ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Риторические тактики создания иронии

Дискурсивные (риторические) тактики создания иронии основаны на имеющемся у коммуникантов знании о том, как должен быть организован семантически целостный текст. Дискурсивные тактики также делятся на две группы: к первой относятся те случаи, когда говорящий намеренно отступает от канонической структуры текста.

Во вторую группу включены случаи,

когда для создания иронии говорящий опирается на интертекстуальные связи. Проиллюстрируем эти тактики примерами.

Отступления от ожидаемой (канонической) структуры текста могут выглядеть как риторические вопросы (примеры [3.45] и [3.46]), восклицания (пример [3.47]) или комментарии (пример [3.48]- [3.50]): я сотрудник РГГУ, в прошлом году я делала доклады на конференциях в Оксфорде, Эколь Нормаль Суперьер, в университетах Тулузы и Токио - не говоря о России, я получаю 12 тысяч рублей. Правильно ли я понимаю, что я научно неэффективна? [комментарий к требованию отменить рейтинг эффективности вузов на сайте www.change.org] Как получилось так, что в одном месте собралось столько патриотов, что Россия не знала никогда? [Вопросы к Б. Грызлову. http://www.gazeta.ru/interview/nm/s3337459.shtml?allq100] А мы-то дураки, учимся в институтах, работаем, стараемся, даже плодиться стали! Строим заводы новые, чтобы от ихней окраины не зависеть. Будем ракету Ангару пускать на днях. А потом усиленный вариант - ракета грузоподъемностью 250 тыс. тонн. Это, конечно, не Майдан. Куда нам до них! И вот ещё, худо-бедно олимпиаду провели. Какой- никакой праздничек [интернет-коммуникация]. Он, оказывается, был жуткий циник - уродовал в своих изображениях человеческие тела! Его даже Сальвадор Дали осуждал (ну этот-то реалист и человеколюб известный!) Михаил Котюков, глава Федерального агентства научных организаций, тот самый, к кому больше всего чувств сейчас у академиков, сказал, что агентство и не собирается вмешиваться в научную деятельность институтов.

Значит, во все остальное собирается. И чувства академиков только усилятся.

Vladimir Putin has saved Russia from the turmoil of Ukraine or Georgia. As with de Gaulle, he has not been popular with many journalists (of whom de Gaulle incidentally imprisoned 300).

Количество контекстов, в которых ирония создается с помощью риторического вопроса 6,6%, восклицания 1%, комментария - 4,2% от общего количества иронических фрагментов. Можно говорить о том, что включение в структуру текста вопроса, восклицания или комментария - это способ либо выразить негативную оценку ситуации, либо указать на расхождение между реальным и ожидаемым положением дел.

Комментарии являются самым частым способом создания иронии в группе риторических средств - говорящий (чаще всего он выполняет роль повествователя) комментирует и одновременно оценивает события. Комментарий «вклинивается» в повествование, нарушая риторическую структуру нарратива. Риторические тактики не связаны с конкретным уровнем языка (например, лексическим или грамматическим). Выделяя эту группу, мы стремились показать, что в ряде случаев ирония возникает в результате отступления от ожидаемой структуры текстов (как правило, эти отступления встречаются в нарративах).

Как было упомянуто выше, вторая группа дискурсивных тактик связана со включением интертекстуальных связей или аллюзий в текст. При разметке текстов нами было выделено три группы случаев: цитирование другого текста, перефразирование известных высказываний и использование анекдота для иллюстрации собственной точки зрения (об этой функции анекдотов см. [Kashkin 2009]).

Интертекстуальные связи - давний объект исследований в лингвистике, литературоведении и семиотике [Женетт 1998, Фатеева 2000, Кристева 2004, Пьеге-Гро 2008]. Отношения интертекстуальности играют важную роль и в создании иронии: используя уже существующий (как правило, хорошо известный) текст в новом контексте, говорящий / пишущий отсылает адресата к ситуации, с которой сравнивается текущее положение

дел.

Необходимо отметить, что использование цитат или фрагментов текстов в новом окружении, как правило, оказывается неуместным, и это нарушает смысловую или прагматическую целостность высказывания. Примеры [3.51] и [3.52] иллюстрируют такие случаи: ПЕДАГОГАМИ НЕВЫСОКОГО УРОВНЯ НАЗВАЛ МИНИСТР ОБРАЗОВАНИЯ ДМИТРИЯ ЛИВАНОВ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ВУЗОВ, КОТОРЫЕ ЗАРАБАТЫВАЮТ ДО 30 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ В МЕСЯЦ

Только не принимайте близко к сердцу! Этот министр просто сорвался (рухнул) со златой цепи на дубе том... М.ВЕЛЛЕР: Карнавальная культура мне близка - это совсем другое дело. Участвовать в карнавале и участвовать в карнавальной культуре... Простите, пожалуйста, вся наша политика - это прекрасная карнавальная культура. Все слышат одно, подразумевают другое, делают третье. Мы уже вернулись на более высоком...

О.ЖУРАВЛЕВА: Меняются местами, меняются масками.

М.ВЕЛЛЕР: Да-да-да, конечно. ...на более высоком диалектическом витке мы вернулись к эпохе брежневского швейкизма. Но лица моложе, вот, как-то люди задорнее, тексты...

О.ЖУРАВЛЕВА: «Мы стали более лучше одеваться», как сказала одна прекрасная девушка.

Корпусный подход позволяет оценить распространенность этой тактики: на ее долю приходится 15,5% от общего количества контекстов.

Похожей тактикой создания иронии является эхо-упоминание того, что было сказано или написано ранее. От собственно интертекста эхоупоминание отличается элементом игры: исходный текст «переделывается» говорящим, приспосабливается к новому контексту. Можно говорить о пародийном характере эхо-упоминаний: Официальная версия, сработанная Conde Nast, оскорбительно топорна: Алена, дескать, Долецкая пишет книгу, масштабное полотно, и доле не может разрываться между созданием эпоса «Война и Вог» и руководством одноименным журналом [Б. Рынска. «Сталинград in Vogue» http://www.gazeta.ru/column/rynska/3403115.shtml].

В примере [3.54] интернет-пользователь комментирует высказывание министра образования России Д.В. Ливанова о низких зарплатах преподавателей ВУЗов: Товарисч не знает: «И за МКАД есть жизнь!»

Высказывание «И за МКАД есть жизнь!» - это аллюзия к вопросу «Есть ли жизнь за МКАДом?», ставшему популярным интернет-мемом.

Ср. словарную статью «Замкадье», размещенную в юмористической интернетэнциклопедии «Луркоморье»: Замкадье — это то, что находится за МКАДом. МКАД - это дорога вокруг Москвы, окруженная по внешнему периметру листами гофрированного алюминия. За этими листами стоят замкадыши — люди в лаптях, с песьими главами, стучат вилами о гравий и заглядывают в щели. Где-то недалеко за МКАДом твердь земная обрывается во тьму внешнюю, а сквозь трещины асфальта можно видеть далеко внизу слонов и черепаху, на которой держится земной диск.

В Замкадье расположены Мухосрански, тысячи их!

Климат такой же, как и в Москве, а вот экологическая ситуация из-за отсутствия производства и автомобилей у 95% замкадских нищебродов лучше, поэтому самые продвинутые москвичи селятся там, правда, всё равно ближе к «Кольцам Всевластия». Замкадье полностью состоит из степей, лесов, полей и рек, а также городов, болот, деревень и тюрем. Везде можно встретить грязь, лужи, алкоголиков, но зато полностью отсутствует разрушительная для духовности цивилизация. Замкадные города нередко обладают характерной разрывной архитектурой - городской ландшафт (асфальт, плитка, бетон и т. д.) внезапно обрывается и начинается натуральный лес. Или овраг. Или нечто вообще странное.

Затем также внезапно снова начинается тот же город [ЬИр://1игктоге.1;о/Замкадье].

Тактика эхо-упоминания также является одной из наиболее частотных: на ее долю приходится 7,7% контекстов в корпусе.

Анекдот служит сигналом иронии говорящего в тех случаях, когда используется как иллюстрация точки зрения (пример [3.56]) или как объяснение сложившейся ситуации (пример [3.57]):

[3.56] (Татьяна Лазарева) Сначала послушаем специалиста, Станислава Белковского. Может, он нам что-то еще разъяснит, может, мы чего-то не поняли. (Станислав Белковский) Сегодняшние дебаты еще раз показывают, что вся современная российская политика исчерпывающе описывается двумя известными старыми анекдотами. Первый анекдот более старый, о том, как Рабинович раздавал листовки у Мавзолея.

Листовки были без текста, и когда удивленные сотрудники КГБ СССР подошли к Рабиновичу и спросили, почему он раздает пустые листовки, Рабинович ответил - а что писать, и так все понятно. А анекдот номер два, более современный, таков: у России четыре беды, две из них все знают, а еще две - это дураки и дороги [www.gazeta.ru/politics/elections2011/debates/ mironov_ vs_udaltsov.shtml]. Я поняла, что меня беспокоило все два отделения. На сцене огромное количество денег, деньги расклеены по залу, деньги висят на люстре, они разложены на полу, зарыты под землю, вплетены в занавес, деньгами обиты ложи, стулья, бортики, банкетки. А чуда не случается. Как в том анекдоте про бракованные игрушки, которые мужик принес сдавать в магазин и поясняет причины: повесил на елку, а радости нет. В номенклатурном варианте: сижу в президиуме, а счастья нет [Н. Осс. «Без претензий на чудо». http://www.gazeta.ru/column/oss/3929950.shtml].

Анекдот позволяет говорящему имплицитно выразить отрицательное отношение к объекту иронии: в примере [3.56] таким объектом является политическая ситуация, в примере [3.57] - постановка балета «Щелкунчик» в Большом театре. В обоих случаях анекдоты описывают ситуацию обобщенно, и читатель / слушатель должен понять установить соответствия между ситуацией в анекдоте и объектом иронии.

Информация о количестве контекстов, в которых реализуются описанные выше риторические тактики, представлена на рис. 11.

Рис. 11.

Частота использования риторических тактик создания иронии


Преобладание тактик, в которых инициатор иронии использует интертекстуальные связи или эхо-упоминания известных высказываний, объясняет популярность теории иронии-как-эха Д. Спербера и Д. Уилсон: действительно, рассмотренные ими случаи - одни из наиболее частотных. 

<< | >>
Источник: Шилихина Ксения Михайловна. ДИСКУРСИВНАЯ ПРАКТИКА ИРОНИИ: КОГНИТИВНЫЙ,СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ. 2014

Еще по теме Риторические тактики создания иронии:

  1. 1.12. Деловая беседа
  2. Деловые беседы и дискуссии
  3. ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ РЕЧИ
  4. Глава 6 Расстроенный врач и больной гений
  5. Введение
  6. Глава 1. История изучения иронии: от античности до СОВРЕМЕННОСТИ
  7. Выводы
  8. Дискурсивная аннотация текстов
  9. 3.5.1. Вербальная стратегия создания иронии
  10. Риторические тактики создания иронии
  11. Выводы
  12. Заключение
  13. Литература
  14. ГЛАВА 25 НАЧАЛО ВОИНЫ В ЕВРОПЕ 1937-1939
  15. 4.4 Метод убеждения
  16. 4.1 Коммуникативные стратегии и тактики: функционально­синергетический аспект
  17. 4.2. Стратегическое планирование функциональной перспективы английского делового дискурса и риторически обоснованная хаотизация прагма-семантической системы