ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Методики анализа дискурса

Методики и приёмы анализа дискурса, в отличие от анализа текста, пока ещё недостаточно разработаны, что связано с серьезными объективными трудностями.

Дискурс, как известно, это прежде всего процесс, т.

е. последовательность речевых актов во времени и пространстве. А любые процессы можно исследовать, как бы «остановив» их в определённых точках (этапах), и подвергнуть их анализу и описанию в статике, за счёт чего и наблюдаются некоторые просчёты в методиках анализа.

Сходство методик анализа текста и дискурса в коммуникативно-прагматическом аспекте заключается в комплексности анализа. Однако, анализ дискурса гораздо шире, «комплекснее», т.к. кроме анализа прагматики языковых и речевых средств, предполагается выход за пределы языка в сферу экстралингвистических факторов, т. е. изучение всего коммуникативно-прагматического пространства: что - кому - как - зачем - почему и с каким результатом говорит?

Исходя из этого, основные задачи анализа дискурса состоят в: изучении типов дискурса и его языковых и паралингвистических особенностей; определении интенций, коммуникативных стратегий и тактик участников дискурса; изучении особенностей речи каждого из участников интеракта[392]; определении семантических особенностей и лексико-грамматических средств всего дискурса.

Алгоритм анализа двустороннего дискурса в его классическом понимании[393] может быть представлен следующим образом: Описание ситуации общения. Определение типа дискурса. Установление структуры дискурса. Выявление роли коммуникантов в местах перехода хода (речевого тура). Семантико-прагматические особенности речевого поведения коммуниканта А. Семантико-прагматические особенности речевого поведения коммуниканта В. Определение интенций, речевой стратегии и тактики обоих коммуникантов. Семантико-прагматические особенности всего дискурса. Лексико-грамматические аспекты дискурса.

Проиллюстрируем анализ дискурса по принятому алгоритму[394].

Дискурс

[Два приятеля одинакового возраста случайно встретились на улице, жмут друг другу руки. У одного рука перевязана]. 1. А. Привет! Долго тебя не видел. Где был?

              2. В. Пиво пил. 3. А. Нет, серьезно. Чем занимался всё это время? В. Ездил на рыбалку с друзьями. Стал заядлым рыболовом. А. А кого ловил? В. Сазана. А. И сколько поймал? В. Ни одного. А. Откуда тогда знаешь, что ловил сазана? А чего у тебя рука перевязана? В. Из-за той же рыбалки, но в другой раз. А. Наверно, вывихнул, когда вытаскивал рыбу из воды? В. Нет, когда показывал друзьям её размеры. 13. А. Ну, ладно. А как жена? В. Как обычно. Всё требует денег, утром, днем и вечером. А. И куда она их девает?

              16. В. Сам не знаю, ведь я ей ничего не даю. 17. А. Ну, ладно, пока, привет жене.

              18. В. Будь здоров и не кашляй.

Шаг 1: описание ситуации общения.

Два приятеля одного возраста, мужского пола, одинакового социального положения встретились случайно на улице, у одного из них перевязана рука.

Шаг 2: определение типа дискурса.

Тип дискурса, т. е. его речевой жанр, определяется предметом (темой) обмена мыслями и отношениями между участниками диалога[395].

Тип нашего дискурса - разговор, т. к. идёт произвольное обсуждение нескольких тем равноправными социальными партнерами в описанной ситуации, о чем свидетельствует использование бытовой обиходной лексики, иногда даже разговорно-просторечной (вытаскивая рыбу, куда их девает), а также формул этикета (Привет! Будь здоров и не кашляй).

Шаг 3: установление структуры дискурса.

Структура (композиция) дискурса определяется количеством тематических единиц и устанавливается путём постановки вопроса «О чем идёт здесь речь?» к связанным между собой частям дискурса.

В нашем дискурсе пять тематических единиц: Приветствие (1-2). О рыбалке (3-9). О перевязанной руке (10-12).

О жене (13-16). Прощание (17-18).

Шаг 4: определение роли коммуникантов в местах перехода коммуникативного хода.

