<<
>>

Ситуация трапезы (кафе, ресторан) и ее жанровая реализация


С приходом рыночных отношений радикально изменилась ситуация с общественным питанием в городе. В советское время в круг объектов общественного питания попадали столовые, кафе, рестораны. Специализированные кафе обозначались обычно по объекту: Пельмени (Пельменная), Сосиски (Сосисочная), Пирожковая,, Кафе-мороженое, Кафе-молочное, Кафетерий и некоторые другие (см.
подробнее выше). Качество советского общепита получало отрицательную оценку в соответствующих номинациях: забегаловка, тошниловка, рыгаловка и некоторые другие. (Заметим, что рестораны и в советское время имели положительные коннотации.) За последние годы практически исчезла как сама реалия, так и номинация столовая. Современный российский социум активно осваивает новые формы общепита, «чужие» национальные кухни (ср. «пищевую моду» на морепродукты, суши, мексиканские, тайские и другие «экзотические» блюда), новые стереотипы пищевого поведения, например стереотип корпоративного питания (обеды в офис, корпоративные вечеринки). Общепит чутко реагирует на происходящие изменения в социальном поведении людей, в частности связанные с возрождением христианских традиций. Во время поста для многих кафе, ресторанов стало уже обычным наличие постного меню. Ср. намеренное идеологически нагруженное «соблюдение постного дня» в советском общепите (четверг - «рыбный день») в нарушение христианских канонов (постные дни - это среда, пятница).
Изменения в структуре общественного питания в наибольшей степени связаны с появлением сетевых кафе быстрого

Сетевые кафе и рестораны - важная часть городского пространства, формирующая стереотипы поведения и влияющая на кулинарный код горожанина


обслуживания. Начало этому процессу было положено пятнадцать лет тому назад приходом в Москву компании «Макдоналдс». Затем появились сетевые кафе «Русское бистро», «Елки-палки», «Шуры-муры», «Печки-лавочки», «Патио-пицца», «Якитория», уличные кафе-палатки «Крошка-картошка» и многие другие. Наряду с появлением этих новых реалий нашей жизни в наш речевой обиход проникают и новые номинации: сетевое кафе (ресторан, магазин), фастфуд. Слово сеть5 в значении ‘совокупность однородных учреждений, организаций’ употреблялось и ранее (см., например, MAC), но производное от него прилагательное сетевой приводится лишь в «Толковом словаре русского языка с включением сведений о происхождении слов» под редакцией Н.Ю. Шведовой [Толковый словарь 2007].
Ситуация «трапезы» в городе, как отмечалось выше, нередко имеет не только утилитарную цель. В современных условиях «еда вне дома», достаточно регулярное посещение кафе, ресторанов - это одна из форм проведения свободного времени, которая характерна для определенного круга горожан, прежде всего молодежи. Приметой современной Москвы, отражающей новые «пищевые привычки», новый стиль городской жизни, стало появление сетевых кофеен.
Надо заметить, что способ времяпрепровождения в кофейнях был распространен среди образованных классов дореволюционной России. Напомним известную книгу Сергея Волконского «Разговоры», в которой автор зафиксировал эпизоды повседневной жизни горожан в 1912 г. Второй эпизод как раз описывает беседу двух приятелей в петербургской кофейне [Волконский 1994: 125-138].
В послереволюционное время с исчезновением самой реалии из повседневного речевого быта уходит и слово кофейня (в словарях оно дается с пометой устар. [см., например, Сл. Уш.у MAC]). В словарях нового времени эта лексема дается уже без такой пометы (ср. в «Толковом словаре русского языка с включением сведений о происхождении слов» [Толковый словарь 2007]: кофейня - ‘маленький ресторан с продажей кофе’).
Советским прообразом современных кофеен можно считать появившиеся в начале 60-х гг. XX в. так называемые молодежные кафе. Они представляли собой не столько объекты общепита, сколько места «культурного проведения досуга молодежи», как писали тогда советские газеты. Молодежные кафе были важным социокультурным явлением, обозначившим новые тенденции в «пищевом поведении» молодежи 1960-х гг. Ср. статью о молодежном кафе в «Энциклопедии банальностей» Н. Лебиной: «В годы хрущевских реформ идея приобрела новый смысл. Русская традиция чаепития в повседневной жизни явно стала уступать новым западным тенденциям потребления кофе. Чашка кофе становилась признаком современной стилистики быта. Не менее знаковыми были сами молодежные кафе. lt;...gt; Меню там было специфическое, подчиненное идее “окультуривания” досуга молодежи. В кафе почти не подавали горячих блюд, которые якобы могли отвлечь от интеллектуального отдыха: только кофе, пирожные, легкие закуски, сухое вино, шампанское, коктейли» [Лебина 2008: 237-238].
