ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Методики анализа дискурса

  Наконец, перейдём к методикам изучения самого крупного объекта когнитивно-коммуникативного метода - дискурса. Не вступая в дискуссию по

пониманию и определению дискурса , напомним, что в предыдущем разделе с позиции коммуникативно-прагматического метода дискурс понимался нами как коммуникативно-прагматическое событие социокультурного характера.

Сущность когнитивно-коммуникативного метода состоит в синтезе ког- ниции и коммуникации, что усиленно подчеркивается в отечественном языкознании. Исходя из этого и опираясь на работы отечественных и зарубежных учёных [Бахтин 1979; Якобсон 1983; Дейк 1989; Степанов 1995; 2007; Алефи- ренко 2002; Манаенко 2004; 2008-а, б; Ракитина 2009 и др.], под дискурсом будем понимать коммуникативно-когнитивное событие социокультурного характера [Манаенко 2008-б : 57].

Удачной попыткой раскрытия содержания дискурса в этом понимании представляются рассуждения Н. Ф. Алефиренко, который отмечает, что как коммуникативно-прагматическое событие дискурс - это сплав языковой формы, знаний и коммуникативно-прагматической ситуации. В то же время, образуя своеобразное семантическое единство, дискурс, безусловно, является лингвокультурным событием.

Но в отличие от речевых актов и текста в их традиционном понимании (как последовательная цепочка высказываний, речевых актов), дискурс - это социальная деятельность людей, в рамках которой ведущая роль принадлежит когнитивным пространствам общающихся, где сформулированы различные особенности их внутренних миров, находящие отображение в этой деятельности [Алефиренко 2002 : 102]. [449] [450] [451]

По сути, об этом уже писал Михаил Михайлович Бахтин, правда, не используя термин дискурс: «Ситуация и аудитория заставляют внутреннюю речь актуализироваться в определённое внешнее выражение (выделено мной -

З.К.)», которое непосредственно включено в невысказанный жизненный контекст, выполняется в нём действием, поступком или словесным ответом других участников высказывания» [Цитируется по: Волошинов 2000 : 43].

Исходя из этого, дискурс не просто вид речевой коммуникации, обусловленный, по Ю. Хабермасу, критическим рассмотрением ценностей и норм социальной жизни, а определённые коммуникативные стратегии, или, как очень точно выразил это Т. А. ван Дейк, - это «контекстуальные макростратегии» [Дейк 1989 : 57], выраженные в определённом временном, пространственном и прочих контекстах» [Арутюнова 1998 : 136-137; Маслова 2008 : 40].

Следовательно, в модели дискурса можно выделить факторы, определяющие специфику речевого поведения человека, и факторы, отображающие эту специфику.

К компонентам модели дискурса, определяющим «внешний» контекст речевого общения, относятся традиционно выделяемые «сцена действия» и «участники». При этом «сцена действия» характеризует среду, в которой осуществляется речевое взаимодействие, и определяет, зачем оно происходит. Компонент «участники» отвечает на вопрос: «Кто совершает речевое взаимодействие?» и характеризует субъектов общения в социальном плане.

«Внутренний» контекст социального события речевого общения составляет компонент, определяющий, что является его содержанием, и характеризующий особенности когнитивных пространств, а точнее - когнитивной базы взаимодействующих людей. Таким образом, дискурс одной из своих сторон обращен к коммуникативно-прагматической ситуации, а другой стороной повёрнут к ментальным процессам участников коммуникации: этнографическим, психолингвистическим и социокультурным правилам и стратегиям порождения и понимания речи [Маслова 2008 : 46].

Необходимой составляющей модели дискурса, отображающей его обусловленность социокультурным контекстом (внешним и внутренним), предстаёт форма осуществления речевого общения - текст, отвечающий на вопрос, как воплощается определённый тип речевого поведения в зависимости от «социально-исторической ткани» [Манаенко 2008-б : 58-59].

Системные, парадигматические связи внутри социального контекста дискурса детально изучены и описаны Т. А. ван Дейком[452].

Они описаны в категориях: личное, общественное, институциональное/формальное, неформальное [Дейк 1989 : 23].

Он выделяет категорию контекста, который «задаёт возможные действия участников социального взаимодействия в тех или иных ситуациях»:

• позиции (роли, статусы); свойства (пол, возраст и др.); отношения (авторитет, превосходство и др.); функции (отец, слуга, судья и т. д.).

Они дополняются конвенциональными установками. Совокупность всех установок Т.А. ван Дейк называет внутренней структурой говорящего. Это: знания, мнения; потребности, желания, предпочтения; отношения, установки; чувства, эмоции [Дейк 1989 : 25].

Таким образом, согласно теории Т.А. ван Дейка, и потребители, и создатели дискурсов/текстов действуют как социальные субъекты [Дейк 1989 : 138].

Всё сказанное позволяет построить алгоритм анализа двустороннего дискурса, состоящий из четырех основных шагов.

Шаг 1: описание (моделирование) ситуации общения, среды: тип социального бытия; цель социального события (функция); социально-идеологические условия (запреты, табу, применение санкций к их нарушителям); обстановка (время, место, причина и другие обстоятельства общения); Шаг 2: описание (моделирование) социального субъекта: социальный статус; ролевые отношения; социальная активность участников; их личные отношения.

Шаг 3: описание (моделирование) коммуникативно-когнитивной базы участников общения: интенции и цели коммуникации; затрагиваемые мировоззренческие позиции; общий фонд знаний (степень компетенции); знание правил, норм и стереотипов коммуникации; навыки речевого общения.

Шаг 4. описание (моделирование) формы речевого общения: тема речевого общения; речевой (языковой) жанр; композиция, последовательность коммуникативных ходов и речевых актов; отбор языковых средств; манера речевого поведения.

