Многообразие синтаксических конструкций в русском языке

Русский язык отличается удивительным разнообразием синтаксических конструкций. Возьмем, к примеру, заголовок газетной статьи «Учитель должен учить!» и попробуем это эмоциональное предложение переделать, используя книжные и разговорные синонимические конструкции.

1.

Обязанность учителя — учить. 2.

Учитель должен быть учителем! 3.

Учителю надо учить. 4.

Ты учитель — и будь учителем. 5.

Ты учитель — ты и учи! 6.

Что же учителю и делать, как не учить! 7.

Кому и учить, как не учителю?!

Все они выражают отношение говорящего к содержанию фразы: степень их интенсивности от первого предложения к последующим нарастает. Примеры 1—3 могут быть употреблены в книжных стилях; во всех следующих предложениях проявляется яркая экспрессия, придающая им подчеркнуто разговорный характер.

В зависимости от жанра, темы, характера материала журналист и редактор всегда могут выбрать нужную синтаксическую конструкцию. И не следует думать, что экспрессивная окраска речи свойственна лишь разговорному синтаксису и возможна только в сниженной речи. Известно немало приемов усиления выразительности той или иной формулировки синтаксическими средствами. Подтвердим эту мысль еще несколькими примерами синтаксической синонимии: Я читаю книгу с удовольствием. — Читаю книгу с удовольствием. — Книга! Ее нельзя читать без удовольствия. — Читая книгу, получаешь удовольствие. — Книга читается с удовольствием. — Книгу читают с удовольствием. — Мне сегодня читается: книга интересная. — Я не могу читать книгу, не получая удовольствия и т.д. Для автора и редактора изучение синтаксической синонимии не менее важно, чем освоение синонимических богатств лексики. Но если в работе над лексикой можно обратиться к синонимическим словарям, то при исправлении синтаксических конструкций приходится ориентироваться лишь на собственное знание грамматики родного языка. Поэтому стилистическая характеристика синтаксической синонимии представляет особый интерес для тех, кто работает над стилем рукописи.

Нередко синонимичны и разные типы односоставных предложений, например определенно-личные — безличные: Дыши последней свободой (А.А. Ахматова). — Надо дышать последней свободой', неопределенно- личные — безличные: Близким говорят правду. — Близким принято говорить правду, обобщенно-личные — безличные: Говори, да не заговаривайся (пословица). — Говорить можно, да не надо заговариваться; номинативные — безличные: Тишина. — Тихо; Озноб, лихорадка. — Знобит, лихорадит; инфинитивные — безличные: Не нагнать тебе бешеной тройки (Н.А. Некрасов). — Невозможно нагнать тебе бешеную тройку.

В неопределенно-личных предложениях подчеркивается действие: Подсудимых куда-то выводили и только что ввели назад (J1.H. Толстой); Сейчас за вами придут (К.М. Симонов). Употребление таких предложений позволяет акцентировать внимание на глаголе-сказуемом, в то время как субъект действия отодвигается на задний план независимо от того, известен он говорящим или нет.

Безличные предложения нередко трансформируются в двусоставные или односоставные неопределенно- или определенно-личные. Ср.: Сегодня тает. — Снег тает; Следы засыпало снегом. — Следы засыпал снег; Метет. — Метет пурга; Хочется есть. — Я хочу есть; Где тебя носило ? — Где ты был ?; Следует уступать место старшим. — Уступайте место старшим; Полагается принимать лекарство. — Принимайте лекарство; Меня там не было. — Я там не был.

При возможности двоякого выражения мысли следует учитывать, что личные конструкции содержат элемент активности, проявления воли действующего лица, уверенности в совершении действия, тогда как безличным оборотам присущ оттенок пассивности, инертности.

Инфинитивные предложения предоставляют значительные возможности для эмоционального и афористического выражения мысли: Чему быть, того не миновать (пословица); Кого любить, кому же верить? (М.Ю. Лермонтов); Так держать! От судьбы не уйти. Они используются в пословицах, в художественной речи; эта конструкция приемлема для лозунгов: Работать без брака! Однако основная сфера их функционирования — разговорная речь: Сказать бы об этом сразу! А не вернуться ли нам? Берега не видать.

Последняя конструкция, распространенная дополнением, имеет просторечную окраску. Экспрес-

сивность препятствует использованию инфинитивных конструкций в книжных стилях.

Номинативные предложения по сути своей как бы созданы для описания: в них заложены большие изобразительные возможности. Называя предметы, расцвечивая их определениями, литераторы рисуют картины природы, обстановку, описывают состояние героя, дают оценку окружающему миру: Открытое пространство большого аэродрома, залитого солнцем. Грандиозная перспектива самолетов, выстроенных к параду. Оживленные группы военных летчиков. Эту картину нужно видеть собственными глазами... (Из газет) Однако подобные описания указывают лишь на бытие и не способны нарисовать развитие действия. Даже если номинативы — отглагольные существительные и с помощью их рисуется живая картина, то и в этом случае они позволяют запечатлеть одно мгновение, один кадр: Бой барабанный, клики, скрежет, гром пушек, топот, ржанье, стон... (А.С. Пушкин); Смятенье! обморок! поспешность! гнев! испуга!.. (А.С. Грибоедов) Линейное описание событий номинативными предложениями невозможно: они фиксируют только настоящее время.

Интересно сравнить разные редакции произведений, свидетельствующие о том, что в процессе работы над стилем писатели порой отказываются от двусоставных предложений, отдавая предпочтение номинативным. Например, А.Т. Твардовский не сразу нашел нужные языковые краски для описания такой драматической картины. Черновой вариант

Кому жизнь, кому смерть, кому слава. На рассвете началась переправа.

Берег тот был, как печка, крутой,

И, угрюмый, зубчатый.

Лес чернел высоко над водой,

Лес чужой, непочатый.

Окончательный вариант

Переправа, переправа...

Берег левый, берег правый,

Снег шершавый, кромка льда... Кому память, кому слава,

Кому темная вода, —

Ни приметы, ни следа... А под нами лежал берег правый, —

Снег укатанный, втоптанный в грязь,

Вровень с кромкою льда.

Переправа

В шесть часов началась.

Как видим, номинативные предложения создают динамизм, выхватывая из развернувшейся панорамы главные штрихи, детали обстановки, способные отразить трагизм событий. Более распространенное описание, построенное из двусоставных предложений, при сопоставлении проигрывает.

Стилистические возможности русского синтаксиса расширяются и благодаря тому, что с полными предложениями могут успешно конкурировать предложения неполные, имеющие яркую экспрессивную окраску. Их стилистическое использование в речи определяет грамматическая природа этих предложений.

Неполные предложения, образующие диалогические единства, создаются непосредственно в процессе живого общения: — Когда ты придешь? — Завтра. — Одна или с Виктором? — Конечно, с Виктором. Из разговорной речи они проникают в художественную и публицистическую как характерная особенность диалога: — Прекрасный вечер, — начал он, — так тепло!Вы давно гуляете? — Нет, недавно (И.С. Тургенев).

Иными мотивами обусловлено предпочтение эллиптическим предложениям (от греч. ellipsis — выпадение, опущение), т.е. таким, в которых опущен какой-либо член предложения, легко восстанавливаемый из контекста. Они выступают как сильное средство эмоциональности речи. Сфера их применения — разговорная речь, они нужны писателям и журналистам для построения диалога, передачи прямой речи. Эллиптические конструкции придают фразе особый динамизм: Я к ней, а он в меня раз из пистолета (А.Н. Островский); К барьеру! (А.П. Чехов); Назад, домой, на родину... (А.Н. Толстой). Как видим, русский синтаксис предоставляет в наше распоряжение самые различные конструкции. Их нужно умело и уместно использовать в речи. И тогда она будет яркой, богатой.

<< | >>
Источник: Голуб И.Б.. Литературное редактирование: учеб. пособие / И.Б. Голуб. - М.: Логос. - 432 с. — (Новая университетская библиотека).. 2010

Еще по теме Многообразие синтаксических конструкций в русском языке:

  1. Передириев Дмитрий Эдуардович. СИНТАКСИЧЕСКИЙ И СЕМАНТИЧЕСКИЙ СТАТУС АБСОЛЮТНОЙ КОНСТРУКЦИИ ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ, 2015
  2. Сложные синтаксические конструкции
  3. XLVIII. Параллельные синтаксические конструкции
  4. XLVIII. ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ СИНТАКСИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ
  5. ДОСТИЖЕНИЕ ЯСНОСТИ СИНТАКСИЧЕСКИХ КОНСТРУКЦИЙ ПРИ ЛИТЕРАТУРНОМ РЕДАКТИРОВАНИИ
  6. Стилистическая оценка параллельных синтаксических конструкций
  7. Логические ошибки в синтаксических конструкциях
  8. РАБОТА РЕДАКТОРА НАД СИНТАКСИСОМ. УСТРАНЕНИЕ НЕДОЧЕТОВ В СИНТАКСИЧЕСКИХ КОНСТРУКЦИЯХ
  9. Использование параллельных синтаксических конструкций при стилистической правке
  10. §64. Способы образования сложных синтаксических конструкций
  11. § 220. Фигуры, построенные на изменениях в расположении частей синтаксических конструкций