<<
>>

Глагол как средство предметно-образной конкретизации повествования

Об экспрессивных возможностях русского глагола говорили многие лингвисты и писатели. Еще Н.И. Греч отметил, что глагол «придает речи жизнь», «присутствием своим животворит отдельные слова»1.

Современные исследователи утверждают, что в глаголе, говоря образно, течет самая алая, артериальная кровь русского языка. Глагол во всем богатстве его семантики, со свойственными ему значениями грамматических форм и возможностями синтаксических связей, при многообразии стилистических приемов образного употребления является неисчерпаемым источником экспрессии.

Глагол используется в речи прежде всего для передачи движения, выражающего динамику окружающего мира и духовной жизни человека. Если автор хочет отобразить картины, в которых предметы перестают быть неподвижными, «вдохнуть жизнь» в повествование, он обращается к глаголам.

Важнейшую стилистическую функцию глагола — придавать динамизм описаниям — проиллюстрируем примером из художественной речи:

Сотников сидел на головном в батарее тракторе... <...> Перед самым рассветом Сотников не выдержал и только задремал на сиденье, как громовой взрыв на обочине вырвал его из сна. Комбата обдало землей и горячей волной взрыва, он тут же вскочил: «Комсомолец» сильно осел на правую гусеницу. И тут началось... Танки расстреливали полк на дороге.

...Сначала нельзя было и разглядеть, где те танки: головные в колонне машины горели, уцелевшие бойцы с них бежали назад, дым и покореженные тракторы впереди мешали прицелиться. Но полминуты спустя между вербами он все же увидел первый немецкий танк, который медленно полз за канавой и, свернув орудийный ствол, гахал и гахал выстрелами наискосок по колонне. (В.В. Быков)

Речь, насыщенная глаголами, выразительно рисует стремительно разворачивающиеся события, создает энергию и напряженность повествования.

Мастера художественного слова видят в глаголе и яркое средство образной конкретизации речи.

Для образного повествования характерна постепенность в передаче действий, событий, движения, состояния, «дробность» изображения, и это достигается умелым использованием глаголов. Обратимся опять к прозе В.В. Быкова:

Поняв, что им отведено несколько скупых секунд, Сотников с расчетом кое-как развернул прямо на дороге последнюю уцелевшую гаубицу

и, не укрепляя станин, едва успев содрать чехол со ствола, выстрелил тя- желым снарядом. ...Оттолкнул наводчика (орудие было уже заряжено), дрожащими руками кое-как довернул толстенный гаубичный ствол и наконец поймал это еще тусклое в утренней дымке страшилище на перекрестие панорамы.

Выстрел его грохнул подобно удару грома, гаубица сильно сдала назад, больно ударила панорамой в скулу; внизу, из-под незакрепленных сошников, брызнуло искрами от камней, одна станина глубоко врезалась сошником в бровку канавы, вторая осталась на весу на дороге. Сквозь пыль, поднятую выстрелом, он еще не успел ничего разглядеть, но услышал, как радостно закричал наводчик, и понял, что попал.

Если представить описание этой сцены в устном рассказе, то прежде всего иным окажется изображение действия: можно ожидать более скупого подбора глагольных слов. Очевидец, вспоминая об этих событиях, скорее всего сказал бы: Сотников навел пушку, выстрелил и подбил вражеский танк. Писатель же детализирует описание, используя как средство речевой конкретизации целый ряд глаголов. Именно последовательное изображение действий героев создает эффект достоверности описываемой картины.

В художественной и публицистической речи можно выделить целый ряд семантических групп глаголов, которые регулярно используются как средство образной речевой конкретизации. Эти глаголы лишены внеконтекстуальной стилистической окраски и даются в словарях без помет. Однако они неуместны в научном и официально-деловом стилях, в которых изложение отличается абстрактностью, а выделяемые группы глаголов обозначают, как правило, конкретные, образно детализованные действия: красться, метаться, кувыркаться, полоснуть, зашагать. Таким образом, именно у писателей и журналистов находит применение огромный выразительный потенциал глаголов самой разнообразной семантики.

Показательно, что по отношению к числу глаголов движения, зафиксированных в художественной речи, 67% отмечено только в ней (глаголы детализованной семантики), 27% — одновременно в художественной и газетно-публицистической речи, 15% — в художественной и научной, 9% — в художественной и официально-деловой47.

<< | >>
Источник: Голуб И.Б.. Литературное редактирование: учеб. пособие / И.Б. Голуб. - М.: Логос. - 432 с. — (Новая университетская библиотека).. 2010

Еще по теме Глагол как средство предметно-образной конкретизации повествования:

  1. Имена существительные как средство образной конкретизации
  2. Глава 14 РЕДАКТОРСКАЯ ОЦЕНКА ЛЕКСИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ОБРАЗНОЙ РЕЧИ
  3. Ошибки при употреблении лексических образных средств
  4. Повествование как функционально-смысловой тип речи
  5. ГЛАВА 12, содержащая в себе «Разговор о Камне», то есть повествование некоего профессора о том, как он посетил о. Исидора и что отсюда произошло
  6. Конкретизация в педагогике содержания воспитания всесторонне и гармонично развитой личности
  7. Эпические, сценические и биографические повествования
  8. Глава 5 РЕДАКТОРСКАЯ ОЦЕНКА РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ ПОВЕСТВОВАНИЯ
  9. Способы передачи последовательности событий, действий, явлений в повествовании
  10. § 3. Наглялно-образное мышление
  11. 3. 4 . Образные компоненты журналистского произведения
  12. Как нужно вкладывать средства?
  13. Понятие образности речи
  14. § 6. Аудио- и видеозапись как средство доказывания
  15. Определение объема кратковременной образной памяти
  16. 2. 4. Текст о русах из сочинения Гардизи «Зайн ал-ахбар» («Краса повествований»)