Электроника и информатика — основы индустриального прогресса.

Эту мысль аргументирует в своей книге «Информатизация третьего мира и международное сотрудничество» (Париж, 1984) Доктор юридических наук Конки Бер-Габэль, сотрудник центра исследований проблем международного права Парижского университета.
По его подсчетам, на 1983 г. мировой парк насчитывал 164890 ЭВМ. Из них только 9398 ЭВМ принадлежали развивающимся странам. Отсутствие технической базы лишает эти государства возможности самостоятельно определять пути преодоления экономической отсталости. На второй конференции ООН «Наука и техника на службе развития» (Вена, август 1979 г.) было подчеркнуто: «95% всех научных изысканий в области развития осуществляется в индустриальных государствах, в то время как на развивающиеся страны, где проживает 70% населения планеты, приходится всего лишь примерно 5% этих изысканий». В том же 1983 г. 58% парка ЭВМ развивающегося мира (или 3,3% мирового) было размещено в странах Латинской Америки, 28,5% (1,6%) — в Азии, 8,4% (0,46%) — на Ближнем Востоке, 5,37% (0,33%) — в Африке. Ниже приводятся данные о парке ЭВМ отдельных стран в стоимостном выражении по состоянию на 1 января 1981 г. (в млн долл.): Бразилия — 1569, Мексика — 526, Венесуэла — 289, Аргентина — 194, Филиппины — 185, Индия — 182, Гонконг — 175, Израиль — 173, Сингапур — 142, Чили — 117, Тайвань — 116, Иран — 100, Таиланд — 98, Малайзия — 92, Южная Корея — 92, Пакистан — 86, Индонезия — 82, КНР — 66, Замбия — 51, Нигерия — 50, Алжир — 50, Кения — 27. Эти порядком устаревшие данные отражают исходный уровень развития новейшей коммуникационной технологии в «третьем мире». Нынешние обобщенные показатели намного отличаются от прежних. Приводить их нет смысла, так как они устаревают моментально — в сфере ЭВМ все меняется очень быстро. К примеру, участие сингапурских компаний, производящих компьютеры, в международных выставках в Европе, Австралии и Латинской Америке способствовало резкому увеличению сбыта этой продукции на рынках различных стран мира и открыло новые перспективы для экспорта. Выручка сингапурских компаний от экспорта мини-компьютеров в 1987 г. превысила 100 млн сингапурских долларов, что в 33 раза больше по сравнению с 1985 г. Шесть небольших компаний, общий товарооборот которых составляет 80 млн сингапурских долларов, решили незамедлительно создать консорциум для производства современных ЭВМ. Местный рынок в Малайзии в 1987 г. заполонили мини-компьютеры национального производства. Ежегодный сбыт ЭВМ в стране достигает 192 млн долларов — четвертое место в Азии после Японии, Сингапура и Гонконга. Малайзия является крупным производителем интегральных схем и может выпускать панели основных печатных схем и другую продукцию для микроэлектронной промышленности. Правительство Малайзии основало в 1985 г. Институт микроэлектронных систем для осуществления проектов исследований и разработок в области микроэлектроники и других связанных с ней сферах промышленности. Около 1 млн долларов было получено этим институтом от шведской корпорации «Эриксон» в качестве помощи для программ подготовки кадров и финансирования исследовательских проектов с целью расширения местной телекоммуникационной сети. Быстрыми темпами идет процесс компьютеризации в Турции, который активно распространяется на различные стороны деловой и общественной жизни, сферу образования.