Роли коммуникантов определяются по целому ряду признаков. Во-первых, использованием социоэтнических форм обращения друг к другу: ты - вы; Ваня - Иван Иванович; Петров - господин директор... Во-вторых, характером распределения речевых ходов между коммуникантами: заинтересованностью - незаинтересованностью в разговоре; в-третьих, добровольностью - недобровольностью при передаче ходов разговора и т. д.[396]

Коммуниканты А и В обращаются друг к другу на ты, как социально равноправные партнёры, которые находятся в приятельских (дружеских) отношениях, причем часто местоимение «ты» ситуативно пропускается: где был? (1). Чем занимался всё это время? (3).

Инициатором разговора является коммуникант А: он «хозяин» первого (приветствие) и предпоследнего тура (прощание); он проявляет заинтересованность в продолжении разговора (задаёт вопросы), чего нельзя сказать о коммуниканте В: он только отвечает на вопросы. Правила перехода хода носят добровольный характер и маркируются вопросительной интонацией коммуниканта А, а его собеседник вопросов не задаёт, т. е. не проявляет заинтересованности в продолжении разговора. Таким образом, можно считать, что А - доминантный, мобильный коммуникант, а В - интровертный комм у н и к а н т, который не стремится владеть инициативой разговора.

Шаг 5: семантико-прагматические особенности речевого поведения коммуниканта А.

Как видно из анализа на шаге 4, коммуникативной установкой коммуниканта А является стремление к общению, коммуникации, а ко мм у- никативное намерение состоит в том, чтобы узнать побольше о приятеле, о событиях, которые произошли в его жизни за время отсутствия их контактов. Это определяет его интерактивные установки. В его речевом поведении, т. е. в форме и содержании речи, наиболее важными оказываются не только сущность вербальных знаков, но и невербальных (интонация, тембр, мимика, жесты, телодвижения и т.

д.). Для чего коммуникант А постоянно задаёт конкретные деловые вопросы: Где был? (1). Чем занимался все это время? (3). А кого ловил? (9). А как жена? (13). А куда она их девает? (15). Эти вопросы включают в себя иллокутивную (неречевую) функцию, а сами речевые акты являются (по Дж. Сёрлу) - интеррогативами, т. е. актами-запросами информации.

Комплексная фиксация всех аспектов интеракта требует создания специальной транскрипции, разработанной немецкими учёными, в том числе Л. Хофманом.

Дадим некоторые её элементы, необходимые для описания интонации, поскольку коммуникант А постоянно задаёт вопросы[397].

Условные знаки:

I—I - символ временной оси. abc - логическое ударение. - нисходящий пограничный тон | - восходящий пограничный тон.

/ - обрыв речи.

¦ - краткая пауза

[] - невербальное поведение под символом временной оси.

Вот так выглядит начало дискурса в такой транскрипции. Привет | Долго тебя не видел. Где был j               Пиво пил j

[улыбается, подаёт руку]              [пожимает руку] Нет, серьезно. Чем занимался всё это время |               Ездил

              [смотрит на руку В]

А

В. Ездил на рыбалку с друзьями. Стал заядлым рыболовом j

А. А кого ты ловил |

и сколько ты

В.

сазана j

А. Поймал |

В.

Ни одного j

Вторая особенность речевого поведения коммуниканта А состоит в том, что, видя, что коммуникант В всё время уходит от прямого ответа на поставленные вопросы, коммуникант А постоянно меняет тему разговора, желая его продолжения.

В-третьих, стремясь к успешности общения, коммуникант А предваряет новый вопрос узуальными выражениями: Нет, серьезно (3); ну, ладно (13, 17), которые реализуют контактоустанавливающую тактику общения через фатические компоненты прагматического значения.

Шаг 6: семантико-прагматические особенности речевого поведения коммуниканта В.

Коммуникативная установка и интенции коммуниканта В противоположны установке и интенции коммуниканта А, поэтому он, понимая заданные вопросы, уклоняется от прямых ответов. Он не возражает и явно не демонстрирует вербально своё нежелание к общению, а потому отвечает шутками: Где был? - Пиво пил (1, 2). Вывихнул руку, когда вытаскивал из воды рыбу? - Нет, когда показывал друзьям её размеры (11, 12) и др. (см. 14, 15, 16).

Таким образом, коммуникант В не заинтересован в успешности общения, а потому его речевые акты даже не констативы (в них должна содержаться информация о положении дел), а уход от ответов коммуникант В реализует в тактике пустых шуток, не содержащих никакой информации о себе и близких (жене).

Шаг 7: определение интенций, речевой стратегии и тактики обоих коммуникантов.

