<<
>>

Противопоставления семантического характера


ВКУСНЫЙ-НЕВКУСНЫЙ
Данное противопоставление является ключевым в оценке пищи, а само слово вкусный широко употребительно в пищевых контекстах, ср.: Кагор очень вкусный//] (о грибах) Самые вкусные маленькие/ да?] Ох каких я сегодня себе блинов наделала вкусных! Противопоставление ВКУСНЫЙ-НЕВКУСНЫЙ соотносимо с оценочной оппозицией ХОРОШИЙ-ПЛОХОЙ, которая в перцептивных модусах вкуса и запаха приобретает субъективный, гедонистический характер: вкусный - это ‘обладающий хорошим, приятным вкусом’. Ср.: «...при восприятии вкусов и запахов субъективный компонент превалирует над объективным, то есть нас интересуют запахи и вкусы не сами по себе, но лишь в том отношении, в каком они доставляют нам удовольствие / неудовольствие» [Рузин 1995: 8]. Это наглядно подтверждается примерами из повседневной речевой практики, ср.:
А. (о ветчине) к вот это вот вкусная очень вещь/ я так думаю//
Б. Ты знаешь/ папе не понравилось//
А. Да?
Б. А я/ съела с удовольствием//;
А. Я сегодня такую вкусную квашеную капусту купила!
Б. Кислая/ я такую не люблю//;
А. Торт вкусный/ но слишком приторный/ я люблю не такой сладкий//.
В РР при характеристике пищи по признаку ВКУСНЫЙ- НЕВКУСНЫЙ используется довольно обширный арсенал различных синонимических средств, многие из которых обладают высокой степенью экспрессии: вкуснятина, вкуснота, обалденный, обалдеть как вкусно, потрясный, гастрономический оргазм - безвкусный, гадость, отрава, «стрихнин какой-то» (цитата из кинофильма «Ирония судьбы») и т. п. Ср. примеры: Сыр потрясный/ надо еще купить//; Ой/ винегретик/ обожаю/ это же такая вкуснятина!; Я овсяный кисель терпеть не могу/ такая гадость по-моему//; Эта твоя овсянка/ вообще отстой какой-то// Как ты ее ешь?
ПОЛЕЗНЫЙ-ВРЕДНЫЙ
Эта оппозиция применительно к пище понимается как ‘полезная для здоровья’ - ‘вредная для здоровья’, ср. название самой известной в советское время поваренной книги - «Книга о вкусной и здоровой пище» (подробное описание разных изданий этой книги см. в гл. 1). Существует некий набор стереотипных представлений о полезной пище, которые соотносятся с нормативным параметром ‘правильный’: пища должна быть разнообразной, включать много витаминов, быть питательной, но не тяжелой, прием пищи должен быть регулярным и т. п. Ср.: А. (предлагает апельсин) Из съешь/ это ж чистый витамин//; Киви/ это очень полезно/ это ж витаминная бомба//. Соответственно, есть и расхожие (нередко определяемые модой на разные системы питания, диеты и т. п.) суждения о «вредных продуктах» (сахар, соль - «белая смерть», дрожжевой хлеб вредный и т. п.). «Медицинский взгляд» на напитки и пищу часто актуализируется в СМИ, ср. названия статей в специализированной газете «Планета кофе amp; чая» (2002. № 7): «Кофе предотвращает развитие желчекаменной болезни», «Зеленый чай полезнее красного вина». Ср. также следующие примеры:
Горчица способствует усвоению жиров - важного источника энергии. А хрен уничтожает микробы, ограждая от ОРВИ и ОРЗ. Хотите предотвратить простуду? Пейте горячий бульон с чесноком. Не стоит забывать и о горячем чае с лимоном - этот напиток согреет, взбодрит и предотвратит простуду на самой ранней стадии (Советский спорт. 2003. 25 янв.).
Чистое масло «Злато» не содержит холестерина// Готовить на нем вкусно/ и полезно// (из телевизионной рекламы).
