ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

§ 12.

  Язык как социальное явление, как важнейшее средство человеческого общения выполняет в жизни людей ряд общественных функций.

Слово «функция» (лат. functio— ‘исполнение’) многозначно.

В общем употреблении оно может обозначать такие понятия: ‘значение, назначение, роль’, ‘обязанность, круг обязанностей’, ‘работа, вид деятельности’, ‘определенное явление, зависящее от другого, основного явления и служащее формой его проявления, осуществления’. Это слово по-разному используется в качестве научного термина, т. е. имеет ряд специальных значений. По мнению некоторых языковедов, в последнее время в науке о языке этот термин (наряду с термином «структура») стал наиболее двузначным и трафаретным [см.: Якобсон, с. 377].

Составным лингвистическим термином функция языка (или «языковая функция») обозначается назначение или «предназначенность, потенциальная направленность языковой системы для удовлетворения потребностей общения (коммуникации) и потребностей психической деятельности» [Киселева, с. 67]. Понятие «функция языка» может быть определено и как «практическое проявление сущности языка, реализация его назначения в системе общественных явлений, специфическое действие языка, обусловленное самой его природой, то, без чего язык не может существовать, как не существует материя без движения» [Аврорин, 1974, с. 354].

Когда говорят о языковых функциях в общетеоретическом плане, имеют в виду прежде всего функции языка вообще, как явления общечеловеческого, т. е. функции, свойственные разным языкам. С ними не следует смешивать специфические функции отдельных языков, связанные с особыми условиями их функционирования. Ср. такие функции русского языка, как, например: быть средством межнационального общения народов России (или народов союзных республик в бывшем СССР), выступать в качестве одного из международных языков и др.[8]

Иногда в качестве языковых функций рассматриваются разновидности языка, обслуживающие специфические сферы деятельности людей, т.

е. говорится о выполнении языком функций народного разговорного языка, устной формы литературного языка, языка науки и техники, языка культуры, искусства, языка общественно-политической жизни [см.: Костомаров, с. 241], или о функции языка, употребляемого в различных сферах общественно-политической жизни, о функции языка преподавания (например, в школах и вузах) и др. В подобных случаях правильнее было бы говорить не о функциях языка, а о сферах его применения.

Следует различать функции языка как средства человеческого общения, как целостной системы и функции элементов этой системы — разных языковых единиц, их видов: например, функции слова, предложения, звука речи, словесного ударения и т. п. [см.: Аврорин, 1974, с. 353]. В данном пособии речь пойдет только о собственно языковых функциях.

Основной функцией языка принято считать функцию общения [или коммуникативную (от лат. communicatio — ‘сообщение’)]. Под этой функцией понимается предназначение языка служить средством общения людей, обмена информацией и т. п. В процессе общения с помощью языка люди передают друг другу различные сообщения, свои мысли, чувства, желания, настроения, душевные переживания и т. д.

Наличие у языка коммуникативной функции обусловлено самой природой языка, которая находит свое выражение в общепринятом понимании языка как важнейшего средства человеческого общения. Данная языковая функция является «изначальной, первичной, ради которой и появился человеческий язык» [Там же, с. 855].

Язык существует постольку, поскольку он реализует свое назначение — служить средством общения людей. Если в силу тех или иных условий язык перестает выполнять это свое назначение, он прекращает свое функционирование или (при наличии письменности) сохраняется в виде мертвого языка.

Для того чтобы обмениваться информацией, мыслями об окружающей нас действительности, о конкретных предметах и явлениях, необходимо конструировать соответствующие мысли. Они не существуют в готовом виде, а появляются лишь в результате мыслительной деятельности человека, которая осуществляется (преимущественно или только) с помощью языка.

Напомним, что единицы мышления (понятия, суждения) выражаются языковыми средствами (словами, словосочетаниями, предложениями). На этом основании выделяется функция формирования мысли [или конструктивная (от лат. constructio — ‘составление, строение’)]. Эта функция языка (она называется иногда мыслительной или функцией орудия мышления) в отличие от коммуникативной, по мнению некоторых лингвистов, принадлежит не языку, а мышлению [см.: Глозман, с. 39].

