<<
>>

МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И СВЕРЖЕНИЕ ДИКТАТУРЫ К, ИБАНЬЕСА

Мировой экономический кризис нанес мощнейший удар по чилийской экономике, пострадавшей от него сильнее других стран Латинской Америки, Если в 1929 г, чилийский экспорт составил 2293 млн золотых песо, а импорт 1617 млн, то в 1932 г.
экспорт снизился до 292 млн золотых песо, а импорт до 214 млн, т.е, почти в 10 раз'. Это самый низкий показатель падения торговли во всем мире в эти годы.

В самой важной отрасли, добыче селитры, последствия кризиса были катастрофичными. Экспорт этого сырья сократился на 45%. Надеясь спасти рынок селитры от коллапса, правительство совместно с добывающими компаниями решило провести реорганизацию отрасли, создав совместно с группой Гуггенхейм (США) «Селитряную компанию Чили» (КОСАЧ), где чилийскому государству принадлежал 51 % акций. В обмен на свою долю акций правительство передало КОСАЧ огромные территории с залежами селитры и отказалось от взимания экспортных пошлин, что должно было привести к снижению стоимости чилийской селитры27 Надежды на прибыль и оживление отрасли с последующим увеличением занятости разбились о суровую действительность кризиса. Более того, создание КОСАЧ вызвало шквал критики националистически и англофильски настроенной буржуазии, недовольной монополизацией рынка селитры под контролем США.

Кризис катастрофически отразился и на чилийских финансах. Займы в США, за счет которых в значительной мере финансировались общественные работы, сократились с 443 млн песо в 1929 г. до 22,4 млн песо в 1932 г., а в 1933 г. полностью прекратились. Чили оказалась на краю финансовой пропасти бюджет страны в основном формировался за счет налогов от внешней торговли, а в условиях ее краха произошел бюджетный коллапс, В марте 1931 г. были увеличены таможенные импортные пошлины на 70 %, но это не помогло сбалансировать бюджет. В июне 1931 г. был объявлен мораторий на выплату внешнего долга, что вызвало паралич финансовой системы.

Промышленное производство к 1931 г.

упало на 25 %, Падение производства меди и селитры привело к небывалой безработице. За два года, с 1929 по 1931 г., число рабочих в этих отраслях уменьшилось втрое: из 91 тыс. осталась лишь 31 тыс. Чтобы как-то решить проблему безработицы на севере в районах добычи селитры, власти предприняли крайне опасную, как показало будущее, акцию. Предполагалось использовать безработных для сельскохозяйственной колонизации районов к югу от Центральной долины. В города, в основном в Сантьяго, были перевезены тысячи семей безработных с севера. В итоге улицы чилийских городов были переполнены несчастными людьми без жилья и работы, эти апокалипсические сцены усугубляли общую картину кризиса и отчаяния. Рабочих селили в бараках в ужасающих условиях. Правительство своими руками создало взрывоопасный очаг в столице и других крупных городах.

Правительство принимало антикризисные меры, состоявшие лишь в сокращении расходов и проведении политики жесткой экономии. В феврале 1931 г. Конгресс предоставил К. Ибаньесу чрезвычайные полномочия для преодоления кризиса. В мае 1931 г. было объявлено о сокращении зарплаты чиновникам и армии, были повышены косвенные налоги, прекращены общественные работы, что увеличило безработицу. Трагическое экономическое положение страны усугублялось перенаселением городов безработными с севера, что усиливало ощущение безвыходности и углубляло кризис.

Неспособность власти изменить ситуацию к лучшему привела к возрождению оппозиции. Репрессии против нее лишь усилили непопулярность правительства. В 1931 г. постоянно менялись составы кабинетов министров. 13 июля 1931 г. К. Ибаньес был вынужден пойти на уступки. Он поручил создание кабинета популярному радикалу Хуану Эстебану Монтеро. Была восстановлена свобода печати, объявлена амнистия высланным из страны оппозиционным деятелям. Однако уже 22 июля из-за разногласий с К. Ибаньесом Х.Э. Монтеро ушел в отставку. К власти вернулся кабинет сторонника диктатуры Ф, Гарсеса Гану. Эти перемены вызвали массовые протесты в стране.

Уже 23 июля К, Ибаньес был вынужден вновь сменить главу кабинета, им стал бывший морской министр капитан Карлос Фродден, который пригрозил применить оружие против манифестантов. На следующий день была расстреляна студенческая демонстрация, а 25 июля началась забастовка врачей. К ним присоединились адвокаты, учителя, служащие. Всеобщая забастовка была назначена на 27 июля. В своих мемуарах Эдуардо Фрей (президент страны в 1964—1970 гг., основатель Христианско-демократической партии) писал о том времени: «Восстание уже охватило улицы Сантьяго. По утрам на Аламеде и других главных улицах центра города сыпали песок, чтобы кавалерия могла с ходу галопом атаковать демонстрантов»1.

Пытаясь маневрировать, К. Ибаньес созвал 26 июня совещание лидеров политических партий, однако на него никто не явился. В Сантьяго царил хаос, правительство уже не контролировало положение. 26 июля К. Ибаньес решил уйти в отставку, передав власть своему стороннику либералу Педро Опасо. Однако восставший Сантьяго отверг власть нового вице-президента, который вслед за диктатором также был вынужден покинуть Ла-Монеду. Временное правительство возглавил Х.Э. Монтеро.

Новое правительство объявило о проведении президентских выборов в октябре 1931 г. Консерваторы, либералы и радикалы выдвинули кандидатом на пост президента Х.Э. Монтеро. Но консолидация сил традиционных политических партий вокруг Х.Э. Монтеро не достигла своей главной цели — стабилизации положения в стране.

Лишения, вызванные экономическим кризисом, обнищание широких народных масс, в том числе и среднего класса, стали катализатором роста революционных настроений в обществе. Радикализация средних слоев и рабочего класса дестабилизировала обстановку в стране. Правительство было бессильно что-либо изменить в экономическом положении широких масс населения. Был установлен режим жесткой экономии. Число безработных достигло 200 тыс. человек. В конце августа 1931 г. накануне грозных событий на флоте Мануэль Трукко сменил на посту вице-президента Х.Э.

Монтеро, занявшегося своей предвыборной кампанией. 31

августа 1931 г. на крейсере «Адмирал Латорре» начались митинги матросов, требовавших от правительства восстановить в полном объеме денежное довольствие, урезанное еше в 1930 г.

На следующий день на «Латорре» вспыхнуло восстание, охватившее затем все корабли военно-морской базы в Кокимбо. Восставшие сместили командование и создали Штаб экипажей во главе с унтер-офицерами Эрнесто Гонсалесом, Мануэлем Ас- тика, Лаутаро Сильва. Вслед за Кокимбо движение перекинулось на другие подразделения армии и флота в Вальпараисо, на базу флота в Талькауано и на Южную эскадру.

В тс годы широкой популярностью пользовался фильм Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин», представлявший эпизод восстания на Черноморском флоте центральным событием русской революции. Восстание на чилийском флоте воспринималось общественным мнением как подобное русской революции событие. Тогдашний активист компартии Маркос Ча- мудес вспоминал: «В воображении многих старый крейсер «Адмирал Латорре», являвшийся реликвией нашего военно-морского флота, на котором был создан комитет руководства восстанием, казался воплощением эпопеи с русским «Броненосцем Потемкиным»1.

Военно-морской флот Чили насчитывал 18 военных кораблей, 6 подводных лодок и 11 вспомогательных судов, общей численностью 13 320 человек. Это была грозная сила. Помимо флотских экипажей к восстанию примкнули военнослужащие береговой артиллерии, в Талькауано движение моряков поддержали докеры. Волнения охватили также авиабазу в Кинтеро и часть армейского полка «Майпу» в Вальпараисо.

Моряки выдвинули не только экономические, профессиональные, но и политические требования. Штаб экипажей сформулировал целую антикризисную программу: прекращение выплат по внешнему долгу, снижение процентной ставки по кредитам для промышленности, проведение аграрной реформы с разделом латифундий, принятие мер по стимулированию производства2.

Масштабы восстания, его политическая направленность вызвали панику в столице.

Уже 1 сентября в президентском дворце Ла-Монеда состоялось совещание правительства и политических лидеров всех партий, в том числе А. Алессандри, Л. Эрра- суриса, М. Идальго и других, Лишь коммунист Э. Лаферте, хотя он и был приглашен на встречу, отказался участвовать в этом

! Bicentenario. Revista de historia de Chile у de America. Vol. 3. No. 1.2004. Santiago de Chile, 2004. P. 63—102. 2

CM.: HAHR. NO. 2. May. 1980. P. 243.

зЗ

совещании «нотаблей»28. Все политические партии, кроме КПЧ, выразили свою поддержку правительству М. Трукко. А. Алессандри призвал народ сплотиться вокруг М. Трукко во избежание гражданской войны и диктатуры.

