<<
>>

Проблемный анализ работ конца XX - начала XXI века

Два последних десятилетия XX века и первое десятилетие XXI века в философии, науковедении, лингвистике и других науках характеризуются «методологическим бумом» и «методологическим мятежом» [Паршин 1996; Чеба- нов, Мартыненко 2008, Пищальникова 2009 и др.], что обусловило наше ожидание значительных методологических сдвигов по изучаемой проблеме, а потому перейдём к анализу избранных работ этого периода.

Арнольд И. В} Основы научных исследований в лингвистике (1991;

2010).

Автор в Предисловии формулирует задачи данного пособия: «помочь студенту овладеть важнейшими процедурами современных лингвистических исследований, ознакомить его с возможными подходами к сбору и обработке фактического материала и использованию уже достигнутого в науке, ознакомить с требованиями, предъявляемыми к научному изложению и доказательности, и заставить задуматься над этикой науки и долгом ученого» (с. 3).

В соответствии с этими задачами в пособии рассматриваются две главные темы: «получение научного результата и его представление» (с. 4).

По первой теме даётся, во-первых, трёхчастное строение метода и указывается, что разграничение методологии, метода и методики подробно освещено в работах Ю. С. Степанова [Степанов 1975; Степанов 1975; 2009] (с. 8-9); во-вторых, для лингвистических основ метода дан обзор основных направлений современного языкознания: структурализма, семиотики и прагматики (§ 3), а также теория системного подхода (глава II); в-третьих, в III главе содержится обзор «наиболее распространенных методов и возникших в их рамках процедур» (с. 33): гипотетико-дедуктивнй метод (§ 2), метод оппозиций (§ 3), дистрибутивный анализ (§ 4), дистрибутивно-статистический анализ (§ 5), ва- лентностный анализ (§ 6), контекстологический анализ (§ 7), компонентный анализ (§ 8) и использование компьютеров в лингвистических исследованиях (§ 9); в-четвёртых, излагается методика исследования: выбора и обоснования темы исследования (глава IV), планирование работы (глава V).

По второй теме раскрывается понятие метаязык исследования (глава VI) и графический метаязык (глава VII). В трёх последующих главах характеризуется стиль и форма изложения полученных научных результатов.

Таким образом, в этом учебном пособии проблема систематизации методов исследования не ставится вовсе, как впрочем, и другие какие-либо методологические вопросы. Однако она представляет интерес для лингвиста-исследо- вателя детальным изложением методики применения перечисленных выше методов, а особенно раскрытием метаязыка и графического языка научного ис- [5] следования. При этом изложение иллюстрируется в основном материалом из английского языка.

Гируцкий А. А.1 Общее языкознание (2001)

Как указывает автор в Предисловии, учебное пособие призвано «познакомить студентов-выпускников с основными лингвистическими направлениями и школами, расширить и углубить их общеязыковую подготовку, выработать общелингвистическую перспективу, умение разобраться в новых направлениях и течениях в науке о языке, современных методах исследования» (с. 3).

В соответствии с задачами пособие состоит из трёх разделов: истории лингвистических учений как «исторических предпосылок современного языкознания» (с. 14), современной теории языка и методов изучения языка.

В первых двух разделах даётся богатая и оригинально изложенная теория языка как лингвистическое обоснование для метода лингвистики.

Раздел «Методы изучения языка» открывается кратким введением в трёхчастную структуру метода: методология - метод - методика, характеризуются их сходства и различия, а также их взаимодействие.

В отличие от всех ранее проанализированных нами работ в этом разделе

А.              А. Гируцкий раскрывает структуру методологии, содержащую три взаимосвязанных иерархических уровня: первый - философская методология, определявшая принципы и формы научного познания; второй - б ще на учн а я м е то до л о г ия, которая представляет собой обобщение методов и принципов изучения явлений различными науками (наблюдение, эксперимент, моделирование) и третий - частная методология включает методы конкретных наук (с.

267-270).

По наблюдениям А. А. Гируцкого, лингвистические методы исследования «характеризуются прежде всего редким применением инструментального эксперимента и слабой формализацией доказательств. Свободная интерпретация разнообразного фактического материала по правилам формальной логики и научная интуиция являются характерными чертами лингвистических методов» (с. 270).

Точной является оценка автором роли методики в лингвистическом исследовании: «Самый хороший метод и приём исследования могут не дать нужных результатов без верной методики исследования» (с. 271). Правда, в чём заключается эта верная методика, автор не раскрывает.

Далее А. А. Гируцкий даёт краткую, но точную, характеристику основных лингвистических методов: описательный, сопоставительный, сравнительно-исторический, конструктивные методы, дистрибутивный, метод компонентного анализа, психолингвистический метод, нейролингвистические методы, количественные, социолингвистические и экспериментальные методы.