Обычно мысль формируется, конструируется человеком с целью передачи ее другим. А это возможно лишь при условии, что мысль имеет материальное выражение, звуковую оболочку, т. е. выражена языковыми средствами. Для того чтобы мысль могла быть передана другому, «нужно выразить эту мысль в доступной восприятию форме, нужно, чтобы мысль получила материальное воплощение. Важнейшим средством для этого... и является человеческий язык» [Аврорин, 1974, с. 356]. Именно язык, будучи тесно связанным с отвлеченным мышлением, обеспечивает возможность «передавать любую информацию, в том числе общие суждения, обобщения о предметах, не присутствующих в ситуации речи, о прошлом и будущем, о фантастических или просто не соответствующих действительности ситуациях» [РЯЭ-Ф, с. 413]. Таким образом, следует признать, что, наряду с рассмотренными выше функциями, язык выполняет также функцию выражения мысли (проще — выразительную функцию), которая называется экспрессивной (от лат. expressio — ‘выразительность’) или экспликативной (от лат. explicatio — ‘объяснение, истолкование’).

Для выражения мыслей, обмена суждениями о предметах и явлениях окружающей действительности в процессе общения необходимо, чтобы соответствующие предметы и явления имели свои названия. Эти названия создаются на протяжении всей истории развития языка с помощью определенных языковых средств — таких единиц языка, как слова и словосочетания.

На этом основании некоторые языковеды выделяют назывную [или номинатйвную (от лат. nominatio — ‘называние, именование’)] функцию языка, для обозначения которой иногда используются такие термины, как «функция называния явлений действительности» [Баранникова, 1982, с.

58] или «функция отображающего обозначения» [Головин, 1966, с. 13]. Думается, однако, что нет достаточных оснований рассматривать подобную функцию как собственно языковую, поскольку наименование предметов и явлений связано с языком не как с целостной системой, а как с отдельными элементами этой системы. Очевидно, в данном случае правомернее говорить не о языковой функции, а о функции слова, словосочетания.

Выражая свои мысли, суждения об окружающем мире, о предметах и явлениях действительности, говорящий может одновременно выражать свое отношение к содержанию речи, к сообщаемым фактам, событиям и т. п., свои чувства, эмоции, переживания в связи с сообщаемой информацией. Это наиболее ярко проявляется в художественной, поэтической речи и постигается путем специального отбора, целенаправленного использования разных средств общенародного языка, «художественной организации языкового материала» [Загоровская, 1982а, с. 6]. В этих целях используются такие языковые средства, как, например: вводные слова и словосочетания, модальные частицы, междометия, знаменательные слова с эмоциональной, экспрессивной стилистической окраской, переносные значения слов, словообразовательные аффиксы с оценочным значением, порядок слов в предложении, интонация (интонация радости, восхищения, гнева и т. п.). В связи с этим выделяется особая функция языка — функция выражения эмоций, чувств, переживаний и настроений, или «функция выражения чувств и воли говорящего» [Баранникова, 1982, с. 58—59], которую в лингвистической литературе обычно называют художественной, поэтической, эстетической, эмоциональной (или эмотивной).

Эта функция языка может быть определена как «способность языка выступать формой искусства, становиться воплощением художественного замысла», «служить средством воплощения художественного замысла, средством создания художественного произведения» [Загоровская, 1978, с. 13, 18]. Суть ее состоит в том, что язык как форма словесного искусства становится «средством образного отражения действительности, преломленной в сознании художника» [Заго- ровская, 1982, с.

12].

Язык является не только средством отражения действительности, предметов и явлений окружающего мира, средством выражения человеческих мыслей, чувств, эмоций и т. п., но также основным средством и важнейшим источником познания мира, происходящих в нем процессов. Иными словами, язык выполняет функцию познавательную [иначе — гностическую, гносеологическую (от греч. gnosis — ‘знание, познание’ и logos — ‘слово, учение’), когнитивную (от лат. cOgnOscere — ‘понимать, сознавать’)].

Простейшим способом познания внешнего мира является чувственное восприятие, однако органами чувств воспринимаются и познаются далеко не все предметы, их признаки, свойства и т. п. В частности, чувственному восприятию совершенно недоступны отвлеченные понятия, такие, как пространство, движение, скорость и др. Да и о конкретных предметах с помощью органов чувств можно получить лишь весьма поверхностное представление. Глубокое и всестороннее познание окружающего мира возможно лишь с помощью языка.