По данным исследования, публикуемого газетой «Миллиет» (9.2.1987) парк ЭВМ в Турции увеличился за год на 24 процента. Общая стоимость компьютерной техники, используемой в стране, достигла 200 млрд турецких лир (около 250 млн долларов). Первое место по числу используемой техники и ее стоимости занимает частный сектор, на долю которого приходится 64 процента ЭВМ. В госсекторе используются в целом более мощные компьютеры, однако их число значительно меньше. В качестве примера распространения компьютерной техники газета приводит Союз кооперативов ремесленников и прикладных художников, объединяющий около 850 частных кооперативов. Все финансовые, статистические и текущие дела союза переведены на компьютерное обеспечение. «Мы намерены распространить компьютерную технику вплоть до деревень», — эти слова из заявления от 8 февраля 1987 г. государственного министра Турции М. Т. Титиза не раз потом цитировала турецкая печать. С 1987 г. компьютеры 12 крупнейших университетов Турции подключены к международной компьютерной системе, охватывающей 16 западноевропейских стран. Каждый университет получает тем самым возможность вести прямой обмен информацией и программами с 1590 компьютерными центрами за рубежом. Созданные в турецких университетах «банки памяти» также объединены между собой в единую информационную систему. В настоящее время в Турции уже сложилось два центра, где сосредоточен основной «парк ЭВМ»: Стамбул — 54 процента и Анкара — 24 процента ЭВМ. Ведущее место среди компаний, поставляющих компьютерную технику в Турцию, занимает американская корпорация ИБМ, на долю которой приходится 37,2 процента всех поставок. Увидев в лице Турции перспективный и быстрорастущий рынок, в борьбу за него включились и японские корпорации. Потребности развивающихся стран в компьютерах служат поводом для активного вмешательства США. Вот характерное сообщение корреспондента американского агентства Ассоши- эйтед Пресс (22.8.1987) из Вашингтона: «Электронная промышленность США оказывает нажим на Таиланд, добиваясь принятия более эффективных мер для предотвращения случаев нарушения авторских прав в отношении программного обеспечения для компьютеров. Таиланд должен последовать примеру всех остальных стран региона — Южной Кореи, Сингапура, Малайзии и Индонезии и обеспечить защиту авторских прав на программное обеспечение», — отметил Оливер Смут, исполняющий обязанности президента Ассоциации изготовителей электрон ного оборудования и конторских машин, в одном из своих заявлений. Шарлотта Легитс, директор этой ассоциации по связям с общественностью, полагает, что из-за подобных актов, имеющих место в Таиланде, американские компании, производящие программное обеспечение, теряют от 4 до 8 млн долларов в год. Из-за дополнительных мер по защите авторских прав, принятых в других странах этого региона, похитители программного обеспечения начинают перебираться в Таиланд, заявила она. Правительство Таиланда намерено предложить дополнение к закону об авторских правах. Представители госдепартамента заявляют, что пока еще неясно, будут ли эти поправки содержать четкую ссылку на программное обеспечение. Юридический совет Таиланда заявил, что на программное обеспечение распространяется теперешний закон об авторских правах, но мнение юридического совета не является обязательным для судов, и факты незаконного использования программного обеспечения продолжают иметь место. Американские промышленники, к которым присоединились издатели и другие деятели, участвующие во Всемирной организации интеллектуальной собственности, обратились к американскому правительству с просьбой отказать Таиланду в праве экспортировать некоторые товары в эту страну беспошлинно в соответствии с обобщенной системой преференций. По словам Легитс, ассоциации доставил удовлетворение прогноз, сделанный министром юстиции США Эдвином Мизом, сообщившим, что Китай примет закон об авторских правах уже через два года, хотя полагали, что это произойдет через пять лет». В цитировавшемся сообщении АП была упомянута сумма ущерба американских компаний — от 4 до 8 млн долларов, цифра ничтожно малая по сравнению с многомиллиардными оборотами транснациональных концернов по электронике, но вполне, как видим, достаточная для активного вмешательства американского правительства в дела молодого суверенного государства. А какие страсти разгораются, когда развивающаяся страна желает приобщиться не к игрушкам типа персонального компьютера, а к новейшей дорогостоящей информационной технологии. 8 конгрессменов и 27 бизнесменов из США прибыли в январе 1987 г. в Индонезию с целью изучить на месте готовность этой страны приобрести крупный американский компьютер для нужд государственного авиастроительного завода в Бандунге. Американская сторона указала, что Индонезия должна получить разрешение на закупку от государственного секретаря и от министра обороны. Как заявили члены американской делегации журналистам, Индонезии в данном случае «не стоит беспокоиться, так как Соединенные Штаты учитывают ее стойкую антикоммунис тическую позицию». Индонезийский министр по вопросам исследований и технологии Б. Ю. Хабиби уже поднимал эту проблему в беседах с Дж. Шульцем и К. Уайнбергом во время своего визита в США в 1986 г., пообещав американцам все необходимые им гарантии, включая гарантию недопущения утечки сведений о компьютере в другие страны. Господствующее положение в мировом производстве ЭВМ занимают несколько транснациональных корпораций. Из 50 крупнейших компаний — производителей ЭВМ 43 находятся в Соединенных Штатах. Американские компании занимают в этом списке шесть первых мест. Компании прочих стран занимают в упомянутом реестре следующие места: две японские — 7е и 13-е, итальянская — 11-е, английская — 14-е, две французские — 12-е и 21-е (данные на 1982 г.). Соединенные Штаты господствуют также на мировом рынке сбыта ЭВМ. ИБМ на какое-то время практически монополизировала торговлю электронно-вычислительной техникой. На ее долю приходилось почти половина оборота всего мирового рынка. ИБМ продавала столько же электронно-вычислительных машин, сколько одиннадцать других основных производителей этой техники, вместе взятые. Эта тенденция еще более усиливалась на рынках развивающихся стран: 90% их парка универсальных ЭВМ составляют машины североамериканского производства (из которых 63,3% приходится на продукцию ИБМ). Транснациональные корпорации, производящие ЭВМ, используют свое монопольное положение на рынках развивающихся стран для извлечения максимальной прибыли, не заботясь о насущных проблемах этих государств. Они всевозможными путями добиваются новых заказов, порой сбывая покупателям не нужную для них технику. Приобретенная развивающимися странами электронно-вычислительная техника используется в большинстве своем малоэффективно. Это вызвано отсутствием целенаправленных программ ее внедрения, острой нехваткой квалифицированных специалистов. Покупатели, как правило, имеют слабое представление о возможностях импортируемых ЭВМ, дальнейших расходах, связанных с ремонтом и эксплуатацией этих машин. Различные службы, имеющие доступ к компьютерам, плохо взаимодействуют друг с другом в целях достижения оптимального эффекта от эксплуатации ЭВМ. Часты случаи неполадок. В одном из проведенных исследований было указано, что в Египте ЭВМ работали в среднем 65% положенного времени, в Кувейте — 63, Саудовской Аравии — 37, в Судане — 27%. В настоящее время во всем мире на повестке дня стоит не просто вопрос о подготовке специалистов по ЭВМ, но и о повсеместном приобщении широких масс к «культуре информатики». Понимание того, что использование ЭВМ стало нормой повседневной жизни, постепенно закрепляется в низшем, среднем и высшем звене управленческого аппарата на производстве, а также во всех эшелонах административной и политической власти. Отмечается рост внимания к проблемам «информатизации» развивающихся стран в ООН. Расширяется деятельность в этой сфере и Международной организации труда. В то же время единственной международной организацией, специализирующейся на проблемах информатики, является Межправительственное бюро по информатике (МБИ). МБИ является преемницей Международного центра расчетов (МЦР), созданного в 1951 г. под эгидой ЮНЕСКО. Корреспондент газеты «Известия» (13.12.1986) взял короткое интервью у генерального директора МБИ профессора Ф. А. Бернаскони: «Но что такое МБИ? Информатика — наука новая, молодая, имеющая тенденцию к перерастанию в важную народнохозяйственную отрасль, играющая значительную роль в ускорении научно-технического прогресса. Ныне в члены МБИ входят более сорока государств Африки, Латинской Америки и Азии, а также Италия и Испания. Из социалистических государств в МБИ пока входит лишь одна Куба. Советский Союз имеет при МБИ своего эксперта. Штаб-квартира и секретариат МБИ находятся в Риме. — Каков круг научно-технических вопросов, решаемых МБИ? Как можно сформулировать политическую направленность бюро? — Мы считаем, что информатика должна стать нормой экономического развития стран, составной частью культурной жизни народов. Она способна осуществлять сбор, анализ и оценку различных научно-технических достижений, способствовать обмену опытом и передаче технологии — тем самым распространять знания, обеспечивать помощь правительствам и международным организациям в развитии национальных и межнациональных информационных структур. По мнению экспертов, МБИ может превратиться в ближайшем будущем в организацию, координирующую, стандартизирующую использование средств информатики не только в развивающихся, но и в развитых странах. Информатика призвана служить интересам прогресса всего мирового сообщества, помогать нациям жить в новом контексте современности с учетом широких возможностей информатики, и поэтому информатика способна активно влиять на образ мышления людей, на формирование общественного мнения в отдельных странах, регионах, на всей планете. Межправительственное бюро считает информатику важным инструментом управления, ставит своей целью и будет проводить политику мира, разрядки и международного сотрудничества. Именно поэтому информатика на период до 2000 года будет включать вопросы политического, экономического и социально-культурного развития общества. На сегодняшний день МБИ — единственная международная организация, занимающаяся всем комплексом этих проблем. Таким образом, политическая ориентация бюро может быть определена как рычаг, способствующий прогрессивному развитию всего мирового сообщества. — Как складываются отношения МБИ с США и Японией? — На мировой арене вне рамок МБИ и социалистического содружества в области информатики на протяжении последних десятилетий властвуют Соединенные Штаты и Япония. На их долю приходится 96 процентов общего объема инвестиций, направленных на развитие информатики. США и Япония пытаются держать в узде все крупные научные открытия в области информатики, накладывать эмбарго на развитие международного научно-технического обмена, МБИ, напротив, выступает за то, чтобы не было никаких ограничений на распространение научно-технических мыслей, знаний и открытий. МБИ не ставит никаких эмбарго на распространение, обеспечение информацией о технологических процессах, имеющихся в распоряжении бюро и предназначенных для всех членов МБИ. — Каковы планы МБИ до 2000 года? — Довести количество государств — членов примерно до 90, что в конечном итоге даст основание для превращения бюро в специализированное учреждение ООН. Мы готовы и заинтересованы в сотрудничестве с Советским Союзом, другими странами социализма. Думается, что это сотрудничество принесет взаимные выгоды, будет способствовать пропаганде интеллектуальных возможностей, достижений в информатике, электронике, в различных областях экономической жизни мирового сообщества». В 1975—1977 гг. состоялась серия региональных консультативных совещаний по проблемам информатики в Багдаде, Рио- де-Жанейро, Мехико, Киншасе, Бизерте, Мадриде, Маниле и Дели. В 1978 г. в Торремолиносе (Испания) была созвана первая межправительственная конференция по стратегии и политике в области информатики, в которой принимали участие 78 стран — членов ЮНЕСКО и МБИ, а также представители от семи организаций ООН, шести межправительственных организаций (ЕЭС, ОЭСР’ и др.) и четырех неправительственных международных организаций. На конференции были приняты резолюции и 44 рекомендации, фактически представляющие собой «программу Действий, адресованную государствам и международным организациям в целях использования информатики на службе развития». 1 ОЭСР — Организация экономического сотрудничества и развития.— Прим. авт. В июне 1981 г. в Мехико было проведено подготовительное совещание для II Межправительственной конференции по стратегии и политике в области информатики. На нем была принята Декларация об информатике и мире. Декларация, в частности, призывала к «гуманному и децентрализованному» использованию информатики, поскольку она является «инструментом власти» Подготовительное совещание разработало «специальную программу информатики для развития», которую затем приняла II конференция. Программа была рассчитана на пять лет и предусматривала реализацию в развивающихся странах проектов, общей стоимостью в 1 млрд долл. Проекты охватывают три основные сферы: 1) создание инфраструктуры информатики, которая должна способствовать усилиям этих стран в целях развития; 2) подготовка квалифицированных специалистов; 3) помощь в практическом использовании результатов от внедрения информатики. Кроме того, проекты призваны защитить исторические и культурные ценности развивающихся стран, а также помочь им «совладать» с их собственным технологическим развитием и воздействием революции в области информатики. Информатика, с одной стороны, становится ключом к преодолению экономической отсталости развивающихся стран, с другой — в этой сфере наиболее четко виден диктат транснациональных корпораций, прежде всего американских. Развивающиеся страны, как показывает жизнь, наполняют политическим звучанием свои требования, относящиеся к этой сфере. «Босоногие микропроцессоры. Внедрение информатики в действительность стран третьего мира» — так была объявлена тема коллоквиума в начале 1983 г. в честь десятилетия основания журнала «Форум развития» — одного из печатных органов ООН. Дискуссия выявила, что внедрение новейшей технологии передачи, обработки и хранения информации само по себе не решает социальных проблем населения, как не решили их телевидение, радио, телефон. Вспомнили о невысокой эффективности эксперимента с образовательным телевидением в индийских деревнях, внедренным через посредство спутников непосредственного телевизионного вещания. Оказалось, что полученная информация имеет мало практической значимости — объем ее не может изменить главного, т. е. изживших себя структур земельных, экономических отношений, от которых зависит улучшение положения крестьян. К примеру, что может выйти из проекта французского Всемирного центра информатики организовать распространение медицинской информации в Пакистане и в Чаде. В этих странах врачей ничтожное количество, но компьютером в деревне врача не заменить. Сбыт в развивающиеся страны западной компьютерной техники лишь увеличивает финансовую, экономическую и технологическую неоколониальную зависимость этих стран. Слабая грамотность населения — обычная, не говоря уже о компьютерной, — нехватка инженеров и квалифицированных рабочих создает у деятелей «третьего мира» искушение приобретать дешевеющую электронику. Транснациональные монополии действительно снижают цены на основные средства информатики с целью увеличить сбыт и завоевать новые рынки. Массовое производство микропроцессоров, естественно, снижает их себестоимость. Но расходы на научные исследования и освоение производства новейшей электронной техники, а также создание для нее все новых программ и, наконец, просто ее техническое обслуживание превышает материальные и финансовые возможности большинства развивающихся стран. Информатика не приживается и вложенные в ее развитие деньги оказываются пущенными на ветер. Всевозможного рода неправительственные и частные западные фонды, международные организации под империалистическим контролем делают подчас усилия по широкому и действенному приобщению той или иной развивающейся страны к достижениям компьютерного века. Но их усилия носят отнюдь не нейтральный политический характер. Подобное содействие развитию оказывается на деле подготовкой инфраструктуры (телекоммуникации, связь, ЭВМ, транспорт, дороги, кадры и т. д.) для последующего успешного вторжения в эту страну транснациональных корпораций. Особенность нынешних новых информационных систем состоит в том, что их распространение (сбыт) почти одновременно во всех странах мира стало обычным делом. Уже говорилось выше: логика империалистической системы монопольного производства новейших товаров и услуг диктует необходимость их проникновения на все континенты. Вторжение Запада в информационную инфраструктуру развивающейся страны чревато для последней серьезными экономическими последствиями. Покупатель микро-, обычного или суперкомпьютера одновременно заказывает поставщику конкретные программы, в зависимости от того, где будет применен компьютер. Заложить в ЭВМ обширные знания — это тяжелый, трудоемкий процесс, поглощающий уйму времени и денег, требующий профессионализма самого высокого класса. Одна — единственная программа может насчитывать 50 тыс. строк, а то и больше, и на ее составление могут потребоваться годы. Программирование стало отраслью экономики, еще менее доступной для развивающихся стран, чем просто использование компьютерных услуг. Программирование на ЭВМ, в силу особой ответственности этого Рода деятельности, стало массовой и весьма престижной профессией со своим кодексом этики, как у военных, врачей, педагогов. Проблема надежности программ — не только в техническом, но и в экономико-политическом смысле — приобрела сейчас принципиальное значение. В недавние годы работа компьютеров усиленно контролировалась людьми: операторы, инженеры, программисты, анализируя поведение машины, выступали постоянными посредниками между ней и внешним миром. Сего дня ЭВМ почти без посредничества человека по заданной программе управляет объектами хозяйства и техники, технологическими процессами, выступает в качестве научного эксперта, советчика, информатора, почтальона, банкира и представителя сотни других, таких же ответственных профессий. Программист, принимающий на себя ответственность за поведение машины, может сразу или постепенно, умышленно или случайно нанести огромный и невосполнимый ущерб. Сети ЭВМ, информационные системы, банки данных, системы управления, средства массовой информации, миллионы персональных компьютеров — все это в совокупности образует своего рода нервную систему общества, содержит в себе огромную информацию о нем. И безусловно, контроль над этой системой жизнедеятельности суверенной страны должен находиться в чистых руках. Возрастающая зависимость общества от электронной вычислительной техники создает много новых проблем. Компьютеры для развивающихся стран можно приобрести у ИБМ, программы для них лучше не покупать в США, а делать самим, но для этого нет кадров. Такова вкратце суть одной из проблем, которую решают просто: покупают у той же американской ИБМ ее программы, оплачивают приезд специалистов транснациональной компании, которые умудряются впоследствии контролировать всю информацию «своего» компьютера. Можно ли противостоять натиску гигантов из США, Японии и горстки их западноевропейских конкурентов? Купить, скажем, лицензии на производство тех или иных компьютерных систем, узлов, компонентов или программ? Можно приобрести такие лицензии, но на обычные, а не новейшие технологии и товары информатики, и без права экспортировать произведенную продукцию. Не всякая страна может позволить себе такую роскошь — ведь выпуск малых серий продукции будет обходиться всегда дороже того, что могут предложить транснациональные концерны. Все это серьезные препятствия. Даже Япония, испытывая технологические затруднения с производством сложных программ, вынуждена закупать лицензии на них в США, в большинстве случаев без права экспорта. Выпускать программы для применения их в стратегических областях экономики, промышленности, коммуникации и военного дела сложно. Японцам легче копировать у американцев что-то из новейшей бытовой электроники, потребительской радио-, телетехники или информатики и завалить мировой рынок дешевой продукцией. Время реализации технической идеи (чужой или своей, украденной или купленной официально) в продукт уже массовой серии сокращен в японском бизнесе до минимума. Меньше, чем у кого-либо в капиталистическом мире. Но этого недостаточно. Нужно иметь собственный весомый научный потенциал. Здесь японцы уступают многим. Французы, к примеру, успешно освоили повсеместный экспорт компьютерных программ для любого вида дея тельности. Здесь и игровые, образовательные, бухгалтерские, управленческие, полиграфические программы — их бессчетное множество, в сотни раз больше, чем человеческих профессий. Стоимость программирования растет, цена компьютеров падает. Последние производятся на роботизированных автоматических линиях, все более крупными сериями, по все более дешевой технологии. Программы, наоборот, создаются вручную сверхкомпетентной и потому очень дорогой и дефицитной рабочей силой. Компьютер без программы — ничто. По этим причинам программы дорожают, безмерно увеличивая объем затрат на информатику. По старому известному принципу «философии Кодак»: всемирно известная фирма продавала фото- и киноаппараты по низкой цене, дарила их направо и налево с целью увеличить сбыт пленки и других сопутствующих материалов. Купив микроЭВМ ценой от 100 до 500 долларов, владелец ее вынужден приобрести всяких аксессуаров к ней на сумму в 15 раз большую. Это соотношение еще более возрастает в случае с крупной ЭВМ. Самое хлопотное — это обзавестись эффективными программами. В зависимости от их сложности их можно купить в магазине, заказать или составить самим. Информация становится новым ресурсом, таким же важным как продовольствие или энергия. Специалисты в США и в Японии, в западноевропейских странах НАТО — это главным образом деятели армии и спецслужб — разрабатывают одновременно две области информатики: совершенствуют сами компьютеры и их программы. Пятое поколение компьютеров и программ к ним будет отличаться от нынешних, как конная повозка от «Жигулей». Будущие компьютеры будут уже вбирать в себя не данные, а знания, будут не считать, а рассуждать. И пользоваться ими будет очень легко. Большая часть мощности вычислительных машин пятого поколения уйдет на то, чтобы обеспечить потребителю легкость контакта с машиной, без предварительной подготовки, без посредничества инженеров, операторов и программистов. Это примерно то же самое как построить автомобиль, который будет гарантировать безопасную езду водителю, не имеющему ни прав, ни самых элементарных навыков вождения. Прогресс компьютерной техники упростит ее управление и одновременно значительно сократит круг потребителей, способных самостоятельно обслуживать новые машины. Зависимость покупателя от изготовителя будет постоянной; в особенности это будет касаться развивающихся стран. На Западе первыми это поняли японцы и американцы. Сегодня, как никогда, система образования является самой выгодной и перспективной формой вложения средств. Развивающиеся страны получают наибольший эффект, когда делают ассигнования на ликвидацию неграмотности, подготовку специалистов, чем когда закупают малоподходящее импортное оборудование — энергоемкое, трудосберегающее, не переносящее влажности и жары, требующее постоянного высококвалифицированного ухода и все новых дополнительных расходов Выгоднее начать учить младших школьников на карманных электрокалькуляторах, готовить из них инженеров, не жалея на это средств и оборудования, а затем уже широко импортировать или производить средства информатики, наиболее подходящие для местных нужд. Такой путь продолжителен во времени, сложен, но он наиболее разумен. Японцы в свое время, после