<<
>>

Заключение

В данной работе мы исследовали своеобразие архитектурных форм Собора Покрова на Рву, предприняв попытку как расширить взгляд на архитектурную традицию памятника в целом, так и соотнести его с культурным контекстом эпохи.
Мы установили особую оригинальность и феноменальность памятника, выявив в нем сложную структуру влияний западной архитектурной традиции наряду с присутствием русской архитектурной традиции монументального зодчества. Трансформировавшиеся элементы готической и ренессансной архитектуры можно полагать как знаки присутствия западного искусства и говорить о своеобразном семиотическом «окне» в культурное наследие Европы. Несмотря на сложность исторических судеб Руси, она никогда не жила в абсолютной изоляции от Запада, а была и оставалась частью Европы. Западная архитектура усваивалась на Руси не напрямую, не копированием архитектурных моделей и строительных приемов западного зодчества, а воплощалась не в том традиционном, классическом виде, с которым мы сталкиваемся на Западе, а через знак, символ - пробуя, подбирая для себя архитектурные формы, сформировавшиеся к тому моменту на Руси. Таким образом, результатом, реакцией русского зодчества на европейскую традицию было не непосредственное действие, копирование формы напрямую, но трансляция западноевропейской архитектуры в знак. В знак, запечатлевшийся в архитектурном ансамбле Собора, в его плане, внешней организации: формах и орнаменте, декоре и организации внутреннего пространства храма.

Настоящая работа показала, что архитектура Собора Покрова на Рву может быть проанализирована как сложный текст. Собор предстает в роли своеобразного адресанта, носителя послания. В содержании архитектуры Собора, в его устройстве вписаны литургические и символические черты, являющиеся своеобразными «заказчиками» уникального архитектурного ансамбля Собора. Через тщательное и последовательное считывание информационных слоев архитектуры и сопоставления их с историко-культурным контекстом, мы смогли расширить пространство трактовки архитектуры Собора Покрова на Рву и создать наиболее полный текст его смыслов.

Хотя не получившие развития архитектурные идеи Собора Покрова на Рву стоят обособленно, они, тем не менее, не выходят за рамки русского зодчества. Необходимо отметить факт, что мы не можем судить о том, что усматривали или чувствовали люди эпохи XVI века, созерцая Собор, но у нас есть возможность, располагая более широким полем знания и сообразуясь с исследовательским опытом, выдвинуть предположения о феномене Собора Покрова на Рву.

По-прежнему остается открытым вопрос об авторстве и архитекторе Собора Покрова на Рву, но очевидно, что его ктитором и, скорее всего, автором проекта - идеи был сам Иван IV.

Важность исследования памятника также связана с тем, что все попытки проследить постепенное эволюционное развитие московской архитектуры, в результате которого, как считалось, была создана самобытная русская архитектура, свободная от византийской традиции и итальянских образцов, оказались достаточно умозрительными. Очевидно, что скульптурность архитектуры Сбора, вынесение форм во вне, рассчитана на то, чтобы произвести сильное впечатление на людей, обозревающих Собор; внутренний же декор Собора значительно скуднее, если не сказать, что отсутствует вовсе. В пространственно-визуальном устройстве Собора прослеживается диспропорция. Самой лучшей точкой для его обозрения, так чтобы можно было наблюдать Собор пропорционально и полно, является так называемая «Царская башня», находящаяся на кремлевской стене и ориентированная по восточной оси. Каменная башня была построена в 1680 году, а ранее, по легенде, на ее месте существовала деревянная башенка, с которой Иван Грозный наблюдал за событиями на площади (см. приложение, рис. 84).

Однако как внешние формы Собора, так и его внутреннее пространство должны были выглядеть особой диковинкой для Москвы XVI века. Непомерная и загадочная внешняя пышность несхожа с традиционной архитектурой. Многопрестольность с возможностью обхода престолов, связанная с программой паломничества и почитания новых русских святых, не менее оригинальна и нова для православной церкви, но типична для католического запада.

Заметно, что единства в трактовке как самой архитектуры, так и истории создания Собора нет. Вероятно, сложившиеся историографические модели как целостные и достаточные концепции являются несостоятельными. Мы не можем сказать с убедительной точностью, когда именно была заложена церковь, когда существовала и существовала ли вообще до нее деревянная Троицкая церковь или это был «пространственный чертеж» будущего каменного храма, возводился ли храм в два строительных этапа разными артелями мастеров и кто был автором такого сложного архитектурного проекта. Однако изучение культурного контекста Московской Руси и Европы рождают глубокое понимание памятника. Собор Покрова на Рву перестает быть «блуждающим» знаком, оторванным от системы функций и культурных значений. Последовательно применяя формальный и семиотический анализ в исследовании архитектуры Собора, мы можем увидеть, как архитектурный прием, минимальная единица архитектурного высказывания, функционирует в рамках полноценного архитектурного текста Собора. Синтактика архитектуры Собора свидетельствует о присутствии не только традиционно русских архитектурных приемов, но и западных. Поскольку западная архитектурная традиция не могла быть целиком инкорпорирована и встроена естественным путем в сложившуюся архитектурную традицию Руси, по большей части продолжавшую линию византийской строительной традиции, она присутствует в виде знаков, архитектурных цитат, отсылающих к европейскому мышлению пространственных моделей. Западные архитектурные приемы были «переведены» на язык русского зодчества. Адаптированные под строительные возможности и замысел ктитора, они смогли реализоваться в облике Собора. Тем не менее, весь набор зодческих элементов, так же, как и внешний вид Собора, не прижились в традиции русского монументального зодчества и по сей день воспринимаются как инородные по отношению к общей традиции. Это объясняет и обособленность памятника от остальных значимых для государства построек. Собор выходит из ряда традиционной русской архитектуры, но встраивается в систему отношений с памятниками Запада и общехристианскими символическими проектами Иерусалимов.

Таким образом, мы можем проследить как архитектурные высказывания (приемы) организуются в определенного рода текст (архитектурную форму Собора). Семантика Собора чрезвычайно насыщена. Она имеет ярко обозначенные коннотации Горнего Града, что прочитывается как из литургических функций Собора, так и из его рецепции. Проследив архитектурный текст Собора, мы соотнесли его с текстом икон, репрезентирующих Иерусалим. По нашей интерпретации, Собор Покрова на Рву является репрезентацией всего города Иерусалима; к пределу Входа Господня в Иерусалим в Вербное Воскресенье совершались «шествия на осляти» патриарха, царь вел под уздцы коня, обряженного ослом, на котором восседал патриарх. Возведение же такого «Иерусалима» было связанно с освободительной войной за веру, которую вел царь Иван Васильевич со своим войском против мусульманского татарского населения Поволжья. Таким образом, если действительные крестовые походы совершались во имя освобождения Святой Земли, то в нашем случае роль земли, нуждающейся в освобождение, сыграл мусульманский восток, успешное освобождение которого закончилось триумфом православной веры и возведением своего собственного Иерусалима. Благодаря историческому событию, взятию Казани, заказчик Собора соотнес два этих текста - архитектурный и текст иконы. Освобождение Казани имело коннотацией освобождение Иерусалима от нечестивых и триумф православной христианской веры. Поэтому архитектура Собора отражает как исторические реалии Казанского похода, так и его культурную репрезентацию. В речи митрополита Макария сказано, что погибшие за освобождение Казани достойны Нового Иерусалима - небесного, а, соответственно, выжившие - Иерусалима на земле, знаменующего Второе Пришествие Христа и Страшный Суд, которой в виде опричнины Ивана Грозного постигнет Русь в 1564 году, спустя три года после освящения завершенного Собора Покрова на Рву.

Собор Покрова на Рву стал одним из важных скрепляющих звеньев формирования национальной политический идеологемы «Москва - Иерусалим», во главе с доминирующей идеей избранности Руси и ее преисполненности мессианской роли в мировых и космических масштабах.

Собор Покрова на Рву построен во время явного взлета внешний политики Ивана IV и еще до момента исторического перелома жизни Руси, сложившегося в ходе опричнины. Находясь на пограничной зоне, Собор воплощает в себе, с одной стороны, триумф Православной Москвы - Иерусалима Ивана IV С другой стороны, эти же признаки свидетельствуют о явной тенденции царя, чье болезненное мышление стремилось к возведению себе прижизненного памятника - столпа, вынесенного на почитание народу, к постоянному напоминанию могущества своей фигуры на земле как наместника Бога.

В заключение отметим, что благодаря наработанному исследовательскому материалу: архитектурному, инженерному, материалу письменных источников и теоретической разработанности культурологического, междисциплинарного подхода в изучении культуры - стало возможным расширить прочтение архитектуры памятника. Вспомогательные исследования, косвенно пересекающиеся с историей возведения Собора, предоставляют глубокое понимание исторического контекста, необходимого для раскрытия темы архитектуры и символики Собора. Автором была проведена кодификация источников и материала. Архитектура мыслилась нами как определенным образом структурированный текст. Для ответа на вопрос, что именно структурировало архитектурные приемы-высказывания таким образом, мы обратились к летописным текстам и текстам икон. Данный подход позволил соотнести и сравнить архитектурный текст Собора с другими, и увидеть, как сам Собор, будучи феноменом культуры, артефактом, выполняя функцию архитектурного и символического Иерусалима, встраивается в сложный текст культуры и истории средневековой Руси и эпохи Ивана IV Собор Покрова на Рву существует в сложном многоуровневом измерении средневековой культурной архитектурной традиции, городском ансамбле и топографии Москвы, а также включает в себя и особое символическое, сакральное измерение, воплощая претензии Ивана IV на исключительность своей власти и веры, в стремление царя воплотить свой утопический проект создания царства Божия на земле.

<< | >>
Источник: КОСЯКОВА Валерия Александровна. АНАЛИЗ СОБОРА ПОКРОВА НА РВУ В КОНТЕКСТЕ СРЕДНЕВЕКОВОЙ КУЛЬТУРЫ. 2013

Еще по теме Заключение:

  1. 5.14. Заключение эксперта
  2. 15.4. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением 15.4.1.
  3. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. Примечание [Обычный взгляд на умозаключение]
  5. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ
  6. а) Умозаключение общности
  7. Ь) Индуктивное умозаключение
  8. с) Умозаключение аналогии 1.
  9. а) Категорическое умозаключение 1.
  10. Ь) Гипотетическое умозаключение
  11. с) Дизъюнктивное умозаключение
  12. III. Умозаключение
  13. III. Умозаключение
  14. § 3. Участие в гражданском судопроизводстве государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения
  15. § 5. Заключение эксперта