Однако противопоставление ПОЛЕЗНЫЙ-ВРЕДНЫЙ при всей, казалось бы, объективной его направленности также обнаруживает субъективные черты, поскольку то, что может быть полезно в одних условиях, для определенных целей или для определенного реципиента, окажется вредным в «других контекстах».
Ср.: А. Тане этого нельзя// Б. Почему? А. У нее аллергия на яблоки//; (о ребенке) Ему нужно мясо есть/ он же растет// и т. п.
Оппозиция ПОЛЕЗНЫЙ-ВРЕДНЫЙ соотносится с ХОРОШИЙ-ПЛОХОЙ и также содержит оценочный компонент. В реальном речевом употреблении разные варианты сопоставления лексем и их аксиологическая интерпретация маркируются союзами: и (при сходстве оценок), но, или (при их расхождении)[197]. Таким образом, пища может оцениваться как
вкусная и полезная, вкусная, но вредная, невкусная (нелюбимая), но полезная. Ср.:
А. Давай-ка я тебе рыбки пожарю// И вкусно и полезно//
А. Ты чем булку/ лучше б яблочко съела//
Б. Знаю/ вредно/ но очень хочется//;
А. Давай я тебе чай с медом сделаю//
Б. Ты же знаешь я не люблю//
А. Но это ж как лекарство//.
ДА ЧЕСТВЕННЫЙ-НЕКА ЧЕСТВЕННЫЙ
Данное противопоставление применимо прежде всего к продуктам питания (в том числе к тем, что «готовы к употреблению: фруктам, молоку, колбасным изделиям и т. п.), т. е. к тому, что мы покупаем. Ср.: А. Эта колбаса совсем какая-то левая (‘некачественная’)// Б. Ну и не фига ее больше покупать//. Атрибут ‘качественный’ применительно к блюду если и может быть употреблен, то скорее отражает качество приготовления. Параметр качественны й-некачественный [198], вербализуемый в повседневной речи в виде хороший (плохой) по качеству или (чаще) просто как семантический конденсат хороший (ср.: В том магазине хорошие продукты/ качественные//), включает в себя представление о свежести продукта. Противопоставление СВЕЖИИ-НЕСВЕЖИИ (как, соответственно, хороший - плохой по качеству) чрезвычайно часто актуализируется в повседневном пищевом дискурсе: Я всегда в ту булочную хожу/ там всегда хлеб свежий//; Не ешь колбасу/ она уже несвежая//. (Заметим, что прилагательное свежий может употребляться и в «номенклатурном» номинативном значении, ср.: свежая рыба, т. е. не мороженая.)
В РР для выражения характеристики продукта по качеству используется целый ряд синонимических средств: КАЧЕСТВЕН-
НЫЙ - хороший, отличный, прекрасный, свежий, свежайший, великолепный, классный, блеск, высший сорт, высший класс и т. п. (ср.: Слушай/ рокфор/ высший класс/ прям свежайший!)\ НЕКАЧЕСТВЕННЫЙ - плохой, несвежий, отвратительный, фиговый, барахло, барахляный, подозрительный, нехороший, левый, третьесортный и т. п. (ср.: Это не чай/ я барахло//] Фиговый какой-то творог//; Кофе лажовый//).
МНОГО (ЕДЫ) - МАЛО (ЕДЫ)
Количественные характеристики еды связаны с противопоставлением ОБИЛЬНЫЙ-СКУДНЫЙ. Обильная и разнообразная пища соотносится прежде всего с ситуацией «праздник». Показательны в этом отношении ответы реципиентов на вопросы анкеты: одним из наиболее значимых параметров при характеристике праздничной еды оказался количественный параметр[199]. Распространенное в РР выражение богатый стол включает значения ‘обильный, разнообразный, красивый’. Ср. фрагмент описания праздника: Стол был богатый// Закусок всяких полно/ салатов вггЭов пять/ рыбка/ колбаска/ икра//.
