<<
>>

2. Фамилии литературных героев

Фамилии литературных персонажей в некоторой степени сходны с литературными псевдонимами: и те, и другие придуманы писателями. И все же они отличаются в двух аспектах. Be-первых, изобретая фамилии для героев, писатель стремился сделать их правдоподобными.
Во-вторых, среди фамилии персонажей довольно много таких, в которых содержится не слишком лестная характеристика и которые, естественно, редко встречаются среди псевдонимов. Необходимость сохранения правдоподобия означает, что фамилии литературных героев должны быть максимально приближены к подлинным. Зачастую невозможно разграничить эти две категории, особенно, если фамилия персонажа этимологически не несет в себе какой-либо особой смысловой нагрузки. И все же две особенности могут придать такой фамилии искусственный оттенок — это либо преднамеренное искажение автором хорошо известной реальной фамилии, либо опять же умышленное выпячивание формы или значения фамилии литературного героя. Однако в силу практически бесконечного разнообразия подлинных русских фамилий, лишь небольшой процент литературных фамилий можно признать искусственными по форме. Конечно, все писатели должны давать фамилии своим персонажам, но наиболее осмотрительные, как правило, сдерживают полет своей ономастической фантазии. Тем не менее некоторые проявляют особый интерес к созданию так называемых ’’говорящих” фамилий, как к литературному приему. Это характерно, например, для большинства писателей XVIII в., а также для Салтыкова-Щедрина и Чехова. 4. 1. Фамилии литературных героев, основанные на реальных фамилиях. У русских писателей при именовании персонажей прием небольшого изменения реальной фамилии был не слишком популярен. И все же в ’’Войне и мире” Толстого четыре фамилии были созданы путем замены одной буквы в широко известных русских аристократических фамилиях: Болконский вместо Волконский Долохов вместо Дорохов Друбецкой вместо Трубецкой Курагин вместо Куракин Фамилия Безухов, вероятно, явилась семантической модификацией украинской фамилии Безбородко. Салтыков-Щедрин часто переделывал фамилии хорошо известных своих современников, например: Мерзйцкий (< мерзкий) вместо Магницкий Сампантрё (= сам пан тре, украинская фраза, означающая ‘хозяин сам себя трет’, использованная иронически для обозначения дешевого сорта табака). Салтыков-Щедрин использует это выражение в качестве фамилии с иностранным оттенком, говоря о Демидове, графе Сан-Донато. Толстолобое вместо фамилии графа Д. Толстого, министра образования Фунич вместо фамилии известного обскуранта Д. П. Рунича Салтыков-Щедрин, создавая ’’Губернские очерки”, модифицировал несколько фамилий вятских жителей, например: Балящев вместо Веляшев (< Веляш, уменьш. от Вениамин). Фамилия напоминает также причастие болящий. Фютяев вместо ТюфАев (происхождение неясно) Ижбурдин вместо Ижболдин (происхождение неясно) Живндвский вместо Животский, возможно, это фамилия духовного лица от ц.-слав. живот ‘жизнь’ Фамилии трех издателей журнала ’’Русское слово” — Зайцев, Писарев и Благо- свётлов (духовная фамилия) — Салтыков-Щедрин изменил на Крйличков (от кро- личек), Бенескрйптов (латинизированная духовная фамилия) и Ризполбжёнский (псевдодуховная фамилия, производная от библейского выражения до положения риз, относящегося к пьянству Ноя и до сих пор употребляющегося в России для обозначения крайней степени опьянения). * Крохдткин у Достоевского, видимо, является модификацией княжеской фамилии Кропоткин (кропотка ‘неугомонный’), но в целом такая практика не свойственна Достоевскому. 4.2. ’’Говорящие” фамилии. Под ’’говорящими” фамилиями мы понимаем придуманные автором фамилии, которые характеризуют моральные качества литературного героя либо указывают на его профессию. Таким фамилиям свойственна однозначная и экспрессивная этимология. (I) Фамилии, характеризующие моральные качества литературного героя. Эти фамилии были особенно популярны в русской литературе XVIII в. Хрестоматийный пример - персонажи комедии Фонвизина ’’Недоросль”: Правдин, Простаков, Ско- тйнин. С точки зрения морфологии эти фамилии не отличаются от реальных. Две другие фамилии из той же комедии скорее напоминают прозвища: честный, старомодный дядя Стародум (от старый и дума) и знатный любовник Милдн (милый). Маловероятно встретить их среди подлинно русских фамилий, тем не менее они широко представлены в произведениях русской литературы XVIII в. Даже имя учителя немца в ’’Недоросле” имеет ярко выраженную русскую основу и немецкое окончание: Вральман. Другие примеры символических фамилий можно встретить: а) в комедии Капниста ’’Ябеда”: Добров Кдхтин Кривосудов Прямиков б) в комедии Лукина ’’Щепетильник”: Верхоглядов < верхогляд Легкомыслов < легкомысленный Обиралов < обирать Притворов < притворный Самохвалов < сам и хвалить Старосвётов < старый свет Чистосёрдов < чистое сердце, эта фамилия существует также как духовная (см. с. 178) Тривиальный способ указания на моральные качества литературного героя через его фамилию практиковался также в произведениях ряда писателей XIX в., наделенных сомнительным чувством юмора. Гоголь не стремился подчеркивать связь между значением фамилии и чертами литературного персонажа. Как показывают следующие примеры, в фамилиях его героев обычно содержится лишь намек, а не полная характеристика: Ляпкин-Тяпкин < разговорное выражение тяп-ляп. Манилов К манить Собакёвич < собака Хлестаков
<< | >>
Источник: Б.О. Унбегаун. Русские фамилии. 1989

Еще по теме 2. Фамилии литературных героев:

  1. ПОЧИТАНИЕ ГЕРОЕВ
  2. Владимир ТАРАСОВ. ПРИНЦИПЫ ЖИЗНИ (книга для героев), 1991
  3. ИСТОРИКО-ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФАМИЛИИ
  4.    БРАУНШВЕЙГСКАЯ ФАМИЛИЯ
  5. ФАМИЛИЯ.1 АГНАТЫ. КОГНАТЫ
  6.    Эпилог Брауншвейгской фамилии
  7. Б.О.Унбегаун. Русские фамилии, 1989
  8. Баскаков Н. А.. Русские фамилии тюркского происхождения., 1979
  9. § 151. Склонение некоторых имен и фамилий 1.
  10. ИМЯ, ФАМИЛИЯ, ПРОЗВИЩЕ РИМЛЯНИНА
  11. ПЛАТОН, АРИСТИД, СОФОКЛ: ИМЯ ИЛИ ФАМИЛИЯ?
  12. Теории «героев» и «теории черт»
  13. Литературная правка
  14. ЛИТЕРАТУРНОЕ РЕДАКТИРОВАНИЕ ТЕКСТА