войны, сделали огромные капиталовложения в систему образования. Сегодня у них заканчивает среднюю школу 90 процентов детей, из которых 40 процентов идет в университеты. Качество обучения в японских школах и университетах ощутимо выше, чем в массе учебных заведений стран Запада. Япония готовит больше инженеров-электриков и электронщиков, чем Соединенные Штаты. В 1986 г японцам понадобились услуги 750 тыс. программистов, т е. в восемь раз больше, чем в 1983г. Подготовка каждого из них на университетском уровне обходится немалые деньги У американцев, в знаменитом Массачусетском технологическом институте, с каждого из 9400 студентов берут по 10 тыс. долларов в год за обучение Это не считая 5 тыс. долларов расходов на общежитие, питание, учебники, одежду и пр. Студенту МИТ учеба обходится в год не менее 14 тыс. долларов 15 процентов студентов МИТ — иностранцы. Понеся огромные расходы на обучение, многие из них не отказываются затем представлять в своих странах интересы транснациональных американских монополий, фондов и организаций. Помимо кадров, средств информатики и программ, развивающиеся страны вынуждены организовывать банки данных. Их нельзя импортировать, возможно лишь сделать их на месте, в точном соответствии с конкретными местными условиями. Банки, эти хранилища информации, постоянно пополняются новыми сведениями и становятся очень скоро ящиком стратегических или экономических, производственных или технологических секретов, узнать о которых находится много охотников. Спецслужбы и монополии империалистических государств не жалеют усилий для установления контроля над банками данных развивающихся стран. Будь то банки научных данных для исследователей «технарей», или банки для медиков, управляющих, адвокатов, социологов, вычислительные центры военных и правительственных учреждений, корпораций. Современный мощный компьютер — не просто куча шкафов с электроникой в зале за семью запорами. Это вычислительный центр, связанный телефонными и телексными линиями с сотнями и тысячами себе подобных в стране, а иногда и за рубежом, а также с сетью терминалов, персональных компьютеров на столах у клиентов. Уязвимость компьютерных сетей от нежелательного вмешательства извне возрастает пропорционально росту этих сетей. Охрана компьютеров — это серьезная проблема защиты национального суверенитета, экономической самостоятельности стран «третьего мира». Зная о развивающейся стране всё, империалистическим кругам легче добиваться реализации своих неоко- лониалистических интересов. С помощью сбора информации через американские спутники-шпионы США и так знают о каждой из развивающихся стран подчас больше, чем местные правительства. Ни на секунду ведь не прерывается поток телеметрических данных со спутников на американские компьютеры о состоянии дел во всех концах света — о погоде, землепользовании, видах на урожай, природных ресурсах, полезных ископаемых, гражданских и военных объектах, ситуации на дорогах и т. д. Техника охоты за чужими секретами хорошо отработана в тех странах Запада, где компьютерные сети получили наибольшее распространение.
<< | >>
Источник: Вачнадзе Георгий Николаевич.. Всемирное телевидение. Новые средства массовой информации — их аудитория, техника, бизнес, политика. 1989

Еще по теме Электроника и информатика — основы индустриального прогресса.:

  1. Иг>ея прогресса >’аэума как основа историографии Просвещения.
  2. Глава IXТЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ НЕ МОГУТ СЛУЖИТЬ ОСНОВОЙ МОРАЛИ; ПАРАЛЛЕЛЬ МЕЖДУ ТЕОЛОГИЧЕСКОЙ МОРАЛЬЮ И МОРАЛЬЮ ЕСТЕСТВЕННОЙ; ТЕОЛОГИЯ ГИБЕЛЬНА ДЛЯ ПРОГРЕССА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  3. Проблема сотрудничества в области информатики.
  4. Шадрина Г.В., Озорнина Е.Г.. Теория экономического анализа / Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права - М. - 105 с., 2003
  5. ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО
  6. ОТ АГРАРНОГО К ИНДУСТРИАЛЬНОМУ КАПИТАЛИЗМУ
  7. Индустриальная Россия
  8. Формирование индустриальной цивилизации
  9. 13.3. Формирование индустриальной цивилизации
  10. Модель идеальной индустриальной экологической системы
  11. Беспятова Е.Б., Гусарова М.Н.. Тестовая база по учебному курсу «Отечественная история» для студентов технических специальностей /Московский государственный университет приборостроения и информатики; М., 133 с., 2007
  12. § 1.2. Исследования политической коммуникации в период развитого индустриального общества
  13. Какие именно инструменты внедряют индустриальные компании, помимо ERP, о которых мы много рассказывали выше?
  14. ЛЕКЦИЯ №6 (25.04.07) Тема №6 Основы гражданского права. Основы наследственного права. Основы семейного права.
  15. Прогресс и реакция
  16. Ь) Количественный бесконечный прогресс
  17. Технический прогресс в применении каменной облицовки.