ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

1. 3 Семантическая сфера «музыка» и ее тематические группы

Известно, что в зависимости от сфер функционирования лексика в русском языке разделяется на две группы: общеупотребительную и

специальную. Использование слов, составляющих общеупотребительную группу лексики, не ограничено ни родом деятельности людей, ни территорией ее распространения.

Общеупотребительная лексика - это основа словарного состава русского языка, она включает в себя понятия и явления политической, экономической, культурной и бытовой сфер жизни. Г лавное отличие общеупотребительной лексики от специальной заключается в том, что все слова, входящие в её состав, понятны и доступны каждому носителю языка. В словах общеупотребительной лексики выражается информация о чувственно-воспринимаемых предметах, об эмоциональноволевых состояниях сознания, связанных с воздействием на него этих предметов и явлений.

В словах специальной лексики на первый план выходит информация о логических обобщениях каких-то сторон и признаков, свойственных рядам, группам, классам однородных по этим признакам предметов.

Значительную часть специальной лексики составляют терминологическая и профессиональная лексика. Специальная лексика связана с профессиональной деятельностью людей, а её главные составляющие: термины и профессионализмы.

Под профессионализмами мы понимаем «слова и выражения, не являющиеся научно определенными, строго узаконенными названиями тех или иных предметов, действий, процессов, связанных с профессиональной, научной, производственной деятельностью людей» [Жданова Л.А. 2004].

Например, слова из семантической сферы «музыка» употребляются людьми музыкальных профессий для обозначения специальных предметов (камертон), а также понятий и действий, зачастую имеющих названия в литературном языке.

Профессионализмы, в отличие от общеупотребительных слов, служат для разграничения близких понятий, используемых в определенном виде деятельности людей.

Благодаря этому профессиональная лексика незаменима для точного выражения мысли в речи специалистов и в профессиональных текстах, предназначенных для подготовленного читателя.

Узкопрофессиональные слова обычно не получают широкого распространения в литературном языке, т.е. сфера их употребления остается ограниченной. Чаще всего они употребляются в устной речи, так как «профессионализмы - это полуофициальные наименования (и в этом заключается одно из их отличий от терминов), закрепившиеся в языке представителей той или иной профессии» [Фомина, 1973: 105]. Однако информативная ценность узкопрофессиональных наименований утрачивается, если с ними сталкивается неспециалист.

К терминологической лексике относятся слова или словосочетания, используемые для логически точного определения специальных понятий, предметов, процессов, явлений. Возникновение и функционирование подобной лексики обусловлено развитием науки, техники и искусства.

Под понятием «термин» мы подразумеваем «такое слово или словосочетание, которому соответствует одно какое-либо вполне определенное понятие из области техники, науки, искусства» [Галкина- Федорук, 1954: 117].

Справедливо утверждение о том, что каждая отрасль знания оперирует своими терминами, составляющими суть терминологической системы данной науки» [Д.Э. Розенталь, И. Б. Голуб, М. А. Теленкова, 2002: 43].

По мнению Т.В. Жеребило, основными параметрами термина являются:

«1) наличие строго дефинитивного (определительного) значения в определенной отрасли знания; 2) логизированность семантики; 3) конвенциональность (сознательная договоренность) в употреблении; 4) однозначность; 5) способность быть членом той или иной

терминологической системы» [Жеребило, 2010: 121]. Все эти параметры относятся и к музыкальной терминологии.

В современном русском языке немало слов, имеющих музыкальное терминологическое значение, которые получили широкое употребление без каких бы то ни было ограничений: наименования музыкальных инструментов (барабан, балалайка скрипка, саксофон, рояль, баян);

наименования музыкальных ладов (мажор, минор); наименования музыкальных форм (ария, концерт, прелюдия, серенада, симфония) и т.

д. В данных случаях наблюдается процесс детерминологизации - «перехода термина в общеупотребительное слово, сопровождающегося утратой связи с научным понятием и приобретением нового - обычно метафорического значения» [БТС, 2000].

Например, в следующем фрагменте текста у музыкального термина каденция на базе одного из его прямых значений (вставка виртуозного характера в инструментальном концерте, представляющая собою свободную фантазию на его главные темы и исполняемая солистом без аккомпанемента оркестра) развивается новое метафорическое значение «индивидуальное исполнение какой-либо работы».

Как ни уклонялась я от понимания паломничества в Долину Призраков, как ни юлили, как ни разыгрывала приступы астмы, холеру и водянку, в последний день перед отъездом меня все же вызвонила секретарша Иммануэля. И я уныло повлеклась на встречу с людьми, которые вскоре, с окончанием моей каденции, все станут призраками в моей жизни

(Д. Рубина, Синдикат (2007)).

