ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Ирония в Стандартной прагматической модели П. Грайса

В истории изучения иронии логико-прагматический подход П. Грайса занимает особое место: фактически, это первый шаг к переосмыслению статуса вербальной иронии. Прагматическая концепция Грайса интересна в первую очередь переключением с классической кодовой модели коммуникации на инференциальный подход: в центре внимания оказываются процессы формирования и распознавания коммуникативных интенций говорящего.

В рамках этой модели основной целью общения провозглашается не передача информации, а демонстрация интенций говорящего, которые могут быть поняты в контексте определенной ситуации [Дементьев 2006].

Кратко остановимся на тех понятиях и положениях теории П. Грайса, которые играют важную роль в исследованиях вербальной иронии.

В основе теории, получившей название Стандартной прагматической модели коммуникации, лежит широко обсуждаемый в лингвистической литературе Принцип Кооперации ([Grice 1975], кроме того, подробный анализ этого принципа см., например, в [Dynel 2009]). Другим ключевым понятием теории Грайса является рациональное поведение говорящего - именно рациональность коммуникативных действий лежит в основе кооперативного поведения. Иллюстрацией рациональности в коммуникации может служить модифицированный Грайсом принцип бритвы Оккама: смыслы не должны умножаться без необходимости [Grice 1989: 45]. [12]

На первый взгляд ирония не может считаться кооперативным и рациональным поведением, поскольку значение высказывания и значение говорящего не совпадают; кроме того, происходит невыполнение (flouting) Максим кооперативного общения. Однако, если отказаться от ставшей традиционной идеализации Принципа Кооперации, и принять другую точку зрения, согласно которой в основе человеческого взаимодействия лежат «мягкие» предпочтения, а не жесткие требования [Veale 2012], то можно увидеть, что ирония не противоречит этому принципу и может считаться вариантом рационального и кооперативного коммуникативного поведения.

Для описания непрямых способов коммуникации в концепции Грайса принципиальным является различение значения высказывания (sentence meaning) и значения говорящего (utterer's meaning в терминологии Грайса или speaker meaning в работах его последователей): несовпадение значения высказывания и значения говорящего является источником импликатур, понимание которых базируется на инференции.

Скрытые смыслы и способы их обнаружения стали темой многих лингвистических исследований последних десятилетий. Определение границ между эксплицитным и имплицитным способами передачи информации, типы возможных импликатур и особенности их функционирование в речевых актах активно обсуждаются в работах [Дементьев 2006, Демьянков 1989, Демьянков 2006, Дорошенко 1989, Attardo 2001, Bach 1994, Bach 2001, Bara 1999, Carston 2002, Cutting 2006, Dynel 2009, Gee 2006, Haverkate 1990, Horn 1999, Juez 1995, Renkema 2004, Sperber 2004, Wilson 2007]. Ср. характерное рассуждение В.З. Демьянкова: «Когда говорят об имплицитности, имеют в виду, что говорящий чего-то «недовложил» в свою речь, которую, тем не менее, адресат способен понять и «доинтерпретировать» (часто имея полное [13] право потребовать от собеседника «отстоя и долива» речи)» [Демьянков 2005, с.36].

Наличие импликатур - одно из рациональных объяснений того, как носители языка понимают имплицитные смыслы, в том числе и иронию. В рамках стандартной прагматической модели коммуникации [Grice 1975, Searle 1979] считается, что в нормальных условиях общения (т.е. при соблюдении всех максим Принципа Кооперации) понимание ограничивается прямым, буквальным значением, но если это значение вступает в конфликт с контекстом, то адресат «отбрасывает» его и ищет в сказанном скрытый, переносный смысл. Таким образом, для понимания высказывания адресат должен обладать метакоммуникативной компетенцией распознавания значения (т.е. истинных интенций) говорящего на основе сказанного. Понимание буквального и скрытого значения представляется как последовательные стадии процесса обработки значения высказывания.

Грайс был одним из первых, кто сделал попытку объяснить суть вербальной иронии как особого способа реализации имплицитного значения говорящего, опираясь на рациональные прагматические критерии. Для объяснения факта существования иронической коммуникации Грайс использовал понятие конверсационной импликатуры, т.е. невыраженного содержания, которое может быть восстановлено путем инференции на основе сказанного. В теории Грайса ирония - это разновидность конверсационной импликатуры, когда не само высказывание означает нечто противоположное, а говорящий намеренно имплицирует, т.е. имеет в виду нечто противоположное сказанному.

Важными свойствами конверсационных импликатур (в том числе и иронии) являются зависимость от контекста, а также возможность «аннулирования» интенции при изменении ситуации общения. Говорящий может отрицать наличие иронии в высказывании, если по каким-либо причинам ее распознавание адресатом становится невыгодным для говорящего. Следующий пример является иллюстрацией того, как участники коммуникации обсуждают «режим интерпретации» одного из утверждений, коммуникант [В] настаивает на серьезной, неиронической интерпретации его слов:

[1.8] Через десять лет будет социализм / и тогда все это само собой будет /я вас правильно поняла? Конечно. Вы не иронизируете / вы серьезно это говорите? Я серьезно это говорю / там не нужно будет сержантов / профессионалов переводить / там не нужно будет. [НКРЯ]

Как уже было упомянуто, несоответствия между значением высказывания и значением говорящего являются следствием нарушения (flouting) одной или нескольких Максим. По мнению Грайса, ирония является случаем намеренного нарушения Максимы Качества. Грайс раскрывал суть этой Максимы в двух конкретных постулатах: «Не говорит того, что ты считаешь ложным» и «Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований» [Грайс 1985: 222-223]. Имплицируемое в результате нарушения максимы качества значение может быть выведено говорящим путем инференции - логического вывода.

И здесь Грайс оказывается «в плену» традиционного понимания иронии, поскольку в качестве механизма вывода импликации предлагает «замену знака». Приведенные ниже примеры хорошо иллюстрируют случаи, когда ирония является следствием намеренного отклонения от максимы качества. В обоих примерах сообщаемая собеседникам информация является ложной, поскольку авторы высказываний оценивают ситуацию прямо противоположным образом. Фраза Такое удовольствие вас читать! указывает на то, что тексты собеседника не вызывают положительных эмоций, а номинация управленцы широкого профиля указывает на некомпетентность чиновников (см. также ставший классическим анализ высказывания X is a fine friend в [Grice 1975]): Вы пишите, пишите побольше! Такое удовольствие вас читать! [интернет-коммуникация] Минобр разрешил им называться вузами и выдавать дипломы государственного образца - вот и пусть бы Минобр проверил их соответствие выданным лицензиям, да лишние бы и поотбирал. Но нет. Это хлопотно, скучно, да и много в чем разбираться надо, а в Минобре-то все больше управленцы широкого профиля. [А. Привалов. «Высшее учебное запустение». «Коммерсантъ Weekend» № 49 от 21.12.2012. С.34]

Хотя понятие импликатуры и смещает акцент с текста на говорящего, теорию Г райса все же нельзя считать радикальным отказом от классического понимания иронии как риторического тропа: во-первых, ирония по- прежнему стоит в одном ряду с метафорой, метонимией и гиперболой. Все эти явления трактуются достаточно однородно: как намеренные нарушения той или иной максимы Принципа Кооперации. Во-вторых, понимание иронии в теории Грайса по-прежнему сводится к «замене знака».

Все более поздние теории вербальной иронии так или иначе опираются на положения теории Грайса [Padilla Garcia 2010], либо развивая и уточняя ее положения, либо дискутируя с ней. Развитие концепции Грайса ее сторонниками связано с выявлением тех случаев, когда ирония возникает в результате нарушения не только максимы качества, но и всех остальных максим Принципа Кооперации [Juez 1995]. Критики Грайса отмечают, что его теория не объясняет, каковы причины использования иронии в дискурсе [Sperber 1981]. Еще одно «слабое место» теории Грайса - отсутствие объяснения, почему адресат должен интерпретировать ироническое высказывание «от противного», а не как ложь [Bara 1999].

Отметим еще один недостаток теории Г райса - ее упор исключительно на рациональность действий говорящего:              поскольку понятие

конверсационной импликатуры характеризует рациональные действия участников дискурса, практически без внимания остается эмоциональная составляющая вербальной иронии, хотя именно эмоции являются стимулом к ироническому модусу коммуникации. Эмоциональная реакция повышает значимость ситуации для говорящего и может стать «спусковым крючком» для иронии. 

<< | >>
Источник: Шилихина Ксения Михайловна. ДИСКУРСИВНАЯ ПРАКТИКА ИРОНИИ: КОГНИТИВНЫЙ,СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ. 2014

Еще по теме Ирония в Стандартной прагматической модели П. Грайса:

  1. Ирония в Стандартной прагматической модели П. Грайса