Атрибут скудный, наоборот, связан с представлением о небольшом количестве еды и бедности ассортимента (ср. выражения: скудный паек, скудная еда). В последние годы в условиях резкого имущественного расслоения общества данное прилагательное приобрело ярко выраженный социальный оттенок. Ср. фрагмент статьи о быте московских гастарбайтеров, где выражение скудная еда наполняется вполне конкретным «пищевым» содержанием:
Вместо мифа о соблазне большого города им достаются осколки столичной жизни - 14-часовой труд, подпольные цеха-казармы и скудная еда из пакетиков. lt;...gt; По лестнице поднимаемся на второй этаж. С отсыревших стен сыплется штукатурка. На рыжих трубах сушатся дырявые носки, веревки, протянутые вдоль стены увешаны застиранным тряпьем. У порога - ведро, набитое пустыми упаковками от китайской лапши и быстросупов. lt;...gt; На столе незаметно появляется бутылка «Столичной», нарезанная колбаса, неровные ломти хлеба и горячий кофе. Закуску приносит явно русская девица в растянутых на коленках штанах и выцветшей футболке (Московский комсомолец. 2003. № 25. 5 февр.).
Одна из ярких особенностей РР - «высокая степень интенсификации свойства» [РРР-83: 171] - проявляется достаточно последовательно в «пищевых контекстах»: для них характерно гиперболизированное представление параметра «количество»[200]. Ср. типичные примеры: Ух ты! Еда/ и в большом количестве//; Еды-ы!// Обожраться можно//] Ну ты наготовила// Хочешь чтоб мы лопнули//] Зачем ты супа такую бадью наготовила? Мы ж не съедим столько// - У нас дома ни крошки/ надо бы в магазин забежать//; Жрать нечего/ совсем пустой холодильник//; А. Мам/ давай в магазин заедем/ купим чего-нибудь// Б. А что/ у нас разве ничего нет? А. Шаром покати//.
СЫТНЫЙ-НЕСЫТНЫЙ
Для выражения значений ‘питательный / непитательный, хорошо / плохо насыщающий’ в РР помимо прилагательных сытный-несытный используются предикативные обозначения наешься, легко наедаешься, можно наесться-не наешься, нельзя наесться. Ср.: Фасоль сытная/ быстро наешься//; Ешь с хлебом/ без хлеба не наешься//; Яблоки/ этмиразвеможно наесться?
Противопоставление ВЫСОКОКАЛОРИЙНЫЙ-НИЗ- КОКАЛОРИЙНЫЙ соотносится с параметром сытный- НЕСЫТНЫЙ, но не тождественно ему. Сытный характер пищи дан в физических ощущениях, а калорийность мы непосредственно не всегда ощущаем (калорийный не всегда сытный). Это скорее область знания, фрагмент научной картины мира. Ср. номинацию калорийная булочка, функционирующую в РР либо как стяженный аффиксальный дериват калорийкау либо как суб- стантиват калорийная.
ПРОСТОЙ-ИЗЫСКАННЫЙ
Сами слова простой и изысканный меняют свою семантику в зависимости от того, с какой лексемой сочетаются, а также в зависимости от контекста.
Простые блюда - это блюда легкого приготовления. В реальном употреблении простые блюда могут быть противопоставлены сложным блюдам. Простое (в приготовлении) блюдо вполне может быть изысканным, деликатесным. Ср. заглавие поваренной книги: «Готовим быстро и вкусно. 150 деликатесов - каждый меньше чем за 30 минут. Рецепты простых и здоровых блюд, которые придутся по вкусу всей вашей семье» (курсив наш. - М. К.у Н. Р.).
Простые блюда - не изысканные, для повседневного питания. В реальных речевых контекстах в этом случае актуализируется противопоставление простое блюдо - изысканное блюдо. Ср.: Мне после всех изысков праздничных/ всяких суши-муши/ всегда хочется просто картошечки с селедочкой//; Я не готовлю никаких разносолов/ у нас еда самая простая/ суп/ картошка/ котлеты//. Значение простой - ‘неизысканный’ реализуется в ироничных строчках А. Галича: А что я ем? Парную осетрину./ Простую русскую еду./ Ее ловлю в своем пруду...
В противоположность простым изысканные блюда - это еда, не предназначенная для повседневного употребления, требующая от повара большого умения и изобретательности. Ср. появившееся в последнее время по аналогии с «высокой модой» выражение высокая кухня, т. е. кухня как искусство.
Анализируя кулинарные страницы журнала “Elle”, Ролан Барт отмечает особый способ визуального представления изысканных блюд в журнале. Основная задача издания - явить читательницам не реальные рецепты блюд, предназначенных для еды, а некую «грезу о шикарной жизни». Одно из главных качеств изысканной кулинарии - ееорнаментальность. «В основе подобной орнаментальной кулинарии, - пишет исследователь, - лежит сугубо мифическая экономика. Это откровенная кухня-мечта, что и подтверждается журнальными фотографиями, где блюдо обязательно снято сверху, как предмет и близкий и недоступный, который фактически можно употреблять разве что вприглядку» [Барт 2004: 171-172][201].
Сегодня российские читатели глянцевых журналов также могут видеть подобные изображения кулинарных блюд. В современных рекламных текстах изысканная кухня предстает как кухня-мечта, отражающая новые модные тренды. Это нередко воплощается в расширении сочетаемостных возможностей кулинарной лексики. Например, в тексте рекламы ресторана «Фреш» (г. Магнитогорск) привычные для пищевого дискурса лексемы кухня, еда, кулинарный предстают в непривычном сочетании с «модными» словами гламурный, винтаж, молекулярный, относящимися к другим тематическим сферам:
Гламурная еда стала синонимом бренда ресторанного мира.
Современная кулинария в динамичном ритме диктует свои усло-
вия. Здоровое питание слывет приоритетом под№ 1. Теперь можно совместить «приятное» с «полезным», посетив заведение нового направления, в котором благодаря эпатажному, смелому дизайну ресторатора возникают шедевры гастрономического искусства. lt;...gt; Изысканная русская, европейская и молекулярная кухня. Чтобы разнообразить городскую повседневность, побалуйте себя морем удовольствия: кулинарным винтажом и экстравагантным интерьером в концептуальном кафе-баре «ФРЕШ» [Магнитогорский бизнес-каталог. Magnitka. biz].
Эти новые для кулинарного дискурса тенденции ощущают сами носители языка. Приведем пародийные тексты кулинарных рецептов, помещенные посетителями различных интернет-блогов:
Есть еще гламурное блюдо, называется почему-то «зековский тортик». На кусок белого хлеба густо мажется масло и так же густо сыпется сахар. Поедается с чаем (чифиром?). Оченно вкусно.
(Рецепт блюда с непривычным сочетанием ингредиентов (макароны + сосиски или салями + сгущенное молоко) и шутливым названием «Трэш в стиле фьюжн»).
Рецепты блюд бывают разными. Быстрыми, вкусными, сытными, гламурными, спонтанными, съедобными в конце концов. А бывают трэшевыми, необычными. С примером такого блюда я и хочу познакомить широкую общественность. Заранее предупреждаю - не пугайтесь. Я это блюдо готовлю и с удовольствием потребляю уже более 20 лет. Готовы? Первый - пошёл, второму приготовиться! (Далее идет текст самого рецепта, см. архив сайта Блогоблаго.Ру).
Простые продукты - недорогие, предназначенные для повседневного употребления. В этом случае реализуется противопоставление простые продукты - деликатесы (при этом сомнительно словосочетание взысканные продукты).
СВОЙ-ЧУЖОЙ
Каждый член данной оппозиции на уровне текста представлен целым рядом конкретных лексических реализаций. СВОЙ - национальный, отечественный, российский, наш и т. п. ЧУЖОЙ - иностранный, импортный, «колониальные товарыgt;gt;, экзотический[202] и т. п. Ср.: А. Я яблоки у метро покупаю// Наши/ у бабулек//; А. Ты курицу купила? Б. Да/ импортную/ франиузскую//; А. Люся/ возьми шоколадки кусочек// Л. Ой нет/ нет/ не хочу// А. Это из Литвы// Где ты еще литовскую попробуешь? Л. Ну ладно//.
В условиях городского общения возможно шутливое обыгрывание противопоставления «свой - чужой», ср. разговор на рынке:
А. (мужчина-покупатель обращается к продавцу П.) У вас бананы отечественные?
П. (в ответ смеется).
Для повседневного общения возможна реализация обоих членов оппозиции (в разных лексических вариантах) в пределах одного контекста: Скажите/ у вас яблоки отечественные или импортные?; Я куры только наши покупаю// Иностранные всегда мороженые//; (о супермаркете) Там много импортных/ дорогих продуктов// Но есть и дешевые наши/ отечественные//.
В реальных контекстах характеристика продукта может включать в себя оба параметра «свой» и «чужой», соотнесенных друг с другом не антонимически, а синонимически. Ср. текст на упаковке топленого молока (заметим, что в таких же отношениях находятся и параметры «старое-новое»):
ЗАО СХП «Дружба» предлагает Вам молочные продукты, изготовленные по традиционным русским рецептам. Собственные молочные фермы и новейшее голландское оборудование позволяют максимально сохранить питательные и вкусовые качества нашей продукции. Приятного аппетита.
Современная социальная жизнь, являющаяся «переходным периодом» от «с т а р о г о к новому», дает повод к появлению курьезных номинаций, включающих оба параметра «свое» + «чужое»: булочка «Октябренок для гамбургеров» (пример записан в Саратове), хинкали «Слободские».
Частным случаем оппозиции «свой-чужой» может быть противопоставление ПРИВЫЧНЫЙ-НЕОБЫЧНЫЙ, которое в большой степени соотносится с индивидуальным опытом говорящего («чужое для меня»): Меня тут угостили таким блюдом необычным/ перец с медом// И не к душе/ желудок не принял//.
Оппозиция СВОЙ-ЧУЖОЙ соотносится с противопоставь лением ДОМАШНЕЙ (приготовленной дома) - НЕДОМАШНЕЙ (готовой, купленной в магазине и т. п.) еды: А. У тебя огурцы свои?


Б. Нет/ готовые// (подробнее об этом см. ниже). Личная «домашняя» сфера маркируется в этом случае местоимением свой (ср. наш), а «общественная» имеет в соответствии с реальной действительностью широкий спектр реализаций: готовая, магазинная, с рынка, угостили и т. п.
ДОРОГОЙ-ДЕШЕВЫЙ
Данное противопоставление оказывается наиболее «социально зависимым». В общую апперцепционную базу жителей того или иного города входят фоновые знания о том, что и где стоит дорого, дешевле, дешево. При этом в обыденном сознании присутствует устойчивый стереотип недоверия по отношению к дешевой покупке (ср. известные, часто встречающиеся в РР поговорки и цитаты: Бесплатный сыр бывает только в мышеловке; Дорого да мило, дешево да гнило] Не гонялся бы ты, поп, за дешевизною...). Приведем пример: (из разговора о сортах кофе) ...потому что этот кофе/ зеленый/ недаром он стоит там на какие-то копейки дешевле... Знаешь/ у нас ведь если дешевле/ так значит... точно тебе дерьмо продадут// [Китайгородская, Розанова 1995: 69]. Заметим, что данные поговорки могут применяться и к другим, не только связанным с пищей ситуациям. Ср. микродиалог: А. А вот еще я слышала бесплатный доступ в Интернет есть// Б. Какой бесплатный? Бесплатный/ только сыр в мышеловке//.