Участие языка в познании действительности проявляется, как известно, в процессе мышления, при формировании понятий и суждений, которые выражаются словами и предложениями. Без участия языковых средств немыслима научная, исследовательская деятельность людей, в результате которой наши познания постоянно обогащаются новыми сведениями об окружающем мире, об изучаемых явлениях.

В процессе познания исключительно важную роль играет общение людей с целью обмена информацией, опытом. Такой обмен возможен не только при непосредственном общении в устной форме, но и при чтении книг, газет и журналов, во время слушания радиопередач, просмотра телепередач, кинофильмов, спектаклей и т. п. Особенно интенсивно процесс познания осуществляется на учебных занятиях. Все это возможно только при участии языка.

Язык — это не только средство, но и источник знаний об окружающем мире, он «сам по себе несет информацию, заложенную в его знаках» [Глозман, с. 40]. Ту или иную информацию содержат все значимые единицы языка — морфемы, слова, словосочетания, предложения.

«Содержательная сторона значащих единиц языка, т. е. значения слов и компонентов слов, значения словосочетаний, семантика предло- женческих структур, является обработанной человеческой мыслью (в каждом языке в чем-то по-разному), картиной мира, сложившейся в результате длительной анализаторской, познавательной деятельности множества предшествующих поколений» [Почепцов, с. 61].

Источником знаний являются не только конкретные единицы языка, но и определенные языковые категории, в частности грамматические. Так, имя существительное как часть речи обозначает предмет (в широком смысле), или предметность, имя прилагательное — признак предмета, имя числительное — число, количество предметов, глагол — действие, процесс. То же самое можно сказать о лексико-грамматических разрядах частей речи, о категориях числа, рода, одушевленности-неодушевленности, времени, наклонения, степеней сравнения и др.

Следует заметить, что познавательная функция языка (как и функция конструктивная) признается не всеми учеными. Некоторые языковеды считают, что «эта функция свойственна человеческому мышлению, а язык является лишь орудием, которое используется в процессе ее осуществления» [Панфилов В., с. 102], что он выполняет не познавательную функцию, а лишь функцию средства познания [см.: Глоз- ман, с. 42]. Думается, однако, что это различие не принципиальное. Ведь язык является не только познавательным средством, но и средством общения. Язык выполняет коммуникативную функцию именно благодаря тому, что он является средством общения людей. В равной мере можно утверждать, что язык как средство познания выполняет познавательную функцию.

Специфика языка, по сравнению с другими общественными явлениями, состоит в том, что он, будучи средством, орудием и источником познания окружающей действительности, является в то же время и объектом изучения. В этом отношении язык отличается от всех других изучаемых и познаваемых явлений. «Ни одно другое явление в мире не обладает подобным свойством, и именно оно придает языку уникальный характер... язык может одновременно выступать в качестве и объекта, и инструмента исследования» [Слюсарева, с. 140].

На основании того, что язык служит средством, инструментом изучения самого себя, иногда выделяется особая функция языка — инструментальная [или металингвистическая, метаязыковая (от метаязык — ‘язык как средство изучения и описания языковой системы, разных языковых явлений’; ср. греч. meta — ‘через, после, за’)]. Эта функция определяется как «способность языка в полном объеме и непротиворечиво описывать самого себя» [Там же].

Необходимость выделения данной функции языка (наряду с коммуникативной, познавательной и др.) также признается не всеми языковедами. Некоторые ученые считают, что способность языка служить средством описания самого себя — это лишь «особая реализация коммуникативной функции». Они объясняют это тем, что данная способность «является следствием неограниченности коммуникативной функции языка, т. е. его способности сообщать о любых (произвольных) сюжетах» [Пазухин, 1979, с. 50]. Такое мнение представляется вполне убедительным.

С познавательной функцией языка тесно связана аккумулятйвная функция (ср. лат. accumuiatio — ‘накопление’), т. е. функция накопления, закрепления и передачи общественного опыта, или «средство закрепления и передачи достижений человеческого мышления, человеческого знания» [Леонтьев, 1963, с. 123]. Суть этой функции состоит в том, что «язык в известном смысле аккумулирует в себе общественный опыт человечества и приобретаемые в процессе жизни знания», которые «откладываются прежде всего в знаменательной лексике, но в известной мере также и в грамматике, отражающей в большей или меньшей мере опосредованно связи и отношения действительности» [Аврорин, 1974, с. 358]. С помощью языка приобретенные знания и опыт распространяются между людьми, передаются от поколения к поколению, становятся достоянием разных народов, что и обеспечивает накопление и постоянное обогащение опыта и знаний, развитие науки, техники и т. д. «Если бы язык не делал возможным такую передачу знаний, то каждое поколение должно было бы начинать в развитии знаний с “пустого места”, и тогда не было бы прогресса ни науки, ни техники, ни культуры» [Ардентов, с. 4].