Рестораны, кофейни становятся не только местом отдыха, но и местом деловых встреч. Ср. появление новых номинаций, отражающих эти тенденции: корпоративное мероприятие, корпо- ратив {обед, ужин, вечеринка).
Современные кафе и рестораны, выполняя свою основную функцию заведения питания, предлагают деловым людям в обеденное время особую форму быстрого обслуживания, которая обозначается новой номинацией - бизнес-ланч. Это заимствованное словосочетание широко распространилось в повседневной речи и вытеснило номинацию советских времен комплексный обед.
С ситуацией трапезы связаны и объекты досугового назначения - многочисленные клубы разной «стилистической направленности». Характерной особенностью российских клубов является то, что они не всегда четко отделяются от кафе и ресторанов. Существует довольно много «переходных случаев» (кафе-клубы,

Посещение кафе или ресторана - один из распространенных способов свободного времяпрепровождения


рестораны-клубы), где «пищевая составляющая» играет существенную роль. Ср. показательную информацию о гастрономических пристрастиях основателей одного из московских клубов: «Клуб “Ритм amp; блюз кафе” в 1998 году открыли Стас Намин в компании с Андреем Макаревичем и Валерием Меладзе. lt;...gt; Намин иногда заходит на концерты своей группы “Формула-1”. Он вегетарианец, питается исключительно салатами и обожает виски “Чивас Ригл” 18-летней выдержки. На поздний завтрак обычно заглядывает Валерий Меладзе. Перекусывает горячими блинчиками с кленовым сиропом, медом и зеленым чаем. Макаревич обычно заказывает шашлык и стопку водки».
Коммуникативное взаимодействие ПК в ситуации «трапеза в кафе, ресторане» реализуется в следующих ролевых соотношениях: профессиональные роли lt;-gt; временные (ситуативные) роли; временные lt;-> временные.
Исполнители профессиональных ролей - официант, бармен, метрдотель. К числу номинаций данной тематической группы в последние годы добавилось новое заимствование - хост, хостесс (старший официант(ка), распорядитель в зале, т. е. метрдотель).
Исполнители временных ролей - посетители ресторанов, кафе[241].
Соотношение профессиональные-временные роли является обязательным для рассматриваемой ситуации. Ролевое взаимодействие посетитель-посетитель не является обязательным (если посетители не знакомы между собой). В тех случаях, когда оно возникает, тематический репертуар определяется актуальной ситуацией: вопрос к сидящему за столиком о том, свободно ли место и можно ли его занять. Между посетителями возможно также общение фатического характера.
Ситуация трапезы имеет следующий типовой сценарий, включающий ряд последовательных микроситуаций: «размещение» посетителя в зале - выбор заказываемых блюд (с опорой на меню) - обсуждение заказа (если посетитель пришел не один) - заказ - общение во время трапезы - расчет.
Для той или иной микроситуации характерно свое жанровое воплощение.
Посещение кафе обычно начинается с диалога информационного характера между посетителем и «дежурным» на входе. Это может быть охранник, официант, метрдотель. Зачином обычно служат этикетные формулы взаимного приветствия. В ряде случаев можно наблюдать реализацию игровых жанров. Так, «зазывала», стоящий на улице у входа в корчму «Тарас Бульба», одетый в национальный украинский костюм, обращается к прохожим со словами: Заходите/ скидайте трошечки картошечки! А в японском ресторане «Гино-таки» дежурный у входа, а также оказавшиеся в это время поблизости официанты громко приветствуют каждого входящего и уходящего посетителя: Ари- гато годзаемас!
Задача «распорядителя» - «разместить» посетителя, предложив ему занять то или иное место в зале.
Приведем несколько микродиалогов:
(А. заходит в «Кофе-Хауз»)
Б. (официантка) Здравствуйте// Проходите пожалуйста// Вы курите?
