<<
>>

Стилистическое использование местоимений

Обращение к местоимениям в письменной речи ограничено: они редко употребляются в официально-деловом и научном стилях, но в публицистическом и художественном — весьма популярны. И не только потому, что часто служат средством стилизации разговорной речи, которая «местоименна по своей сути»1; не только потому, что позволяют избежать повторения существительных, лишь указывая на них, но еще и по той причине, что некоторые авторы ищут в местоимениях своеобразные источники речевой экспрессии; обращение к ним нередко продиктовано эстетическими мотивами, что вызывает особый стилистический интерес.

Проанализируем выразительные возможности некоторых местоимений. По богатству экспрессивных красок на первом месте среди них стоят личные местоимения. Употребление личных и притяжательных местоимении я, мы, мой, наш приводит к субъективации авторского повествования. Этот стилистический прием широко используют писатели и публицисты. Так, журналист, выступая в очерке от первого лица, создает впечатление достоверности описываемых событий, как бы «приближая» их к читателю: Я вхожу в комнату, где живет режиссер Алексей Герман, и будто попадаю в знакомый по экрану мир. Личные местоимения в прямой речи, которая тоже является сильным источником экспрессии, создают «эффект присутствия» читателя в описываемой ситуации:

Узнаю, что многие вещи германовской квартиры переселялись в павильон и снимались в фильме. Зачем?

— Мне это было очень важно. Висел портрет отца, портрет матери... Соврать под их взглядом было немыслимо.

На читателя воздействует неожиданное введение в текст личных местоимений ты, мы, это создает иллюзию причастности, соучастия:

Германа собирались увольнять со студии. И тут он своими руками изрезал «Лапшина», думал, что спасает. Друзья, увидев новый вариант, пришли в ужас: «Что ты наделал?» Хорошо, что ему удалось восстановить картину. Мы так ликовали! Прыгали от счастья. Фильм ожил.

В этом отрывке «эмоциональные всплески» приходятся на предложения с местоимениями ты, мы. Насколько проиграл бы текст, если бы журналист написал: Друзья пришли в ужас от того, что он наделал; Единомышленники режиссера так ликовали. Таким образом, в сочетании с синтаксическими приемами обращение к личным местоимениям позволяет автору усилить экспрессивную окраску речи.

Если же в речи происходит замена личных местоимений 1-го лица 3-м, создается «эффект отстранения»: описываемое отдаляется, что также может стать стилистическим приемом:

Это был сон о возвращении в детство... Будто я вхожу в наш двор... Здесь сидят все наши ребята... Мне навстречу выходит мальчик, и я знаю, что он — это я. Выходят мать и отец, совсем молодые, смотрят на него и молчат. Я тоже молчу. Не могу же я им сказать, что этот стоящий перед ними человек, который скоро (странно представить!) обгонит в возрасте своего рано умершего отца, тоже — я. (Из газет)

Разнообразные семантические и экспрессивные оттенки, появляющиеся у местоимений в контексте, открывают широкие возможности их стилистического использования. Например, обращение публицистов, писателей к местоимению мы, объединяющему в своем значении автора и его единомышленников, слушателей, читателей, подчеркивает единство взглядов, общность убеждений людей, живущих в одну эпоху, принадлежащих одному поколению:

Рожденные в года глухие Пути не помнят своего.

Мы — дети страшных лет России —

Забыть не в силах ничего.

(А.А. Блок. Скифы)

При этом нередко местоимению мы противопоставляются местоимения вы, они, указывающие на представителей противоположных взглядов, на идейных противников, врагов: Милъоны — вас.

Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы. Попробуйте сразиться с нами! (А.А. Блок). В произведениях о Великой Отечественной войне наши означает «советские войска», «партизаны»: Там был бой, когда наши наступали; Сколько наших тогда полегло в болоте. (Из газет)

Можно указать случаи, когда писатели отказывались от точного наименования предмета и предпочитали местоимение, если в контексте оно получало стилистическую нагрузку. Например, известная фраза из «Медного всадника» сначала звучала у А.С. Пушкина так: На берегу варяжских волн стоял глубокой думы полн Великий Петр. Однако поэт зачеркнул имя собственное. Вместо него было вписано: царь, затем муж, и, наконец, поэт остановился на местоимении, которое в контексте без конкретизирующих существительных звучит более значительно, торжественно: Стоял он, дум великих полн.

Работая над «Станционным смотрителем», А.С. Пушкин несколько раз возвращался к сцене, которая в окончательной редакции выглядит так:

Потом, сунув ему что-то за рукав, он отворил дверь, и смотритель, сам не помня как, очутился на улице. Долго стоял он неподвижно, наконец увидел за обшлагом своего рукава сверток бумаг; он вынул их и развернул несколько пяти- и десятирублевых смятых ассигнаций.

Здесь соотношение «неопределенное — определенное» передается благодаря искусному введению местоимения: дан ряд что-то — сверток бумаг — несколько ассигнаций. Однако такая выразительность речи была достигнута не сразу. В первой редакции было: Потом, взяв несколько ассигнаций, сунул он мне за обшлаг; во второй — Потом, взяв со стола несколько ассигнаций, сунул он мне их за рукав. И только в окончательной редакции изложение объективируется благодаря использованию местоимения. Насколько важно это было для Пушкина, свидетельствует его правка.

В работе редактора над языком произведения местоимениям уделяется немало внимания. Требование точности речи, борьба с многословием обязывают автора (и редактора) вычеркивать в тексте те местоимения, которые не выполняют информативной и экспрессивной функции. А.М. Горький, шлифуя слог одного из молодых литераторов, подчеркивал:«Как-то, что-то, почему-то — эти слова надо употреблять лишь в крайних случаях. Авторы должны знать, как, что и почему...»1

Анализируя авторскую правку известных русских писателей, можно привести убедительные примеры исключения из текста подобных местоимений и замену их точными определениями. Так, у Н.А. Некрасова: Достались вы ему с богатством, с именем, с умом, с такою красотой — последние слова в рукописи зачеркнуты, вместо них вписано: с доверчивой душой. В предложение Какой-то тусклый и сырой пред нею коридор внесено исправление: Пред нею длинный и сырой подземный коридор.

<< | >>
Источник: Голуб И.Б.. Литературное редактирование: учеб. пособие / И.Б. Голуб. - М.: Логос. - 432 с. — (Новая университетская библиотека).. 2010

Еще по теме Стилистическое использование местоимений:

  1. СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ, ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ, ИМЕН ЧИСЛИТЕЛЬНЫХ, МЕСТОИМЕНИЙ
  2. СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ГЛАГОЛЬНЫХ ФОРМ
  3. Стилистическое использование фразеологизмов журналистами
  4. Стилистическое использование грамматических категорий глагола
  5. Стилистическое использование паронимов и созвучных слов
  6. Стилистическое использование антонимов в художественных и публицистических текстах
  7. Использование параллельных синтаксических конструкций при стилистической правке
  8. § 217. Стилистические приемы использования сложного синтаксического целого 1.
  9. Устранение стилистических недочетов и ошибок в предложениях при стилистической правке текста
  10. XI. ПРАВОПИСАНИЕ МЕСТОИМЕНИЙ
  11. XI. Правописание местоимений