ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Уровни научного познания и знания

  Проблема уровней, т. е. подсистем, научного познания и научного знания - одна из главных тем и глобальных проблем философии, философии науки и методологии науки. Традиционно принято выделять два основных уровня: эмпирический и теоретический.
С. А. Лебедев обосновывает «по крайней мере трёхуровневую модель познания и знания» [Лебедев 2010 : 62], т. е. помимо двух названных, в основе которых лежит противопоставление двух видов рационального познания и знания [Смирнов 1964], выделяет ещё третий уровень - метатеоретический.

Если обратим внимание на слова С. А. Лебедева «по крайней мере», то понимаем, что он не исключает возможность выявления и других уровней. Такие попытки со стороны исследователей естественнонаучного и технического знания уже есть: так, В. А. Тихонов и В. А. Ворона предлагают выделять ещё и экспериментально-теоретический уровень [Тихонов, Ворона 2009 : 47], а Ю. М. Хрусталёв - технологический, поскольку «осмысление научных технологий становится особым философским направлением» [Хрусталёв 2009 : 223].

С нашей точки зрения, экспериментально-теоретический - это промежуточный уровень между эмпирическим и теоретическим, а технологический включается как в теоретический, так и эмпирический, поэтому нам более обоснованной и принятой в наши дни представляется трехуровневая модель С. А. Лебедева, поддержанная и другими философами и науковедами. Специфика эмпирического уровня и его формы

На эмпирическом уровне преобладает живое созерцание (чувственное познание), рациональный момент и его формы (суждения, понятия и др.) здесь присутствуют, но имеют подчиненное значение. Поэтому исследуемый объект отражается преимущественно со стороны своих внешних связей и проявлений[37], доступных живому созерцанию и выражающих внутренние отношения. Сбор фактов, их первичное обобщение, описание наблюдаемых и экспериментальных данных, их систематизация, классификация и иная фактофиксирующая деятельность - характерные признаки эмпирического познания.

Эмпирическое, опытное исследование направлено непосредственно (без промежуточных звеньев) на свой объект. Оно осваивает его с помощью таких приемов и средств, как описание, сравнение, измерение, наблюдение, эксперимент, анализ, индукция, а его важнейшим элементом является факт (от лат. factum - сделанное, свершившееся).

Любое научное исследование начинается со сбора, систематизации и обобщения фактов. Понятие факт имеет следующие основные значения: Некоторый фрагмент действительности, объективные события, результаты, относящиеся либо к объективной реальности («факты действительности»), либо к сфере сознания и познания («факты сознания»). 2. Знание о каком-либо событии, явлении, достоверность которого доказана, т. е. синоним истины. Предложение, фиксирующее эмпирическое знание, т. е. полученное в ходе наблюдений и экспериментов [Кохановский и др. 2008 : 171; Канке 2008 : 253; Лебедев 2008 : 560].

Второе и третье из названных значений резюмируются в понятии научный факт. Последний становится таковым тогда, когда он является элементом логической структуры конкретной системы научного знания, включен в эту систему. Данное обстоятельство всегда подчеркивали выдающиеся ученые. «Мы должны признать, - отмечал Н. Бор, - что ни один опытный факт не может быть сформулирован помимо некоторой системы понятий» [Бор 1961 : 114].

Луи де Бройль писал о том, что «результат эксперимента никогда не имеет характера простого факта, который нужно только констатировать. В изложении этого результата всегда содержится некоторая доля истолкования, следовательно, к факту всегда примешаны теоретические представления [Бройль 1962 : 164].

А.              Эйнштейн считал предрассудком убеждение в том, что будто факты сами по себе, без свободного теоретического построения, могут и должны привести к научному познанию. Собрание эмпирических фактов, как бы обширно оно ни было, без «деятельности ума» не может привести к установлению каких- либо законов и уравнений [Эйнштейн 1965].

В понимании природы факта в современной методологии науки выделяются две крайние тенденции: фактуализм и теоретизм. Если первый подчеркивает независимость и автономность фактов по отношению к различным теориям, то второй, напротив, утверждает, что факты полностью зависят от теории и при смене теорий происходит изменение всего фактуального базиса науки. Верное решение проблемы состоит в том, что научный факт, обладая теоретической нагрузкой, относительно независим от теории, поскольку в своей основе он детерминирован материальной действительностью.

В научном познании факты играют двоякую роль: во-первых, совокупность фактов образует эмпирическую основу для выдвижения гипотез и построения теорий; во-вторых, факты имеют решающее значение в подтверждении теорий (если они соответствуют совокупности фактов) или их опровержении (если тут нет соответствия). Расхождение отдельных или нескольких фактов с теорией не означает, что последнюю надо сразу отвергнуть. Только в том случае, когда все попытки устранить противоречие между теорией и фактами оказываются безуспешными, приходят к выводу о ложности теории и отказываются от нее. В любой науке следует исходить из данных нам фактов, которые необходимо признавать, независимо от того, нравятся они нам или нет.

