подчеркивает М.С. Каган, общение - это процесс выработки новой информации, общей для общающихся людей и рождающей их общность (или повышающая степень этой общности). Субъект межкультурного диалога не может рассматриваться изолировано, так как каждый индивид идентифицирует себя с определенной социальной группой - нацией, этнической, религиозной или профессиональной общностью. Кроме того, существует проблема диалога поколений, субкультур и т.д.
Как подчеркивает Э.В. Сайко141 142 143, пространство диалога, содержание, субъекты и действия его (двух ученых, двух полководцев, двух государств, ученика и учителя и.т.д.) неодинаковы. И действительно, в межкультурных отношениях принимают участие как большие, так и малые нации (не имеющие, подчас государственности и даже территории), государства, международные организации и движения. И, безусловно, степень влияния данных субъектов является различной. И поэтому проблема субъектов диалога представляет особый интерес. Одним из главных свойств субъекта является его уникальность. И демаркационная линия, отделяющая субъект от объекта, по мнению М.С.Кагана , пролегает именно здесь. Так как объект либо вообще не является уникальным, либо утрачивает уникальность в данной ситуации, даже если обладает ею в принципе. Субъект же в силу своей уникальности «требует индивидуального к себе подхода». Кроме того, следует отметить, что субъектом может выступать как отдельный человек, так группа людей, и общество в целом. К примеру, М.С.Каган , говоря о полимодальности субъекта, отмечает такие особенности: 1. Субъектом может быть отдельный человек в той мере, в какой он обладает отмеченными выше качествами, то есть является личностью и поступает как личность. 2. Субъектом может быть группа людей, объединенная не случайно, не механически (типа толпы), а органически, системно и именно поэтому приобретающая некие системные качества. По мнению М.С. Кагана, такие общности объединяются на основе самосознания, воли к действию и свободы выбора целей (нации, классы, партии, семья и т.д). 3. Субъектом может быть определенный социум, если он обладает высокой степенью внутренней организованности и цельности, которые порождают у него воплощающееся в культуре единое сознание и самосознание, единонаправленную активность и свободно избираемый путь им принцип социальных действий. 4. Наконец, субъектом является общество, взятое в целом, или человечество, когда оно выступает как единое целое, осознающее себя таковым и обращающее свою активность отчасти на покоряемую и познаваемую природу, отчасти на самосовершенствование.
Главным образом, общество выступает в качестве субъекта перед лицом глобальных проблем, грозящих уничтожению самого человечества. В диалоге происходит утверждение субъектов по отношению к себе и другим субъектам. В пространстве диалога осуществляются действия субъектов, направленные на разрешение противоречий. Считается, что индивид, вступающий в диалог и отстаивающий свою точку зрения, формируется как личность, социализируется и самоопределяется. Диалог исторически возник в связи со становлением индивида как личности и необходимостью выстраивать свою позицию и систему ценностей в процессе взаимодействия с другими субъектами. Как отмечает В.М. Межуев1, диалог, предполагающий встречу двух лиц, начинается с вопроса не «кто он?» (на этот вопрос каждый дает собственный ответ) или «кто ты?» (ответ на него означает не диалог, а просто знакомство), а с вопроса «кто я?». Слушая на него ответ, люди и вступают между собой в человеческие отношения, ибо относиться к кому-то по-человечески - значит видеть в нем продолжение или отражение самого себя. Диалог рождается из потребности посмотреть на себя со стороны, увидеть себя глазами другого человека, что и означает человеческое отношение. Отношение, в котором другой человек уподобляется объекту, лишенному собственного голоса и сознания, перестает быть человеческим отношением. Диалог всегда есть диалог личностей, двух субъектов, каждый из которых утверждает свою субъективность путем не отрицания, а признания субъективности другого. В связи с этим, возникает проблема формирования субъекта диалога. Процесс самоутверждения «Я» и «Ты» происходил еще в период перехода от первобытного общества к рабовладельческому. Происходившие изменения в социальной структуре привели к формированию нового социокультурного пространства и смене коллективно-родовой зависимости на личную, при значительном увеличении роли последней. Другими словами, происходит смена субъектных отношений и позиция «Мы»-«не Мы» постепенно вытесняется позицией «Я» - «не Я», «Я» - «Ты», «Я»-«Они».