Хотя правительство покинул министр финансов П. Бланки- ер, автор решения о сокращении жалования военным, переговоры, которые вел адмирал Шредер, не дали позитивных результатов. Восставшие рассчитывали, что их действия будут поддержаны шахтерами юга страны и рабочими городов. Однако призывы восставших, поддержанные КПЧ, не дали желаемого результата. Коммунистам и ФОЧ удалось лишь организовать 3 сентября всеобщую стачку городского транспорта в Сантьяго, в ней участвовал в основном профсоюз трамвайщиков, находившийся под влиянием КПЧ. Хотя забастовка не достигла серьезных масштабов и не смогла повлиять на расстановку сил, экономические требования ее участников были удовлетворены.

После относительной неудачи забастовки КПЧ вновь попыталась радикализировать рабочее движение, впервые в соответствии с установками Коминтерна выдвинув лозунг немедленной «антиимпериалистической и аграрной революции», призвав создавать в рабочих кварталах «советы» и отряды самообороны как прототип «красной гвардии». КПЧ всерьез полагала, что в стране созрела революционная ситуация, и страна находится в преддверии пролетарской революции. В некоторых местах удалось создать «советы», как например, в районе Ла-Легуа в Сантьяго, но это были единичные случаи, и правительству без труда удалось справиться с этим движением29.

Ответом на призывы создания советов стало формирование так называемой Гражданской гвардии, в которую вступала молодежь из буржуазных слоев населения.

Страна неумолимо приближалась к рубежу всеобщей братоубийственной войны. Это ощущение близости катастрофы полностью поменяло политическую ориентацию средних слоев, испугавшихся «красной» угрозы. Большинство населения страны резко сменило свои левые симпатии на консервативно-охранительные взгляды. В этой атмосфере поворота вправо в обществе правительство могло предпринять решительные меры против топтавшеюся на месте и отчасти выдыхавшегося восстания на флоте.

5 сентября в Чили было объявлено осадное положение. Правительственные войска открыли военные действия против восставших на суше и подвергли бомбардировке с воздуха корабли в порту Кокимбо. 7 сентября восставшие капитулировали, и порядок в стране был восстановлен. Участники мятежа были преданы военно-полевому суду, приговорившему лидеров восстания к смертной казни. 16 октября М. Трукко заменил им смертный приговор на пожизненное заключение, а затем и на ссылку. Компартия попыталась использовать ситуацию с осуждением моряков в свою пользу и на выборах в октябре того же года выдвинула лидеров восстания Эрнесто Гонсалеса и Элисео Сепульведу своими кандидатами в Конгресс. Хотя оба не прошли на выборах, сам факт их выдвижения свидетельствовал, какое значение придавали коммунисты этому движению военных.

Восстание на флоте и его поражение оказали огромное влияние на ход президентской компании, проходившей в условиях осадного положения и наступления реакции. Вернувшийся в страну А. Алессандри объявил о создании левоцентристской коалиции. Старый опытный политик, он учитывал изменения настроений в обществе и общий поворот чилийцев влево, поэтому А. Алессандри теперь апеллировал к левым группам и партиям. Традиционные партии, в прошлом его союзники, либералы и радикалы отказали ему в поддержке. 6 сентября представители демократов, радикальных социалистов, профсоюзов лиц свободных профессий провели съезд, на котором кандидатом на пост президента «от всех левых сил» был выдвинут А. Алессандри. Его политическими лозунгами были восстановление демократии, роспуск КОСАЧ и восстановление золотого стандарта песо. Последнее положение было экономическим принципом вчерашнего дня, сданным в архив в годы кризиса. Свои кандидатуры на пост президента страны выдвинули также двое рабочих: профсоюзный лидер Э. Лаферте, представлявший официальную КПЧ, и сенатор Мануэль Идальго из числа диссидентов, исключенных Коминтерном из партии.

4 октября 1931 г. состоялись выборы президента. Х.Э. Монтеро получил 180 тыс. голосов, А. Алессандри — 100 тыс., а Э. Лаферте и М. Идальго — 3 тыс. и 2,4 тыс. голосов соответственно. Выборы создали легитимную исполнительную власть, но не сняли политическую напряженность в обществе.

<< | >>
Источник: Богуш Е.Ю.. Политическая история Чили XX века: Учеб. пособие. — М.: Высш. шк. — 224 с. — (Серия «XX век. Политическая история мира»). 2009

Еще по теме МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И СВЕРЖЕНИЕ ДИКТАТУРЫ К, ИБАНЬЕСА:

  1. НАЧАЛО СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ. «ЛЕВ ИЗ ТАРАПАКА»
  2. МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И СВЕРЖЕНИЕ ДИКТАТУРЫ К, ИБАНЬЕСА
  3. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА 4
  4. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ДЕМОКРАТИИ. ВТОРОЕ ПРЕЗИДЕНТСТВО А. АЛЕССАНДРИ