А. Здравствуйте//Нет//
Б. Тогда можете в этот зал/ пожалуйста вот за этот столик//
А. Спасибо//;


(А. и Б. заходят в суши-бар)
В. (дежурный на входе) Здравствуйте// Здравствуйте//
Б. Здравствуйте// Вас двое? Да// Можете пройти к барной стойке/ или придется подождать// Б. Мы подождем//;
(А. и Б заходят в кафе)
А. (к дежурному на входе) Здравствуйте/ у нас столик внизу (в нижнем зале) заказан//На восемь часов//
Б. Хорошо/ проходите пожалуйста//.
Взаимодействие между официантом и посетителем носит вербально-акциональный характер. Официант ставит приборы и предлагает меню (ср. также новые заимствованные наименования разных видов меню - карта: чайная карта, винная карта). Приведем пример подобного взаимодействия:
(в японском ресторане официант приносит приборы и теплые влажные салфетки для рук)
Б. Ой/ ручки можно погреть// Так у меня руки замерзли//
О. (пода ет меню) Пожалуста// Вы сразу будете/ да (заказывать)? Посмотрите?
А. Нет/ мы посмотрим// Поизучаем//
О. Хорошо//.
На этапе обсуждения заказа посетитель знакомится с меню и делает свой выбор. В тех случаях, когда посетитель пришел не один, возникает информационный диалог на тему «кто что берет»:
А. А ты что/ кофе/ чай?
Б. Я чай зеленый// Кофе сегодня уже два раза пила//;
А. Я горячее не буду//
Б. Чего так? Ты же голодная останешься//
А. Не/ я только салатик и чай//
Б. Худеешь/да?
А. Не/ просто не хочется//.
Нередко чтение меню становится поводом для обсуждения разнообразных блюд и их ингредиентов:
Обсуждение заказа - одна из актуальных тем в процессе общения посетителей друг с другом
А. (читает вслух меню) Слу-у-шайте! Лисички жаренные в сметане//
Б. (читает вслух) Колбаска/ Дебреценер... новые блюда под пиво... Слушайте/ здесь действительно нужно полчаса/ чтоб всё это прочитать// Я возьму Аджап-сандали/ и люля-кебаб//
А. А что такое Ад... жап-сандали?
Г. Аджап-сандал/ это сотэ из баклажан//
Д. Да/ это очень вкусно//
Б. Да-а? А где это вы нашли? (читает) Люля-кебаб из баранины// Г. (кВ.) А где ты люля-кебаб нашел интересно?
Б. А вот она// Шашлыки написано//
Г. А/ это в шашлыках//
Д. Я вот салат Дачный закажу//
А. А Дачный салат это что такое?
Д. Это свежие огурцы/ редиска/ яйцо/ зеленый лук/ сметана// Это же просто м-м!
Б. А где вот это ты сказала/ ап... чап... чап...
Г. Аджап-сандал? Вот/ там же где салат Дачный//
Б. A-а! Вот это// Я на него посмотрела/ (читает) тушеные баклажаны/ цуккини/ сладкий перец/ томаты/ зелень// Ну/ я бы сказала что это я не так уж и хочу//.
Особо актуальным становится обсуждение заказа, когда посетители «осваивают» чужую, экзотическую еду и пищевую культуру. Нередко в качестве консультанта выступает более осведомленный человек. Для его речевого узуса характерно свободное употребление экзотических названий блюд, которые могут функционировать наряду с их русскими эквивалентами. Более компетентный в чужой кухне человек обычно разъясняет, дает советы. Можно заметить, что более молодое поколение, не обремененное пищевыми стереотипами прежнего времени, обычно легче и быстрее осваивает все кулинарные новшества. В целом молодежь более открыта к восприятию чужих кулинарных традиций. Примечательно, что эта тенденция (во всяком случае, на уровне расхожих представлений) получила отражение в тексте меню ресторана «Дача на Покровке», где блюда распределены по трем разделам: «От бабушки», «От мамы», «От внучки». В первых двух разделах оказываются более традиционные, привычные для нас блюда, а в третий раздел попадают более «экзотические» кушанья. Посетители, знакомясь с меню, активно обсуждают правомерность включения блюда в тот или иной раздел. Ср. фрагмент записи такого шутливого обсуждения:
А. (читает меню) Смотрите/ от мамы// От бабушки/ и от мамы есть// И от внучки// Это прелестно// От бабушки/ семга малосольная/ икра красная// От мамы/ закуска под водочку/и селедка под шубой// А от внучки/ моцарелла с помидорами// {смеются)
Б. А где это?
А. Ну вот смотри (п оказывав т)/ от бабушки/ от мамы/ и от внучки// От внучки/ это будут всякие моцареллы и прочая экзотика//
Б. {читает) От внучки/ Салат греческий// {читая меню, возмущается) Ну это враньё// {читает) От мамы/ Паста с песто из базилика// Да бред конечно// Это от внучки// От правнучки! (см е х) А смотри/ а к внучке тоже/ приписали голубцы// Ну это ж неправда// Это от бабушки// Конечно// Ой/ ну в общем... Никто не отредактировал//
А. Не отредактировали/ абсолютно//.
Ниже приводится фрагмент записи семейного ужина в японском ресторане «Якитория», в котором принимают участие три поколения семьи. Участники беседы: Г. - молодая женщина; Б. - сын Г. 9 лет; В.- дочь Г. 16 лет; А. - мать Г., бабушка Б. и В.
Г. и В. любят японскую кухню, достаточно часто бывают в этом кафе и свободно ориентируются в меню и названиях блюд. А. также уже бывала здесь, но пока нуждается в советах и разъяснениях. «Неосвоенность» бабушкой японской пищевой традиции находит отражение на вербальном уровне. В ее речи встречаются неточные приблизительные номинации, всезначащие слова типа штучка, речевые сигналы неуверенности (Ну/ я не знаю//), она часто обращается с вопросами к Г. Участники разговора имеют перед собой текст меню, которое содержит не только названия блюд, но и их «картинки».
А. Так/ ну что? Мы сначала выбираем чего пить?
Б. Пить? Пить мне «Кока-колу» или «Спрайт»// А Нюся я думаю будет пить «Швепс»// Мы с Нюсей будем пить вино сегодня/ да/ Нюсь? Какое? Давай сливовое попробуем//
А. Давай попробуем сливовое// Или какое? lt;...gt;
Г. (смотрит меню) Здесь есть токо видите/ трех видов// Есть там сто пятьдесят/ сто двадцать пять и сто шестьдесят// Потому что оно все сливовое/ отличается ценой//
А. Ценой? А э...
Г. А в двух плавают сливки// В одном не плавают//
А. А вот оно между собой-то какое? Это разные/ типы?
Г. Ну это просто сливовое вино// Они по-разному называются// lt;...gt; Ну сливовое/ такое/ ну считается как бы/ национальное//
А. Ну хорошо//
Б. (к Г.) Мам/ я буду детский обед//
А. Так/а мы чего?
Г. Чайник/ мы заказываем чаю/
А. Чаю/да/конечно//
Г. Два чайника// (к В.) Мы с тобой все хотели попробовать тогда эту «Лодку» (ассорти суши)/
А. Ассорти/«Лодка»/да?
Г. Ну да/ но там не все входит//
А. Там не все входит//
Г. Лучше так наберем/ каждый чего хочет//
А. Ну/я не знаю//
Г. Чего ты не знаешь? (читает меню) С угрем/ с крабом/ ну это ты пробовала//
А. Я наверно вот одну вот такую штучку/ лосось/ и потом/ вот это/ и-и-и
Г. А роллы себе тоже не хочешь? Ну это правда сытно//
А. Да/суси//
Г. Икру ты хочешь?/
А. Рыбу//
Г. Ну давай возьмем тогда еще с угрем//
А. И с угрем// Вот эти я три штучки хочу//
Г. Так/ три штучки ты выбрала/ а-а роллы?
А. А роллы я не знаю/ я боюсь что много будет очень// Лучше я чего-нибудь съем еще/
Г. Ну три штучки/ шашлычков или чего-нибудь еще//
А. чего-нибудь я лучше попробую того чего не ела//
Г. Давай// Шашлычки/ здесь очень вкусные А. Вкусные/какие?
Г. Лосось// Лососевые очень вкусные//
А. Ну вот// Это возьму// Там штучки тоже/ это палочка/ да?
Г. Штучки/ не штучка/ палочка// Ну там/ две палочки/ это прям//
А. Да/ ну и куда больше? Если три еще (суси)/ ну может одну даже палочку?
Г. Не/ ну можешь взять лосось и что-нибудь еще//
А. (читает меню ) Осьминожки маленькие//
Г. Осьминожки очень плохо жуются//
А. Тогда не хочу//
Г. Вот куриное бедро/ здесь вкусное куриное бедро (шашлычок)//
А. Ну вот/ давай.
В ситуации заказа коммуникативное взаимодействие может сводиться к минимальной вербальной реализации директивного жанра, когда посетитель лишь называет те блюда, которые он хочет получить (типа Мне большой капуччино и минеральную без газа//). Официант может задавать уточняющие вопросы (типа Воду с газом/ без газа?):
(Кафе-мороженое «Баскин 31 Роббинс»)
П. Мне пожалста три шарика мороженого «Зимняя вишня»/ и полейте его сиропом//
О. Сироп вишневый/ клубничный/ или абрикосовый?
П. Вишневый//
О. Еще что-нибудь?
П. Да/ еще/ будьте добры/ большой молочный коктейль//.
При завершении ситуации заказа официант в целях уточнения обычно повторяет полученный заказ (наименования заказанных блюд и напитков, их количество). Ср. микродиалог в сетевом ресторане японской кухни «Удонъясан». Здесь можно заказать так называемый комбинированный обед (ср. советское наименование комплексный обед), или комби:
П. Комби карри удон с зеленым салатом//
О. Комби карри удон с зеленым салатом//
П. И мисо суп дополнительно//
О. Дополнительно мисо-суп // Ваш заказ комби карри удон с зеленым салатом/ и туда же мисо суп// Двести пятьдесят рублей пожалста//.
Обязательной характеристикой жанра заказа является употребление названий заказываемых блюд. В советское время число названий одного типа блюд или напитков было несопоставимо меньшим. Названия имели узуальный, номенклатурный характер. Для речевой практики было характерным употребление общеродовых названий, например:
(В кафетерии гастронома)
Ж.Кофе пожалуйста//
П. (молча подает)
Ж.(пр о тяги в ает деньги П. ) Вот/ возьмите//.
В настоящее время каждое кафе или ресторан может иметь свое меню в разнообразной «речевой упаковке». Диапазон названий разновидностей того или иного блюда или напитка чрезвычайно широк. Ср., например, виды кофе капучино в кофейне «Кофе- Хауз»: Классический Каппучино[242], Каппучино немецкий шоколад, Каппучино Пино Колада, Каппучино Роки Роуд, Каппучино Бансена Сприт, Каппучино Черный лес, Каппучино Малиновый торт.
В меню многих кафе названия блюд сопровождаются пояснениями, нередко включающими рекламный, «расхваливающий» компонент. Ср., например, названия кофе в кафе «Мока-Лока»:
Эспрессо - сама суть кофейного напитка; Макиато - декорирован молочной пенкой; Кон Панна - с шапочкой из сливок; Ристрет- то - маленький и крепкий; Кафенеро - красивый и шоколадный; Сливочная нежность - дамам нравится; Сенегал - кофейно-апель- синово-молочный; Латте-классик - шелковый и эстетичный; Мока- Лока - фирменный шоколадный латте; Американский - легкий и черный; Капуччино классический - нежный и согревающий; Черный лес - шоколадная вишня; Пряная ночь - аромат апельсина и корицы; Пина Колада - тропический вкус; Дольче Карамелла - сладкая конфетка; Шоколадный - с густым шоколадом; Тропические сны - нежный и экзотический; Крим - кремовый восторг; Ice классика - большая порция прохлады; Ice Крим - густой и холодный.
Как отражается такое обилие номинаций одного и того же продукта на лексических характеристиках традиционных стереотипов заказа и какие трансформации претерпевают разные по структуре и стилистической принадлежности названия? Наблюдения показывают, что обычно родовое слово (типа кофе, суши) эллиптируется, «красивые» названия теряют свой стилистический ореол: Будьте добры/ нам Рапсодию и две Шоколадных осени//; Нам один Американо, два Венских и один Сан Хуан//.
Типичной приметой жанра заказа является использование счетных форм типа два кофе, одно пирожное, два чайника. Числительные обычно употребляются и в сочетании с «единицами меры» того или иного продукта, принятыми в разных кафе или ресторанах: мороженое - шарики, сок - стакан, вино - бокал, суши, роллы - штучка, чай - чайник, кофе - чашка[243] и некоторые другие. Объем блюда или напитка отражают следующие номинации: пиво - большое, маленькое, ноль пять (в отличие от магазинных номинаций банка, бутылка).
На месте некоторых узуальных номинаций в последнее время, особенно в речи молодого поколения, употребляются новые: традиционное название - кофе обычный, простой, нормальный / двойной, новое название - сингл / дабл.
Новые номинации отмечаются в речи как посетителей, так и официантов. В счетных формах они обычно склоняются: Мне два дабла//.
Счетные формы употребляются и с образными, экзотическими названиями, которые при этом также склоняются. Ср. реплики посетителей при заказе разных видов кофе: Два Черных леса; Две Дольче Карамеллы, Два Кафенеро; Три Айриша.
Коммуникативное взаимодействие в ситуации заказа может иметь и более «распространенное» жанровое воплощение. Так, между официантом и посетителем возможен диалог информационного характера. Запрос информации осуществляет посетитель, а ответная реплика принадлежит официанту. Основная цель посетителя - получить разъяснение о том или ином блюде (его ингредиентах, вкусовых свойствах и т. п.).
Посетитель может также обратиться к официанту с просьбой посоветовать, какое блюдо ему заказать. Инициатором реализации жанра совета может быть и официант.
В качестве примера приведем еще один фрагмент записи семейного ужина в японском ресторане «Якитория», где реализуется жанр заказа. В тексте представлены стереотипные формулы заказа. Встречаются также специфические для японской кухни названия блюд {суши, роллы). Разновидности этих блюд, в частности виды суши, называются по одному из дифференцирующих ингредиентов, который и служит названием: лосось, омлет, краб, угорь. Наряду с ними функционируют и экзотические названия: тори (куриное филе), унаги (угорь), тобико (икра летучей рыбы) и некоторые другие. Ср.:
(Официантка О. подходит к столику)
Б. Я уже сообразил (что заказать)// Детское меню с креветкой одно/ и-и «Спрайт»// И тренировочные палочки// А мне прибор//
Г. Нам один прибор нужен будет// Все остальные так {палочками)//Потомить/{к А. и В.) Вы/ сливовое вино хотели? Угу//
Г. Вот сливовое вино которое вот/ {п оказывает в меню)//
О. Одно/или два?
Г. Два// Два/да//
Г. А мне пиво которое домашнее//
О. Ноль пять/да?
Г. Нет/ мне маленькое// Так/ с питьем мы все вроде/ чего хотели/ все сказали// Нюсенька/ давай// Салат из водорослей/ (роллы) Филадельфия/ две тори унаги/ один омлет/ э-э один угорь/ и один краб//
Г. Так/ все/ ты не будешь горячее? Пока нет/ да? Шашлычок не хочешь?
Г. Ну она сама знает// Еще может три лосося//
А. (к Г.) Давай закажи//
Г. Тебе/ да? Ну ты давай сама заказывай//
А. Так/лосось/потом...
О. Лосось/один?
А. Да// Икра/
Г. (подсказывает) Тобико//
А. да/ тобико/ потом икра летучей (рыбы)/
Г. (поправляет А.) Это она и есть/тобико//
А. Да/ нет/ я уже сказала/ тобико и тори унаги// И-и этот самый/ шашлычок// Один//
Г. Лососевый//
А. Л... лосось/ да/ и-и/ куриное бедрышко// Два//
Б. A-а/ куриные бедрышки я люблю тоже//
А. Любишь? А вот я еще не пробовала//
Б. Да// Я их обожаю//
А. Давай/обожай дальше//
Г. Мне два лосося/ один тори/ и-и вот роллы «шеф-повар» которые/ с угрем// Тогда с десертом мы-ы/ сообразим чего-нибудь потом//.