Появляется носитель другой позиции и возможность диалогичности «реальных субъектов» (Э.В. Сайко), защищающих свои ценности в форме диалога. Подобный диалог как способ самообнаружения своего «Я» во внутреннем диалоге с самим собой сформировал субъективную позицию индивида, и в дальнейшем трансформировался в «специализированный тип общения». И подобный диалог оформляется только в Древней Греции, где считалось, что истина есть результат сложного и длительного процесса познания, требующего участия в нем разных людей. Никто в этом процессе не обладает монополией на истину. Любая претензия на истинное мнение может быть тут же оспорена и опровергнута с противоположной точки зрения и диалог строится на базе не любого обмена словами, а развернутого, доказательного мышления, т. е. на чисто рациональных основаниях. Л.Фейербах утверждал, что мышление и бытие должны выступать (в логике) в качестве двух «субъектов диалога» - в качестве «Я» и «Ты». Чтобы стать логическим, противоречие (и тождество) мышления и бытия должно приобрести диалогическую (социально-логическую) форму. «Истинная диалектика не есть монолог одинокого мыслителя с самим собой, это диалог между Я и ТЫ»144 145. Как заметил В.С.Библер , для логического осмысления идей Фейербаха, для того чтобы они вышли за пределы смелых и красивых деклараций и могли схватиться с гегелевской логикой на логической почве, необходимо было совершить один совсем маленький шажок - понять диалог «Я» с «Ты», умозрения с опытом как диалог с самим собой, с alter ego, с внутренним Собеседником, и обратно - понять «монолог» одинокого мыслителя с самим собой - как диалог умозрения с опытом, «Я» с «Ты». Таким образом, у В.С. Библера одним из участников подобного диалога занимает одно из Я в форме насущного «Ты», у М.М.Бахтина диалог невозможен без другого в ипостаси «Он». Как пишет Л.А.Гогошвили146 147 148, «Библер по сути элиминирует героя в ипостаси «он»: герой Библера становится Ты, имманентизированным в Я. Не диалог со вторым Я в качестве Он (в качестве имитированного героя) интересует Библера, а сложно трактуемый акт транспортирования этого «равнодушного Он» в имманентное самосознанию «насущное» Ты и получение тем самым возможности самоперерешения такого завершенного Я».
Как пишет Э.В. Сайко , только выделение субъекта общения, способного к реальному самоопределению, обладающего определенным уровнем социальной зрелости, способностью соотнесения с социальными нормами нового разделения социума, с определенной широтой социальных (собственно социальных, а не родовых) связей при соответствующем субъектном определении таких уровней как «Я» и «Другой», «Я» и «Общество» и т.д., обеспечивает возможности функционирования общения как диалога. Ю.Хабермас так описывает это явление: «...субъективность, превращающая человеческую плоть в одушевленный сосуд духа, образуется через интерсубъективные отношения с Другим. Индивидуальное Я возникает исключительно на социальном пути проявления вовне и может стабилизироваться только в сети исправно действующих отношений взаимного 3 признания» . М.Бубер, рассуждая о двойственном мире для человека, говорит о том, что позиция человека двойственна в соответствии с двойственностью основных слов, которые он может произносить. В книге «Я и Ты» М.Бубер пишет: «Если я обращен к человеку, как к своему Ты, если я говорю ему основное слово Я-ТЫ, то он не вещь среди вещей и не состоит из вещей. Он уже не есть Он или Она, отграниченный от других Он и Она; он не есть точка, отнесенная к пространственно-временной сетке мира, и не структура, которую можно изучить и описать - непрочное объединение обозначенных словами свойств. Нет, лишенный всяких соседств и соединительных нитей, он есть Ты и заполняет собою небосвод. Не то чтобы не было ничего другого, кроме него, но все другое живет в его свете»149 150. Таким образом, М.Бубер, рассматривая проблему соотношения Я и Ты, приходит к выводу «Я становлюсь собой лишь через мое отношение к Ты; становясь Я, я говорю Ты. Всякая подлинная жизнь есть встреча». Следовательно, М.Бубер также считает, что становления Я невозможно вне отношения Я-ТЫ, вне общения и взаимодействия субъектов. А.С. Ахиезер считает важнейшей функцией субъекта (диалога) - постоянный поиск и воплощение меры (как в сфере культуры, так и в отношениях людей) между полюсами субъекта, что является одновременно преобразованием общества и личности.