В результате расширения и совершенствования различных областей материального производства, науки и техники мы можем часто наблюдать появление новых специальных слов - терминов или целых терминологических пластов; подобные слова нередко переходят в область общеупотребительной лексики, что связано, в частности, с расширением общей образованности и научной осведомлённости среднего носителя языка.

По мнению С.Б. Козинца и К. А. Соломатина, «употребление в речи специальных музыкальных терминов характерно для писателей и журналистов, тесно соприкасавшихся (или соприкасающихся) с музыкой. Например, Дина Рубина, часто использующая в своих произведениях музыкальную метафору, имеет консерваторское образование» [Козинец, Соломатин, 2011: 279].

Среди музыкальной лексики часто наблюдается переходность термина из профессиональной лексики в общеупотребительную, что обусловлено распространённостью музыкальной культуры и её терминологии, это подтверждается высокой степенью развития семантической структуры музыкальной лексики, в том числе поступательной способности к метафоризации, как показывает материал данной работы.

Музыкальная терминология - это живая, упорядоченная, структурированная (по классификационным группам) сложная система, в которой специфика музыкального термина соотносится с его принадлежностью к определенной тематической группе.

Любопытно замечание Н.Г. Ткаченко о том, что «с одной стороны, музыкальная терминология - неотъемлемая часть деятельности людей, так

или иначе связанных с музыкой. С другой стороны, музыкальная терминология - более или менее самостоятельный сегмент национального языка, представляющий определенный интерес не только для музыкантов, но и для исследователей-лингвистов» [Ткаченко, 2000: 71].

Становление русской музыкальной лексики происходило в тесной связи с развитием музыкальной культуры России. Природная музыкальность, любознательность русского народа и установление контактов с рядом иностранных государств способствовали большому притоку иностранных слов в русскую музыкальную терминологию, иноязычные заимствования сыграли значительную роль в формировании музыкальной терминологической системы. Процесс заимствования музыкальных терминов особенно активно протекал в Петровскую эпоху, когда были установлены дипломатические отношения с рядом иностранных государств.

Музыкальная классическая терминология в современном русском языке сформировалась на основе заимствований из пяти языков: латинского (такт, текст), греческого (гармоника, тон), итальянского (альт, фагот), французского (гобой, клавиатура) и немецкого (гриф, горнист, цитра).

Н.Г. Ткаченко считает, что «русская классическая музыкальная терминология в основном сформировалась к XVII веку, а к XVIII, началу XIX века уже были известны названия музыкальных инструментов, которые входят также в состав современной музыкальной терминологии: гобой, кларнет, контрфагот, флейта тромбон (из группы духовых инструментов), цимбалы, кастаньеты, гонг (из группы ударных инструментов), альт, виолончель, контрабас, лира (из группы струнных инструментов), клавикорд флигель, рояль, орган, фортепиано (из группы клавишных инструментов)» [Ткаченко, 1998:69].

В послереволюционные годы музыкальная терминология получила большое распространение в России за счёт того, что стала передаваться русской графикой. Многие массовые издания стали издаваться с темповыми обозначениями, динамическими оттенками и другими музыкальными терминами по-русски (адажио, анданте, аллегро), массовые произведения оперной и симфонической литературы тоже нередко стали издаваться в русской графике.

К сегодняшнему времени сложилось довольно разветвлённое семантическое объединение лексики, которое можно определить как «семантическую сферу».

В лексической системе языка существуют разнообразные

семантические объединения. Ф.П. Сороколетов считает, что «сложность природы лексического значения предопределяет возможность объединения слов как по экстралингвистическим признакам, отражающим связь значений с внешним миром, так и по чисто языковым, в основе которых лежат внутриязыковые связи» [Сороколетов, 1970: 21].

Известна идеографическая классификация лексики Ю.Н. Караулова, который весь словарь разделил на две сферы: «Вселенная» и «Человек». [Караулов,1972: 68]. Внутри этих сфер различаются области: небо, земля, растительный мир, животный мир. В лексической группе «Человек» - человек как живое существо, как общественное существо и т. д.

Другим методом исчисления лексических группировок является метод цепочек словарных дефиниций. Определить состав ЛСГ можно и методом ступенчатой идентификации, предложенным Э.В. Кузнецовой.

В современных семантических исследованиях наряду с понятием семантического класса используется понятие семантической сферы. Разное количество и состав семантических сфер были изложены Н. Д. Арутюновой, Т.И. Кустовой, Т.В. Шмелевой, Н.Б. Лебедевой, Г.Н. Скляревской.

Семантическая сфера - это крупное системно-структурное мыслительное объединение единиц лексико-фразеологической системы языка, в состав которого входят определённые языковые элементы, выделенные на основе общего интегрального признака. Семантическая сфера «музыка» как мыслительная категория формируется типами тематических группировок.

В результате метафоризации некоторые лексические элементы из рассматриваемых тематических групп переходят в другие семантические сферы («человек», «натурфакт», «физический мир», «психический мир» и др.). Эти переходы и подвергаются анализу. Метафора - это такой семантический сдвиг, который сцепляет в одном языковом выражении не только две разные реалии, но и две разнородные сферы (области) действительности.

Использование понятия «семантическая сфера» даёт возможность расчленить языковое пространство на составные части, каждая из которых состоит из некоторого множества элементов, тесно взаимодействующих и взаимосвязанных друг с другом.

Важнейшими составными компонентами любой мыслительной семантической сферы являются тематические группы слов, которые понимаются как совокупность слов, объединённых общим понятием.

Так как выделение данных групп основано на внеязыковых критериях, то предполагается отсутствие общих семантических признаков у элементов, входящих в состав рассматриваемых рядов.

Л.М. Васильев считает, что при тематическом (денотативном) описании материала «учитывается, прежде всего, естественное онтологическое распределение предметов, признаков, свойств, действий, процессов, событий, состояний, отраженное в структуре языка. Это наиболее традиционный принцип. Именно на нем основано выделение таких семантических классов слов, как названия животных, птиц, растений, ягод, грибов и т.д.; термины родства, различных ремесел, обрядов и т.п.» [Васильев, 1981: 39].

Любопытно замечание А.А. Уфимцевой о том, что «изучение подобных групп ограничивается своеобразной инвентаризацией по типу: «предметы домашнего обихода», «части тела», «виды одежда», «постройки» и т.п. и даже не ставит своей задачей вскрыть внутренние семантические связи слов» [Уфимцева, 1962: 133].

В зависимости от задач того или иного исследования тематические группы могут быть более широкими или более узкими. Дело в том, что огромную роль в этом играет критерий, положенный в основу выделения той или иной тематической группы, поэтому одни и те же слова могут находиться в разных тематических группах. Выбор определённого критерия зависит от целей и задач исследования, а также от субъективной воли исследователя.

Справедливо утверждение о том, что именно имена существительные чаще всего поддаются тематической классификации. В силу автономности и независимости конкретных существительных от других членов определенного класса лексем, отнесенность слов к определённой тематической сфере, их описание и классификация осуществляется благодаря экстралингвистическим факторам.

Д. Н. Шмелев считает, что «группы слов, выделяемых на основании предметно-логической общности, во многих случаях характеризуются и некоторыми общими для них собственно языковыми признаками, иначе говоря, многие тематические группы слов оказываются при ближайшем рассмотрении также и лексико-семантическими группами» [Шмелёв, 1977: 105].

Например, в тематическую группу «Музыкальные инструменты» будут входить следующие лексемы: скрипка, баян, аккордеон, гитара, виолончель. Согласно Д.Н. Шмелёву, данная тематическая группа одновременно является и лексико-семантической.

Обобщающий и интегрирующий семантические признаки, имплицитно содержащиеся в значении членов тематической группы «музыкальные инструменты», помогают отграничить один член тематической группы от другого (балалайка, контрабас).

Н.Г. Ткаченко предлагает следующую тематическую классификацию музыкальных терминов:

1. Музыкальные инструменты и их составные части: альт, арфа, балалайка, валторна, гитара, домра, жалейка, клавесин, мандолина, пикколо, свирель, рояль, тамбурин, цимбалы, клавиша, струна, смычок и т. д.

2. Певческие голоса и их регистры: баритон, бас, сопрано, меццо- сопрано, дискант, тенор, фальцет, фистула и т.д.

3. Музыкальные коллективы и их группы: ансамбль, банда, вокальный квартет, вторые скрипки, дуэт, капелла, оркестр и т.д.

4. Профессии, специальности, амплуа: аккомпаниатор, аккордеонист, капельмейстер, ложечник, гусляр, скрипач, трубач, ударник вокалист, виолончелистка и т.д.

5. Действия, процессы труда: импровизировать, инструментовать, аранжировать, дирижировать, оркестровать и т.д.

6. Жанры, виды, области музыки: балет, баллада, бытовой романс, гимн, интермеццо, кантата, концерт, ноктюрн, опера, оратория, песня, прелюдия, реквием, симфония, соната, увертюра, фантазия и т.д.

7. Отдельные музыкальные произведения и их части: бурре, вальс, вступление, адажио, ария, баркарола, гавот, каватина, каприччио, мазурка, менуэт, парафраза, дивертисмент, интродукция, песня без слов, скерцо, тарантелла, токката, хабанера и т.д.

8. Музыкальные формы и их элементы: голос, вступление темы, двойная фуга, кода, лейтмотив, разработка, рефрен, органный пункт, контрапункт, рондо и т.д.

Поскольку темой нашего исследования является метафорическое употребление музыкальных терминов, то мы выделили группы этой лексики, в которые вошли единицы семантической сферы «музыка», развившие метафорические значения.

Таким образом, среди лексем, входящих в семантическую сферу «музыка», мы выделяем следующие лексические группы, единицы которых подвержены процессу метафоризации:

• наименования музыкальных инструментов и их составляющих;

• наименования музыкальных форм;

• наименования музыкальных темпов и динамических оттенков;

• наименования приемов игры на музыкальных инструментах и музыкальных штрихов;

• наименования знаков альтерации;

• наименования лиц, связанных с музыкальной деятельностью и профессией;

• наименования музыкальных ладов;

• наименования певческих голосов и их регистров;

• музыкальные термины, не образующие тематических групп.

Кроме перечисленных групп, необходимо выделить лексическую

группу «фразеологические наименования», поскольку мы, как и представители Воронежской лингвистической школы З. Д. Попова и И.А. Стернин, убеждены в существовании в языке единой лексикофразеологической системы.

Фразеологический материал был необходим для того, чтобы продемонстрировать участие лексики семантической сферы «музыка» в порождении фразеологически связанного значения. В основе метафоризации и фразеологизации лежат одни и те же факторы: переинтерпретация, непрозрачность и усложнение способа указания на денотат. А. Н. Баранов и Д. О. Добровольский пишут по этому поводу следующее: «некоторое выражение, у которого есть прямое значение, понимается в переносном, причем переносное значение связано с прямым некоторым отношением, правилом. Чаще всего в этой функции выступают тропеические преобразования. Например, нос в высказываниях «Он причесал нос» и «Он стоял на носу корабля» - это и есть выражение «А», а во втором - как «В», а в качестве отношения в этом случае выступает метафора» [Баранов, Добровольский, 2008: 30].

Из приведённого примера видно, что интерпретация как составляющая идиоматичности не ограничивается идиомами, а характеризует семантическую деривацию любого вида.

И в метафоре, и во фразеологизме непрозрачность выражения представляет собой такое свойство, которое препятствует «вычислению» значения непрямого наименования. Большинство метафор усложнены и переинтерпретированы.

Фактор непрозрачности тоже не ограничивается сферой фразеологии, а относится и к метафоре.

Разумеется бывают случаи, когда образование фразеологического сочетания не предполагает метафорического переноса, а объединяет во фразеологическое единство отдельные переинтерпретированные слова. Так, фразеологизм «отставной козы барабанщик» не имеет прямого значения. Он возник в результате переосмысления, переинтерпретации отдельных его компонентов, каждый из которых может быть понят как указание на низкий социальный статус. Ср.: Поп - отставной козы барабанщик! А Георгий Николаевич - персона грата!

(Ю. О. Домбровский. Факультет ненужных вещей, часть 3 -1978).

Метафора, как правило, составляет основу внутренней формы исследуемых фразеологизмов. Она выполняет функцию дополнительного способа экспликации значения фразеологизма. Традиционная метафора играет решающую роль в порождении актуального значения фразеологизмов

<< | >>
Источник: ХОХОНИН ДМИТРИИ ЕВГЕНЬЕВИЧ. ЛЕКСИКА СЕМАНТИЧЕСКОЙ сферы «музыка» в МЕТАФОРИЧЕСКОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ. 2014

Еще по теме 1. 3 Семантическая сфера «музыка» и ее тематические группы:

  1. СЛОВАРЬ
  2. Работа редактора над лексикой рукописи. Устранение лексических ошибок
  3. Транслатологическая характеристика отдельных типов текста
  4. Структурные и функциональные аспекты
  5. 3.1. Квалоид как тип СМИ
  6. 4.1. Формирование системы этнокультурного образования
  7. 1.1. Социокультурные и языковые источники происхождения и эволюции арго
  8. 2.1. Сферы функционирования арго
  9. 1. 2 Понятие «метафорическая модель» в современных лингвистических исследованиях
  10. 1. 3 Семантическая сфера «музыка» и ее тематические группы
  11. 2.2. Метафорическое использование наименований музыкальных форм
  12. 2.3. Метафорическое использование наименований музыкальных темпов и динамических оттенков
  13. 2.9. Метафорическое использование наименований музыкальных терминов, не образующих тематических групп
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