<<
>>

1.2 Особенности британского политического дискурса

Среди исследователей нет общепринятого определения языка политики. В лингвистической литературе, наряду с понятием «политический дискурс» (А.Н. Баранов, Р. Водак, Т.А. ван Дейк, M. Роминиека, C. Шаффнер,

Е.И.

Шейгал, Дж. Уилсон) [11; 42; 149; 200; 202; 214], который используется и в данной работе, употребляются дефиниции «общественно-политическая речь» (Т.В. Юдина) [154], «митинговый дискурс» (как часть политического) (А.П. Чудинов) [142, с. 41], «язык общественной мысли» (П.Н. Денисов) [45], «политический язык» (О.И. Воробьева) [24], «публичная / деловая речь» (Л.К. Цеплитис, Н.Я. Катлапе) [136], харизматическая речь (A. Розенберг, Дж. Хиршберг) [201].

В современной лингвистике и политологии политический дискурс в широком смысле понимается как «совокупность дискурсивных практик, идентифицирующих участников и формирующих конкретную тематику политической коммуникации» (А.Н. Баранов) [11]; «любые речевые образования, субъект, адресат или содержание которых относится к сфере политики» (Е.И. Шейгал) [149]; «сумма речевых произведений в определенном паралингвистическом контексте - контексте политической деятельности, политических взглядов и убеждений, включая негативные ее проявления» (Н.А. Герасименко) [28]; «все вербальные и невербальные (устные) выступления политических деятелей, обозревателей, журналистов, писателей, публицистов на различные темы, затрагивающие вопросы политики» (Е.Ю. Глотова) [29, с. 155]. Некоторые исследователи (Ю.Н. Караулов,

А.П. Чудинов) [65; 142, с. 36-37] считают целесообразным рассматривать любой публичный дискурс, даже не связанный напрямую с политической проблематикой, как относящийся к сфере политики, поскольку любое использование языка для массового восприятия предполагает целенаправленное воздействие на сознание адресата и формирование его субъективного отношения к репрезентируемой ситуации.

Узкого определения политического дискурса придерживается, в частности, Т.А. ван Дейк, по мнению которого, политический дискурс - это класс жанров, ограниченный социальной сферой, а именно политикой. Правительственные обсуждения, парламентские дебаты, партийные программы, речи политиков - это те жанры, которые принадлежат сфере политики. Политический дискурс - это дискурс политиков. Ограничивая политический дискурс профессиональными рамками, деятельностью политиков, ученый отмечает, что он, в то же время, является формой институционального дискурса. Это означает, что дискурсом политиков считается тот, который производится в такой институциональной окружающей обстановке, как заседание правительства, сессия парламента, съезд политической партии. Высказывание должно быть произнесено говорящим в его профессиональной роли политика и в институциональной окружающей обстановке. Таким образом, дискурс является политическим, когда он сопровождает политический акт в политической обстановке [173].

В таком понимании политический дискурс конституируется, с одной стороны, совокупностью тем, становящихся предметом обсуждения, а, с другой, - принятыми языковыми способами обсуждения этих тем (дискурсивными практиками), т.е. грамматическим строем, набором лексических единиц и фонетических явлений.

Вслед за Т.А. ван Дейком, британская исследовательница К.

Шаффнер также относит политический дискурс к ситуации политического общения. Но, по ее мнению, рассматривая политический дискурс с точки зрения лингвистики, необходимо различать два вида политической коммуникации: «внутреннюю» и «внешнюю». Внутренняя форма политического дискурса предполагает общение политиков внутри соответствующих институтов (правительственные учреждения, партии, политические организации, выступление политика перед иностранными коллегами). С другой стороны, внешняя форма - это общение политиков с публикой, то есть с людьми, не владеющими в совершенстве политическим языком (новогоднее обращение президента к народу, телемост и т.д.). Существование таких форм политической речи определяет выбор тех или иных языковых средств говорящим. Тем не менее, в большинстве случаев к какой бы форме ни относилась речь политика, она направлена на восприятие широкой аудиторией, нацией в целом [202].

В настоящей работе в определении понятия «политический дискурс» принимается точка зрения Т.А. ван Дейка и К. Шаффнер, соответственно которой этот термин предполагает речь политических деятелей в соответствующей обстановке, а не политическую тематику в целом, используемую в своих речах людьми, связанных с ней лишь опосредованно.

С точки зрения жанрово-стилистической категоризации политический дискурс соотносится разными исследователями с различными речевыми стилями. Так, ряд исследователей, таких как Д.Х. Баранник, Н.С. Градобык, Ю.А. Дубовский, В.В. Кулешов определяют политическую речь как разновидность публицистического стиля. Г.М. Г айдучик включает речь политиков в понятие научно-делового стиля [26, с. 13], а Е.И. Григорьев - официально-делового [34, с. 23]. Е.А. Ножин и Н.В. Суднева относят политическую речь к ораторскому стилю [115; 94]. Р.В. Миловидова, вслед за немецким филологом Р. Бенедиксом, противопоставляя данный тип дискурса разговорному стилю, свойственному обычной беседе людей, в которой они не обращают особого внимания на произношение, относит его к стилю речи официальных торжественных выступлений, характеризующихся чистотой, ясностью, правильностью ударений, так как рассчитан на известное воздействие на аудиторию [85, с. 83]. Л.К. Цеплитис и Н.Я. Катлапе считают, что в политической речи сочетаются сразу несколько стилей, один из которых, как правило, является доминирующим. По их мнению, основным стилем является научный, который дополняется элементами публицистического (в связи с наличием в речи пропагандистских, волевых, эмоциональных моментов) [136, с. 125].

