<<
>>

ХАРАКТЕРИСТИКИ ЕДЫСКВОЗЬ ПРИЗМУ АКТУАЛЬНЫХПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЙ

  Хлестаков. Завтрак был очень хорош; я совсем объелся. Что, у вас каждый бывает такой?

Городничий. Нарочно для такого приятного гостя.

Хлестаков. Я люблю поесть. Ведь на то живешь, чтобы срывать цветы удовольствия.

Как называлась эта рыба?

Артемий Филиппович. Лабардан-с.

Н.В. Гоголь. Ревизор

В данном параграфе из всего набора семантических актантов макроситуации еды мы останавливаемся лишь на о б ъ е к т е. Это пищевой продукт, кушанье (блюдо), т. е. то, что мы покупаем, готовим, едим, заготавливаем, храним. При этом нас интересует «пища» не просто как совокупность предметных сущностей. Обращение к разговорной речи (РР), ситуативно и тематически ориентированной на «пищу», обнаруживает регулярную актуализацию целого ряда характеризующих признаков (атрибутов), соотносимых с теми или иными пищевыми продуктами и блюдами. Одни из них определяют предмет через присущие ему качества и свойства (хлеб: ржаной, пшеничный, дрожжевой, сдобный и т. п.), другие оценивают предмет (вкусный, аппетитный, пальчики оближешь - невкусный, отрава, гадость и т. п.)[190]:

А. Мы покупаем булочки/ знаешь какие? С тмином/ такие небольшие/ кругленькие/ называются «Нью-Йоркские»//

Б. Да? Интересно//

А. Вот они очень вкусные//

А. Селедка чудная// Такая мягкая/ я ее еле очистила//

А. Картошечка прелесть/ рассыпчатая//.

Подобные характеристики нередко образуют достаточно пространные «цепочки», создавая некий положительный или отрицательный образ того или иного продукта[191]:

А. Вот у нас в Марьино хлеб плохой// Плотный/ клеклый/ а выпечка просто отвратительная// А муж купил у метро в Щелково бородинский// Буханочка маленькая/ хлеб замечательный/ вкусный/ пышный/ прямо дышит//.

Отличительной особенностью «пищевых контекстов» является их оценочная направленность. В результате даже слова, не содержащие в своем значении оценочного компонента, приобретают положительные или отрицательные, конситуативно обусловленные коннотации, ср.:

(А.

пришла в гости к Б. и В. и принесла в подарок мандарины)

А. У нас в палатке мандарины совершенно потрясающие/ абхазские//

Б. С косточками? Такие вкусные/ что я даже не поняла// (шутливо) Она их с кожурой прям ела//{пробует мандарин). Действительно неплохие// Я разные покупала/ и испанские/ и марокканские/ Да это всё дерьмо//

А. лучше абхазские всё равно// Это ж почти что наши можно сказать//.

Встречающиеся в пищевом дискурсе разного рода характеристики продуктов соотносятся с реализацией определенного набора антонимических противопоставлений, многие из которых сопровождаются оценочными и культурными коннотациями. Семантический компонент ‘хороший - плохой’ имплицитно присутствует в большинстве выделяемых ниже оппозиций. Заметим, что сами слова «хороший» - «плохой» нередко являются конкретным лексическим воплощением разных значений. Ср.:

А. {угощает гостью) А/ давайте селедочки/ Туся/ бери// Селедочка знаешь /хорошая/ / (‘вкусная’);

А. Вкусный сыр/ и цена хорошая// (‘недорогой’);

А. Слоеное тесто не всегда хорошее (‘некачественное’)// Вот то которое я в «Копейке» беру/ мне нравится//;

А. А мне говорили что это молоко (стерилизованное)/ плохое (‘неполезное’)// В том смысле что э-э оно подвергается наибольшей обработке/ и поэтому там уже ничего/ ценного//;

А. Эта рыба плохо лежит (‘недолго хранится’)/ надо ее доесть поскорей//;

А. Плохое масло очень (‘некачественное’)// Вонь ужасная//.

В то же время синонимические ряды разговорных эквивалентов общеоценочных слов хороший-плохой применительно к конкретной ситуации могут приобретать открытый характер за счет семантических смещений, развития ситуативных значений слов, употребления широкого круга лексики разных грамматических разрядов[192], фразеологии, активного включения различных просодических средств. Ср.: Хорошие блинчики\\ Блинчики блеск\\ Блинчики обалденные; Ну и блинчики\\ Блинчики-и\; Блинчики/ язык проглотишь! и т. п.