Как видим, эта характеристика лишена какой-либо системности, а использование этих методов лингвистами-исследователями будет затруднено тем, что характеристика методов практически лишена иллюстративного материала. [6]

Попова З. Д., Стернин И. А.[7] Общее языкознание (1987, 2004)

Особенностью этого учебного пособия является то, что основные проблемы теоретического языкознания раскрываются в нём с учётом современных достижений отечественной и зарубежной лингвистики и исследований теоретико-лингвистической школы Воронежского государственного университета. В связи с этим многие проблемы теории языка излагаются оригинально, например, проблема системности языка (З. Д. Попова), проблемы речевой деятельности и речевого воздействия (И. А. Стернин) и другие. Потому знакомство с этим учебным пособием представляет значительный интерес для проблемы основания лингвистического метода.

Как справедливо считают авторы, «теоретическое языкознание разрабатывает методы и приёмы лингвистического исследования, которые используются в частных разделах языкознания» (с.

4). Однако специального раздела, посвященного методологическим вопросам современного языкознания в книге нет, за исключением двух относительно небольших разделов: 1) методы лингвистического исследования, разработанные в XIX веке и 2) структурные методы изучения языка.

В первом разделе раскрывается специфика частных методов изучения языка, которые «специализированы на познание отдельных аспектов языковой деятельности человека и позволяют решать определённые классы лингвистических задач» (с. 11). К ним относятся разработанные в XIX веке методы сравнительно-исторического и типологического изучения языков, которые «служат изучению проблем исторического развития языка в его связях с историей общества» (с. 11). Вспомним исторический принцип Ю. С. Степанова [Степанов 2009].

Во втором названном разделе раскрываются шесть основных структурных методов изучения «формальной стороны языка» (с. 14).

Значительный интерес представляют «новые методы лингвистики XX века», охарактеризованные в разделе «Теоретическое языкознание в России (60-90 г.г.)», обусловленные «разнообразием научных направлений в лингвистике XX века» (с. 17), среди которых есть и такие, которые ещё почти не описаны, например, нейролингвистические методы, которые «требуют применения специальной аппаратуры, постановки экспериментов и специальных, не только лингвистических знаний» (с. 18), а когнитивные методы позволяют «заглянуть в глубины мозга, выявить и описать единицы человеческого мышления» (с. 19).

Норман Б. Ю.х Теория языка: Вводный курс (1996; 2004)

Это учебное пособие содержит один методологический постулат: теория языка как лингвистическое основание метода. В восьми разделах книги обстоятельно раскрывается «характер науки о языке» с позиции синтетического, интердисциплинарного подхода, который отвечает нуждам современного дня (с. 5). А избранный автором лекционный жанр изложения при всей трудности рассматриваемых проблем делает содержание книги вполне доступным читателю.

Б.

Ю. Норман обращает особое внимание на то, что «в изначальных свойствах языка как феномена (знаковость, системность, многофункциональность, социальность...) заложены глубинные неразрешимые противоречия-антиномии (от греч. antinomia - «противоречие в законе»). Описываются семь основных антиномий: 1) язык - речь; 2) асимметрия знака; 3) системность - асистем- ность; 4) узус - норма; 5) конкуренция языковых функций; 6) вторичность - автономность языка; 7) говорящий - слушающий.

Кстати, все они ещё в 60-е годы были выявлены в русском языке с добавлением ещё антиномии кода и текста [Рус. язык и советское общество. 1968 : 24-36], а ещё раньше антиномии физического и психологического в языке (Б. де Куртенэ), а также постулаты Ю. С. Степанова (1975).

Акцент на антиномиях нужен не только потому, что они как сущность языка должны быть обязательно положены в основание лингвис тиче ского метода как такового, но и потому что они сами могут быть особым, специфическим лингвистическим методом, что было замечено А. А. Гируцким, описавшим этот метод, используемый В. фон Гумбольдтом и Ф. де Соссюром [Гируцкий 2001: 68-80; 144-151]2.

Рождественский Ю. В. Лекции по общему языкознанию (Изд. 2-е,

2000)

Специфика данной книги заключается в том, что в ней языкознание определяется как «часть филологии - науки о языковой деятельности» (с. 3), что делает специфичным понимание предмета языкознания и предмета филологии (с. 100-101).

В части 2 «Предмет и метод языкознания» (с. 95-192) Ю. В. Рождественский не рассматривает проблемы систематизации методов, но нельзя было обойти вниманием эту работу, поскольку в ней содержится глубокий оригинальный анализ ряда методологических проблем: 1) языкознание как гумани- [8] [9] [10] тарная наука (важно для понимания лингвистических оснований метода); предмет филологии и предмет языкознания; 3) проблемы отбора языковых фактов; 4) обзор методов сравнительного языкознания: сопоставительного, типологического и сравнительно-исторического; 5) методологическое единство сравнительного языкознания и методы смежных наук в языковедческих исследованиях (математических, статистических, контент-анализа, статистико-комбинаторное моделирование, метод картографирования, методы исторических наук и экспериментальный с использованием приборов).

Михалёв А. Б.[11] [12] Общее языкознание. История языкознания: путеводитель по лингвистике: конспект-справочник (Изд. 3-е, 2008)

Концепция данного пособия - «дать по возможности наиболее полное представление об основных проблемах общего языкознания в максимально сжатой форме» (с. 7).