В нашем случае ответы уже содержатся в анализе шагов 5 и 6, остается только сделать вывод о том, что, несмотря на общие пресуппозиции коммуникантов, на попытку коммуниканта А установить контакт с коммуникантом В, и казалось бы, отсутствие прямых нарушений постулатов (максим) общения, принцип кооперации (сотрудничества) в диалогическом взаимодействии не состоялся, а потому общение практически не состоялось.

Причина в речевом поведении коммуниканта В.

Шаг 8: семантико-прагматические особенности всего дискурса.

Как мы уже видели, тип рассматриваемого дискурса - это разговор со сменой тематических единиц общения.

Дискурс имеет форму вопросно-ответного диалога1. Эксплицитно тон разговора дружеский, ненапряжённый, с элементами юмора, но имплицитно явно видно отчуждение коммуникантов: коммуникант В не намерен давать информацию о себе и близких.

Коммуникант А эксплицитно, вербально является «хозяином» положения (субъектом всего дискурса), а коммуникант В с этих же позиций - объектом: его ответные реплики во всех речевых турах (ходах) детерминированы вопросами коммуниканта А.

Шаг 9: лексико-грамматические аспекты дискурса.

Говоря о лексических особенностях нашего дискурса, мы уже отмечали, что он носит обиходных характер: пиво, рыбалка, сазан, рука, жена, деньги и др., т. е. относится к сфере повседневной жизни, что вполне соответствует ситуации общения и его жанровой форме.

Этому соответствуют и грамматические средства: простой, прозрачный синтаксис: простые, ничем не осложнённые, повествовательные и вопросительные предложения. Глаголы-сказуемые, используемые в изъявительном наклонении, чаще в прошедшем времени (не видел, был, пил, занимался, стал, ловил, вытаскивал, показывал), выражают реальность событий в прошлом, реже - в настоящем (знаешь, требует, знаю). Использование неполных реплик, обусловленное спецификой диалога, в котором конситуативная неполнота - закономерное явление диалогической русской речи. Но в этом дискурсе неполнота служит дополнительным средством прагмасемантики: подчеркиванию естественного (простого), ненапряженного внешне дружественного тона разговора.

Однако, как мы уже указывали, этому внешне дружественному естественному (для приятелей!) тону разговора противоречит на эксплицитном уровне только то, что ответные реплики коммуниканта В, по сути своей, не являются констативами, что выявляет действительные коммуникативные установки и интенции коммуниканта В. Всё остальное в выражении коммуникативной установки и интенции коммуниканта В приходится на имплицитные коммуникативные импликатуры2, которые обусловлены, прежде всего, имплицитными нарушениями максимов общения, т. е. конвенциональных правил общения3.

Таков один из возможных анализов дискурса, который, безусловно, может варьироваться у разных исследователей, имеющих свои подходы к дискурсу. О сущности вопросно-ответного диалога существует значительная литература. Хотелось бы отметить работу У. Лекерта Проблемы вопросно-ответного дискурса //Новое в зарубежной лингвистике. - Вып. XXIII. - М., 1988. С. 258-280. Импликатура - имплицитное, не выраженное вербально знание о коммуникативном намерении (интенции) говорящего. Оно «выводится» на основе соотносения речевого акта с речевой ситуацией. Нарушены все постулаты принципа кооперации Г.П. Грайса: 1) постулат количества информации + (говори столько, чтобы тебя поняли) - коммуниканту В не нужно понимание; 2) постулат качества передаваемой информации - никакой информации о себе и не даёт; 3) постулат релевантности/отношения к делу - к делу не относится, лишь шутит в ответ; 4) постулат способа передачи (говори однозначно, не сумбурно) - только шутит.

Следует отметить ещё один подход, а следовательно и методику анализа, в центре которой находится не текст, дискурс и даже не речевой акт, а их коммуникативно-прагматическое пространство.

Речь идёт о так называемом конверсационном анализе (conversational analysis), который сформировался в русле этнометодологии (Х. Гарфинкел, Х. Закс, Э. Щеглов, Г. Джефферсон, Ч. Гудвин) и который направлен на эмпирический анализ разговоров.

В своей сущности конверсационный анализ направлен на изучение организованной последовательности речевых ходов и на смену коммуникативных ролей. В центре внимания исследователей находится обоснование выбора говорящим языковых и неязыковых средств с учётом существующих у рецепиента предварительных знаний и ожиданий, а также выявление возможных нарушений коммуникативных ролей и их характер.