Говоря о важнейшей роли фактов в развитии науки, В. И. Вернадский писал: «Научные факты составляют главное содержание научного знания и научной работы. Они, если правильно установлены, бесспорны и общеобязательны. Наряду с ними могут быть выделены системы определенных научных фактов, основной формой которых являются эмпирические обобщения. Это тот основной фонд науки, научных фактов, их классификации и эмпирических обобщений, который по своей достоверности не может вызывать сомнений и резко отличает науку от философии и религии. Ни философия, ни религия таких фактов и обобщений не создают [Вернадский 1997 : 414]. При этом недопустимо «выхватывать» отдельные факты, а необходило стремиться охватить по возможности все факты (без единого исключения).

Только в том случае, если они будут взяты в целостной системе, в их взаимосвязи, они и станут «упрямой вещью», «воздухом ученого», «хлебом науки» (И. П. Павлов).

Хотя любой факт, будучи детерминирован реальной действительностью, практикой, так или иначе концептуализирован, «пропитан» определенными теоретическими представлениями, однако всегда необходимо различать факты действительности как ее отдельные, специфические проявления, и факты знания как отражение этих проявлений в сознании человека. Не следует «гнаться» за бесконечным числом фактов, а, собрав определенное их количество, необходимо в любом случае включить собранную систему фактов в какую-то концептуальную систему, чтобы придать им смысл и значение. Ученый не вслепую ищет факты, а всегда руководствуется при этом определенными целями, задачами, идеями и т. п.

Таким образом, эмпирический опыт никогда (тем более в современной науке) не бывает «слепым»: он планируется, конструируется теорией, а факты всегда так или иначе теоретически нагружены. Поэтому исходный пункт, начало науки - это, строго говоря, не сами по себе предметы, не голые факты (даже в их совокупности), а теоретические схемы, «концептуальные каркасы действительности». Они состоят из абстрактных объектов («идеальных конструктов) разного рода - постулаты, принципы, определения и т. п.

Как в этой связи отмечал А. Уайтхед, научное познание представляет собой соединение двух слоев. Один слой складывается из непосредственных данных, полученных конкретными наблюдениями. Другой - представлен нашим общим способом постижения мира. Их можно назвать, считает Уайтхед, «Слоем наблюдения и Концептуальным Слоем», причем первый из них всегда интерпретирован с помощью понятий, доставляемых концептуальным слоем [Уайтхед 1990].

Согласно К. Попперу, является абсурдом вера в то, что мы можем начать научное исследование с «чистых наблюдений», не имея «чего-то похожего на теорию». Поэтому некоторая концептуальная точка зрения совершенно необходима.

Наивные же попытки обойтись без нее могут, по его мнению, только привести к самообману и к некритическому использованию какой-то неосознанной точки зрения. Даже тщательная проверка наших идей опытом сама в свою очередь, считает Поппер, вдохновляется идеями: эксперимент представляет собой планируемое действие, каждый шаг которого направляется теорией [Поппер 2002].

Поппер считает, что если в факты не «встроено нечто теоретическое», то такие «факты» не являются ни основой, ни их гарантией. Однако между теорией и фактами, описываемыми данной теорией, всегда надо проводить «реалистическое различие».

Причисляя себя к «реалистам», Поппер отмечает, что ответ на вопрос о том, истинны или нет созданные человеком теории, зависит от реальных фактов, которые, за очень немногими исключениями, явным образом не созданы человеком. Созданные человеком теории могут приходить в столкновение с этими реальными фактами, и тогда в наших поисках истины нам приходится приспосабливать теории к фактам или же отказываться от этих теорий [Поппер 2002 : 309].

Итак, эмпирическое знание является категориальной структуризацией чувственной реальности, представляя её в том или ином аспекте и с различной степенью полноты [Лебедев 2010 : 64].

Завершая характеристику эмпирического уровня познания и знания, подчеркнём, что мы уделили этому уровню такое внимание, особенно философскому осмыслению феномена факт, потому, что лингвистика традиционно считается описательной наукой, хотя это в какой-то мере и спорно по отношению к современной лингвистике. Однако в ней, безусловно, проявляется сложное диалектическое взаимодействие факта и концептуальных идей в формировании теорий. 

<< | >>
Источник: Комарова З. И.. Методология, метод, методика и технология научных исследований в лингвистике: учебное пособие. 2012

Еще по теме Уровни научного познания и знания:

  1. § 1. Философия познания: диалог подходов. Значение эпистемологии для научного познания
  2. § 2. Интерпретация как научный метод и базовая процедура познания
  3. § 2. Ценности в познании как форма проявления социокультурной обусловленности научного познания Категория ценности в философии науки
  4. § 1. Проблема как форма научного познания
  5. § 2. Понятие предпосылочного знания. Основания и предпосылки научного познания
  6. Формы научного познания.
  7. Б. Т. Григорьян На путях философского познания человека
  8. Особенности уровней научного познания
  9. СПЕЦИФИКА, УРОВНИ И МЕТОДЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
  10. ОСОБЕННОСТИ И ВИДЫ ВНЕНАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
  11. НАУЧНАЯ И ВНЕНАУЧНАЯ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ Гончаренко Е. С.
  12. 2. 1. Особенности журналистского познания действительности
  13. ЛОГИКА, МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
  14. 10.3. Эмпирический уровень научного познания
  15. Теоретический уровень научного познания