Реальный субъект, по его мнению, в обществе носит характер социально организованной дуальной оппозиции «личность-(со)общество в целом». Между ее полюсами существует динамичное поисковое рефлективное напряжение, которое носит эмоциональный, так и интеллектуальный характер. Оно нацелено на поиск меры, с одной стороны, стимулированием творчества личности, попыткой ослабить институты, учреждения, защищающие неизменность и, с другой стороны, на усиление авторитаризма, тоталитаризма власти, толпы и т.д., ставящих предел личному творчеству. Таким образом, противоречивый характер взаимоотношений личности и общества приводит к изменениям во всей общественной системе. Диалог выстраивается на чисто рациональных основаниях. Диалог есть общение свободных и рационально мыслящих людей, ставящих своей целью поиск истины, которая им неведома. Диалог есть способ общения между людьми, живущими в условиях политической и духовной свободы. Диалог - не просто способность сообщать что-то другим или, наоборот, слышать, что они сообщают тебе, но особая форма общения с другими. Его можно определить как разговор с другими о себе, точнее, о том, что имеет ко мне прямое отношение. Желая понять себя, мы ведь обращаемся не только к себе, но и к тем, кто жил до нас или живет рядом с нами. Диалог обретает смысл лишь для тех, кто хочет увидеть себя таким, каким он существует не только в собственном сознании, но в сознании других, кто стремится понять, что думают о нем другие151 152. Как отмечается, диалог может вестись только индивидами, обладающими свободой выбора, несовместим с любыми проявлениями насилия и принуждения, так как именно свобода придает деятельности человека нравственное измерение. Нравственная оценка поступка, по мнению М.С.Кагана , возможна и необходима только тогда, когда у действующего лица существует свобода выбора как цели, так и способов и средств реализации. И уникальность субъекта как его отличительная черта проявляется в ценностно-избирательной деятельности, которая обуславливает его избирательную активность именно как субъектную, а не инстинктивную, биологическую, автоматическую. Личность, будучи общественным продуктом, определяется, в первую очередь, включенностью в социальные отношения, а также способностью самостоятельно формировать отношение к внешнему миру. Как отмечается, сущность личности выводится из системы ее взаимоотношений с внешним миром, а не наоборот. Характер связи субъекта с миром определяют не особенности личности, напротив - своеобразие подобной связи обуславливает личностные характеристики. Как постулирует Н.И.Сарджвеладзе, «Субъект может занять позицию внешнего наблюдателя относительно своих внутренних состояний, переживаний, личностных качеств, уникальных свойств и т.д., а относительно событий внешнего мира - избрать точку зрения внутреннего наблюдателя и наоборот»153 154. Ю.Хабермас определяет общество как социально-культурную систему, которая развивается путем освоения внешней природы в процессе производства, а также создания внутренних социальных структур посредством процесса социализации. И поэтому инструментальные и социальные действия, представляют собой два решающих социокультурных фактора, которые определяют специфику человеческого общества и уровень его развития. Также, Ю.Хабермас считает, что социальное действие имеет коммуникативную природу, поскольку субъекты-участники коммуникативных процессов совместно вырабатывают интерсубъективные (от лат. «inter» - между) смыслы (т.е. цели, установки, ценностные ориентиры и др.). Кроме того, немецкий ученый стремится найти место для механизмов рационального суждения внутри ценностных и деятельностных отношений. Т.е. если для М.С. Кагана главной целью общения является достижение общности при сохранении самобытности субъектов, «встреча двух исповедей, которая рождает новую», то для Ю.Хабермаса понятие «коммуникативного действия» предстает как решающий социокультурный фактор, определяющий специфику человеческого общества, уровень его развития, и трактуется как социальное действие, имеющее коммуникативный характер. И коммуникативное действие состоится в том случае, если говорящий и слушающий разделят одни и те же представления об истинности: лишь в этом случае осуществится смысл акта, состоящий в изменении представления слушающего о состоянии говорящего155. Другими словами, Ю.Хабермас пытался найти такую технику публичной дискуссии, которая приводила бы к взаимопониманию и согласию по ключевым вопросам общественной жизни. Человек может понять себя, свое «Я» лишь внимательно вслушиваясь в чужую речь, пытаясь услышать в ней то, что имеет отношение к нему. Так люди и вступают в диалог друг с другом. Рассматривая диалог как особую социокультурную конструкцию, Э.В.Сайко156 отмечает следующие его особенности: 1.Диалог развивается в сфере общения как особое явление в ней, имеющее свою особую природу, генезис, историческое пространство.2.