В последние десятилетия в специальной литературе много говорится о так называемой фатической (или контактной, контактоустанавливающей) функции языка [см.: Докторевич, 1979; Наер, 1979]. Эта функция языка связана «с установлением и поддержанием контакта, т. е. с таким использованием и таких языковых средств, которые обеспечивают возможность ведения и беспрепятственной и устойчивой передачи информации» [Наер, с. 83].

Иногда ее и называют «функцией установления и поддержания контакта» [Баранникова, 1982, с. 59]. Эта функция проявляется «в ситуациях, в которых говорящий не стремится сразу же передать слушающему определенную информацию, а хочет лишь придать естественность совместному пребыванию где-либо, подготовить слушающего к восприятию информации, обратить на себя его внимание и т. п.» [СЛТ-А, с. 508].

Фатическая функция языка реализуется с помощью таких единиц, как высказывание — предложение, словосочетание или отдельное слово. Обычно это разные формы приветствия, вопросы о состоянии здоровья, распространенные ответы на них, замечания о погоде, разного рода реплики и т. п. Подобные высказывания (например: Привет!; Извините!; Прошу прощения; Скажите, пожалуйста; Ладно!; Ну и погода!; Алло, вы меня слышите?; «Как дела?» — «Спасибо, хорошо!») особенно распространены в устной речи.

Некоторые языковеды в рамках фатической функции языка собственно фатическую и контактоустанавливающую функции рассматривают как особые разновидности. Различие между ними усматривается прежде всего в том, что языковые средства собственно фатической функции лишены языкового значения (десемантизированы), в то время как контактоустанавливающие средства сохраняют определенное значение [см.: Докторевич, 1979, с. 50].

Можно высказать сомнение по поводу целесообразности выделения фатической функции языка (наряду с коммуникативной и другими функциями). Эта функция выполняется не языковой системой в целом, а лишь определенными элементами этой системы, что дает основание рассматривать ее как функцию не языка, а лишь соответствующих языковых единиц.

Наряду с названными функциями языка некоторые лингвисты выделяют еще ряд функций, например, регулятив- н у ю, т. е. функцию, «регулирующую отношения между людьми в процессе общения» [Баранникова, 1982, с. 58], и другие, которые, на наш взгляд, не представляют особого интереса.

В лингвистических работах указывается разное количество функций языка. Здесь рассмотрены лишь те из них, на которые чаще всего обращается внимание. Да и эти функции признаются далеко не всеми учеными. Некоторые лингвисты говорят только об одной функции языка — либо коммуникативной (например, Л. Блумфилд, Н. И. Жинкин), либо экспрессивной (Г. В. Колшанский), либо эмоциональной (Л. Фосслер). Обычно же выделяется несколько функций — две, три и более.

Главное, пожалуй, не в установлении количества функций языка, а в том, как определяются связи и взаимоотношения между ними. Многие языковеды различают основные и вспомогательные языковые функции. Например, Л. И. Баранникова говорит о двух основных функциях языка (речи) — коммуникативной и познавательной, в рамках которых выделяются (или на базе которых развиваются) такие функции, как номинативная, эмотивная, фатическая, эстетическая, регулятивная и др.

Обычно основной признается коммуникативная функция языка, а все остальные рассматриваются как подчиненные ей. Отсюда иногда делается вывод о том, что все функции языка являются коммуникативными [см.: Лойфман, с. 10]. Наряду с коммуникативной в качестве основных иногда указываются и такие функции языка, как экспрессивная (В. З. Панфилов), конструктивная (Н. А. Слюсарева) или аккумулятивная (А. А. Леонтьев).

Принимая во внимание общепринятое понимание языка как важнейшего средства человеческого общения, основной его функцией следует считать функцию общения (коммуникативную).

<< | >>
Источник: Немченко В. Н.. Введение в языкознание : учебник для вузов. 2008

Еще по теме § 12.: