<<
>>

Семантический мир продукта

Нижеследующий разбор был в первую очередь вдохновлен анализом рекламных плакатов. Такой подход может оказаться опасным, поскольку не каждый компонент, представленный в изобразительном или текстовом ряду плаката, может претендовать на статус компонента лексикографического толкования единицы продукт питания.
Поэтому приходится сначала «выбраковать» ненужную, периферийную информацию, а это не всегда легко дается. К примеру, информацию о дальнейшей судьбе упаковки в рекламе пастеризованного молока Банки принимаются магазинами обратно сразу можно исключить, но как быть, скажем, с приготовлением пищи типа 15 минут варки - отличное блюдо (рекламируется свежезамороженный зеленый горошек)? Можно

возразить, что этот тип информации несомненно характеризует лексему блюдо, но не обязательно продукт. С другой стороны, перифраза «съестные припасы», приведенная в MAC, по крайней мере не противоречит его включению в толкование. Существует, однако, и третье решение: способ приготовления трактуется как семантический компонент не родового понятия продукт, а определенных его видов, исключая, например, сырую растительную пищу, хлеб, колбасу и т. п. Но при таком подходе, однако, мы были бы вынуждены перечислить все гипонимы, для которых требуется данная информация, что вряд ли удобно.
Эти соображения уже показывают, что наша задача осложняется двумя основными проблемами: во-первых, следует четко отграничить описание продукта от семантически близких единиц еда, пища и блюдо; во-вторых, надо выяснить, относится ли данный компонент к родовому понятию или только к каким-то видовым обозначениям. Главное затруднение, с которым сталкивается лексикографический разбор такого емкого понятия, как продукт питания, заключается в разграничении словарной и энциклопедической информации. Так, часто мы колеблемся, следует ли данный компонент признать семантическим актантом (в понимании московской семантической школы) или только элементом соответствующего фрейма или скрипта (в русле работ по искусственному интеллекту). В последнем случае он бы с лингвистической точки зрения трактовался как сирконстант и тем самым не вошел бы в словарное толкование. Но, как известно, мы не располагаем оперативным критерием для размежевания актантов и сирконстантов[24]; последней инстанцией остается интуиция автора словарной статьи. Прибавим еще, что в последнее время разные авторы предлагают при определении семантических актантов отказаться от условия обязательности данного участника в толкуемой ситуации. Иначе говоря, наряду с облигаторными появляются (хотя редко) и факультативные актанты. В частности, И. Мельчук допускает в качестве факультативных актантов названия сосудов и вместилищ при слове пить и внутренней причины в случае умирать (например: умирать от рака) [Mel’cuk 2003: 113 etc.][25]. Применительно к нашему предмету это - соблазнительное предложение: можно, к примеру, усмотреть в обсуждавшемся выше компоненте «способ приготовления» факультативную семантическую валентность слова продукт. Такой же статус можно было бы ввиду сказанного в предыдущем разделе приписать и компоненту «после переработки О».
Для подлинно лексикографического анализа окончательное решение этих вопросов, безусловно, имеет ключевое значение, для целей же настоящего исследования, в котором толкование составляет только средство, а не цель анализа, они могут остаться открытыми.
Достаточно подчеркнуть, что нижеследующий перечень семантических валентностей лексемы продукт 3. представляет собой максимальный набор и тем самым пригоден для анализа рекламы, но имеет вполне условный характер, т. е. вряд ли удовлетворяет всем требованиям, лежащим в основе лексикографической деятельности московской школы; на самом деле, он уже по своему хронологическому упорядочению скорее похож на скрипт. Таким образом, в дальнейшем для удобства изложения мы будем пользоваться терминами «семантический актант» и «семантическая валентность», хотя это в некоторых случаях может оказаться не вполне оправданным упрощением (термин же «участник ситуации» неудобен в том отношении, что оставляет вопрос принадлежности к актантам или сирконстантам открытым). Отметим еще, что переменные У и Z «унаследованы» от наших исходных формул.
Таблица 1

Продукт питания Z: семантические валентности

Статус

производится продуцентом М из с ы р ь я N
способом переработки О

факультативно

продается по сети/в пунктах Р под названием Q вупаковке R

факультативно

по ц е н е S
предназначен для приготовления способом Т и для потребителя У

факультативно

Несмотря на предыдущие оговорки, данный набор семантических валентностей нуждается еще в ряде уточнений. Так, некоторые из валентностей при необходимости могут быть расщеплены, например сырье N, поскольку продукт может иметь разный состав (ср.: пельмени, колбаса, йогурт и т. п.). К тому же очень многие продукты содержат дополнительные ингредиенты в виде вкусовых усилителей и консервантов, которые прибавляются в процессе переработки О. Как известно, их состав подлежит юридическому нормированию (это верно отчасти и для советского периода, ср. ГОСТ), но этот тип информации относится уже к энциклопедической зоне словарной статьи. Кроме того, упаковки R могут различаться в зависимости от продукта и иметь несколько слоев: к примеру, кубики растворимого куриного бульона имеют обертки (первый слой) и расфасованы в коробки (второй слой).
С другой стороны, может вызвать сомнение отсутствие среди наших переменных некоторых других важных компонентов, прежде всего вкуса и питательности. В рекламных объявлениях советского периода информация об этих компонентах появляется сплошь да рядом (ср. «обладает нежным вкусом и высокой калорийностью»). Для толкования названий отдельных продуктов подобная информация, возможно, действительно необходима, но в качестве обязательного компонента описания продукта вообще она вряд ли уместна. То же самое верно, кстати, и для пищи, которая «оценивается не с точки зрения вкуса и вида lt;...gt; а ее влияния на организм» [НОСС 1997, вып. 1:96]; зато вкус составляет обязательный элемент толкования еды, яств и снеди. Кроме того, информация о вкусе принципиально отличается от остальных выделенных выше компонентов, поскольку она реализуется как атрибут, а не как актант (ср.: нежный на вкус, со сладким вкусом и т. п.).
Здесь получается любопытный парадокс. С одной стороны, каждая еда обладает определенным вкусом, и отсюда - коммуникативная ненасыщенность сочетаний типа *сыр со вкусом (каким?), *краковская колбаса обладает вкусом (каким?)[26]. С другой стороны, естественный язык не обладает достаточно гибкими средствами для описания любого вкуса. Инвентарь соответствующих характеристик сводится к четырем основным определениям: сладкий, кислый, горький и соленый[27]. Терпкий же относится скорее к чувству осязания («вяжущее ощущение во рту»). С этим же чувством связаны семантически производные определений острый и нежный, восходящие к метафоризации тактильных восприятий (нежный = «мягкий, приятный на ощупь» gt; «мягкий, приятный на вкус»)[28]. Наконец, пресный характеризует отсутствие вкуса («лишенный определенного, характерного вкуса вследствие отсутствия соли»), а пряный затрагивает одновременно чувства обоняния и вкуса («острый и ароматный по вкусу и запаху») и функционирует скорее как собирательное обозначение целого ряда более тонких и только индивидуально определяемых восприятий. Таким образом, не хватает даже обозначений для самых основных блюд: как определить, скажем, вкус сосисок, вареного яйца, риса или картошки? Добавим, что возможность образования дериватов от названий еды тоже весьма редко используется для обозначения вкусовых ощущений. Так, имеется, правда, соленый вкус, но не говорят *мясной вкус или *грибной вкус, кроме как в сочетаниях типа лапша с грибным вкусом, когда речь идет о позднейшем добавлении вкуса к продукту, хотя существуют мясной запах, грибной запах. С другой стороны, нельзя отрицать, что в тех или иных специальных языках «вкусовая» терминология может быть даже строго нормирована (прежде всего это касается терминологии виноделов, т. е. энологии), но рядовому потребителю она не всегда понятна, поэтому такая информация включается в энциклопедическую зону словаря. По всем этим соображениям предлагается отказаться от вкуса как компонента толкования продукт 3.
Отмеченная скудность лексического инвентаря обусловлена иерархией подсистем восприятия, описываемой Ю.Д. Апресяном [Апресян 1995а: 359 и сл.]: вкус гораздо менее дифференцирован, чем зрение и слух. Следует подчеркнуть, что эта недостаточная лексическая дифференциация не объясняется недостаточной остротой самого органа чувства, как это характерно для человеческого (в отличие от собачьего) обоняния. В иерархии восприятий вкус, возможно, занимает более высокую позицию, чем осязание, на что указывают метафоры нежный и острый[29]; кроме того, заметно его сходство с обонянием, с которым он разделяет целый ряд обозначений.
В наш каталог семантических валентностей также не вошла информация о происхождении сырья и способе хранения пищевого продукта. Эти сведения весьма существенны как в торговле (сегодня в Европе, например, все большее распространение находит правовая защита географического региона производства того или другого продукта), так и в рекламе, где они могут появляться то в вербальном, то в изобразительном ряду плакатов, впрочем, для лексикографического описания родового понятия продукт они не имеют значения. То же самое верно для срока годности: эта дополнительная информация необходима в торговле, но не имеет смысла включать ее в словарную статью. И наконец, как в рекламе, так и в торговле может появиться указание на дальнейшую судьбу упаковки. Напомним плакат 1936 г., о котором уже шла речь выше, рекламирующий пастеризованное молоко в бутылках, где сообщается, что «банки принимаются магазинами обратно». Разумеется, и этот тип информации не имеет отношения к лексикографическому описанию.
Сложнее обстоит дело с деталями, связанными со способом приготовления Т. Как известно из работ Р. Барта, оппозиция «жареное / вареное» имеет глубокое культурное значение[30]. Это относится, однако, к определенным видам еды или пищи, а не к продуктам питания, имеющим преимущественно товарный характер. Вообще говоря, «синтаксис», т. е. правила синхронного сочетания и временной последовательности принятия отдельных блюд, безусловно, культурно значим; однако в лингвистическом плане он отражается скорее всего на сочетаемости определенных лексем (ср. такие устойчивые обороты, как щи да каша, выпить-закусить, не говоря уже о тесно связанном с ритуалом приема гостей сочетании хлеб-соль).
Особого внимания требуют приправы, о чем свидетельствует хотя бы разговорная метафорическая фразема С чем это едят? Во многих случаях принята стандартная, культурно обусловленная «сочетаемость» (ср.: пельмени с уксусом и сметаной, крабы с гарниром и т. п.), но она определяет не продукт, а уже целое отдельное блюдо. Подобным образом возникают целые ряды видовых названий (ср.: блинчики с курагой /грибами /икрой и т. п.), но все они обозначают разные виды блюд, а не продукта. Картина меняется лишь тогда, когда весь состав (основная составляющая плюс ее приправы) продается как один отдельный товар; это происходит, в частности, с блинчиками с грибами, с мясом и с творогом; еще в советский период продавались пельмени с мясом. Особое положение занимают продукты-приправы вроде майонеза, горчицы или соевых соусов: поскольку их прямое предназначение определяется именно их «сочетаемостью», этот компонент имеет значение не только в рекламе (ср.: плакат 1938 г. Соус майонез - прекрасная приправа ко всем холодным мясным, рыбным и овощным блюдам), но должен непременно учитываться и в толковании данного вида продуктов.
<< | >>
Источник: Вайс Д.. ЕДА ПО-РУССКИ В ЗЕРКАЛЕ ЯЗЫКА. 2013

Еще по теме Семантический мир продукта:

  1. Импорт сельскохозяйственных продуктов и уровень потребления основных продуктов питания
  2. Мир существует, пока того желает Бог. Мир преходящ, а человек вечен.
  3. Мир Взрослых и Мир Детства: трансформация отношении как фундаментальный вызов современной эпохи
  4. Глава 2 МИР ЧЕЛОВЕКА - МИР ИСТОРИИ
  5. Глава III. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ГРАЖДАН И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ЗАКУПКЕ, ХРАНЕНИЮ И РЕАЛИЗАЦИИ ЗЕРНА И ПРОДУКТОВ ЕГО ПЕРЕРАБОТКИ, А ТАКЖЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ПРОИЗВОДСТВУ ПРОДУКТОВ ПЕРЕРАБОТКИ ЗЕРНА
  6. В. ЯВЛЯЮЩИЙСЯ МИР И В СЕБЕ СУЩИЙ МИР
  7. КОНЦЕПЦИЯ ВЕЩАНИЯ ТЕЛЕРАДИОКОМПАНИИ «МИР БЕЛОГОРЬЯ» И. В. Федорова ТРК «Мир Белогорья»
  8. 6.1. Поведение серы6.1.1. Распределение серы между фазамн. Опыт работы установки РОМЕЛТ показал, что распределение серы между продуктами плавки существенно отличается от традиционной восстановительной плавки в доменной печи: Продукты плавка
  9. Семантические сети для представления знаний
  10. СЕМАНТИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ
  11. МЕТОД СЕМАНТИЧЕСКОГО ДИФФЕРЕНЦИАЛА
  12. СЕМАНТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СИМВОЛА
  13. Семантические приемы
  14. 4.1 СЕМАНТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ДАННЫХ
  15. Семантическая Характеристика перечисления 1.
  16. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ
  17. Ташлыкова М. Б.. Семантические этюды о «синтаксической деривации» : монография, 2013