Обязательная тема разговоров во время трапезы - обсуждение поданных блюд, особенностей ресторанной кухни, описание собственных ощущений. Тексты подобного рода насыщены различными оценочными суждениями (нравится - не нравится, вкусно - невкусно). Для эмоционального выражения своих сиюминутных гастрономических впечатлений собеседники активно используют жесто-мимические средства и экспрессивные междометия (М-м/, О-о, A-а!). Ср. фрагмент записи разговора трех приятельниц (А., Б., В.) в мексиканском ресторане:
(Официанты приносят заказанные блюда) , Б., В. (на вдохе) А-а! Очень приятно выглядит// Приятно девочки/ но только много// Съешь сколько можешь// Ну это естественно! Но-о... как интере-е-сно! А что у нас? Вот это вот? Это сама булка? Это да//
Б. Буррито и есть//
А. Буррито? А что это здесь... о-о какие-то всякие... м-м// Ой как интересно// А скоко у нас специй!
Б. (пробует) М-м!
В. Ну что?
Б. М-м!
А. Очень приятно действительно/ отлично//
{едят, обмениваясь впечатлениями)
Б. М-м! А это сметанка//
А. Вот эта?
Б. Вот это мне безумно нравится//
А. М-м!
Б. Да-а! О-ой! А рис какой вкусный! Кстати это вкуснее/ чем то что в Америке мы ели//
Б. Да? А ты пробовала в Америке? Тоже ела? Там их {бурр и т о) все едят// Все едят? Ну да/ это ж всё мексиканское/ там же рядом// lt;...gt; Мариш/ я тебе... возьми вот/ курочку тоже попробуй/ как у меня// Ну чуть-чуть совсем// {пауза, едят)
Б. Ну вобще/ вы меня понесете тогда отсюда/ раз так//
В. Не волнуйся/ унесем// Но вкусно же!
Б. О-о!
Естественным образом тема еды, гастрономических привычек и т. п. является преобладающей во время застольных бесед. Например:
Б. Если/ они у них/ в Мексике/ так/ питаются каждый день/
[В. Ну а как же?
[А. Ну я думаю они привыкли//
Б. я не знаю/ что у них за желудки тогда// Нина/ это южные люди... У них какая-то/ нездоровая еда вообще-то// Это/ южные люди// Ты смотри южане как/ они все любят острое// Нет а я очень удивляюсь на итальянцев// И главное что они не жирные//
Б. Ну а мексиканки тоже не толстые!
Кроме того, темой застольной беседы, как и во время домашней трапезы, могут быть те или иные актуальные события. Ср.:
Б. Мы тут обсуждаем/ значит/ хотим масленицу устроить//
В. Ну давайте//
Б. Вот когда/ в субботу или в воскресенье лучше?
В. Мне всё равно//
А. В субботу или в воскресенье?
Б. Вот я хочу в субботу/ чтобы по...
А. Ради бога!
Микроситуация расчета инициируется посетителем в прескриптивном жанре просьбы посчитать (произвести расчет). Сам расчет может осуществляться «безмолвно» (чек кладется в «книжечку», а посетитель, ознакомившись с ним, оставляет в ней же деньги).
Завершает коммуникативное взаимодействие ПК обычно жанр взаимной благодарности. 
<< | >>
Источник: Вайс Д.. ЕДА ПО-РУССКИ В ЗЕРКАЛЕ ЯЗЫКА. 2013

Еще по теме Ситуация трапезы (кафе, ресторан) и ее жанровая реализация:

  1. Как приезжать в ресторан
  2. Если вы приглашаете друзей в ресторан
  3. ДОКЛАД СОТРУДНИКОВ КОМИССИИ ОБ ОСМОТРЕ ВВЕДЕНСКОЙ И ПЯТНИЦКОЙ ЦЕРКВЕЙ, ПОДЗЕМЕЛЬЯ ТРОИЦКОГО СОБОРА И ПОМЕЩЕНИЯ ПОД БАЛКОНОМ ТРАПЕЗЫ
  4. ПУТИ РАЗВИТИЯ МОТИВАЦИИ: ОТ СИТУАЦИИ К ЛИЧНОСТИ ИЛИ ОТ ЛИЧНОСТИ К СИТУАЦИИ?
  5. Глава 2. ЖАНРОВАЯ СТРУКТУРА ФОТОЖУРНАЛИСТИКИ
  6. ПРИРОДА ЖАНРОВОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ТВОРЧЕСТВА
  7. Что значит «смешение жанров»?
  8. Глава 4 Жанровая палитра современной журналистики
  9. Жанровые особенности фотокорреспонденции
  10. 4 . 3. Общая характеристика аналитических жанров журналистики
  11. Жанровые особенности фотомонтажа