<<
>>

Часть 2 СРЕДСТВА РАЗВЛЕЧЕНИЯ И ПРОПАГАНДЫ В 2000 ГОДУ

Видеокассета, видеодиск, видеоигры, видеотелефон, видеоконференция, видеотрансляция, компьютерное моделирование изображений, компьютерная мультипликация, телевидение с высокой разрешающей способностью, видеоклип, музыкальное телевидение, видеопоказы на улицах, объемное телеизображение, фотовидеокамера, телематика, видеотекст, телетекст, кабельные телесети, оптический кабель, спутниковое телевидение, глобальное телевещание, кодированное телевещание для абонентов, телецентры на предприятиях и в учреждениях — одно перечисление современных направлений развития телевидения впечатляет.
Все вышеперечисленные области телевидения, телевизионной индустрии и телевещания существуют, достаточно широко используются, совершенствуются и. дешевеют, что немаловажно. В наших домах более или менее полный набор всего этого великолепия мы увидим пока еще нескоро. Какие новинки ожидают советского телезрителя? Увидим ли мы телепрограммы разных стран и континентов? Когда наши телевизоры смогут принимать программы от космического спутника-ретранслятора и наступит ли вообще эра НТВ — непосредственного телевизионного вещания? На эти темы, волнующие читателей советского еженедельника «Новое время» (11.3.1988), размышляет заместитель председателя Гостелерадио СССР Генрих Юшкявичюс Данное интервью, взятое журналистом Борисом Балкареем лишний раз убеждает, что ставить правильные и сложные вопросы все же легче, чем давать на них исчерпывающие и правдивые разъяснения. « — По мнению западных специалистов, еще до конца нынешнего века телевидение претерпит принципиальные изменения. Получат распространение спутники прямой трансляции, появится новая аппаратура, возрастет число телепрограмм. А как у нас? — Каждый из этих вопросов заслуживает отдельного разговора. Давайте начнем с последнего. Верно, нередко приходится слышать: в западных странах телезрители имеют возможность смотреть десятки программ, почему у нас их так мало? А скольких будет достаточно? Определить оптимальное количество телепрограмм не так-то просто.
Дело не только в технических возможностях. На Западе все решают коммерческие соображения. Вот и получается, что в одно и то же время по одному каналу показывают детектив, по другому — тоже детектив, но более лихой, по третьему — боевик. Будучи в Америке, я включил как-то телевизор и попал на канал, по которому передавали гороскопы, неподвижные картинки, что, по-моему, свидетельствовало о том, что программу нечем было заполнить. Ясно, что координация содержания программ позволяет рациональнее использовать телевизионное время Однако если учесть, что в нашей стране телевизионное вещание ведется на 43 языках в 11 часовых поясах, а к 2000 году вступят в строй еще 67 местных телевизионных студий, то станет понятно, что и у нас сделать это непросто. Давайте говорить откровенно. Если бы сегодня у нас появилась технологическая возможность передавать и принимать, скажем, по 10 каналам, сумели бы мы их заполнить? Телевидение часто упрекают в показе старых фильмов. Но много ли хороших лент делается в кино за год? Помню совещание руководителей «Интервидения» лет 15 назад. Как вдохновенно там говорили: эх, нам бы технические возможности, как бы интенсивно можно было обмениваться программами! И что же? Сегодня имеются несколько спутниковых и наземных телевизионных каналов связи с социалистическими странами. Но разве вы видите заставку «Интервидение» на своем экране чаще, чем 15—20 лет назад? Или возьмите радиовещательные каналы. Мы заставили министерство связи создать стереофонические радиоканалы с Берлином, Варшавой, Прагой, Будапештом. Но и они зачастую «простаивают». Потенциальные возможности международного обмена очень большие. Сегодня несколько раз в день происходит обмен телевизионными новостями. В программе «Время» мы видим практически все, что происходит в мире. Новости приходят как от «Евровидения», так и с американского континента. Другое дело, что не все из них попадают к телезрителю: время, отведенное под показ новостей, не растянешь до бесконечности. Сейчас подумываем о том, чтобы создать специальный канал новостей.
Так что если ратовать за увеличение количества действующих каналов, то не будем забывать о том, что их надо заполнить программами высокого профессионального уровня Например, творческий потенциал западноевропейского ТВ оказался для этого явно недостаточным. В результате — засилье американских программ на экранах европейского телевидения. — А каковы масштабы «телеэкспансии»? — Американская кинотелеиндустрия создала мощный пресс распространения своих программ. Более 90 процентов кинотелепродукции на международном рынке — американская. Тут срабатывает коммерческий механизм. Производство одного часа художественной программы в США стоит около миллиона долларов. Но в то же время США продают программы на международном рынке за 10 тыс. долларов, а то и ниже. Понятно, что коммерческому телевидению выгодно купить программу подешевле, чем тратить большие средства на создание собственной. И вот в программах драматического жанра в Западной Европе телепродукция США составляет 40 процентов, а в Португалии, Голландии — 80 процентов Каждый день 63 часа телепрограмм США передаются в Англии, Франции, ФРГ и Италии. В ФРГ 25 процентов программ — американские. Такое положение, конечно, тревожит политических и общественных деятелей Западной Европы. Бывший французский министр культуры Ж. Ланг откровенно говорил об американском культурном империализме и засилье «кока-коло- вой» культуры. Правда, в некоторых странах пытаются ограничить показ зарубежных программ. Объединенными усилиями Голландии, Португалии, Ирландии, ФРГ и Италии в 1985 г. был создан канал «Европа», но он, недолго просуществовав, обанкротился. — А как работает сегодня советское телевидение? — Наши две общесоюзные программы передаются через 7 спутников связи на всю страну. Все больше городов смотрят передачи из Ленинграда; программами обмениваются также республики-соседи. Проблема в том, что до сих пор существуют так называемые «белые пятна» — территории, где еще принимается изображение невысокого качества. Эти «бесте- левизионные зоны» есть не только в восточной, но и в европейской части страны, где, кстати, из-за большой плотности населения каждое такое «белое пятно» оборачивается «потерей» сотен и сотен тысяч телезрителей.
Чтобы обеспечить всю страну качественным изображением, в конце пятилетки планируется создание новой спутниковой системы — СТВ-12. Она будет «раздавать» общесоюзные, республиканские, краевые и областные программы. В эту систему будут включены и европейские социалистические страны. Каждая получит канал, который позволит иметь дополнительную программу Смогут их принимать в приграничных районах и соседние страны. — Что еще ожидает советских телезрителей в ближайшем будущем? — Когда мы разрабатывали планы развития, то пришли к выводу, что к 1995 г нам нужно иметь в стране пять общесоюзных программ плюс программу телевидения высокой четкости. Одна из пяти — круглосуточная программа новостей. Кроме того, сейчас разрабатывается система «Москва — Глобальная», которая с помощью спутников «Горизонт» предусматривает прием программ отечественного телевидения в советских учреждениях за рубежом практически во всех точках земного шара. — Не разумно ли было бы обсудить количество и содержание будущих программ с самими зрителями? И, кстати, предусмотрено ли появление «детского», «музыкального», «спортивного» и других специализированных каналов? — В концепции, которую мы разрабатываем, подобные идеи не заложены. Но это не означает, что они не могут возникнуть. — А принимают ли сегодня наши программы за рубежом? — Да, такая возможность имеется у многих стран. Например, в США есть специальная организация «Орбита», которая занимается распространением советских телевизионных программ. Их регулярно принимает также американская вещательная корпорация Т. Тэрнера, японская «Асахи» .. Многие зарубежные телевизионные компании просят о разрешении принимать программу «Время», особенно в дни важных политических событий. И мы такие разрешения даем. Правда, кое-кому это не нравится, особенно когда речь заходит о радиовещании. Как известно, передачи «Голоса Америки» и Би-Би-Си сегодня принимаются в нашей стране беспрепятственно. Причем 80 процентов радиостанций «Голоса Америки» расположены не на территории США, а в непосредственной близости к СССР.
Но стоило лишь одной кубинской радиостанции начать ретранслировать передачи Московского радио на южную Флориду на средних волнах, как агентство ЮСИА начало бить тревогу. Хотя возможности приема «Голоса Америки» в Советском Союзе не идут ни в какое сравнение с возможностями приема Московского радио: передачи на США ведутся только на коротких волнах, а лишь 3—4 процента американских приемников имеют коротковолновые диапазоны. — Качеством приема не очень довольны и те, кто живет вне «белых зон». Что обещает телезрителям технический прогресс? — Японская фирма «Сони» лет пять назад создала первые комплекты оборудования телевидения высокой четкости. Была организована его демонстрация в ряде стран, в том числе и в Советском Союзе. Качество телевизионного изображения по новой системе очень высокое и, как мне кажется, лучше изображения в кино. Спешно были приняты меры по разработке подобного оборудования в Западной Европе, и на выставке телевизионного оборудования в Монтре в прошлом году уже демонстрировались первые экспонаты новой западноевропейской техники. Я убежден, что у телевидения высокой четкости большое будущее и в СССР. Представьте себе десятки тысяч электронных кинотеатров, куда можно будет через спутник на большой экран передавать высококачественное изображение. Для нашей страны с ее бескрайними просторами это очень перспективно. — Если я Вас правильно понял, сейчас у нас решается, какой стандарт телевидения высокой четкости принять: японский или западноевропейский, ведь без международной кооперации не обойтись. Какие соображения определят выбор? — Все зависит от того, с кем нам будет удобнее сотрудничать практически. По-моему, в техническом отношении приемлема любая из систем. Однако история взаимоотношений с западными фирмами показывает, что здесь бывает несколько этапов. На первом, в стадии заключения контрактов, все вроде бы идет как по маслу. Затем объявляется эмбарго на какую- то часть технологии, как это не раз делал КОКОМ. Приходится недостающее производить самим.
Потом вдруг говорят: фирма готова продать все. Но нам-то уже не нужно! Откровенно говоря, эмбарго здорово помогло развитию отечественной телевизионной промышленности. Например, сейчас объявлено эмбарго на продажу нам некоторых магнитных лент для цифровой записи. Ну хорошо, через полгода-год у нас будет своя такая лента. Мы не собираемся основывать развитие нашего телевидения на импортном оборудовании. Но если западные фирмы хотят сотрудничать, совместно что-то делать, то мы готовы и не скрываем, что заинтересованы в этом. — Телевидение высокой четкости — это будущее. Что предпринимается для того, чтобы улучшить качество изображения на экранах нынешнего поколения телеприемников? В Западной Европе долгие годы шло соперничество между системами СЕКАМ и ПАЛ. Сейчас появляются новые стандарты передачи со спутников Ц-МАК, Д2-МАК. Будет ли переходить на эту систему советское телевидение? — Видите ли, полный унификации не получилось. ФРГ и Франция приняли одну разновидность этого стандарта, который действительно несколько улучшил качество изображения, Англия и другие страны Европы — другую. Более важный шаг в сторону унификации был сделан два года назад, когда Международный союз электросвязи принял единый мировой стандарт цифрового телевидения. Что же касается Ц-МАК, Д2-МАК, то, по-моему, его принятие обусловлено не столько желанием устранить противоречия между СЕ- КАМ и ПАЛ и облегчить жизнь потребителям, сколько коммерческими соображениями европейской промышленности, возжелавшей выпустить на рынок новую продукцию. Нам же сейчас переходить на Д2-МАК не имеет смысла. Во-первых, нельзя не считаться с нашим 90-миллионным парком телевизоров. Во-вторых, это потребует немалых средств. А ведь через несколько лет предстоят затраты по переходу на телевидение высокой четкости. Учитывая объемы нашей телевизионной системы, подходить к созданию новой инфраструктуры нужно предельно продуманно. Если сейчас совершить ошибку, то ее последствия будут сказываться через 15—20 лет. Однажды это уже случилось, когда создавалась спутниковая система «Экран». Конструкторам дали задание: сделать спутник таким, чтобы он охватывал побольше территории. Сделали. Все были довольны. Но потом выяснилось, что когда спутник транслирует сразу на 8 часовых поясов, то программу разумно составить трудно и передачу «Спокойной ночи, малыши» в западной зоне приема видят в обед, а в восточной — в полночь. — Переход на единый европейский стандарт Д2-МАК в определенной степени обусловлен и большей приспособленностью этой системы для приема передач непосредственного телевизионного вещания. Французский журналист Артур Конт в статье, опубликованной в «Пари-матч», утверждает, что в обозримом будущем космическое пространство превратится в гигантский экран, на котором ежедневно будут соперничать несколько сотен тысяч телепрограмм. Насколько обоснованны эти прогнозы, каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития НТВ? — Мне кажется, сегодня говорить о том, что обязательно появится вот такой «гигантский экран», преждевременно. Я не уверен, что развитие телевидения обязательно должно идти только по пути НТВ. У этой проблемы несколько граней — техническая, юридическая, этическая, нравственная. Есть два вида космических телепередач: со спутников связи и со спутников непосредственного вещания. Первый предполагает передачи сигналов определенным потребителям. Второй — распространение сигналов на определенную территорию. Сегодня спутник непосредственного телевизионного вещания имеется только в Японии. Он используется для передач двух программ в труднодоступные места. В США, где сильно развиты наземные сети, в частности кабельные, используются только спутники связи, распределяющие программы через наземные станции. В Европе 21 ноября прошлого года запущен первый франко-западногерманский спутник прямой трансляции «ТВ- CAT 1». Его постигла неудача: не раскрылась одна из панелей солнечной батареи. Предполагали, что все же два его канала смогут работать. На них сразу нацелились коммерческие телевизионные компании. Но оказалось, что нераскрывшаяся панель блокировала антенны этих каналов. И до сегодняшнего дня спутник не действует. Если не удастся его «оживить», будет потеряно 580 млн марок. Вот почему с появлением новой технологии кабельного телевидения — я имею в виду использование световодов, которые позволяют передавать большое количество программ высокого качества, — у специалистов появились сомнения: так ли уж перспективно непосредственное телевизионное вещание в том виде, в каком оно предполагалось раньше, то есть в качестве глобального телевидения. Сейчас многие проекты на этот счет пересматриваются. Экономические расчеты показывают, что, возможно, выгоднее система «спутник плюс кабельная сеть со световодами». По-моему, научнотехнический прогресс в области телевидения будет развиваться именно в этом направлении. — Однако среди его достижений — и сравнительно недорогие (стоимостью около тысячи долларов) индивидуальные приемные устройства, которые позволяют принимать программы на домашний телевизор прямо со спутников связи. Сегодня ими широко пользуются телезрители Европы и Америки. Появляются они и у жителей западной части нашей страны. — Я не случайно говорил выше о юридических и этических факторах. По правилам Международного союза электросвязи принимать сигнал с такого спутника имеют право только те, у кого есть разрешение передающей стороны. Иначе это все равно, как если бы вы подключились к телефонной линии, по которой разговаривают два абонента, и стали их подслушивать. Существует проблема охраны авторских прав, когда каждая телевизионная компания покупает право пока за какой-либо программы на определенную территорию. Представьте себе такую ситуацию. Наше телевидение заключило договор на трансляцию Олимпийских игр из Калгари. И вот какая-нибудь частная телевизионная компания стала бы перехватывать эту программу и показывать по своему кабельному каналу. Это было бы прямое нарушение авторского права, «телепиратство». И вот такими «пиратами» вольно или невольно оказываются многие «индивидуалы». Не случайно сейчас все чаще применяют шифрование программ, чтобы, не имея дешифратора, нельзя было принять их со спутника. Я считаю, что использование индивидуальных приемных устройств зачастую чревато нарушением авторских прав, несоблюдением правил Международного союза электросвязи. Не уверен, что надо поощрять такое развитие событий. Правильнее было бы сейчас предусмотреть возможные юридические осложнения и пути их решения. Будем откровенны: найдутся телекорпорации, которые не станут возражать, чтобы их программы принимали все желающие. Другой вопрос, каково содержание этих программ. Если проповедуется культ насилия, пропагандируется война, разжигается национальная рознь, то правомерно ли предоставлять авторам таких передач аудиторию? В нашей стране подобная пропаганда вне закона. Так почему же наши дети не должны быть ограждены от нее? Я за увеличение обмена, за развитие международного сотрудничества, за то, чтобы достижения мировой культуры стали доступны как можно большему числу людей. Но культурный обмен, в том числе телевизионный, должен служить высоким общечеловеческим целям. — Оценка истинной значимости произведений — в том числе и теле- — в определенной степени субъективна, не так ли? Долгие годы нас оберегали от «вредных» кинофильмов, книг. Но потом оказалось, что большинство страхов было лишь плодом мышления «какбычегоневышлистов». Не случится ли подобное и с телепрограммами НТВ? Убежден, что сегодня каждый из нас в состоянии различить ценности подлинные и мнимые. Что касается подрастающего поколения, то, может быть, лучше позаботиться о воспитании у него способности отличать зерно от плевел, чем изначально накладывать запреты? — Согласен, культурный уровень подавляющего числа зрителей достаточно высок. Но не будем забывать, что средства массовой информации в немалой степени влияют на него, на воспитание. Ведь если ребенку будут показывать по телевизору сцены насилия, «перешибить» такой урок нелегко даже умелому педагогу. Выход мне видится в том, чтобы формирование международных программ было под контролем широкой общественности. Мы заботимся об охране нашего культурного наследия, например памятников из камня и де- рева. И мы должны защищать от эрозии наши духовные ценности, не позволяя никому навязывать чуждые нам традиции, привычки. Думаю, каждый народ имеет на это право.». Для советских людей телевидение — это окно в мир, часто заменяющее собой путешествия, чтение, кино, театр и другие формы приобщения к богатствам культуры. Телевидение любят все. И все дружно ругают его, немногие — за слишком смелые, по их мнению, новации последних трех лет, большинство — за оставшиеся деформации и родимые пятна застойного периода. Телевидение, безусловно, станет демократичным и искренним. Мы увидим на экране яркие личности, которые будут нашими приятными собеседниками. Только вот когда это будет? Пока по всем каналам одновременно идет программа «Время». Ее дикторы в основном попросту зачитывают все официальные сообщения ТАСС за день, прославляются успехи отдельных бригад, говорится о том, сколько они посеяли, сжали, обработали, выкопали, добыли и т. д. На телевидении нужны не дикторы, а ведущие — очень опытные, талантливые и обаятельные, кумиры публики и ее доверенные лица, нужен зрительный ряд и разнообразная телеинформация, нужен набор программ на все зрительские вкусы. Телезритель в зарубежной Европе имеет возможность смотреть свои общенациональные программы, а также региональные и зарубежные. Француз через спутник получает на дом бесплатно и английские, и итальянские, и западногерманские, и швейцарские телепрограммы. А абоненты кабельного телевидения в западноевропейских странах и в Северной Америке имеют выбор программ, исчисляемый десятками. Недавно принято решение о строительстве в Москве культурно-торговых центров союзных республик. Но почему нельзя увеличить объем телевещания, используя продукцию почти двухсот телецентров СССР с тем, чтобы регулярно показывать в Москве телепрограммы из Киева, Еревана и Казани, в Тбилиси программы из Еревана и Баку, в Томске программы из республик Советской Прибалтики и Ленинграда? О необходимости дополнительной общесоюзной телепрограммы, по которой можно было бы смотреть передачи из союзных республик на их языке с синхронным переводом на русский язык, говорилось с трибуны XIX Всесоюзной партийной конференции КПСС. Почему в столицах восточноевропейских социалистических стран весь день смотрят по отдельному каналу программу из Москвы, а для советских телезрителей мы не можем (или не хотим) организовать регулярные просмотры зарубежных телепередач? А как насчет кабельного телевидения, всеобщей телефонизации, видеомагнитофонов, НТВ и т. д.? Риторические вопросы. Мы настолько привыкли к изоляции от внешнего мира, что уже почти перестали замечать вопиющие наши несоразмерности, наше отставание и наше не всегда правильное объяснение причин имеющихся недостатков. Нехватка жилья, к примеру, проистекает не из-за плохого его распределения, а потому что строим мало. Книжный голод у нас не из-за того, что есть спекулянты книгами или что печатается много малоинтересного и серого, а потому что потребление всевозможных видов бумаги у нас в стране на душу населения такое же, как в Индии — 35 килограммов в 1986 г. Но 40 процентов индусов неграмотны, поэтому выбор книг на прилавках Дели куда богаче, чем в Москве. Единственные в мире мы издаем огромными тиражами и продаем за бесценок уйму толстых литературных журналов (их выписывают в надежде прочитать одну-другую приличную публикацию в квартал, прежде это было за год), множество тонких ежедневных центральных и областных газет (первые и третьи полосы которых оказываются практически идентичными из-за публикаций официальных сообщений и куцых иностранных новостей), одни и те же литературные произведения в один и тот же год на одном и том же языке в разных издательствах (тратя средства на повторный набор, новые корректуры и т.д.). Везде в мире крупные художественные работы издаются не в журналах, а в виде книг пробными, а затем по мере спроса и неограниченными тиражами; публицистика и другие менее объемные жанры публикуются «у них» в иллюстрированных еженедельных журналах. Да вот беда — у нас нет современно оформленных политических еженедельников, нет для них полиграфической базы с цветной печатью, нет жела.ния и средств для подготовки высокопрофессиональных аналитических материалов. Наиболее известные в мире буржуазные газеты и политические еженедельники объемны, содержат бездну информации, способной удовлетворить самые взыскательные запросы. У нас, конечно, своя литературная история, свои традиции журналистики, и мы знаем, что если бы не деятельность плеяды самоотверженных главных редакторов журнала «Новый мир», то перестройка развивалась бы у нас медленнее, чем сегодня — многие яркие произведения просто не увидели бы свет или, будучи изданными мизерным книжным тиражом, ушли бы «на экспорт» и стали библиографической редкостью. Внеэкономический чиновный подход нанес труднопоправимый ущерб всем областям нашей культуры и научной жизни, задержал развитие нашей науки и технологии. Нет у нас налаженного массового производства современных поколений аудиовизуальной техники, а та что выпускается — низкого качества, часто выходит из строя. Нет пока потребности (у наших плановых органов) иметь надежное полиграфическое и копировальное оборудование (ведь его вполне могли бы делать в ГДР, как и сегодня, только в большем количестве). Домашний телефон все еще остается мечтой Для большинства советского населения — мы и здесь находимся на уровне слаборазвитых стран. Во всех программных документах КПСС последних лет и, в частности, в материалах XIX Всесоюзной партконференции лета 1988 г. подчеркивается, что достижение нами паритета с капитали стическим миром в военной сфере должно сопровождаться ликвидацией нашего отставания в экономической области. Советский посол в ФРГ Ю. А. Квицинский отразил эту мысль в своем выступлении на XIX партконференции: «В современном мире положение государства определяется совокупностью факторов, важнейшим из которых является экономическая мощь. Она, кстати, повседневно используется другой стороной для решения внешнеполитических задач. Во всяком случае гораздо чаще, чем военный потенциал. Об это на горьком опыте знают многие страны. Поэтому сокращение нашего военного потенциала должно обязательно сочетаться с адекватным приростом экономических возможностей страны, идти в ногу с ним». Экономическую мощь стоит определять сегодня не столько количественными и даже качественными показателями выпуска тех или иных традиционных видов сырья, продукции и услуг, сколько уровнем, квалификацией рабочей силы, способностью общества решать любые задачи, которые ставятся жесткими условиями мирового экономического соревнования. С этих позиций ясно, что затраты общества на образование, информацию, науку, технологию, культуру, здравоохранение — т. е., фактически, на улучшение образа жизни для всех — являются самыми надежными и прибыльными формами вложения капитала. Эпоха роста военных бюджетов кончилась благодаря огромным историческим успехам советской внешней политики в эпоху перестройки. Все революции начинаются в умах людей — нам, в СССР предстоит пережить еще одну перемену в умах наших плановиков и управленцев, которым сегодня трудно, просто невозможно понять, что ассигнования на детские сады и школы, на пенсии и оплачиваемые отпуска, на гражданские области науки и информационные системы так же важны, как свобода поездок за границу, кооперативы, хозрасчет, демократизация и самоуправление. Законы развития цивилизации таковы, что передовые нации не могут оставаться вне последних достижений технического прогресса; они используют или иноземные или отечественные технологии. Есть еще и третий путь — не отставать и активно конкурировать с иностранцами, участвовать в международном разделении труда даже в тех сферах, которые по укоренившейся у нас традиции было принято считать «остаточными» (кредиты на них выделялись в самую последнюю очередь). Парки аттракционов типа Диснейуорлда во Флориде и электронные игрушки, выставки технических чудес и культурно-информационные центры, современные музеи и театры, куда бы валом валил и стар и млад — вот что должно стать доступным советским людям, разнообразить формы их образования и досуга. И уж при всех случаях широкой общественности полезно располагать максимально полной информацией о технических возможностях и социальных последствиях распространения в мире новой техники средств коммуникации и массовой культуры.
<< | >>
Источник: Вачнадзе Георгий Николаевич.. Всемирное телевидение. Новые средства массовой информации — их аудитория, техника, бизнес, политика. 1989

Еще по теме Часть 2 СРЕДСТВА РАЗВЛЕЧЕНИЯ И ПРОПАГАНДЫ В 2000 ГОДУ:

  1. 8.11. Идеологический и философский анализ процессов функционирования медиа в социуме и медиатекстов на медиаобразовательных занятиях в студенческой аудитории
  2. Массовая культура и российская традиция.
  3. 1.4. Философы истории и прогнозирование. Сбывшиеся прогнозы Шпенглера, Тойнби, Соловьева, Бердяева, Ясперса, Ортеги-и-Гассета
  4. 1.1. Реформирование школы после Октябрьской революции
  5. КОММЕНТАРИИ
  6. Часть 2 СРЕДСТВА РАЗВЛЕЧЕНИЯ И ПРОПАГАНДЫ В 2000 ГОДУ
  7. Под давлением конкурирующей техники.
  8. Видеоигры.
  9. Американская телемонополия.
  10. Глава 23 ГУМАНИТАРНАЯ ГЕОГРАФИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ
  11. ГЛАВА 3. ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННАЯ (СОВЕТСКАЯ)ДОШКОЛЬНАЯ ПЕДАГОГИКА
  12. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  13. §3 Распространение массовой культуры
  14. §2. Социальные функции современного музея