<<
>>

Методы и приёмы социально-гуманитарных наук

  Наиболее целесообразно начать этот раздел с методологической «программы» Макса Вебера, которая удивительно современна для гуманитарной методологии наших дней.

М. Вебер исходит из того, что исследователю трудно рассчитывать на «дельную работу» в науке, на получение ценных результатов, если ему «не хватает надежного рабочего метода» [Вебер 1990 : 719].

Согласно М. Веберу, наука как «специализированное и уходящее в бесконечность производство» имеет два основных фактора: вовне - для практической, личной жизни и улучшения благосостояния людей, и вовнутрь - для собственных потребностей науки.

Исходя из этого, наука прежде всего разрабатывает технику «овладения жизнью», а также она разрабатывает методы мышления, рабочий инструмент и вырабатывает навыки обращения с ними [Там же].

Возражая против рассмотрения общества по биологической модели, М. Вебер в качестве методологической основы для социологии выбирает «целерациональное действие» - требование исходить из индивидуального действия индивидов [Там же].

Научные принципы должны быть творческими и плодотворными, а их применение исследователем - «осторожным, свободным от догматизма». Требуя всегда руководствоваться определёнными методологическими положениями, М. Вебер подчеркивает, что методология - не цель, а средство, не носящее, однако, внешнего характера. Дело в том, что «только в ходе выявления и решения конкретных проблем, а отнюдь не благодаря чистым гносеологическим или методологическим соображением возникли науки и разрабатывались их методы» [Вебер 1990 : 418]. Полагаю, что характеристику методов социально-гуманитарных наук следует, безусловно, начать с герменевтического метода. Напомним, что он уже был предметом рассмотрения в составе семиотического подхода (раздел 8.3.1), но там он был характеризован в его широком познавательном значении, в котором он используется не только во всех науках, но и в обыденном познании.

Как частнонаучный метод он используется в своём первичном, узком значении: как совокупность правил и техник истолкования текста в ряде областей знания: филологии, юриспруденции, богословии и др., на базе трёх основных процедур: понимания, объяснения, интерпретации[246].

Исходным положением, по мнению М. М. Бахтина, является во-первых, положение о том, что смысловые глубины мира культуры «так же бездонны, как и глубины материи» [Бахтин 1979 : 292]; а во-вторых, М.М. Бахтин отмечает, что дух, сознание, мышление, «переживание переживаний» человека предстают перед исследователем в форме текстов, в знаково-языковом выражении. Вне этого социально-гуманитарное познание невозможно, т. к. человек всегда выражает себя (говорит), т. е. создаёт текст, который является той непосредственной действительностью мыслей и переживаний, из которой только и может исходить социальное познание, мышление [Там же].

Если естественные науки нацелены на вещи, их свойства и отношения, то гуманитарные - на тексты, которым присущи значение, смысл, ценность. М. М. Бахтин подчеркивал, что «текст есть первичная данность (реальность) всякой гуманитарной дисциплины». «Дух (и свой, и чужой) не может быть дан как прямой объект гуманитарных наук, а только в знаковом выражении, реализации в текстах для самого себя и для другого» [Бахтин 1979 : 294].

«Текстом называется любая знаковая система, которая способна быть (или в действительности есть) носителем смысловой интерпретации и имеет языковую природу (выделено мной - З. К.). С этой точки зрения любой объект, являющейся творением человеческого духа и имеющий знаковую природу, может быть возможным или является действительным текстом» [Бахтин 1979 : 294].

Вследствие языковой, текстовой природы социально-гуманитарного познания особое место в гуманитарных науках занимает семиотическая проблематика, а семиотический метод как один из основных методов реализуется в гуманитарных исследованиях в диалектическом взаимодействии с герменевтическим методом \

Цель анализа текстов состоит в том, чтобы, исходя из понимания текста как «материализованного выражения духовной культуры», распределить субъективные смыслы, объективированные в текстах, «услышать через них человеческие голоса» и с их помощью проникнуть в «дух» минувших эпох, чужих культур [Кузнецов 1991 : 128; Кохановский и др.

2008 : 519].

Такая герменевтическая возможность существует благодаря диа ло - г и ч н о с т и текстов, за счет чего реализуются два человеческих стремления: стремление сказать и быть услышанным и стремление понять и быть понятым.

При этом диалогичность текста, диалог, по мнению М. М. Бахтина, - это «сложные динамические отношения особого типа. Они возможны только между целыми высказываниями разных речевых субъектов (диалог с самим собой носит вторичный характер)... Диалогические отношения - это смысловые отношения между всякими высказываниями в речевом общении» [Бахтин 2000 : 315].

В связи с этим важна роль диалектики объекта и субъекта: в частности, опосредованность текстами, т. е. включённость в них автора как первичного субъекта и интерпретатора как вторичного субъекта.

С точки зрения этого подхода социально-гуманитарное познание является вторичным отражением социальной действительности, поскольку этот процесс опосредован текстами, языком.

Этой проблеме, модифицированной в проблему интертекстуальности и интертекста - «модели, имеющей ценность в силу своей эффективности как инструмента познания сложных феноменов, недоступных непосредственному наблюдению» [Кузьмина 2009 : 5]. Этой проблеме в лингвистике по- [247]

следних десятилетий уделяется огромное внимание, что абсолютно справедливо, поскольку интертекстуальное взаимодействие в наши дни может рассматриваться «как основа научной коммуникации» [Чернявская 1999; 2009] как инструмент для изучения «динамических процессов в культуре и языке» [Кузьмина 2009 : 4][248].

Значимость диалога (интертекстуальности) не исчерпывается названными направлениями. Он задействован в разрешении многих проблем современной науки: «Не будет преувеличением сказать, что логика диалога во многом заменяет эксперимент в гуманитарных науках» [Коршунов 1988 : 64]. В наши дни широкое распространение получило понятие «диалог культур, который выдвигается в качестве «возможного основоположения философии в начале XXI в.» [Библер 1975; Лебедев 2007 : 681; Кохановский и др.

2008 : 522 и др.] Наблюдение как частнонаучный метод модифицируется в сторону большей степени субъективности, поскольку результаты наблюдения зависят от жизненных установок, ценностных ориентаций других факторов наблюдателя. При этом различают простое (обычное) наблюдение, когда факты и события регистрируются как бы со стороны, а включенное наблюдение используется, когда исследователь включается, «вживается» в определённую социальную среду, адаптируется к ней и анализирует события «изнутри». Интроспекция (lt;лат. introspectare - «смотреть внутрь, всматриваться») - изучение психических процессов (сознания, мышления) самим индивидом, переживающим эти процессы; самонаблюдение - это осознанное систематическое наблюдение над действиями собственной психики с целью выявления её особенностей.

Для преодоления субъективизма самонаблюдение должно сочетаться с внешним наблюдением («со стороны»), (см. работы американских психологов А. Маслоу, А. Уотса, С. Грофа и др.).

Блестящие примеры использования интроспекции как способа познания и регуляции жизни дают многие восточные учения, ориентированные на совершенствование человека. Разновидностью включенного наблюдения является этнометодо- логия, суть которой состоит в том, чтобы результаты описания и наблюдения социальных явлений и событий дополнить идеей их понимания.

Такой подход в наши дни широко применяется в этнографии, социальной антропологии, социологии, культурологии, социолингвистике, этнолингвистике, психолингвистике и лингвокультурологии.

Специфика этнометодологического подхода выражается в том, что он ориентирует исследователя на изучение сугубо духовных явлений культуры, выражая социальную реальность через значения слов, понятий, суждений, т.

е. отождествляя её с практикой языковой коммуникации.

Этнометодология представляет собой теорию социально-гуманитарного познания, в которой онтологический и методологический аспекты настолько тесно переплетаются, что их трудно разделить, т.к. понимание выступает и на стороне субъекта познания и как способ постижения этой социальной реальности, т. е. как своеобразное «понимание понимания». Этот метод активно используется в американской социолингвистике [Швейцер 1977 : 232-241].

5. Широко используется метод социального эксперимента, который способствует внедрению в жизнь новых форм социальной организации и оптимизации управления обществом.

Объект социального эксперимента, в роли которого выступает определённая группа людей (микросоциум), является одним из участников эксперимента, с интересами которого приходится считаться, а сам исследователь оказывается также включенным в изучаемую им ситуацию.

В социальной психологии испытуемого ставят в различные экспериментальные условия, предлагая решать определённые задачи. При этом оказывается возможным экспериментально сформировать сложные психические процессы, а затем исследовать их структуру.

Социальный эксперимент как модификации экспериментального метода (см. раздел 9.2.1 пособия), получивший распространение в социальной и педагогической психологии, получил название формирующего эксперимента [Минаева и др. 2007 : 34-55; Безуглов и др. 2008 : 67-81]. Метод эмпатии (лат. «вчувствование, проникновение») - восприятие внутреннего мира другого человека как целостного с сохранением эмоциональности и смысловых оттенков путём способности (приёма) «представить себя на месте другого человека» и понять его чувства, желания, идеи и поступки, т. е. проникнуть во внутренний мир другого человека.

Терминированное понятие эмпатия возникло в начале XX века как эквивалент немецкому Einfuglung. Использование эмпатии является важной частью методов психологического консультирования, предложенного американским психологом Карлом Роджерсом. Используется также в психологических тренингах как методах социально-психологических исследований [Минаева и др. 2007 : 218-230].

7. Анализ документов, который позволяет получить сведения о прошедших событиях, наблюдение за которыми уже невозможно. К числу документов относятся письменные источники - тексты в любой форме; статистические данные; иконографические изображения (кино, фото и т. п.); фонетические документы (радио, телевиде-

ние, магнитофон и т. п.); информация в машиночитаемой форме (дискеты, компакт-диски и т. п.).

Анализ документов может быть качественным (проблемный поиск, тематические обобщения) и когнитивным (контент-анализ).

Качественный анализ направлен на полное выявление содержания документов. Основной недостаток анализа этих документов - субъективизм, во многом преодолевается формализованным (количественным) методом изучения документов [Кохановский и др. 2008 : 528].

8. Методы опроса основаны на высказываниях людей, с целью выявления их мнений по каким-либо проблемам. Всё многообразие указанных методов обычно сводится к трём основным: Вопросо-ответный метод различается в зависимости от конструирования вопроса, степени ответа опрашиваемых, способов коммуникации с ними: сплошной, когда опрашиваются все привлечённые к исследованию; выборочный, когда число респондентов ограничено; очный, осуществляемый при непосредственном контакте исследователя с респондентами; заочный, организуемый без какого-либо контакта; индивидуальный, направленный на одного респондента; групповой, когда одновременно опрашивается некоторое число респондентов; открытый (свободный), при котором ответы на поставленные вопросы даются в произвольной форме; закрытый, когда варианты ответов заранее предусмотрены и зафиксированы в вопроснике и опрашиваемый может выбрать один из нескольких ответов; полузакрытый, когда, кроме нескольких вариантов ответов, даны альтернативные ответы типа: «не знаю», «затрудняюсь ответить», «другие»; устный, в ходе которого ответы записываются самим исследователем [Безуглов и др. 2008 : 81-82].

Правила формулирования вопросов в целом обусловлены программой исследования, но есть и более частные требования [Минаева и др. 2007 : 107-113; Безуглов и др. 2008 : 83]. Анкетирование - опрос по специальным анкетам, содержащим конкретные вопросы (см. раздел 9.2.1.). Интервью - целенаправленная, заранее запланированная беседа с респондентами «лицом к лицу» с целью получения информации с помощью устного опроса.

Метод интервью применяется в социологии, психологии, журналистике, медицине, криминологии, психолингвистики и социолингвистике [Минаева и др. 2007 : 116-138]. Групповая дискуссия, обеспечивающая глубокую проработку имеющей информации по данной проблеме с разных точек зрения.

9. Контент-анализ - один из междисциплинарных методов социально-гуманитарных наук, направленный на формально-логическое изучение текстов некоторыми формализованными методами.

Методологической основой такого исследования выступает статистический принцип частного распределения признака (признаков), которой во взаимосвязи образует новые смыслы.

Суть метода заключается в идентификации «поисковых образов» и их подсчёте.

Объектом анализа могут быть не только любые массивы печатных текстов, но и устные высказывания, имеющие место в учебном процессе или высказывания участников межличностной коммуникации [Кузнецов 2006 : 40]. Исходные постулаты метода: исследовать можно только то, что зафиксировано; имеется только два способа фиксации информации: сознание человека, точнее, его память и любые материальные (физические) носители; исследовать можно только двумя способами: аналитическим и статистическим; статистический метод исследования имеет два варианта: интуитивный и формализованный; формализованный метод имеет две формы: линейное и двумерное частное распределение [Аверьянов 2009 : 6].

Для применения контент-анализа исследователь должен определить: четкую цель или иерархию целей; гипотезу с целью проверки её анализом материала; выборочную совокупность, на основе которой будет произведен сбор первичной информации; способ выявления интересующей исследователя информации; критерий классификации высказываний в соответствии с целями; единицы анализа; способы количественной обработки собранной информации; способы содержательной интерпретации полученных данных [Кузнецов 2006 : 41].

Контент-анализ является перспективным, т.к. он даёт возможность получить практически бесконечное множество субъективных характеристик, позволяющих в совокупности иметь объективную оценку явления или процесса, интересующего исследователя. Метод позволяет сделать прогноз, получить надежные результаты. И, наконец, метод имеет способность к совершенствованию [Аверьянов 2009 : 441]. Тестирование (англ. test - «испытание, исследование») - в социологии, педагогике и психолингвистике: получение информации с помощью тестов-вопросников, распространяемых с целью получить материал, характеризующий индивидов как членов определённых социальных общностей. Достоинством метода является то, что тестирование даёт богатый материал для размышления. Однако на его основе

невозможно сделать обобщающие выводы и заключения об интеллектуальных и нравственных качествах человека, т. е. метод имеет ограничение [Безуглов и др. 2008 : 91].

11. Шкалирование - метод оценки самим испытуемым каких-либо объектов внешнего мира, событий жизни, самого себя или других людей с помощью бланков с определёнными шкалами (lt;лат. scalae - «лестница»), полюса которых обозначены краткими или развернутыми названиями.

Шкалы могут быть даны в графической, словесной или числовой форме.

Так, примером графического шкалирования является методика самооценки Дембо-Рубинштейна; примером словесной формы - шкалы полярных профилей, характеризующие качества словами «сильно», «средние», «слабо» и т. д.; примером числовой формы: пяти-, семи-, или девятибалльная оценка.

Метод шкалирования разработан группой американских психологов во главе с Ч. Осгудом, который получил широкое распространение в исследованиях, связанных с восприятием человека, анализом его социальных установок и личностных смыслов [Осгуд 1972].

Одной из разновидностей метода шкалирование является метод семантического дифференциала, который позволяет измерить коннота- тивные значения, а также личностные смыслы человека. Известны методики

Ч.              Осгуда. В отечественной психологии и психолингвистике известен вариант личностного дифференциала С.Д. Шмелёва [Корнилова 1997; Петренко 1997; Шмелёв 1983; Прохоров 2001; Серкин 2004; Минаева и др. 2007; Безуглов и др. 2008 и др.]. Социометрический метод (lt;лат. societas - «общество» + греч. metreo - «мерю, измеряю») - совокупность методов и приёмов, направленных на получение и анализ количественных данных о структуре и функционировании небольших человеческих коллективов.

Социометрия (социометрический тест) представляет собой одну из разновидностей опроса, направленную на изучение внутриколлективных и межколлективных связей путём выявления отношений между членами группы. Данный текст был предложен Дж. Морено в 1943 году.

Выделяют две формы проведения социометрической процедуры: непараметрическая (число выборов не ограничено); параметрическая (число выборов ограничено).

Каждая из этих форм обладает своими достоинствами и недостатками.

Процедуры проведения социометрического опроса, его критерии, обработка результатов и социометрические индексы для расчетов детально описаны А. М. Вильгельмом [Минаева и др. 2007 : 139-148]. Монографический метод (lt;греч. monos - «один, единственный» + grapho - «пишу») - метод, состоящий в том, что данную проблему или группу проблем тщательно и со многих сторон

анализируют на одном каком-либо социальном объекте («случае»), после чего делают гипотетический вывод от этого объекта к более широкой области сходных объектов (экстраполяция), а в завершение требуется максимально полное описание данного случая как характерного, типичного.

14. Биографический метод (lt;греч. bios - «жизнь» + grapho - «пишу, описываю») - один из методов исследования субъективной стороны общественной жизни индивида, основанный на так называемых личных документах, в которых, кроме описания определённой социальной ситуации, содержится также личный взгляд пишущего, т. е. на основе описания чьей-либо жизни.

Разновидностями этого метода являются автобиография и просопогра-

фия.

15. Игровые методы - активные методы, применяемые при обучении и выработке управленческих решений. К ним относятся имитационные (деловые) игры; игры открытого типа (особенно при анализе нестандартных ситуаций). Среди игровых методов выделяют психодраму и социодраму, где участники проигрывают соответственно индивидуальные и групповые ситуации.

Следует сказать, что в современной культуре значение игры как важной «области деятельности и жизни» существенно возросло. Нидерландский культуролог Й. Хейзинг в работе « Человек играющий» показал, что игра относится к существенным характеристикам человека, наряду с разумностью и созидательной способностью, т. е. культура в целом носит игровой характер.

А Х.-Г. Гадамер утверждал «священную серьезность игры», высшим достижением которой является искусство [Кохановский и др. 2008 : 531].

Анализ деловой и ролевой игры как метода обучения и развития игрового метода как активного метода в социальной психологии даёт Э.А. Боднар [Минаева и др. 2008 : 169-217].

Таковы наиболее известные методы социально-гуманитарных наук, но сколько-нибудь четкой классификации методов этой группы наук пока не существует, что проявилось и в нашем описании, лишенном какой-либо последовательности.

«Сложить» систему частнонаучных методов - задача современной социально-гуманитарной мысли [Ильин 1994 : 122; Кохановский и др. 2008 : 532]. Вопрос о новой парадигме и методологии социально-гуманитарных

наук на пути к единству естественнонаучной и гуманитарной культуры

Проведённый анализ основных методов и приёмов социально-гуманитарных наук приводит к выводу о том, что общая ситуация в этой области такова, что «специализированной методологии гуманитарных наук, по своей разработанности, значительности и значимости сопоставимой с методологией наук естественных, невзирая на несомненные находки - проницательные мысли и

обобщения немногочисленных теоретиков-энтузиастов, до сих пор не сложилось» [Ильин 2006 : 287].

Потому сегодня всё чаще говорят о том, что социальное познание стоит на пороге «методологической революции» [Кохановский и др. 2008 : 532; Лебедев 2007; 2008; Бабосов 2008; Хрусталёв 2011 и др.], поскольку оформилось понимание необходимости коренной перестройки методологического арсенала обществознания, с одной стороны, и наличие возможностей, предпосылок такой перестройки, с другой стороны.

Необычайная сложность общества XXI столетия, способного, по словам И. Пригожина, «претерпевать огромное число бифуркаций (раздвоений)», создаёт новую ситуацию в мире, что «вселяет в нас одновременно и надежду и тревогу», и «синергетика выдвигает парадигмальную программу «нового синтеза», провозглашающую своей целью снятие противоречия не только между гуманитарным и естественнонаучным познанием, но и между «двумя культурами» [Новая философская энциклопедия 2010.Ш].

Современная постнеклассическая наука, освоившая новые сложные «человекомерные» объекты; новый тип научной рациональности, сочетающий моделирующее и символическое[249] мышления; новые методы и приёмы исследования, новые подходы и т. д. Это привело к тому, что современный человек во все большей степени нуждается в «окультуривании» науки и одновременно в «онаучивании» культуры.

Поэтому велением времени, категорическим императивом XXI века становится формирование своеобразного социо-технико-информационно (инновационно)-научно-культурного суперкомплекса [Бабосов 2009 : 219], в котором осуществляется множество взаимопереходов, но стержневым фактором эффективного взаимодействия становится взаимообусловленность науки и культуры.

Но путь к самопознанию современного человека, по словам С. А. Лебедева, все ещё преграждён «глухой стеной» между естествознанием и обществознанием, в котором находится европейская наука со времен Г. Галилея.

Наши ведущие учёные - синергетики С. П. Капица, С. П. Курдюмов и Г. Г. Малиновский с сожалением констатирует: «В конце нашего века междисциплинарный синтез, направленный на выработку новых императивов развития, технологий выживания, идеологии XXI века, стал не игрой ума, не академической программой, родившейся в кабинетной тиши, а насущной необходимостью, к сожалению, «физики» и «лирики» по отдельности не выдержали экзамена в XX веке. В следующем веке его придётся сдавать вместе» [Капица и др. 1997 : 11-12].

Как видим, они не только ставят задачу, но и указывают один из возможных путей преодоления раскола наук и культур - междисциплинарные исследования, на которые возлагают надежды современные учёные [Стёпин 2009; Вяч. Вс. Иванов 2004 и др.].

Таким образом, можно казать, что возможность диалога наук и культур не только осмыслена, но и подготовлена всем ходом развития науки, особенно постнеклассической науки XX и XXI веков.

Одним из оснований сближения наук и культур является современная гуманитарно-социальная парадигма в философии науки, которая исходит из идеи человекоразмерного, антропологического характера процесса научного познания [Лебедев 2008 : 15].

Эта человекоразмерность научного знания фиксируется не только по отношению к социально-гуманитарным наукам, что в общем-то никогда особенно и не отрицалось, но главное - и к естественнонаучному и математическому познанию.

Распространение гуманитарного подхода на любую область науки идёт по нескольким направлениям: экстраполяция на все области научного познания деятельностного подхода, при котором человеческие цели, стремления, потребности, ценности являются существенной и неустранимой компонентой содержания любого процесса научного познания; обоснование необходимости применения методологии семиотического и герменевтического анализа1 к любому виду научного знания на том основании, что существенным условием научного знания является его бытие в виде некоторого текста, формирование и функционирование которого подчиняется общим законам языка. любое знание является органической частью современной ему социокультуры и не может быть до конца понятно вне этого социокультурного контекста; понимание процесса научного познания в любом его проявлении как детерминированного не только объектом, но также и субъектом научного познания, т. е. его познавательными установками, объемом имеющейся в его распоряжении информации, целями и задачами исследованиями, когнитивной волей ученого, его приоритетами и т. д. неизбежность и неустранимость учёными когнитивно-этической ответственности учёных за все делаемые ими утверждения, за все принимаемые ими когнитивные решения в науке; все науки, а не только социально-гуманитарные, имеют ценностное, духовное измерение, выражая те или иные цели, интересы и потребности людей, неся на себе печать их творчества.

Таким образом, на базе этой философской парадигмы можно утверждать, что, в сущности, мы имеем только одну подлинную науку - науку о Человеке [Лебедев 2008 : 17]2. [250] [251]

На основе этого, как мы уже указывали в шестой главе, современные философы, науковеды и специалисты субнаук взаимосвязь типов познания и наук инициируют в виде вектора: гуманитарное ^ техническое ^ естественнонаучное (см. раздел 6.3.2.). Как видим, на первое место поставлены гуманитарные науки, среди которых называется «первонаука» - семиотика, поскольку во всех науках используется концепт знака [Канке 2008 : 188], а на второе место в «цепочке наук» ставится лингвистика с позиции кодирования знания (см. схему 13 в шестой главе).

Таким образом, представляется очевидным, что в движении сближения наук и культур роль локомотива принадлежит социально-гуманитарным наукам, особенно семиотике и лингвистике.

Однако тут мы вступаем в противоречие с тем, что для осуществления роли локомотива эти науки менее пригодны, чем естественнонаучные и математические, поскольку, во-первых, принципиальной мозаичности гуманитарного познания и знания избежать вряд ли удастся когда-нибудь (да и есть ли в этом необходимость?) и, во-вторых, гуманитарное познание и знание чрезвычайно плюралистично по сравнению с естественнонаучным и математическим.

История формирования социально-гуманитарного знания есть история поиска путей исследования таких сложных феноменов, как человек, общество и культура. Соответственно существует множество научных теорий, исследовательских подходов, методов и приёмов изучения, даже в какой-то мере «теоретического анархизма» [Паршин 1996]. Поэтому множественность конкур ирую- щих между собой концептуально-теоретических схем в гуманитарной и социальной реальности и возможность свободного выбора какой-либо из них - это норма, а не какая-то аномалия [Кохановский и др. 2008 : 524].

Потому ещё одной специфической особенностью социально-гуманитарного познания и знания, помимо мозаичности и плюралистичности, является их полипарадигмальность, т. е. синхронное бытование в науке различных научных парадигм, а также - в значительной степени антикумулятивно с т ь, поскольку и сама культура организуется не по принципу обобщения, а по принципу общения, диалога [Библер 1975; Яркова 2007 : 95].

Из сказанного следует, что и методология социально-гуманитарного познания представляет собой сложное гетерогенное образование в силу своей сущности, а не только в силу недостаточной разработанности.

К тому же, как мы уже говорили, цивилизационная сложность современности и самой постнеклассической науки плохо описывается старым категориальным аппаратом общественных наук, потому нужен новый (или по крайней мере - обновлённый!) категориальный аппарат и новые методологические средства. Некоторые исследователи видят необходимость «формирования новой «большой» парадигмы и методологии [Кохановский и др. 2008 : 532], а потому методы социально-гуманитарного познания являются предметом повышенного внимания философии науки, науковедения и частных наук» [Лебедев 2008 : 441].

Очевидно, что пути формирования такой новой «большой», т. е. синтезированной, парадигмы и её методологии не могут не быть различными.

Остановимся на краткой характеристике тех возможных путей, которые уже как-то обозначены в современной науке. Одним из мощных процессов взаимного сближения методов и концептуальных оснований естественных и гуманитарных наук является междисциплинарная сфера научных исследований, о чем очень много говорится в современных научных работах. Решение проблемы чисто логическими средствами через интенсивное становление новых систем логики. О возможностях этого подхода можно составить представление по работам отечественного учёного А. А. Ивина, давно и плодотворно работающего в этой области. Так, в одной из публикаций он обосновывает положение о единстве научного знания, исходя из тезиса о том, что понимание и объяснение являются универсальными операциями мышления в любой науке, способствуя обоснованию и систематизации научного знания. В основе рассуждений А.А. Ивина лежит концепция двойственности всех принципов и общих законов научной теории [Ивин 2002]. Широкое внедрение аппаратов герменевтики, культурологии и понимающих методик как сближения объяснительных и интерпретационных подходов. «Социобиологическое движение» и биофилософия как «мост», соединяющих генетико-органическую и социо-культурную эволюцию [Лебедев 2008; Хрусталёв 2009; Горелов 2010; Марков 2011 и др.] для создания целостной концепции жизнедеятельности человека в единстве его социальной и биологической сторон как объекта исследования. Объединение концепций и методов теории информации, нелинейной динамики и нелинейного мышления и теории самоорганизации (синергетики) для построения конструктивных моделей происхождения жизни, сознания, мышления, языка и культуры [Чернавский 2001], в которых синтез природных и социальных систем осуществляется через «спонтанное образование структур» [Хакен 2000]. Когнитивно-информационная теория как новая философская парадигма гуманитарного познания, в которой на основе нового объекта исследования гуманитарных наук - система когнитивно-информационных связей общества - достигается научный синтез гуманитарного знания и преодолеваются основные противоречия гуманитарного знания: 1) отсутствие единой теории гуманитарного познания и разработанной схемы общепринятых понятий; 2) отсутствие единых критериев доказательности в гуманитарном познании. Это становится звеном, «мостом» соединяющим гуманитарные и естественные науки. Активное внедрение идей и методов синергетики и кибернетики и возрастание в связи с этим статистически-вероятностных методов и приёмов. Проект «глобальной электронной цивилизации» на базе синтеза телевидения, компьютерной службы и энергетики, благодаря чему возникнут новые механизмы человеческого общения и взаимодействия и как следствие расширится и усилится взаимозависимость самых разных аспектов, в том числе - наук и культур [Кохановский и др. 2008 : 533]. Сопряжение системного и синергетического подходов с «многомерным» диалогом как универсальным, всеохватывающим способом существования культуры и человека в культуре» [Каган 1996 : 405].

При этом М. С. Каган предлагает оригинальное решение проблемы раскола наук: «... в той мере, в какой изучение человека, общества, культуры стремится быть научным - при всей специфичности гуманитарного знания, - оно должно освоить методологию современного изучения природных систем, но поскольку они являются менее сложными, чем системы антропо-социо- культурные, методологические принципы их изучения, сложившиеся на почве изучения физических, химических, биологических систем, с органичным для них математическим аппаратом, должны быть приведены в соответствие с уровнем сложности данного класса систем, а не переноситься механически из сферы естествознания в сферу гуманитарного знания» [Каган 1996 : 32]. На основе принципа диалогики, понимаемой В. С. Библером как «логика диалога логик» [Библер 1997 : 170], систематизацию методов изучения человека, общества, культуры можно произвести как систему дуальных оппозиций, представляющих собой «идеальную модель познания, имеющую инструментальное значение» [Яркова 2007 : 96]. При этом Е. Н. Яркова убеждена, что «формирование или актуализация социально-гуманитарных парадигм происходит под знаком диалога альтернативных логик концептуализации общества, человека, культуры» [Яркова 2007 : 316].

Для раздумий над этой концепцией даём её в виде схемы автора [Яркова 2007 : 96].

Схема 19

Идеальная модель гуманитарного познания

Г ерменевтика

Натурализм

Аксиология

Прагматизм

Феноменология

Позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм

Структурализм, постструктурализм

Эволюционизм (формационный подход)

Теория самоорганизации (синергетика)

Подводя итоги, следует подчеркнуть, что мир науки настолько богат и сложен, что не только эта, но и все описанные ранее методологические концепции в той или иной мере условны, ограничены и не способны охватить всё методологическое богатство социально-гуманитарной и естественной науки.

Вопросы и задания для обсуждения О каких «царствах» пишет М. М. Бахтин: «Из царства объективности, вещности, однозначной готовности, необходимости, где работает овеществленное познание, мы вступаем в царство свободы, неопределённости, неожиданности и абсолютной новизны, бесконечных возможностей и совпадений с самим собой» (М. Бахтин)? Почему методы социально-гуманитарных наук должны принципиально отличаться от методов естественных наук? В чем заключается специфика социально-гуманитарных методов анализа в сравнении с методами естественных наук? В чем Вы видите специфику гуманитарной рациональности? Каково соотношение рационального и чувственного в гуманитарном познании? В чём Вы видите различие объяснения и понимания? Какова судьба книги как текста в эпоху масс-медиа? К. Маркс социально-гуманитарную науку определяет как «критическую рефлексию», разоблачающую идеологические предпосылки во всех формах сознания. Как Вы относитесь к такому пониманию? В чем, на Ваш взгляд, заключаются причины негативного отношения к синергетике значительной части российских гуманитариев? Понимание - наука или искусство? Обоснуйте своё мнение. Почему герменевтику часто называют общегуманитарной методологией? В чем заключается различия методологии Г. Риккерта и методологии М. Вебера? На Ваш взгляд, интервью - это стандартизированный метод или искусство общения? Выделите способы повышения надежности метода опроса. Как Вы относитесь к деловой и ролевой игре? Может ли социально-гуманитарное познавание обеспечиваться только частнонаучными методами? Обоснуйте своё мнение. Какие из частнонаучных методов наиболее адекватны цели и задачам Вашего исследования? Почему семиотический метод считают «ядром» гуманитаристики? Какую из описанных концепций Вы считаете наиболее адекватной для наведения «мостов» между гуманитариями и естественниками? Прокомментируйте высказывания:

«Фундаментальная истина герменевтики такова: истину не может познавать и сообщать кто-то один» (Х.-Г. Гадамер).

«Знание может быть лишь у того, у кого есть вопросы, вопросы всегда схватывают противоположности между «да» и «нет», между «так» или «иначе»

(Х.-Г. Гадамер).

«Явление богаче закона» (Г. Гегель).

«Мир задан человеку не вещью - натуралистически, а духовно - смысловым образом как целостная сущность, подлежащая пониманию и истолкованию» (В. Ильин).

«Человек есть животное символическое» (Э. Кассирер).

«Человек - центр всей методологии» (Л. Фейербах).

«Поэзия есть философия конкретного разума» (А. Белый).

«Я называю опытом путешествие на край возможностей человека» (Ж. Ба- тай).

«Акт дифференциации есть акт самоозарения» (А. Скрябин).

Литература для углублённого изучения

<< | >>
Источник: Комарова З. И.. Методология, метод, методика и технология научных исследований в лингвистике: учебное пособие. 2012

Еще по теме Методы и приёмы социально-гуманитарных наук:

  1. Глава 4. Очерк развития этнологии в России
  2. Проблемный анализ работ конца XX - начала XXI века
  3. Логика в классической, неклассической и постнеклассической науке
  4. Феноменологический метод
  5. Философско-общелогические методы и приёмы
  6. Основания семиотического подхода
  7. Методы и приёмы эмпирического исследования
  8. Краткая характеристика теоретических методов и приёмов
  9. Методы и приёмы социально-гуманитарных наук
  10. Итоги второй части
  11. Дисциплинарно-методологическая структура современной лингвистики
  12. Типологический метод и его методики
  13. Метод и методика этнолингвистики
  14. Метод и методики межкультурной коммуникации
  15. Метод и методики политической лингвистики