В качестве наиболее сильного и эффективного средства организации разговора стал рассматриваться переход (twin) от одной смены коммуникативных ролей к другой (twin taking), характеризующей границы отдельного речевого вклада (move, хода) каждого и затрагивающего интересы всех сторон.

Границы речевых ходов (как и в анализе дискурса) устанавливаются на основе: 1) формальных критериев (паузы, синтаксические конструкции, сигнализирующие возможность очередной мены ролей); 2) функциональных критериев (совершение по крайней мере одного коммуникативного хода).

Устанавливается зависимость особенностей речевых ходов от этнокультурных и возрастных факторов и типа дискурса.

В исследованиях используются разные виды моделей (статистико-стохастические, вероятностные), проводятся наблюдения над использованием дискретных вербальных и невербальных сигналов в целях управления поведением друг друга (А. С. Недобух, А. А. Романов, С. А. Аристов, С. В. Кре- стинский, А. С. Горлина, О. Д. Белецкая и др.).

Одним из существенных результатов конверсационного анализа является выявление правил сочетаемости и взаимной обусловленности речевых ходов в рамках парных (бинарных) последовательностей (нормативных сочетаний и отклонений от нормы) [Сусов 2006 : 277].

Анализ разговора (Gesprachsanalyse) является немецким вариантом конверсационного анализа, в котором наблюдается сближение с теорией речевых актов (Г. Унгехойер, Д. Вегенер, Х. Рамге, Й. Диттман, Х. Хенне, Х. Ребок, А. Буркхардт).

Методика базируется на двух концепциях: SAT (speech acts theory) и FCS (functional - communicative speech theory).

Исходный пункт SAT состоит в том, чтобы выделить элементарный и репрезентативный лингвистический срез процесса коммуникации. В качестве предмета исследований рассматривается отдельное коммуникативное действие единичных, целерационально действующих индивидов. Само же коммуникативное действие состоит в том, чтобы в процессе коммуникации сообщить информацию о доступных элементах интенции говорящего.

В качестве предпосылок исследования САТ выделяет грамматические и коммуникативные значения, которые объединяются в системное единство.

Исследование на основе САТ аналитично, оно начинается с хорошо обозреваемых областей, с отдельных языковых актов, а результаты распространяются затем на сложные целостные области, на тексты.

Исходным пунктом FCS, наоборот, выступает сложная коммуникация как целенаправленный процесс и рассмотрение его частей с точки зрения всего процесса. Само коммуникационное действие состоит в том, чтобы языковыми средствами достичь индивидуальной или социальной цели.

Преимущество анализа на базе FCS состоит в учёте большего количества факторов даже при рассмотрении элементарного речевого акта, тем более при анализе сложных процессов коммуникации[398]. 

<< | >>
Источник: Комарова З. И.. Методология, метод, методика и технология научных исследований в лингвистике: учебное пособие. 2012

Еще по теме Методики анализа дискурса:

  1. ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СЕТЕВЫХ ИЗДАНИЙ КАК НАУЧНАЯ ПРОБЛЕМА А.А. Никитенко Белгородский государственный университет
  2. Методика и лингвистика
  3. Методика составления эскизов речи -речевой дискурсивный граф
  4. Позиции позитивизма и интерпретативного анализа
  5. Проблемный анализ работ конца XX - начала XXI века
  6. Методики анализа дискурса
  7. Методики анализа дискурса
  8. Метод и методика этнолингвистики
  9. Метод и методики психолингвистики
  10. Метод и методики лингвокультурологии
  11. Метод и методики межкультурной коммуникации
  12. Методики изучения межкультурной коммуникации в западной школе
  13. Метод и методики политической лингвистики
  14. Метод и методики лингвостилистики
  15. 2.1 Материал и методика исследования
  16. * 11.1.2. Языковая личность и проблема анализа языка писателя
  17. Концепт и концептуальный анализ как неотъемлемые составляющие концептуального картирования воздействия англоязычных рекламных текстов.
  18. 2.2.1. Функциональная эволюция английского делового дискурса в диахронии
  19. 3.7. Интердискурсивность англоязычного бизнес-общения и ее роль в катализации синергийных процессов прагма-семантической самоорганизации дискурса
  20. 3.10. Выразительные средства языка как операторы управляемой хаотизации функциональной системы английского делового дискурса