<<
>>

Стилистическая оценка параллельных синтаксических конструкций

Проиллюстрируем синтаксический параллелизм простыми примерами. 1.

Редактор прочитал рукопись и написал рабочую рецензию. 2.

Редактор, прочитав рукопись, написал рабочую рецензию.

3.

Редактор, прочитавший рукопись, написал рабочую рецензию. 4.

Редактор закончил чтение рукописи и приступил к написанию рабочей рецензии. 5.

Когда редактор прочитал рукопись, он смог написать рабочую рецензию. 6.

После прочтения рукописи редактор написал рабочую рецензию. 7.

Написание рабочей рецензии редактором стало возможным после прочтения рукописи.

Как видим, эти конструкции отличаются главным образом способами обозначения действия, которые в русском языке различны. Чаще всего действие обозначает спрягаемая форма глагола (пример 1), но то же значение передает и деепричастие (пример 2), причастие (пример 3), отглагольное существительное в составе расщепленного сказуемого (пример 4), инфинитив (как часть составного глагольного сказуемого — пример 5), наконец, отглагольные существительные (примеры 6, 7). Все эти конструкции отличаются оттенками значения и стилистической окраской. Наиболее удобны нейтральные, спрягаемые формы глагола; причастия и деепричастия имеют книжную окраску; отглагольные существительные выделяются канцелярским звучанием, которое еще усиливается пассивной синтаксической конструкцией (пример 7). Наблюдаемое при этом «убывание глагольности» от примера к примеру сказывается на эстетической стороне речи: ее не украшают отглагольные существительные, они придают высказыванию тяжеловесность.

Из этого следует, что автор и редактор должны использовать параллельные синтаксические конструкции, учитывая характер текста, его жанр и общую стилевую установку в определенном произведении. Важно также иметь в виду оттенки значения глагольных слов в том или ином предложении. Так, в примерах 1 и 5 подчеркнуто главное действие (прочитал), сообщение о нем в придаточной части предложения (конструкция 5) способствует актуализации этой глагольной формы, которая при этом обретает большую самостоятельность.

Преобразование конструкции приводит к утрате глагольности, следовательно, в примерах 2, 3, а тем более — в конструкциях 4, 6,

7 действие отодвигается на второй план. Причастие и деепричастие еще более или менее удерживают глагольные признаки (значение вида придает высказыванию большую определенность, значение времени, свойственное только причастиям, также важно для характеристики действия). Но если деепричастный оборот («второе сказуемое») акцентирует внимание на дополнительном действии, то причастный оборот, выступающий как распространенное определение, усиливает, выделяет субъект действия (редактор, прочитавший рукопись, а не кто другой). Инфинитив, не обладающий важными глагольными признаками, только называет действие (смог написать рецензию), но не может дать полное о нем представление. И наконец, отглагольное существительное нейтрализует представление о действии как о динамическом процессе, указывая лишь на сам факт его совершения.

Таким образом, несмотря на богатство и разнообразие синтаксических конструкций в русском языке, их параллелизм — весьма условное понятие. Параллельные синтаксические конструкции должны употребляться с учетом их семантических и стилистических особенностей, ролью в общей структуре текста, и было бы заблуждением считать их равноценными и взаимозаменяемыми. Остановимся более подробно на некоторых параллельных синтаксических конструкциях. Большие возможности для стилистического выбора предоставляет синонимия причастных оборотов и придаточных определительных частей сложноподчиненных предложений: Автор ознакомился с отзывом, написанным рецензентом. — Автор ознакомился с отзывом, который написал рецензент. Преимущество первой конструкции — в ее лаконизме, вторая же акцентирует внимание на действии, указанном в придаточной части сложного предложения; первая тяготеет к книжным стилям, вторая стилистически нейтральна. Из этого, однако, не следует, что для письменной речи всегда предпочтительнее причастный оборот. Он уступает в выразительности придаточной части, если по условиям контекста необходимо подчеркнуть значение действия: Снисхождения заслуживают лишь те люди, которые признают критику и исправляют свои ошибки (ср.: Снисхождения заслуживают лишь люди, признающие критику и исправляющие свои ошибки).

Попутно заметим, что препозитивный причастный оборот в таких случаях наименее выразителен, поскольку он подчеркивает значение субъекта действия, а не само действие (ср.: Снисхождения заслуживают лишь признающие критику и исправляющие свои ошибки люди). Поэтому, заменяя причастным оборотом придаточную определительную часть сложноподчиненного предложения, не следует забывать, что это ведет к ослаблению глагольности и, следовательно, к умалению самостоятельного значения развернутого определения.

Множество параллельных синтаксических конструкций образуют деепричастные обороты и другие члены предложения, а также придаточные части сложноподчиненного предложения. Например: Беседуя с редактором, автор понял... — Во время беседы с редактором автор понял... Вернувшись из командировки, журналист зашел в редакцию — После возвращения из командировки... Нисколько не колеблясь, я принял условия — Без всяких колебаний я принял условия; Он говорил о достоинствах своего произведения, нисколько не смущаясь — Он говорил... и нисколько не смущался. В последнем примере глагол, заменивший деепричастие, подчеркнул значение действия; во всех же других примерах отглагольные существительные уменьшили весомость действия.

Напротив, действие будет акцентировано при замене деепричастного оборота придаточной частью сложноподчиненного предложения: Редактор несколько раз перечитывал абзац, стараясь разобраться в новой терминологии — ...перечитывал абзац, чтобы разобраться... Я понимал, что, ввязавшись в этот спор, должен отстаивать свою точку зрения — Я понимал, что уж если ввязался в этот спор, должен отстаивать свою точку зрения; Редколлегия не рекомендовала статью к печати, получив отрицательный отзыв рецензента — ...не рекомендовала статью к пе- чати, потому что получила отрицательный отзыв рецензента. Все эти конструкции при близости значения имеют свои смысловые оттенки и грамматические особенности; союзы уточняют семантические нюансы. Однако деепричастные обороты формулируют мысль более экономно, хотя их отличает книжная окраска.

В особых случаях деепричастный оборот избавляет от неясности высказывания. Например, нецелесообразно заменять придаточным деепричастный оборот в такой конструкции: Беседуя с журналистом, редактор понял — Когда редактор беседовал с журналистом, он понял (местоимение он воспринимается двояко: Кто понял — редактор или журналист?).

Неотредактированный текст 1.

Главная редакция распорядилась сдать рукопись с первой корректуры. 2.

Высказано пожелание автору доработать рукопись. 3.

Инструкция напоминает о необходимости соблюдать правила техники безопасности. 4.

Специализация многих издательств состоит в выпуске художественной литературы.

Синтаксический параллелизм характеризует и конструкции, образующие пары сложноподчиненных предложений и предложений с инфинитивом или отглагольным существительным. Например:

Отредактированный текст 1.

Главная редакция распорядилась, чтобы рукопись была сдана с первой корректуры. 2.

Высказано пожелание, чтобы автор доработал рукопись. 3.

Инструкция напоминает о том, что необходимо соблюдать правила техники безопасности. 4.

Многие издательства специализируются на том, то выпускают художественную литературу. (Или: Специализация многих издательств состоит в том, что они выпускают художественную литературу).

Инфинитивные конструкции отличаются от синонимических придаточных частей сложноподчиненных предложений большей категоричностью и привлекают лаконизмом. В сложноподчиненных предложениях подчеркнуто действие, а при использовании личной формы глагола актуализации подвергается субъект действия. Поэтому предпочтение той или иной конструкции зависит от условий контекста.

Конструкции с отглагольными существительными имеют книжную, а нередко и канцелярскую окраску, но их преимущество — лаконизм, поэтому они широко используются в научном и официально-деловом стилях. При литературном редактировании текстов, в которых скопление отглагольных существительных создает неудобства, целесообразно соблюдать чувство меры, чередуя употребление синонимических конструкций.

Разнообразие инфинитивных конструкций предоставляет богатый материал для стилистического выбора. При этом важно учитывать семантические и стилистические оттенки синонимических конструкций. Рассмотрим некоторые случаи.

При переносном употреблении инфинитив обычно получает в контексте значение лица и воспринимается как указание на действие, происходящее реально во времени: Дрозд горевать, дрозд тосковать (И.А. Крылов). Синонимическими конструкциями могут быть такие, в которых употреблены глаголы изъявительного наклонения прошедшего времени совершенного вида: дрозд загоревал, дрозд затосковал или глаголы в настоящем времени, выступающем в значении прошедшего: дрозд горюет, дрозд тоскует. Сопоставляя подобные синонимические конструкции, легко заметить, что инфинитив передает действие более интенсивное. А это значит, что при переносном употреблении неопределенная форма глагола становится ярким средством речевой экспрессии. Добавление к инфинитиву частицы ну подчеркнет начало действия и усилит его интенсивность: Отколе ни возьмись, навстречу Моська им. Увидевши Слона, ну на него метаться, и лаять, и визжать, и рваться... (И.А. Крылов)

Сильным источником увеличения действенности речи является переносное употребление инфинитива в значении повелительного и сослагательного наклонения: Молчать! Немедленно ехать! И — Ах, скорее бы, уйти! (А.П. Чехов); Стать бы волшебником! В таких случаях инфинитивная конструкция оказывается незаменимым средством выражения сильного стремления говорящего к совершению какого- то действия. Замена инфинитивных конструкций ведет к потере экспрессивной окраски речи. Сравните: Тебе большим человеком быть!

(М. Горький) Вам не видать таких сражений.

(М.Ю. Лермонтов)

Тебе предначертано быть большим человеком.

Вы не сможете увидать таких сражений. Именно инфинитивная конструкция с отрицанием убедительно выражает полную невозможность действия. Таким образом, отвлеченность инфинитива, отсутствие у него конкретных грамматических категорий создают условия для употребления этого, по выражению

А.М. Пешковского, «голого» носителя «идеи действия», как более выразительного эквивалента разнообразных глагольных форм в экспрессивной речи.

<< | >>
Источник: Голуб И.Б.. Литературное редактирование: учеб. пособие / И.Б. Голуб. - М.: Логос. - 432 с. — (Новая университетская библиотека).. 2010

Еще по теме Стилистическая оценка параллельных синтаксических конструкций:

  1. СКЛОНЕНИЕ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ
  2. 6.1. Модели, алгоритмы и технологии продуктивных политических коммуникаций
  3. Логические ошибки в синтаксических конструкциях
  4. Особенности литературного редактирования художественных произведений
  5. Стилистическая оценка параллельных синтаксических конструкций
  6. Работа редактора над синтаксисом текста
  7. Комментарий
  8. Жанры русского разговора
  9. Арго. Жаргон. Молодежный сленг
  10. ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ РЕЧИ
  11. Изучение личности в современных информационно-коммуникационных системах
  12. ГИМН ТВОРЕНИЙ.
  13. 1.1. Фразовая номинация русского языка в сопоставительно-типологическом аспекте
  14. 1.4. Отражение взаимосвязи социально-культурной и учебной сфер общения в учебниках русского языка для иностранных студентов-нефилологов и в методических трудах