Это по существу «своеобразная карманная лингвистическая энциклопедия с иллюстрациями в виде цитат из первоисточников и библиографическими рекомендациями» (с. 7), что, безусловно, полезно лингвисту-исследователю.

Раздел «Методы лингвистических исследований» (с. 83-95) не затрагивает рассматриваемой нами проблемы, но экономно и обобщенно характеризует как уже традиционные, устоявшиеся методы (сравнительно-исторический, методы лингвографии, атрибутивный и типологический методы), так и компонентный анализ, психолингвистические методы и статистические методы, а также методы, которые ещё находятся на стадии формирования и потому реже описываются в лингвистической научной литературе: дискурсивный анализ (с. 211-212); категориальный (логический) анализ (с. 208-209) и прагматический анализ (с. 201-204).

Пищальникова В. А., Сонин А. Г. Общее языкознание (2003, 2009)

Задача этого учебника состоит в том, чтобы представить важнейшие проблемы лингвистики как науки, не только отражая их современное состояние, но и раскрывая историю их становления (с. 3). Более того, в учебнике предлагается перспектива, позволяющая «сопоставить достижения важнейших лингвистических традиций и направлений» (с. 4), потому, естественно, эта книга является важным источником для формирования лингв ис тиче ских осно в ме - т о д а нашей науки.

Глава 2. «Методы лингвистического исследования» (с. 41-76) содержит решения по целому ряду методологических проблем.

Прежде всего необходимо отметить глубокое и оригинальное раскрытие проблемы сущности метода. Казалось бы, авторы просто принимают уже сложившуюся трёхчастную структуру метода: методология - метод - методика, но они уточняют и углубляют объем и содержание этих трех методологических концептов.

Методология - «учение о том, как методы правильно разрабатывать и применять..., это совокупность методов, используемых в определенной отрасли знания» (с. 42). Методом «в науке называют продуктивный способ познания, прошедший проверку временем и достаточно проанализированный учёными» (с. 41). При этом метод «рождается не в голове теоретика так же, как не рождается он в материале. Он вычленяется из деятельности исследователя в окружающем мире, диалектически сочетая в себе объективное и субъективное» (с. 42). Методика - это «конкретные действия (операции), а также их устойчивые комбинации, направленные на решения ограниченного класса задач» (с. 43). Всякий метод включает множество таких стандартных операций, далеко не все из которых специфичны, т. е. одна и та же методика может быть использована в разных методологических подходах (с. 43)[13] [14].

Вторая методологическая проблема - специфика научного познания мира (с. 43-45) и специфика методов гуманитарных наук (с. 58-60) .

Третья - эмпирическое и теоретическое в научном знании[15], что позволяет классифицировать методы на эмпирические (метод наблюдения, сравнения, описания, измерения) и теоретические (анализ, синтез, классификация, идеализация, моделирование, умозаключение по аналогии, аксиоматический метод, гипотетико-дедуктивный) (с. 46-53), чему посвящена огромная философская, науковедческая литература и работы по частным наукам.

Наконец, четвёртый методологический вопрос, наиболее важный для нашего проблемного анализа, - это кл ас с иф и кац ия л инг в ис ти че с ки х методов (с. 60-76).

В основу классификации положены этапы развития языкознания, поскольку они «неизменно сопровождаются существенными изменениями лингвистической теории, а вместе с ней - переходом к новым методам изучения языка» (с. 60).

Потому далее обзор важнейших (следовательно не всех) методов лингвистических исследований проводится в принятой последовательности: сравнительно-исторический метод, метод фонологических оппозиций, дистрибутивный анализ, метод непосредственных составляющих, компонентный анализ, трансформационный метод.

Это один цикл методов: от первого в истории лингвистики к структурным, используемым во внутренней лингвистике.

Переход ко второму циклу авторы объясняют тем, что в последние десятилетия XX в. и в начале XXI учёные перешли «к созданию многомерной модели языка, к исследованию в нем феноменов разного порядка с включением в общую картину языковых фактов в различном (социальном, психологическом, культурном, биологическом, общем философском и любом другом их применении)» (с. 72).

Это обусловило возникновение и формирование методов внешней лингвистики: наблюдения в клинических условиях, социологические методики, экспериментальные методики, метод семантического дифференциала, методики анкетирования и тестирования, методы математической статистики, контент-анализ, анализ дискурса (с. 70-76).

По мнению В.А. Звегинцева, «будущее как более полного понимания языка, так и увеличения возможностей для работы лежит в развитии междисциплинарного общения (выделено мной - З. К.)» [Звегинцев 1973 : 27], и как следствие расширения междисциплинарных исследований, для которых необходимо появление специфических «междисциплинарных методов исследования» [Пищальникова, Сонин 2009 : 31].

Хроленко А. Т., Бондалетов В. Д. Теория языка (2004; 2006)[16]

Авторы учебного пособия ставят перед собой задачу: «показать студенту- филологу длительную историю изучения языка, сложившееся к настоящему времени целостное представление о феномене языка lt;...gt;, методы и приёмы лингвистических исследований» (с. 3).

В соответствии с этим книга содержит три части: первая - «История лингвистических учений», в которой даётся очерк поступательного развития научных воззрений на язык (с. 7-133), вторая - «Теория языка» - центральная и самая значительная часть книги, в которой даются как традиционные, но остающиеся актуальными, так и новые темы общего языкознания (с. 134-420) и третья часть - «Методы изучения и описания языка» (с. 421-499).

В третьей части раскрываются две методологические проблемы: во-первых, даётся понятие о лингвистическом методе и, во-вторых, характеризуются основные лингвистические методы и их методики.

А.              Т. Хроленко, рассматривая проблему метода (с. 421-432), исходит из двух употреблений термина метод. В широком, философском смысле метод - это путь познания и истолкования явления действительности, «способ построения и обоснования системы философского и научного знания; совокупность приёмов и операций практического и теоретического освоения действительности» [ФЭС 1987 : 387] (с. 423).

В узком смысле метод «представляет собой определённый подход к изучаемому явлению, систему положений, научных чисто технических приёмов и процедур, способствующих целенаправленному изучению объекта с определённой точки зрения» (с. 424).

Иначе говоря, философский метод отличается от научно-исследовательского (выделено мной - З. К.) той или иной науки «своей широтой: он является достоянием всех наук, изучающих природу, общество и человека, поскольку позволяет обнаружить наиболее общие, глубинные закономерности мира»

Автор подчеркивает, ссылаясь на А. Н. Уайтхеда, что «только философского метода, каким бы истинным он ни был, недостаточно, так как конкретное познание требует более частных, специальных методов, число и специфика которых обусловливается уже не общим философским взглядом на действительность, а объектом той или иной науки и её предметом» (с. 425).

Итак, методы различаются уровнем: а) общенаучные; б) специально-научные; в) конкретно-проблемные (с. 427).

Автор считает, что «наличие значительного количества исследовательских методов требует, во-первых, уточнения самого понятия «метод в языкознании» и, во-вторых, ставит вопрос о классификации методов (выделено мной - З. К.). Оба эти вопроса тесно связаны друг с другом и до сих пор не решены современной лингвистикой» (выделено мной - З. К).

Методологически важным является тезис авторов о том, что «характеристика методов должна предваряться уточнением исходных понятий: 1) понятие базы, 2) понятие специализации, 3) понятие аспекта, 4) понятие методики» (с. 429).

Базой метода может быть один язык или совокупность языков (с. 429).

Под аспектами метода понимаются исследуемые стороны языка, его структурные особенности или функциональные свойства (с. 430).

Методика представляет собой включение приёма в процедуру исследования (с. 430).

Реализация метода немыслима без использования технических приёмов (выделено мной - З. К.): изучение литературы, накопление картотек, составление диаграмм, таблиц, беседа и информантами и т. п. (с. 430).

Обобщая, авторы подчеркивают, что «метод является сложной совокупностью цели, базы, специализации, аспекта и методик» (с. 430). К этому перечню следует добавить ещё и технические приёмы, применяемые в исследовании.

Подавляющая часть страниц этого раздела посвящена решению второй методологической проблемы - характеристике основных лингвистических методов. При этом авторы не называет своё основание для классификации описываемых методов. Однако сам способ расположения материала в публикации, и некоторые косвенные указания (например, при характеристике описательного метода указывается, что он является «наиболее древним методом языкознания» (с. 432); «Исторический метод освещает этапы развития языка в их хронологической последовательности» (с. 241)) свидетельствует, что таким основанием является хронологическая периодизация языкознания. Итак, в этом разделе характеризуется: 2[17]. Описательный метод: 2.1. Понятие об описательном методе. 2.2. Полевая лингвистика. 2.3. Методика лингвистического эксперимента. 3. Таксономический метод. Методика коммутационной проверки. Методика анализа по непосредственно составляющим. 4. Лингвогенетические методы. 4.1. Исторический метод. 4.2. Сравнительно-исторический метод. Методика относительной хронологии. Методика глоттохронологии. 5. Типологический метод. 6. Методика количественного анализа.

Алефиренко Н. Ф. Современные проблемы науки о языке (2-е изд. 2009)

Научное кредо этой книги: ознакомить лингвиста-исследователя с многополярным миром лингвистических идей, школ и направлений, т. е. с формированием лингвистической теории, и, во-вторых, обсудить методологические проблемы современного языкознания, т. е. в первую очередь - её метода.

Первая задача реализуется автором в трех частях этой книги: 1) теоретические основы развития современного языкознания (с. 17-163); 2) современные лингвистические теории (с. 164-238); 3) интерлингвистические теории (с. 239-313).

Решению второй задачи посвящена чётвертая часть книги «Методологические проблемы современного языкознания» (с. 314-397).

Связь между первым и вторым разделами очевидна: «накопление фактических знаний о языке создавало условия для их классификации и систематизации, что, в свою очередь, требовало разработки соответствующего метода» (с. 395).