Как видим, алгоритм анализа дискурса сходен с тем, который был предложен в разделе 12.3.3. Различие заключается в том, что, кроме коммуникативно-прагматического компонента, в алгоритм включается ещё и анализ когнитивной базы участников общения.

Отметим, что в одностороннем дискурсе (монографическом) методикой анализа этого компонента является концептуальный фрейм или фрей- мово-слотовая структура, а в двустороннем дискурсе (диалогическом) - концептуальный сценарий, скрипт, гештальт (или их элементы).

Заметим, что в большинстве работ отечественных исследователей проводится не весь анализ дискурса, а обычно какой-либо его элемент[453].

Значительно реже обычно в крупных жанрах, представлены полные методики анализа дискурсов. К числу таких работ следует отнести монографию известных отечественных лингвистов Ларисы Михайловны Алексеевой и Светланы Леонидовны Мишлановой «Медицинский дискурс: теоретические основы и принципы анализа» (Пермь, 2002). Монография состоит из двух глав: в первой раскрываются теоретические основы дискурса в когнитивном терминоведении, а вторая глава посвящена полипарадигмальному анализу дискурса.

Из зарубежных изысканий в области анализа дискурса необходимо обратить внимание на французскую школу Анализа дискурса [Семиотика : Антология 2001; Квадратура смысла 1999], в основу которой положены идеи Э. Бенве- ниста.

Однако для того, чтобы воспользоваться предлагаемой методикой, следует обратить внимание на разночтения в некоторых терминах.

Так, несмотря на заявления о том, что в школе Анализа дискурса предметом исследования являются тексты, дальнейшее изложение П. Серио данной концепции убеждает, что тексты здесь не предмет, а объект исследования.

Возможно, такое положение дел объясняется либо неточностью в переводе, либо отсутствием во французский традиции разграничения объекта и предмета исследования. Предмет исследования здесь определён достаточно ясно - «лингвистическое исследование условий производства текста» [Серио 2001 : 550].

Именно поэтому французские учёные в процессе Анализа дискурса получили значимый результат о том, что семантика языковых выражений не выводится только из лингвистики как науки о языке (внутренней лингвистики): «Связь, которая существует между значениями, присущими данному тексту, и социально-историческими условиями возникновения этого текста, является отнюдь не второстепенной, а составляющей сами эти значения» (выделено мной - З.

К.) [Там же : 560].

Особенностью этой школы является изучение дискурса с точки зрения отношения к субъекту, говорящему. При таком понимании «исследование производства высказывания гармонично надстраивается над языком: лингвистика языка как система знаков открывает над собой перспективу лингвистики дискурса, где присутствует субъект - хозяин речи, а его присутствие описывается и анализируется через систему следов» [Квадратура смысла, Серио 1999: 47].

Исходя из этого, среди многих пониманий дискурса, основным является понимание его как «теоретического конструкта, предназначенного для исследования производства текста» [Там же : 26-27].

Одна из наиболее интересных концепций понимания языка и дискурса принадлежит французскому философу-постструктуралисту Мишелю Фуко (1926-1984). Для него началом философствования является дискурсивная практика - «совокупность анонимных исторических правил, всегда определённых во времени и пространстве, которые установили в данную эпоху и для данного социального, экономического и лингвистического пространства условия выполнения функций высказывания» [Фуко 1994 : 118].

Высказывание в его теории есть лингвистическое действие в области исторического. А дискурсом он называет совокупность высказываний, принадлежащих к одной и той же дискурсивной практике.

Фуко интересовался не структурами и не конструктами (порождение, понимание - то, что происходит в сознании субъекта и недоступно наблюдению), а становлением и видоизменением дискурсивных практик, всем тем, что в них происходит: трансформациями, рассеиваниями, сгущениями. Что касается знания (эпистемы как инварианта научного мышления разных эпох), то оно наращивается по дискурсивным порогам: позитивности - дискурсивная формация образовалась и начала трансформироваться; эпистемологизации - появились модели знания, которые подвергаются критике и проверке; научности - выработаны критерии аргументации; формализации - определены аксиомы и формальные правила построения дискурсов [Фуко 1994 : 185-186].

Для М. Фуко наука - это работающая реальность, а что именно является истиной - определяется установленными в дискурсивной практике правилами, поскольку истина всегда контекстуальна, т. е. она зависит от конкретной ситуации, а значит она относительна.

В заслугу М.Фуко следует поставить и выделение основополагающего значения лингвистического уровня культуры и науки, а также акцент на прагматике - дискурсивной практике человеческой жизни.

В заключение подчеркнём, что становление в наши дни, чему в какой-то мере способствовали дискурсивные практики М. Фуко, новой гуманитарной дисциплины - дискурсологии, специализирующейся на изучении разнообразных форм и видов дискурсов [Дискурсология 2006 : 5], способствует совершенствованию методики анализа дискурсов. 

<< | >>
Источник: Комарова З. И.. Методология, метод, методика и технология научных исследований в лингвистике: учебное пособие. 2012

Еще по теме Методики анализа дискурса:

  1. ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СЕТЕВЫХ ИЗДАНИЙ КАК НАУЧНАЯ ПРОБЛЕМА А.А. Никитенко Белгородский государственный университет
  2. Методика и лингвистика
  3. Методика составления эскизов речи -речевой дискурсивный граф
  4. Позиции позитивизма и интерпретативного анализа
  5. Проблемный анализ работ конца XX - начала XXI века
  6. Методики анализа дискурса
  7. Методики анализа дискурса
  8. Метод и методика этнолингвистики
  9. Метод и методики психолингвистики
  10. Метод и методики лингвокультурологии