Материальный предметный мир может быть условно разделен по признаку СЪЕДОБНОЕ-НЕСЪЕДОБНОЕ (ср.

одну из любимых детских игр на эту тему). Левый член этого противопоставления включает в себя круг материальных объектов, объединенных семой ‘годный для употребления в пищу’. (Заметим, что сам круг идущих в пищу съедобных, т. е. не связанных с риском для жизни и здоровья человека объектов, определяется причинами экстралингвистического характера - географическими условиями проживания этноса[193]: природными и социальными катаклизмами - неурожай, голод, война и т. п., когда в пищу могут употребляться и «условно съедобные» объекты, и продукты, - а также культурными стереотипами, традициями и возможными запретами.) См., например: [Harris 1985, Леви-Стросс 2006, 2007]. Несмотря на то что основное утилитарное назначение «съедобного» - обеспечивать жизнедеятельность человека (утолять чувство голода, насыщать; ср. расхожее выражение есть, чтобы жить), тем не менее восприятие пищи человеком, его вкусовые ощущения, как отмечалось выше, неразрывно связаны с положительной (отрицательной) их оценкой. Все-таки мы стараемся есть то, что нам приятно, нравится, то, что мы любим. Поэтому даже в ситуациях обыденных, повседневных, связанных с приемом пищи, присутствует (не всегда осознаваемый) элемент гедонистич- н о с т и. Ср. типичные для РР сопровождающие трапезу реплики и микродиалоги:

А. (выкладывает на тарелку маринованный крыжовник) Ой Мариша/ вот с этим/ можно и топор съесть//

Б. Это чё это? Дай-ка я попробую// Ого/ какая прелестъ\; Ну как мои котлеты?

Б. Очень вкусненько// Да /здорово//.

Необходимо отметить, что есть и специальные ситуации, основной целью которых является не просто насыщение, а получение вкусового удовольствия: «праздничная трапеза», «ресторан» и т. п. Элемент гедонистичности присутствует и в ситуации «угощение» (см. подробнее: [Левонтина 2000: 356-358]). Ср.:

А. Давай курочки еще чуть-чуть положу//

Б. Ну токо чуть-чуть// Курица просто потрясная!

Интересно, что пара съедобный-несъедобный в РР также используется для выражения оценки: съедобный - умеренно положительная оценка, несъедобный -отрицательная оценка.

Ср.:

А. Этот твой винегрет/ вообще несъедобный//

Б. Что/ прям есть нельзя?

А. Я не буду//.

(Разговор в семье во время обеда. А. - мать, Б. - отец, В. - дочь.

Обсуждают язык в желе, который А. купила в магазине и подала

на стол)

А. Язык// Я думала/ он мягче//

Б. Дешевое/ никогда не может быть хорошим// Коль/ это не очень дешевое//

Б. (к В.) А те понравился язык/ да? Ничего//

А. Ничего/ и вот это вот вкусное тоже (указывает на паштет)/ хорошая штучка//

Б. (о паштете) Это съедобно// Съедобно! А это не съедобно? (о языке) Всё съедобно// Очень даже вкусно//.

Антонимические противопоставления, актуализируемые в пищевом дискурсе, мы с некоторой долей условности делим на два типа - противопоставления семантического и прагматического характера. Первые определяются собственно языковыми отношениями (ВКУСНЫИ-НЕВКУСНЫЙ, ПО- ЛЕЗНЫЙ-ВРЕДНЫЙ, ДОРОГОЙ-ДЕШЕВЫЙ и др.). Второй тип противопоставлений обнаруживает большую «степень зависимости» от коммуникативно-прагматических компонентов ситуации (место, время, лицо). Ср. различие между двумя типами антонимических противопоставлений, на которое обращал внимание Д.Н. Шмелев: «По существу, имеют различный характер противопоставления слов, основанные на той или иной противопоставленности самих обозначенных словами явлений действительности, и противопоставления слов, называющие определенные качества этих явлений (находящиеся на более высокой ступени абстракции) lt;...gt; Противопоставления второго типа охватывают качественные (в широком смысле) слова: бедный-богатый, правда-ложь, сильный-слабый, болыиой-ма- ленький,хороший-плохойпт. п.» [Шмелев 1973: 132]. Некоторые из данной группы противопоставлений имеют также и семантический характер (например, ПОСТНОЕ-СКОРОМНОЕ), но актуализация данного противопоставления в современном повседневном общении имеет хронотопный характер (связана с определенными днями и годовыми циклами), и в данной работе в силу ее коммуникативной направленности эта оппозиция рассматривается в числе прагматических.