Как продвигаться от первого (теории) ко второму (методу), преодолевая все «лингвистические лабиринты»?

Выход Н. Ф. Алефиренко видит «в соблюдении незыблемого принципа любого исследования - принципа системной методологии. Чтобы этот принцип стал основополагающим и функциональным, необходимо осмыслить сущность таких понятий, как методология, системная методология, метод...» (с. 324).

Лингвистический метод - совокупность исследовательских приёмов, методик и операций, используемых для достижения исследовательских задач в соответствии с определённой лингвистической теорией и принципами (методологией) познания (с. 395).

Как видим, уже в определении заключена связь метода с методологией.

Лингвистическая методология представляет собой совокупность исходных принципов, которыми руководствуются лингвист на различных этапах исследования, начиная с определения его целей и заканчивая формулированием выводов и обобщений (с. 318).

В лингвистической методологии Н. Ф. Алефиренко предлагает выделять три уровня: 1) общую для всех наук философскую доктрину; 2) общенаучную философию, применяемую в группе наук; 3) частную методологию, специфичную для одной науки (с. 319).

Итак, системную методологию современной лингвистики образуют те сферы научного поиска, которые объективно идентифицируют предмет исследования, указывают на его способы и аспекты, формулируют принципы и правила систематизации знания и критерии ценности (с. 328). [18]

Иначе говоря, системная методология выполняет четыре основные функции: первая - определение предмета исследования (исходные позиции в

понимании данного явления, его отношение к смежным явлениям, отграничение от них); вторая - определение цели исследования; третья - разработка (подбор) системы методов для данного иссле

дования; четвертая - оценка степени соответствия результатов проведённого ис

следования поставленным целям (с. 320).

В соответствии с разработанной системной методологией Н. Ф. Алефи- ренко характеризует три основных метода, прошедших проверку временем и детально проанализированных учёными: методы компаративистики (гл. 15), структурные методы (гл. 16) и лингвостатистический метод (гл. 17).

Итак, методологическую концепцию Н. Ф. Алефиренко можно рассматривать как постановку проблемы системной методологии и введение в неё.

Карлинский А. Е.[19] Методология и парадигмы современной лингвистики (2003; 2009)

В предисловии А. Е. Карлинский указывает, что «настоящая работа не преследует цели дать исчерпывающие описание всех методов и приёмов лингвистического анализа, а только о наиболее разработанных и положительно зарекомендовавших себя на практике способах анализа, которые и сейчас могут быть использованы при решении аналогичных задач (с. 8).

Свой поиск систематизирующего начала А. Е. Карлинский выразил уже в самом названии работы, сделав заявку на парадигмальный подход.

В этой работе под лингвистической парадигмой понимается «совокупность идей и теорий, выдвинутых разными авторами в различное время, которые посвящены одной общей проблеме теории языка и рассматриваются как образец решения исследовательских задач. Например, сравнительно-историческая парадигма (компаративистика) - теория возникновения языка (праязык) и законы языковых изменений с древнейшей поры до наших дней (история языка); системно-структурная парадигма - рассмотрение языка как системы уровней и планов в статике; парадигма порождающей грамматики - изучение правил возникновения глубинных и поверхностных структур, законов связи языка и речи; антропоцентрическая парадигма - рассмотрение всех языковых проблем сквозь призму особенностей человеческого организма, обладающего по природе когнитивно-коммуникативной системой, определяющей все виды человеческой активности и др. Совокупность всех исследовательских парадигм определяет специфику всей науки о языке» (с. 29-30).

Приведён целиком фрагмент работы, раскрывающий авторское понимание парадигмы и номенклатуры парадигм.

Далее же, к сожалению, наше ожидание описания методов и приёмов, характерных каждой из обозначенных парадигм, не оправдалось, т.к. дальше автор даёт описание методов и приёмов в соответствии со структурой лингвистики: гл. IV - методы и приёмы внутренней лингвистики в диахронии; гл. V - методы и приёмы внутренней лингвистики в синхронии; гл. VI - методы и приёмы внешней лингвистики; гл. VII - методы и приёмы прагмалингвистики; гл. VIII - методы математической лингвистики в лингвистических исследованиях; гл. IX - методы и приёмы прикладных лингвистических исследований, в которой раскрываются некоторые приёмы обучения неродному языку и гл. X - посвящена культуре работы учёного.

Во второй части пособия - компендий антропоцентрической лингвистики - содержит шесть работ автора по этой проблематике.

Таким образом, заявка автора на парадигмальный подход не оправдалась, хотя работа содержит достаточно глубокое описание ряда методов, приёмов и процедур лингвистики в принятом аспекте.

Подведём итоги Проблемный анализ избранных работ свидетельствует о дискуссионно- сти практически всех методологических проблем языкознания, что обусловлено осознанием «многокачественности» [Алефиренко 2009 : 48] и антиномичности (Вильгельм фон Г умбольдт, Бодуэн де Куртенэ, Фердинанд де Соссюр, Ш. Бал- ли, А. Сеше, Н. В. Крушевский, М. В. Панов, Н. А. Слюсарева, А. А. Гируц- кий...) онтологии языка как объекта и предмета исследования. Произошла узуализация трехчастного строения метода, с одной стороны, но стала очевидной его ограниченность, - с другой стороны. Осознана необходимость создания системной методологии лингвистики, и осуществлена постановка проблемы. Постановка проблемы обусловила поиск её решения, который на данном этапе (первое десятилетие XXI века) может рассматриваться как только создание предпосылок и истоков системной методологии. Принципы, основные постулаты[20] [21] и концепты системной методологии языкознания

Первый принцип и постулат - антропоцентризм, который состоит во включении языковой личности в объект науки о языке «как такой концепции, которая позволяет интегрировать разрозненные и относительно самостоятельные свойства языка» [Караулов 1987 : 16; Кубрякова 1995 : 2007; Гринёв-Гриневич, Сорокина 2008 : 15]; 2) в познавательной деятельности субъект познания (действующий человек) [Лебедев 2008 : 501; Бабосов 2009 : 18] - основной компонент познавательной ситуации; 3) антропный принцип Вселенной [Вернадский 1991 : 80; Князева 2006 : 24; Черниговская 2004; 2005 и др.].

Второй принцип и основной методологический постулат - деятельностный, поскольку деятельность является универсальной формой существования человека в мире[22] [23] [24]. Кроме универсальности строения, важное значение имеет деятельность как объясняющая модель сфер человеческой активности [Белоусов, Блазнова 2005 : 5]. Под деятельностью обычно понимается процесс человеческой активности в его взаимодействии с окружающим миром, для достижения определённых целей, а потому вне человеческой деятельности не существует ни сам язык, ни его познание. Познавательная деятельность направлена на получение объективных и точных знаний о сущности предметов и явлений окружающего мира и о законах природы и общества [Новая философская энциклопедия 2010.2 : 554] , согласно праксео- л о г и и (раздел философии, рассматривающий общую теорию деятельности) и праксеологии науки (раздел философии, предметом которой является изучение науки как деятельности)[25].

Третий принцип и постулат - системный[26] [27] [28]. 1) представление изучаемого объекта, явления и т. п. в виде целостной системы, обладающей системными качествами и проведение определённых операций с этим объектом-системой; 2) многоаспектное описание одного и того же объекта, т. е. выделение у него разных предметов (предмет-система), сообразующихся с различными научными областями, и последующий синтез результатов разнопредметного исследования объекта; 3) установка на системность мышления исследователя и различения объекта-феномена и объекта-системы, т. е. модель этого объекта- феномена [Щедровицкий 1999 : 70-83].

Центральным понятием системного, а точнее системно-деятель-

6

ностного анализа являются концепты система и структура, неоднозначно понимаемые в языкознании [сравни: Солнцев 1971 : 125 и Мельников 2003 : 68].

Четвертый принцип и постулат - дискурсивность познавательной деятельности. Определение дискурса как опосредованного познания сформировалось ещё в античных теориях. Термин дискурсивный встречается у Фомы Аквинского, который считал, что «дискурсивный интеллект - это такой, в котором одно познаётся через посредство другого» [Цитируется по: Алексеева, Мишланова 2002 : 85]. В нашем исследовании дискурс представляет собой целенаправленное, профессионально обозначенное речемышление учёного, в ходе которого рождается, формируется и формулируется новое знание, сти- мулируюмое научным концептом [Ракитина 2009 : 413].

Пятый принцип и постулат - парадигмальность vs непара- дигмальность познания языка/речи. Под парадигмальным понимаются «признанные всеми научные достижения, которые в течении определенного времени дают модель постановки проблем и их решений», которые являются «источником методов, проблемных ситуаций и стандартов решения» [Кун 1977 : 31]. К непарадигмальным относятся новаторские нетрадиционные способы познания лингвистической деятельности, которые не вписываются в рамки общепринятых концептуальных схем, проблемных ситуаций и стандартов их решения. Они «разрывают» каноны существующих теорий, понятий и представлений, требуя новых подходов и методов лингвистического поиска [Алефиренко 2009 : 28].

Шестой принцип и постулат - статистико-комбинаторный, «включающий количественно-качественную структуризацию языкового материала» [Карпов 1991 : 18], поскольку «нужно признать объективную присущность языку количественных признаков, количественных характеристик» [Головин 1970 : 11], учитывая общефилософский принцип комплементарности количественной и качественной сторон любых объектов, в том числе - и языковых [Тулдава 1987 : 7][29].

Следует отметить, что все эти принципы и постулаты, как видим, логически связаны и взаимообусловлены, но мы полагаем, что эта связь настолько органична, что позволяет ввести суперконцепт, синтезирующий обозначенные постулаты и являющийся «ядром» системной методологии лингвистики.

Необходимо сделать пояснение. В последние годы в металингвистику введены несколько суперконцептов. Коммуникативная ситуация как суперконцепт, соотносимый со знанием о коммуникативной (преимущественно вербальной) деятельности: «Все подструктуры, содержащие коммуникативнорегулятивную информацию, образуют органический сплав, они симбиотичны, весьма тесно взаимодействуют, а создаваемые ими конфигурации сугубо индивидуальны и предельно динамичны» [Боронин 2007 : 185].

Для абстрактной модели научного знания, которая акцентирует содержательную специфику научного текста введён суперконцепт - эпистеми- ческая ситуация [Котюрова 1988; Баженова 2001] - «совокупность взаимосвязанных признаков познавательной деятельности в единстве составляющих её онтологического, методологического, аксиологического, рефлективного и коммуникативно-прагматического компонентов, оказывающих систематическое влияние на формирование научного текста (дискурса) и определяющих его стилевую специфику» [Баженова 2001].

Онтологический компонент связан с предметным содержанием знания, т. е. научным осмыслением явлений реального мира (природы, человека и общества), получающим выражение в системе исходных, основных и уточняющих понятий. Методологический компонент характеризует познавательную деятельность со стороны способов получения, развития и обоснования научного знания, а также его репрезентации в содержательно-логических формах понятий, категорий, идей, концепций и т. д. Аксиологический компонент соотносится с оценочной природой познания, субъект которого (ученый) является не только мыслящим человеком, но и человеком оценивающим.

При этом оценке подвергается как старое, так и новое знание, получаемое лично автором. Социально значимыми, а значит, наиболее важными, характеристиками знания являются степень его достоверности, новизна и актуальность - универсальные параметры оценки научной информации.

Рефлексивный компонент связан с личностным характером познавательной деятельности, в которой исследователь проявляет индивидуальный стиль мышления, эмоциональные реакции на то или иное научное явление, а также активно утверждает свою личностную позицию в науке. Иными словами, рефлексия выявляет спектр личностных качеств исследователя, актуальных для его научной деятельности.

Следует сказать, что личностно-психологическое начало, включающее персональный познавательный стиль, понимаемый «иерархически организованная, многосторонняя и гибко изменяющаяся форма интеллектуального поведе- ния»[30], свойственно в большей степени самой научно-познавательной деятельности, чем тексту, являющемуся «рафинированным» продуктом научного творчества. Вместе с тем в тексте всегда остаются «следы» авторской рефлексии, поскольку «отсутствие личностных моментов не просто лишает научный труд обаяния индивидуальности, но приводит к ощутимым потерям в содержательном плане» [Архангельская, 1980 : 66]. В связи с этим и можно утверждать, что «наука - это живая человеческая практика, вбирающая в себя и страсть, и радости, и трудности, обнаруживающиеся в стиле выражения мыслей» [Баженова, 2007 : 50].

Коммуникативно-прагматический компонент эпистемической ситуации соотносится со сложным и многогранным процессом перестройки всех экстралингвистических факторов познавательной деятельности в собственно лингвистические, т. е. текстовые, так как научный текст - это узел, связывающий познание и общение. Именно в тексте осуществляется преобразование всех компонентов эпистемической ситуации в смысловую структуру, объективированную средствами языка.

Невозможно переоценить роль текста в научной коммуникации, поэтому приведем убедительное рассуждение Е. А. Баженовой: «Только текст, находясь

на пересечении двух типов коммуникативного взаимодействия - одного учёного с другими и одного этапа в развитии отрасли знания с последующим, - способен обеспечить работу сложного механизма науки. Вне текста (точнее, до текста) мысль существует лишь в форме субъективного сознания индивида, она не является общезначимым социальным фактором и, следовательно, не может стать предметом объективного научного анализа. Поскольку научное познание ориентировано на коммуникацию, то эпистемическая ситуация соотносится не только с собственно познавательной, но и с текстообразующей деятельностью ученого, в результате которой когнитивное преобразуется в коммуникативное и новое знание обретает «голос», чтобы быть услышанным» [Баженова 2007 : 321].

В философии науки, в теории научного познания введён суперконцепт познавательная ситуация - «условия познания любого объекта, включающие следующие компоненты: 1) объект познания; 2) субъект познания; средства познания» [Лебедев 2008 : 501], возможно шестизвенная структура [Бабосов 2009 : 19]1.

Как видим, этот суперконцепт даёт лишь формальную структуру познавательной ситуации. Потому С. А. Лебедев считает, что «содержание и результат познания (выделено мной - З. К), в том числе и научного» зависят не только от этих трёх компонентов [Там же : 501].

Существенно отметить, что все названные суперконцепты достаточно близки в методологическом отношении, но рассматриваются на разном материале, поэтому получают различную интерпретацию. На наш взгляд, суперконцепт эпистемическая ситуация (от греч. episteme - «знание») вполне может быть перенесён на познавательную ситуацию для её содержательной интерпретации. При этом эпистемическая ситуация рассматривается нами как метамодель познавательного процесса.

Эпистемическая ситуация позволяет уточнить структуру метода: ввести в трёхчастную структуру ещё один компонент - технологию, в результате чего структура лингвистического метода стала не трехчастной, что уже вошло в традицию, а четырехчастной2:

методология ^ метод ^ методика ^ технология.

Дефинируем эти основополагающие концепты3. 1 [31] [32] Методология [нем. Methodoloqie lt; греч. methodos - «путь вслед за чем-нибудь» + logos - «учение, наука»] - 1. Учение о принципах, основных путях, методах и способах познания языковой действительности; программа исследования. 2. Общая теория лингвистического метода. Метод [греч. methodos - «путь вслед за чем-нибудь»] - совокупность исследовательских методик, приёмов и операций, т. е. средств исследования, используемых для достижения цели и решения исследовательских задач в соответствии с лингвистической теорией и методологией познания языковой действительности. Методика - процедура применения тех или иных методов и приёмов на всех этапах лингвистического исследования, которая зависит от личности лингвиста-исследователя. Технология - фиксированная совокупность приёмов научно-практической деятельности, приводящая к заранее определённому результату, включающая способы и средства описания получения нового знания и результатов лингвистического исследования как внешнюю форму методики, которая представляет собой операционно-технологическую процедуру.

Нетрудно увидеть, что четырехчастное строение метода было замечено уже В. И. Кодуховым, который в другой формулировке различал четыре понятия, выраженные термином метод: метод-аспект как способ познания действительности (т. е. методология); метод-приём как совокупность правил исследования; метод-методика как процедура применения метода- приёма и ме тод-с пос об (т. е. технология) - вербальная и невербальная форма описания методики [Кодухов 1974 : 213-217].

Введенный нами концепт технология поддерживается в логико-философских и науковедческих источниках, что обусловлено императивом нашей техногенной цивилизации, в которой «складываются социокультурные условия воспроизводства технологий. Создаются дисциплины, в которых технология осознаётся и осмысливается» [Новая философская энциклопедия 2010.2 : 554][33] [34].

При этом подчёркивается неопределённость и многозначность термина технология, что характерно периоду становления любого нового понятия. В связи с этим в разных источниках дефинируется 5-6 значений (например, в «Современном философском словаре» 2004 : 720), в том числе одно из нескольких в нашем понимании: «Технология (от греч. techne - «искусство, умение, мастерство» и logos - «учение, наука, слово...)» - осознанная техника человеческой деятельности - индивидуальная или коллективная» [Новейший философский словарь 2008 : 542]. При этом А. Г. Войтов подчеркивает, что это «операциональный процесс деятельности людей, который позволяет получать одни и те же результаты всем людям, овладевшим технологией» [Войтов 2004 : 336].

Важно подчеркнуть, что в этой «тетрахотомии» центральным компонентом является метод как специфический способ познания. Он подкрепляется с двух сторон: методологией, которая осмысляет границы его применения, его сущность, способы взаимодействия между субъектом и объектом в познавательной деятельности и т. д., а, с другой стороны, - методиками - конкретными способами реализации методов, связанными с определённым материалом [Пищальникова, Сонин 2009 : 43].

Необходимо обратить внимание ещё на один момент взаимодействия всех четырёх концептов в этой эпистемической цепочке: первые три компонента служат для выражения процедуры открытия знания (по Ю. С. Степанову), т. е. являются стратегией и тактикой получения нового знания в исследовании в зависимости от его цели и задач, а четвёртый компонент - те хн о - логия служит в основном для изложения полученного знания (по Ю. С. Степанову), хотя следует подчеркнуть, что он участвует и в добывании научного знания.

Иначе говоря, структура этой эпистемической цепочки концептов, раскрывающей строение метода, является своеобразным подтверждением, ещё одним аргументом, поддерживающим гипотезу В. С. Юрченко, т. е. представляет собой бинарную асимметричную оппозицию: 3 + 1.

Таковы в кратком изложении основные предпосылки и истоки лингвистической методологии и наше понимание структуры метода, сущность которых далее будет последовательно, в соответствии с четырёхчастной структурой метода, раскрываться в четырёх частях этого учебного пособия.

<< | >>
Источник: Комарова З. И.. Методология, метод, методика и технология научных исследований в лингвистике: учебное пособие. 2012

Еще по теме Проблемный анализ работ конца XX - начала XXI века:

  1. 8.11. Идеологический и философский анализ процессов функционирования медиа в социуме и медиатекстов на медиаобразовательных занятиях в студенческой аудитории
  2. 8.12. Этический анализ процессов функционирования медиа в социуме и медиатекстов на занятиях в студенческой аудитории
  3. МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ СТАТУС СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНОГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Я.С. Яскевич
  4. Глава XXI КУЛЬТУРА МОТЫЖНЫХ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ ТРОПИЧЕСКОГО ЛЕСА (на примере народов акан)
  5. 1.4.4. Игровое проектирование
  6. 6.2. Зарубежный опыт образования взрослых
  7. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  8. 2.3. Результативность опытно-экспериментальной работы по организации социально-педагогической деятельности «открытой» школы в поликультурной среде