Диалог связан в своем появлении с много плановым, многохарактерным разделением деятельности - производственной, духовной, со специализацией ее видов и направлений...Конструирование диалога реально связывается с определенным уровнем специализации интеллектуальной деятельности, способствующей углублению рефлексии и саморефлексии индивида. З.Историческое развитие диалога как особого социокультурного феномена связывается с его дифференциацией, углублением и расширением разнообразия, уровней, форм, но, главное с развитием, личностным становлением субъекта диалога, усилением его субъектной представленности. 4.Диалог - сложная социокультурная конструкция, обеспечивающая развертывание систем отношений самоопределяющегося индивида в его субъективированных позициях в рамках особого пространства взаимодействия субъектов. Принципиально разное (по реальной позиции «Я», структуре действия, направленности информативных потоков, дистанции и т.д.) положение собеседника в качестве субъекта. Как видно, сущность субъект-субъектного самоотношения определяется субъективным самовыражением и ощущением собственного существования. Подобное мироощущение превалирует над сущностным определением своих качеств, объяснение своих поступков подменяет понимание, утверждение универсальных качеств уступает место поиску уникальных и неповторимых особенных черт в себе. Логическое конструирование «Я»-концепции, которое свойственно субъект - объектному подходу к себе, противостоит иррациональное переживание «Я», а стабильным представлениям о себе противостоит ощущение изменчивости внутреннего мира и субъектного способа существования. Объектное самоотношение включает в себя такие процессы, как формирование понятий и оценочных суждения относительно себя, caмовосприятия. Так, характерным признаком является то, что «Я» выступает средством для достижения какой-то цели. Именно поэтому субъект рассуждает в терминах полезности, годности и т. д., вынося оценочные суждения. При объектном самоотношении личность пытается искать, во внешних внутренних диспозициях обстоятельствах, причинное объяснение собственных поступков. При объектном типе самоотношения определяющим становится инструментальный подход, поскольку при достижении некой цели те или иные стороны «Я» проявляются настолько, насколько они способствуют достижению этой цели. С эмоциональной стороны, объектное самоотношение зависит от самоценности, так как если «Я» лишается этого качества, возникает самонеприятие. Отношение к самому себе наделяется определенной ценностью по мере того, как субъект достигает желаемые цели. Выстраивая образ «желаемого Я» личность направляет свою активность на то, чтобы реальное «Я» совпадало с желаемой моделью «Я». Субъект-объектное отношение непосредственно связано с эмоциональнооценочным способом отношения личности к другим людям. Что характерно, в данном типе самоотношения объектом объектного манипулирования могут выступать как другие, так и собственное «Я». Таким образом, субъектное и объектное отношение отличаются разными векторами направленности. Так, при объектном самоотношении субъект-наблюдатель выстраивает диалог «от других к себе», в то время, как при субъект-субъектном подходе преобладает «взгляд изнутри», постижение чужого внутреннего мира «от себя к другому». При наличии определенного личностного опыта и системы воспитания субъектным способом конкретный индивид может отнестись к себе в определенных условиях. Но кроме этого известно, как в некоторых философскорелигиозных системах возводятся в культ попытки самопознания и поиске себя. Следовательно, субъектное и объектное отношения отличаются, прежде всего эмоциональной окраской относительно себя. При субъект-субъектном самоотношении эмоции определяются самовыражением и самореализацией, с поиском своего человеческого назначения, смысла жизни, что занимает значительное место в структуре мотивации личности. Если самонеприятие является глубинным источником объектного самоотношения, то субъектсубъектное отношение к себе строится на самоприятии и стремлении «быть самим собой»157. Следует отметить, что невозможно рассматривать субъект диалога вне его исторического становления и в отрыве от действительности. Именно расцвет науки и рационального мышления заложили основу формирования позицию субъектов и выделения позиций «Я» и «Ты» и таким образом с самоопределением субъекта. М.С. Каган, рассматривая различные виды общения, останавливается на нескольких уровнях. В частности, практическое общение людей, духовное общение реальных личностей, представительское общение и диалог культур. К практическому общению М.С. Каган относит материальное сотрудничество индивидов ориентированное на согласованность «общих действий при свободном, инициативном и своеобразном поведении каждого»158 159. Под духовным общением М.С. Каган понимает эмоциональноинтеллектуальную связь личностей как суверенных субъектов. каждый из которых видит в другом полноправного, уникального и вместе с тем близкого, дополняющего его и потому необходимого ему субъекта. Подобное общение возможно в виде переписки. Письменная речь как процесс общения с отсутствующим собеседником с помощью письменных текстов сформировалась значительно позднее устной, вследствие потребности в общении людей, находящихся на расстоянии и разнесенных во времени. Письменная речь может быть непосредственной (например, обмен записками на совещании, на лекции) или отсроченной (обмен письмами). Культура за время ее существования получила ряд мощнейших толчков, ускоряющих развитие: возникновение человеческой речи; появление письменности, позволившее человеку вступать в коммуникацию с другими людьми, не находящимися с ним в непосредственном контакте; развитие книгопечатания, предоставившее возможность множеству людей получить доступ к знаниям и тем самым приобщиться к культуре; распространение телевидения вместе с сопутствующими изобретениями (спутниковое и кабельное телевидение, видеомагнитофоны и телефаксы, видеотексты и видеотелефоны); сотовая связь и особенно сеть Интернета, предоставили возможность почти всему человечеству стать непосредственными свидетелями и участниками историко-культурного процесса, происходящего на нашей планете. Особое значение в связи с развитием средств коммуникации и Интернетом приобретает общение в социальных сетях, главной особенностью которого является анонимность собеседников, сознательный уход от реального образа, отсутствие цензуры, безопасность. Человек нуждается в таком общении, в ходе которого он мог бы поделиться важными для него мыслями, идеями, чувствам, переживаниями, обретя полное понимание со стороны другого, получить поддержку, достичь безусловного доверия, не встретив при этом критики, осуждения. К отрицательным чертам такого общения, как правило, относят низкую самооценку, социальную невостребованность субъектов, Интернет-зависимость. Под представительским общением М.С.Каган понимает такое взаимодействие индивидов, в котором они выступают как представители определенных социальных групп или институтов. По мнению М.С.Кагана160, отличие представительского общения от межличностного общения заключается в том, что оно выступает в форме переговоров партнеров, а не в дружеских контактах. Участники представительского общения как полномочные представители определенных социальных сил наделяются полномочиями установить некое сотрудничество между данными силами. Кроме того, М.С. Каган считает важным отметить тот факт, что представительское общение может быть не только официальным, так как любой человек в некоторой степени является представителем той социальной группы, к которой он принадлежит, и относительно сознательно ориентируется на такие же социально-типичные черты в людях, с которыми имеет дело. Как показывает история, оказывать реальное политическое влияние на общественное развитие может далеко не каждый субъект политических отношений. Поэтому считается, что субъекты политики должны характеризоваться следующими чертами: 1. Способностью действовать свободно и самостоятельно. Это означает, что социальный субъект осознанно защищает свои интересы и всей деятельностью стремится к достижению цели, выбирая необходимые средства для ее достижения; 2. Способностью к самоорганизации, умением определить цели незадачи, развития, концентрировать все свои усилия (действия) на достижении главных из них с учетом конкретных исторических условий; 3. Способностью воздействовать на общественные интересы, умением вызывать существенные изменения в политических отношениях путем организации действий и руководства ими для реализации своих потребностей и интересов161. В настоящее время к субъектам международных отношений относят государства; международные институты (организации), такие как ООН, Международный монетарный фонд, Мировой банк, Генеральное соглашение по тарифам и торговле, НАТО, Интерпол. Они имеют постоянную структуру и проводят политику, не совпадающую с политикой отдельных государств-членов или их коалиций. Также, большую роль на международной арене играют Транснациональные организации, создававшиеся для реализации не государственных, а частных интересов в различных сферах деятельности (Красный Крест, Международная Амнистия транснациональные корпорации и банки). Государства в них не представлены на официальном уровне, а организации, в свою очередь, могут сотрудничать с государством либо полагаются на себя. Кризис культуры в обществе, превратившем человека исключительно в объект познания и управления, и состоит в невозможности налаживания внутри и вне его межличностного диалога. Если диалог и служил способом существования национальных культур, то в цивилизации, движимой исключительно экономическим расчетом, он практически исключен из системы общественной коммуникации. В связи с этим, хотелось бы подробнее остановиться на такой разновидности общения как диалог культур. М.С. Каган говорит о том, что «отношения между разными культурами могут строиться на принципе субъектнообъектном, монологическом, и субъектно-субъектном, диалогическом»162. В первом случае отношение к другой культуре утилитарно или познавательно. Иначе говоря, либо культура рассматривается как материал, который может быть использован для обогащения своей культуры или для принижения достижений другой культуры (поджог Александрийской библиотеки). Когда же культура воспринимается как равноправный субъект во всем ее своеобразии и уникальности, тогда между культурами возникает диалог. Попытку сочетать идею диалога культур, идущую от Бахтина, с логикой (диалектикой) Гегеля, предпринял в свое время B.C. Библер, предложив переименовать диалектику в диалогику. «Диалогика - логика диалога двух и более логик». Если диалектика «предполагает развитие одной, данной логики - самотождественной», то диалогика есть «общение логики и логики, не совпадающих одна с другой, выходящих на «грань с другой логикой, с другой всеобщей культурой». Таким образом, логика культуры, логика, обосновывающая всеобщность идеи культуры, заключает, по мнению В.С. Библера163 164 165, в себе три «группы преобразований», может быть определена в трех (одном, трижды повернутом) всеобщих смыслах: во-первых, это логика парадокса; во-вторых, это логика диалога логик, - обоснования начала данной всеобщей логики в диалоге с иной, столь же всеобщей формой разумения; в-третьих, это логика трансдукции - обоснования начала мысли в точке ее взаимоопределения, взаимоперехода с другим, столь же всеобщим логическим началом. Во взаимоотношении культур открываются двоякие возможности. Одна культура может относиться к другой как к некоему объекту и как к равноценному субъекту. По этому поводу Э.В.Сайко пишет так: «В диалоге, где субъектсубъектные отношения взаимодействия имеют свои особенности (связанные, в частности, с характером задаваемых позиций, их смысловыми нагрузками и т.д.) и где субъекты не просто общаются, а обнаруживают особое пространство сотворчества в снятии проблемной ситуации, такое личностное воспроизводство своей самости в другом играет соответствующую роль как в воспроизводстве субъекта, так и смысловых полей диалога» . Диалог культур, таким образом, невозможен без поиска общего, универсального для всех участников диалога пути достижения взаимопонимания при условии сохранения своей самобытности и уникальности. Но всякое ли взаимодействие цивилизаций и культур можно называть диалогом и способна ли любая цивилизация вести диалог? На протяжении всей истории человечества культуры друг с другом вступали в торговые, политические отношения, вели военные действия и заимствовали научные и культурные достижения. Сомнения по поводу диалога культур вызывает также тот факт, что отношения выстраивались в рамках ценностей западной цивилизации. По мнению С.Хантингтона , мир не может быть одновременно единым и фундаментально разделенным на Восток и Запад или Север и Юг. Известный американский политолог предлагает полицивилизационный подход, утверждая, что: - Силы интеграции в мире реальны и именно они порождают противодействующие силы культурного утверждения и цивилизационного сознания. - Мир в каком-то смысле делится на два, но принципиальное различие эта парадигма проводит между Западом как доминирующей до сих пор цивилизацией и всеми остальными, которые, однако, имеют между собой мало общего (если имеют что-либо общее вообще). Короче говоря, мир разделен на западную и незападную совокупности. - Национальные государства есть и останутся наиболее важными игроками на международной сцене, но их интересы, союзы и конфликты между ними в значительной степени определяются культурным и цивилизационным факторами. - В мире на самом деле царит анархия, он изобилует межплеменными и национальными конфликтами, но конфликты, которые представляют наиболее серьезную угрозу для стабильности, - это конфликты между государствами или их группами, относящимися к различным цивилизациям. В своих рассуждениях С.Хантингтон исходит из того, что каждая цивилизация видит себя центром мира и пишет свою историю как центральный сюжет истории человечества. Это относится скорее к Западу, чем к другим культурам. По словам В. Губмана, «история являет собой универсализацию связей между различными цивилизационными образованиями, и, в конечном счете, эта тенденция превалирует над дезинтеграционными. Диалог между цивилизациями - средство обретения ими самотождественности»166. Каждая цивилизация смотрит на другую цивилизацию - ныне существующую или давно ушедшую в прошлое - и тем самым решает вопрос о собственной идентичности. Национальные культуры, их ценности и взаимодействие рассматриваются как основной фактор трансформации культуры. Религия является частью духовной жизни общества и с распространением научного знания и рационализацией общественной жизни «война богов», как отмечал Макс Вебер, не исчезает, как не исчезают религии с до-явлением науки. По этому поводу В.М. Межуев высказывает такое мнение: «В отличие от религиозного человека светский человек испытывает потребность не только в Боге, но и в других людях, находя в их словах и мнениях ответы на собственные вопросы, стремясь вместе с ними постичь истину своего собственного существования в мире. Другого источника самопознания и самосознания у него просто нет. Цивилизации, не достигшие ступени индивидуальной свободы, к диалогу неспособны. Равно он невозможен и между цивилизациями, находящимися на разных уровнях исторического развития. Если одна цивилизация исключает любое проявление личной свободы, а другая имеет в своей основе уже сформировавшееся гражданское общество и правовое государство, между ними вряд ли возникнут диалогические отношения»167. На основании этого утверждения автор приходит к выводу, что диалог между Западом и Востоком невозможен. Диалог возможен только с переходом к универсальной цивилизации, под которой понимается мировой общественный порядок, который объединяет живущих на Земле людей вокруг общих для всех (следовательно, универсальных) ценностей. Хотя сам автор задается вопросом о том, не является ли данный сценарий утопией, В.М.Межуев приходит к выводу, что в таком случае следует признать утопией и саму идею диалога в общемировом масштабе. Диалог строится на основе индивидуальности, равенстве и независимости субъектов и призыв к диалогу и есть призыв к созданию универсальной цивилизации. С.Хантингтон, критикуя идею универсальной цивилизации, говорит о том, что главными элементами любой культуры и цивилизации являются язык и религия, а говорить об универсальном языке и универсальной религии в данный момент не приходится. Таким образом, сложились две противоположные точки зрения. С одной стороны, современная цивилизация - это пространство межнациональных конфликтов, где главную роль играют межцивилизационные различия и интеграция культур их только обостряет. С другой стороны, интеграция должна привести к формированию единых общечеловеческих ценностей при сохранении многообразия вер и культур, а осуществление каждым своего права на свободное самоопределение, на свободный выбор того, что он считает для себя в культуре важным и нужным. Прогресс культуры - это постоянный процесс развития общественной жизни и духовного, прежде всего нравственного, совершенствования человека, наиболее полного раскрытия его творческого потенциала. Культура не может быть понята только в связи с обществом. Но и для понимания общества необходим не только анализ его политической и социально-экономической сферы, но и осмысление его культуры. В процессе взаимодействия политики с культурой складывается политическая культура. Хорошо известно, что между ними зачастую возникают сложные отношения, доходящие до взаимной неприязни и острых столкновений, в которых каждая сторона прибегает к своим средствам нападения и защиты. Даже авторитарное правительство не может обойтись без услуг деятелей культуры, способных выполнить властный заказ. Управление культурой состоит в том, чтобы, уйдя от привычных предписаний «сверху», суметь гибко и последовательно осуществить такие основополагающие принципы социального управления, как планирование и регулирование. Во многих странах мира, в том числе Канаде, Швеции, Франции и Норвегии, культура живет и развивается на основе долгосрочного планирования. В США, например, составляются планы культурного развития на пятилетку168. Как известно, политические институты и организации действуют на основе политических акций и средств, сфера же этнической культуры транслируется при помощи знаний, норм и ценности. Духовная культура действует посредством системы образования, музеев, средств массовой коммуникации и т.д. Одной из отличительных черт международных культурныех связей является их относительная самостоятельность по отношению к государственному регулированию. Неформальные межкультурные связи способны в свою очередь оказывать обратное воздействие на политику. Безусловно, влияние крупной нации-государства или цивилизационной системы крупномасштабнее, чем влияние малочисленных этно-национальных групп, но несмотря на это, малые этно-группы также способны оказать культурное воздействие на соседей в своем регионе, а может быть, и в мировых связях. В международных документах этот принцип формулируется как равноправие культур, что подразумевает устранение каких-либо правовых ограничений и духовного подавления стремлений каждой этнической или национальной группы придерживаться своей культуры и сохранять свою самобытность (идентичность). Конечно, такое равноправие не обязательно означает действительного равенства в силу бесспорного различия в уровнях культурного развития169 170. В