Кроме того, можно говорить и о корреляции оппозиций первой и второй групп. Так, ДЕШЕВЫЙ-ДОРОГОЙ соотносится с категорией социально дифференцированной еды (еда для бедных, богатых), ГТРО- СТОЙ-ИЗЫСКАННЫЙ соотносится с противопоставлением ПРАЗДНИЧНЫЙ-БУДНИЧНЫЙ.

Заметим, что немногочисленные слова со значением вкуса (прилагательные вкуса соленый, кислый, сладкий, горький) не являются, строго говоря, семантическими антонимами. Их противопоставления носят контекстно обусловленный характер (подобно словам день-ночь, зима-лето и др.)[194]. Ср.:

А. {торговка на рынке обращается к покупателю) Капустку Вам послаще или покислее?;

А. Орехи какие-то горькие/ старые наверно//

Б. Не знаю/ в прошлый раз сладкие были// Я у той же тетки брала//[195];

А. Брынза несоленая/ я люблю посолонее//

Б. Там (на рынке) была разная/ и более соленая/ и более пресная// Мы выбрали более пресную//.

В приводимом ниже тексте анекдота слова, характеризующие блюдо (жареный поросенок), также представляют собой не семантические, а прагматические антонимы:

Посетитель ресторана делает заказ: Принесите мне порцию поросенка: он должен быть немного постным, но и немного сала не помешает. Не очень соленым, но и не очень пресным. Хорошо прожаренным, но чуть-чуть с кровью... Простите, - уточняет официант, - а какая группа крови должна быть у этого поросенка? [Макловски, Кляйн, Щуплов 1997:121].

В данном параграфе мы специально не рассматриваем важный вопрос о языковом выражении разных модусов перцеп- ц и и и их взаимодействии применительно к продуктам питания. Так, известно, что вкус и запах обладают широким набором общих атрибутов (вкус блюда оценивается не только собственно вкусом, но издаваемым пищей запахом - ср.: пахнет вкусно). Ср. также обозначение вкуса через зрительные ощущения: выглядит вкусно, аппетитно и т. п., см., например: [Рузин 1995]. Одной из дальнейших задач изучения гастрономического дискурса является описание лексического воплощения комплекса актуальных «пищевых параметров» (вкус, свежесть, качество и т.

п.) применительно к конкретным продуктам (хлеб, мясо, рыба, молоко и некоторые другие). Подобные наборы характеризующих атрибутов, как показывают предварительные наблюдения, «апеллируют» к разным перцептивным модусам[196]. Ср., например, атрибуты хлеба, соотносимые с разными модусами перцепции: ВКУСНЫЙ - румяный, с корочкой (зрение), ароматный, душистый (запах); ПЛОХОГО КАЧЕСТВА, НЕВКУСНЫЙ - горелый (зрение), сырой (тактильность); СВЕЖИЙ - горячий, теплый (тактильность, температура), мягкий (тактильность), пышный (зрение, тактильность); НЕСВЕЖИЙ - черствый, сухой (тактильность), плесневелый (зрение, запах). По-видимому, перцептивная принадлежность того или иного атрибута должна учитываться и при описании «пищи» как чрезвычайно продуктивного ассоциативно-тематического поля.

Антонимические противопоставления проявляют себя в номинативных единицах и на уровне текста. Одни из них являются «универсальными» и применяются как к продуктам питания (в виде сырья), так и к блюдам (кушаньям), другие противопоставления определенным образом распределяются между этими двумя группами пищевых «объектов». 

<< | >>
Источник: Вайс Д.. ЕДА ПО-РУССКИ В ЗЕРКАЛЕ ЯЗЫКА. 2013

Еще по теме ХАРАКТЕРИСТИКИ ЕДЫСКВОЗЬ ПРИЗМУ АКТУАЛЬНЫХПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЙ:

  1. ХАРАКТЕРИСТИКИ ЕДЫСКВОЗЬ ПРИЗМУ АКТУАЛЬНЫХПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЙