<<
>>

1. Общие замечания

В четырех предыдущих главах мы обсудили три основные группы наименований, от которых образуются фамилии, — это крестильные имена, названия профессий и географические названия. Эти группы наименований обладают двумя общими чертами: а) каждая из них покрывает определенное семантическое поле, и, несмотря на их вариативность, было бы неправильно думать, что каждая из этих трех групп включает ограниченное число исходных (базовых) имен; б) в принципе, за некоторыми исключениями, исходные имена были относительно ясными и не ставили перед нами серьезных этимологических проблем.
Фамилии, образованные от прозвищ, представляют иную картину. Прежде всего понятию прозвища не хватает ясности, столь характерной для каждой из трех указанных групп. В начале данной книги прозвище определяется скорее в терминах отрицания, то есть как некрестильное имя, которое не является ни названием профессии, ни географическим названием (см. с. 13). По сравнению с крестильными именами, названиями профессий и географическими названиями (а) число прозвищ было практически неограниченным, так как в дополнение к прозвищам в узком смысле слова, то есть суффиксальным наименованиям, образованным для этой цели, практически любое существительное или прилагательное могло быть использовано в качестве прозвища, и это лишает прозвища семантической общности, характерной для названий профессий и географических объектов; (б) прозвища — это, как правило, экспрессивные образования, выбор которых обусловливался как их звучанием, так и их значением, и, следовательно, они не всегда отличаются семантической четкостью; из этого вытекает, что доля прозвищ с неопределенными или совершенно необъяснимыми этимологиями поразительно высока. Классификация фамилий в четырех предыдущих главах могла основываться на четко выраженных морфологических принципах, так как названия профессий и географические названия отличаются семантической однородностью, а крестильные имена лишены какой-либо семантической ценности, понятной для русских.
С этой точки зрения прозвища делятся на две основные группы. В одну группу входят названия, употреблявшиеся с целью охарактеризовать мужчину или женщину — их поведение, моральные, интеллектуальные или физические свойства. Например, такие нарицательные существительные, как болтун или спесивец, могли фигурировать как прозвища, а со временем от них произошли фамилии Болтунов или Спесивцев. Процесс их перехода в прозвища был очень схож с процессом, при котором названия профессий или жителей определенной местности, как, например, пчельник и звягинец ‘житель или владелец Звягино’, сначала становились прозвищами, а позднее превращались в фамилии Пчёльников и Звягинцев/Звегйнцев. Прозвища, которые использовались для характеристики людей, естественно, развили собственную суффиксальную модель, тесно связанную с выразительностью. Фамилии, производные от такого рода ’’личных” прозвищ, могут быть определены как ’’личные”, и описать их можно в тех же самых морфологических терминах, которые использовались для описания фамилий в главах III—VI. Однако прозвища использовались и совсем другим образом, а именно путем простого приложения (”переноса”) по аналогии названия животного, растения, предмета и т. д. к какому-либо лицу. Нарицательные существительные кольцо и пушка первоначально не предназначались для обозначения лиц. Однако они по неизвестным для нас причинам оказались употребительными по отношению к лицам и, став прозвищами, дали начало фамилиям Кольцов и Пушкин. Оба существительных являются суффиксальными образованиями на -цд и -ка. Но эти суффиксы характеризуют исключительно только эти два слова и никак не определяют использование их в качестве прозвищ. Многие прозвища этого типа бессуффиксальны как, например, ёрш (фамилия Ершов). Это означает, что в фамилиях, образованных от прозвищ, возникших в результате переноса, суффиксальная модель не имеет никакого значения. Такие фамилии должны изучаться только в семантическом плане — методом, сходным с тем, который используется при изучении подобных фамилий в западноевропейских языках.
Деление прозвищ на две категории — ’’личные” и ’’переносные” — естественным образом предопределяет членение на две главы раздела, посвященного фамилиям, образованным от прозвищ. Между личными и переносными прозвищами нет четко очерченной границы, особенно когда мы сталкиваемся с бессуффиксальными существительными или прилагательными, которые характеризуют внешность, поведение или склад ума. Но поскольку такие прозвища семантически очень близки к личным суффиксальным прозвищам, фамилии, производные от них, рассматриваются в данной главе. Фамилии, образованные от всех других прозвищ, обозначавшие первоначально людей, животных, предметы или абстрактные понятия, обсуждаются в следующей главе. В части, посвященной ’’переносным” прозвищам, имеется раздел, в котором рассматриваются фамилии, производные от того, что мы в настоящей книге называем ’’внутрисемейными именами”, — это неофициальные имена, которые родители дают детям при рождении, тогда как прозвища дают соседи и приятели. Такое различие не всегда легко установить (см. с. 165). Семантический ряд древнерусских прозвищ фактически неограничен, а воображение их создателей неисчерпаемо. Иногда прозвища были настолько сложными и длинными — подчас состояли даже из двух слов, — что от них нельзя было образовать патроним, и, следовательно, они не могли образовывать фамилии. Так, например, в XV в. ярославского князя называли Свистуном Неблагословённым. Ниже приводятся некоторые древнерусские прозвища XV - XVII вв.:
<< | >>
Источник: Б.О. Унбегаун. Русские фамилии. 1989

Еще по теме 1. Общие замечания:

  1. 1.4. ОБЩИЕ СВОЙСТВА МОДЕЛЕЙ
  2. § 74. Система эпикуреизма. Общие замечания. Каноника'
  3. Общие замечания
  4. Половые различия1 Общие замечания
  5. Общие замечания (на примере исследования IQ) Отбор
  6. Общие замечания
  7. ВВЕДЕНИЕ.1. ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  8. 1. ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  9. Общие замечания.
  10. Общие замечания.
  11. Общие замечания
  12. 1. Общие замечания