<<
>>

Стилистическая оценка деепричастия

Деепричастия несовершенного вида с суффиксами -а, -я (дыша, читая) и совершенного вида типа узнав, прочитав широко используются в книжной речи, в отличие от форм совершенного вида с суффиксами -вши, -ши (узнавши, прочитавши), выделяющихся разговорно-просторечной стили- стической окраской (исключения — глаголы, которые не употребляются без постфикса -ся: улыбнувшись, оглянувшись, — они нейтральны).

Деепричастия, в сравнении с причастиями, обладают большей глагольностью, что обусловлено их семантико-синтаксической связью с глаголом-сказуемым. Обозначая добавочное действие, деепричастия придают речи особую живость, наглядность: — Надоел я вам, — вскочил вдруг Петр Степанович, схватывая свою совсем новую шляпу и как бы уходя, а между тем еще оставаясь и продолжая говорить беспрерывно, хотя и стоя, иногда шагая по комнате и в одушевленных местах разговора ударяя себя шляпой по коленке (Ф.М. Достоевский). Попробуйте в этом предложении заменить деепричастия спрягаемыми формами глагола и вместо динамического описания получите обычное повествование. И напротив, стоит ввести деепричастия в то или иное описание действия — и картина сразу оживится.

Уместно вспомнить эпизод, о котором рассказал Ф.М. Григорович, рисуя литературный портрет Ф.М. Достоевского: «Он (Достоевский), по-видимому, остался доволен моим очерком... ему не понравилось только одно выражение. У меня было написано так: "Когда шарманка перестает играть, чиновник из окна бросает пятак, который падает к ногам шарманщика". "Не то, не то, — раздраженно заговорил вдруг Достоевский, — совсем не то! У тебя выходит слишком сухо: пятак упал к ногам... Надо было сказать: пятак упал на мостовую, звеня и подпрыгивая..." Замечание это — помню очень хорошо — было для меня целым откровением. Да, действительно, звеня и подпрыгивая выходит гораздо живописнее, дорисовывает движение... Этих двух слов было для меня довольно, чтобы понять разницу между сухим выражением и живым художественно-литературным приемом»48.

Изучение рукописей русских писателей показывает, что в процессе авторедактирования они порой вводят в текст деепричастия, выполняющие эстетическую функцию в речи. Например, известные строки М.Ю. Лермонтова из стихотворения «Выхожу один я на дорогу» претерпели такую стилистическую правку (окончательная редакция справа): День и ночь, чтоб голос мне

отрадный Про любовь рассказывал и пел.

И чтоб дуб, зеленый и прохладный, Надо мной склонялся и шумел.

Чтоб всю ночь, весь день мой слух

лелея,

Про любовь мне сладкий голос пел, Надо мной чтоб, вечно зеленея, Темный дуб склонялся и шумел. В первой редакции совсем не было деепричастий, но поэт изменил лексический состав строфы, вычеркнув ряд прилагательных и вставив выразительные глагольные формы.

В.Г. Короленко, редактируя рассказ начинающего автора, заменил глагол деепричастием: Молодой парень подтаскивает их [бревна] к козлам, низко (гнется) сгибаясь под тяжестью лиственниц'. Деепричастие сгибаясь придает описанию особую наглядность. Деепричастия, образно рисующие действие, часто выполняют роль тропов. Как и наречия, они могут указывать на признак действия:

Люблю грозу в начале мая,

Когда весенний, первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Грохочет в небе голубом.

(Ф.И. Тютчев)

Однако экспрессивная функция деепричастий не ограничивается применением их как тропов, потому что эти неспрягаемые формы глаголов, наряду с личными, постоянно используются литераторами как яркое средство образной конкретизации при «глагольном сюжетове- дении». В этом отношении стилистическое использование глаголов и деепричастий одинаково, например:

Ростов сдержал лошадь, отыскивая глазами своего врага, чтоб увидеть, кого он победил. Драгунский французский офицер одною ногою прыгая на земле, а другою зацепился в стремени. Он, испуганно щурясь, как будто ожидая всякую секунду новою удара, сморщившись, с выражением ужаса взглянул снизу вверх на Ростова (JI.H. Толстой).

При трансформации текста, если заменить личные формы глаголов деепричастиями, и наоборот (Ростов, сдерживая лошадь, отыскивал...

Офицер, одною ногою прыгал на земле, другою зацепился в стремени и т.д.), картина детализированного описания действия в основных чертах не изменится. Но эстетическая обусловленность употребления именно деепричастий в каждом конкретном случае заключается в стремлении автора дорисовать главное действие, уточнить его указанием на сопутствующие движения и жесты. Например, в последнем предложении цитированного отрывка главное, к чему приковано внимание, это момент, когда поверженный враг взглянул в лицо своему возможному убийце. Но указание на него было бы не так весомо, если бы писатель не воспроизвел сопутствующих действий, отражающих душевное состояние обреченного: щурясь, сморщившись. Именно такое («дробное») изображение критического эпизода делает читателя живым свидетелем описываемого и вскрывает мотивы поведения Ростова, пощадившего врага: Лицо его, бледное и забрызганное грязью, белокурое, молодое, было не для поля сражения, не вражеское лицо, а самое простое комнатное лицо. Для художника, изображающего действия, конечно, небезразлично, какое из них представить как главное, а какое — как сопутствующее.

<< | >>
Источник: Голуб И.Б.. Литературное редактирование: учеб. пособие / И.Б. Голуб. - М.: Логос. - 432 с. — (Новая университетская библиотека).. 2010

Еще по теме Стилистическая оценка деепричастия:

  1. СЛОВЕНСКИЙ язык
  2. Стилистическая оценка причастия
  3. Стилистическая оценка деепричастия
  4. Стилистическая оценка параллельных синтаксических конструкций
  5. Исправление морфолого-стилистических ошибок при литературном редактировании
  6. Работа редактора над синтаксисом текста
  7. I. Проблема языка в свете типологии культуры. Бобров и Макаров как участники языковой полемики
  8. Комментарий
  9. КУЛЬТУРА РЕЧИ И РЕЧЕВЫЕ ОШИБКИ
  10. Приложение б 3000 НАИБОЛЕЕ УПОТРЕБИТЕЛЬНЫХ СЛОВ И СЛОВОСОЧЕТАНИЙИЗ ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ(англо-русский вариант)
  11. Глава 1 Что такое культура речи
  12. КЛАССИФИКАЦИЯ МОРФЕМ
  13. 1.5.4. Лексический и грамматический материал как основания взаимосвязи сфер общения