В кругу исследователей дискурса есть и такие, которые считают, что среди его устных типов невозможно различать функциональные стили. Одни ученые (В.Л. Наер) настаивают на том, что любое устное выступление можно приравнять к разговорному стилю [90]. По мнению других (К. Бокмен, У. Декмен, П. Чилтон), внутри каждого типа дискурса можно обнаружить множество подклассов, зависящих от коммуникативной ситуации (кому адресована речь, где и когда происходит действие, в связи с чем оно происходит и т.д.). В связи с этим предлагается проводить изучение любого дискурса, принимая во внимание все его языковые аспекты, такие как прагматика, семантика, синтаксис, фонология и фонетика [159].

Несмотря на несовпадающие точки зрения в лингвистической среде на соотнесенность политического дискурса с теми или иными стилями, совершенно очевидно, что дискурсивные факторы и формат дискурса в целом, оказывают прямое воздействие на его языковые составляющие. По мнению Р.М. Блакара, «каждый языковой элемент является очень сложным и чувствительным инструментом, на котором играет тот, кто пользуется языком. Поэтому, восприятие и понимание, рождающееся у получателя, зависят от того, как пользуется этим тонким инструментом отправитель. В действительности именно эта игра с различными компонентами слова и происходящими с ним процессами всегда эксплуатируются в риторике, политической демагогии, а также в поэзии” [13].

Известно, что политический дискурс, как и другие виды институционального дискурса, имеет различные сферы бытования, или реализации, то есть он может быть письменным и устным (Д. Кристал,

О.А. Чалмова). Особенность устшго дискурса заключается в том, что слушающий не может вернуться и перечитать непонятные или наиболее важные, требующие дополнительного осмысления, моменты. Следoвательно, в задачу автора речевого произведения входит составление материала таким образом, чтобы значимые структуры остались в памяти у воспринимающего во всей своей многогранности и связности [140, с. 128; 168]. Это возможно лишь при взаимодействии всех средств языка.

Что касается британского политического дискурса, среди используемых в нем грамматических средств, исследователи (М.В. Гаврилова, В.С. Григорьева,

С. Фадда) выделяют следующие: единство временных форм (Present Simple, Past Simple), аспектных и видовых форм глаголов, порядок слов в предложении, изобилие модальных глаголов (can, must, would, will), большое количество личных местоимений (I, we) и др. [25, с. 10; 35, с. 87-88].

Говоря о лексических средствах британского политического дискурса, целесообразно упомянуть о так называемых дискурсивных маркерах, т.е. специальных словах, помечающих его структуру, ментальные процессы говорящего, контроль над ментальными процессами адресата и прочее. В частности, такими маркерами являются повторы, использование синонимов, антонимов, гиперонимов, неологизмов, противопоставления слов аналогичной деривационной структуры, сравнение (better healthcare, better schools, the highest office), генерализация, метафорические обороты (the burden of leadership in our country) и т.д. [125, с. 54-55; 159; 202].

К фонетическим средствам британского политического дискурса относят акцентное выделение, использование определенных интонационных контуров, паузации и других элементов дискурсивной просодии [18; 25, с. 10, 110].

Подробное описание фонетических средств британского политического дискурса представлено в нижеследующем разделе.

<< | >>
Источник: Иванашко Юлия Петровна. Фонетическая организация политического дискурса (экспериментально-фонетическое исследование на материале речей британских политиков). 2014

Еще по теме 1.2 Особенности британского политического дискурса:

  1. Иванашко Юлия Петровна. Фонетическая организация политического дискурса (экспериментально-фонетическое исследование на материале речей британских политиков), 2014
  2. Мюрберг И.И.. Свобода в пространстве политического. Современные философские дискурсы., 2009
  3. VIII. НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РУССКОГО ТЕКСТА И ДИСКУРСА
  4. ГЛАВА 2. ДИАГНОСТИКА И ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИМИДЖА В ДИСКУРСЕ МАССМЕДИА
  5. ГЛАВА 3. МЕХАНИЗМЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИМИДЖА В ДИСКУРСЕ МАССМЕДИА
  6. Яковлев Л.. Британский тред-юнионизм. Пять очерков института политического и экономического планирования, 1956
  7. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА ПРОТИВОСТОЯНИЯ РАСИЗМУ: ДИСКУРС БУРЯТСКИХ ИНТЕРНЕТ-ФОРУМОВ
  8. Между дискурсией и дискурсом
  9. ОСОБЕННОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ
  10. Глава 6. Психологические особенности политических систем
  11. 6.2. Особенности российской политической системы
  12. Особенности эволюции политической элиты России
  13. РАЗДЕЛ ВОСЬМОЙ МЕСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ В ОБЩЕСТВЕННО- ПОЛИТИЧЕСКОМ СТРОЕ
  14. ОСОБЕННОСТИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМ СТРОЕ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА
  15. ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО СТРОЯ В ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОЙ ЗЕМЛЕ
  16. ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО СТРОЯ РОСТОВО-СУЗДАЛЬСКОЙ ЗЕМЛИ