частности, Организацией Объединенных Наций принята резолюция 2625 (XXV) Генеральной Ассамблеи ООН от 24 октября 1970 , согласно которой принцип не вмешиваться в дела любого другого государства является существенно важным условием для обеспечения того, чтобы нации жили сообща друг с другом в условиях мира, поскольку практика вмешательства в какой бы то ни было форме не только представляет собой нарушение духа и буквы Устава, но также ведет к созданию ситуаций, которые ставят под угрозу международный мир и безопасность. Эти цели могут быть достигнуты лишь в том случае, если государства пользуются суверенным равенством и полностью соблюдают в своих международных отношениях требования этого принципа, будучи убеждена в том, что подчинение народов иностранному игу, господству и эксплуатации является крупным препятствием на пути установления международного мира и безопасности, будучи убеждена в том, что принцип равноправия и самоопределения народов является существенным вкладом в современное международные право и что его эффективное применение имеет первостепенное значение для содействия развитию дружественных отношений между государствами, основанных на уважении принципа суверенного равенства, будучи убеждена поэтому в том, что любая попытка, направленная на частичное или полное нарушение национального единства и территориальной целостности государства или страны или их политической независимости, несовместима с целями и принципами Устава. Таким образом, ООН постулирует принцип равноправия и суверенитета народов и культур на пути построения диалога цивилизаций и культур. Но возможно ли сохранение уникальности и индивидуальности в эпоху глобализации? Под универсальной цивилизацией подразумевается культурное объединение человечества и принятие людьми всего мира общих ценностей, верований, порядков, традиций и институтов. Зачастую под современной универсальной цивилизацией понимают западный путь развития и западные ценности. Безусловно, процессы модернизации затрагивают все цивилизационные системы, но как показывает история, культурные заимствования не всегда означают утрату культурной самобытности. К примеру, принятие Китаем буддизма не привело к ассимиляции с индийской культурой. Китайцы адаптировали буддизм под свои цели и задачи. И незападные общества могут успешно модернизироваться, не меняя своих сущностных оснований. Другими словами, усиление взаимодействия между культурами приводят к их модернизации, но при этом сохраняют свои ценности и институты. Чужая культура усваивается только в сравнения с иной культурой. Познание духовной культуры другой нации предполагает накопление знаний об инонациональных культурных ценностях, нормах.
<< | >>
Источник: МАНАПОВА ВИОЛЕТА ЭЛЬДАРОВНА. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ЭТНИЧЕСКОГО САМОСОЗНАНИЯ В МЕЖКУЛЬТУРНОМ ДИАЛОГЕ (ФИЛОСОФСКО- КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ). 2013

Еще по теме 2.2. Субъекты межкультурного диалога:

  1. Введение
  2. СУДЬБЫ ЗАПАДНОЙ ФИЛОСОФИИ НА РУБЕЖЕ III ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
  3. личность и свобода в восточных традициях (к критике европоцентризма и ориентализма)
  4. ПРАКТИКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ТВ КНР И ОТРАЖЕНИЕ «КИТАЙСКОЙ ТЕМЫ» РОССИЙСКИМИ СМИ В КОНТЕКСТЕ МЕЖКУЛЬТУРНОГО ДИАЛОГА В РОССИЙСКО-КИТАЙСКОМ ПРИГРАНИЧЬЕ (НА ПРИМЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЖУРНАЛИСТОВ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ)
  5. КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ
  6. ДИАЛОГ КАК ВАЖНЕЙШИЙ ФИЛОСОФСКО- МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЙ ОРИЕНТИР В СОВРЕМЕННОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ Субботняя А.Г.
  7. ПОСТСОВЕТСКИЕ ОБЩЕСТВА: МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ ДИАЛОГ И СОВРЕМЕННАЯ ЭТНОПОЛИТИКА Нечипоренко О.В.
  8. ФИЛОСОФСКО-ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ МЕЖКУЛЬТУРНОГО ДИАЛОГА: ПРОБЛЕМА РЕФЛЕКСИВНЫХ ОСНОВАНИЙ Мякчило С.А.
  9. Г. И. Юсупова ГЛОБАЛИЗАЦИЯ и роль РЕЛИГИИ в МЕЖКУЛЬТУРНОМ ДИАЛОГЕ
  10. Я. С. Яскевич ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ в УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  11. РОЛЬ ФИЛОСОФИИ В РАЗВИТИИ ОРИЕНТАЦИИ НА ПРАКТИЧЕСКИЙ ГУМАНИЗМ В.Н. Калмыков
  12. МЕТАМЫШЛЕННЕ В ДИАЛОГАХ СМИ: ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИИ И ТАКТИКИ СОВЛАДАНИЯ В СПОНТАННЫХ КОНФЛИКТАХ А. И. Виноградская (Москва)
  13. ДИАЛОГ КУЛЬТУР
  14. Модель формирования иноязычной коммуникативной компетенции курсантов вузов МЧС России на основе социокультурного подхода
  15. МАНАПОВА ВИОЛЕТА ЭЛЬДАРОВНА. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ЭТНИЧЕСКОГО САМОСОЗНАНИЯ В МЕЖКУЛЬТУРНОМ ДИАЛОГЕ (ФИЛОСОФСКО- КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ), 2013
  16. 1.2. Пространственно-временные параметры межкультурного диалога