Наблюдение над повседневной речевой практикой носителей РР позволяет выявить перечень продуктов, которые ассоциируются с представлением о богатой / бедной жизни. Имеется и свой набор прецедентных продуктов-маркеров, которыми измеряется достаток и его отсутствие: Они сейчас неплохо живут// И сыр/ и колбаска/ и фрукты каждый день//; (о «новых русских») Наворовали/ а теперь жируют/ икру ложками едят//] Она себе ничего позволить не может/ хлеб да молоко// (ср. сидеть на хлебе и воде)] Едим одни макароны/ даже шоколадку ребенку не купишь//; У них каждый день одна картошка// и др.
Обычно в подобных высказываниях присутствуют слова только, один, даже и некоторые другие. (Реализацию представлений о богатой и бедной жизни по материалам анкеты см. ниже.)
Параметр ДОРОГОЙ-ДЕШЕВЫЙ «применим» не только к продуктам питания, но и к блюдам. По-видимому, можно говорить и о дорогом (дешевом) кушанье (блюде), если мы его заказываем в ресторане, кафе, т. е. тоже покупаем, или готовим дома из дорогих (дешевых) продуктов. Так, дорогие кушанья предполагают обычно большое количество нередко дорогих ингредиентов, требуют достаточно длительного времени приготовления. Все эти усилия должны вознаграждаться особым, неповторимым вкусом (не случайно рецепты подобных кушаний идут часто под рубрикой «Блюда для гурманов»). Высшая оценка качества таких блюд обычно маркируется и соответствующей номинацией, «отсылающей» к именам лиц высшей социальной иерархии: Мясо по-царски, Королевское варенье, Кулич архиерейский, Сельдь, маринованная способом принца Евгения (по-шведски). Ср. «антонимичные» номинации: Пирог «Бедный студент», Омлет «Армериттер» (бедный рыцарь), Суп бедного бедняка[203].
Выделенные выше параметры обнаруживают разные «виды сочетаемости» и взаимодействия: вкусная и полезная пища обычно, но не обязательно, дорогая, качественные продукты обычно дорогие, некачественные продукты вредные, но не всегда дешевые и т. п. Приведем показательный в этом отношении фрагмент из рассказа Д.С. Лихачева о приготовлении блюда «Армериттер»: Б. Потом целый ряд было... э... было в еде особенностей/ названии// «Форшмак»! «Форшмак»/ «армериттер»/ А. «Армериттер»? Это я даже не знаю// Б. A-а/ это очень вкусно/ это вам надо как хозяйке А. {перебивает) к что это? (смеются)Ъ. Ну это делается омлет/ с... э... булкой/ намоченной в молоке// А. A-а// Б. Очень быстро// Ну я тонкостей не знаю/ А. Ну да// Б. Но знаю что это делается быстро/ вкусно/ и... слегка подслащивается// {смеется) А. Хорошо//Б. «Бедныйрыцарь»//А. Да! {смеются) Б. Значит/ и благородно/ А. Да-да-да// Б. и вместе с тем дешево и быстро// [РРР 78: 140].
<< | >>
Источник: Вайс Д.. ЕДА ПО-РУССКИ В ЗЕРКАЛЕ ЯЗЫКА. 2013

Еще по теме Противопоставления семантического характера:

  1. Эмоциональное противопоставление
  2. Противопоставление души и тела
  3. Противопоставление свойств, которыми наделяют обитателей земного рая и земного ада
  4. Семантические сети для представления знаний
  5. СЕМАНТИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ
  6. МЕТОД СЕМАНТИЧЕСКОГО ДИФФЕРЕНЦИАЛА
  7. СЕМАНТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СИМВОЛА
  8. 4.1 СЕМАНТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ДАННЫХ
  9. Семантические приемы
  10. Семантическая Характеристика перечисления 1.
  11. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ
  12. Ташлыкова М. Б.. Семантические этюды о «синтаксической деривации» : монография, 2013
  13. «Неразрешимости»: лексико-семантические.
  14. 1.2 Логико-семантические идеи Г.Фреге
  15. Формирование психологического уровня программирования высказывания (смыслово-семантического синтаксирования)