<<
>>

§ 3 . Формирование границы в исторической ретроспективе

Образование российско-казахстанской границы и шире — по- граничья — сложный исторический процесс, без понимания которого с трудом возможно осмысление современной ситуации. Процесс этот не завершен и в настоящее время, ибо при отсутствии демаркации границу сформировавшейся считать пока нельзя.
Следует также учитывать, что на протяжении истории менялись не только сами рубежи, но и понимание их функционального предназначения. Как еще будет показано в монографии, в настоящее время пограничная политика, призванная сформулировать такое предназначение в новых условиях, пока находится на распутье.

Началом формирования российско-казахстанской границы с известной долей условности можно считать вторую половину XVI

века. К России были присоединены Казанское и Астраханское ханства и населенные башкирами территории, вассальную зависимость от Москвы признала Ногайская орда, и начался процесс освоения Сибири. Почти параллельно шел процесс образования казахского этноса, приведший к складыванию в XVII в. трех территориально-племенных группировок — жузов.

В XVI—XVII вв. соприкосновение русских владений с территориями, занимаемыми казахами, было очаговым. Российские форпосты, основанные в Нижнем Поволжье и Сибири, создавались частично в результате сознательно проводимой государством политики, а частично стихийно. Так, города Астрахань (новая крепость, построена в 1558 г.) , Царицын (первое упоминание — 1589 г.) и Саратов (1590 г.) были созданы для охраны Волжского пути, Гурьев (1640 г.) — основан купцами для промысла ценных пород рыб, города Западной Сибири (Тюмень и Тобольск — 1587 г., Тара — 1594 г. и др.) — вследствие поддержанной Москвой колонизационной активности купцов. В последнем случае при основании укрепленных поселений принимались во внимание такие факторы, как близость рек, богатство территории природными ресурсами и близость — не более чем пять дней пути — расположения поселков и стойбищ иноэтни- ческого населения, с которым велась торговля.

Именно характер расселения коренных народов и топографические условия обусловили редкость и разбросанность русских поселений XVI— XVII

веков 39. Но постоянные нападения (в том числе и со стороны казахов) на укрепленные поселения вынудили в XVI в. создавать новые остроги: Царево Городище (современный Курган, основан в 1662 г.) , Коркина Слобода (современный Ишим, основан в 1687 г.) и др.

Тогдашнюю линию соприкосновения владений Российского государства с зоной расселения казахов трудно, однако, рассматривать в качестве границы в общепринятом понимании этого слова. Никакой системы, обеспечивающей неприкосновенность подвластной России территории, также как и безусловно признаваемых пределов последней, не существовало: такая система (Большая засечная черта со сложной системой лесных завалов, валов, рвов, острогов и крепостей) существовала с конца XVI — начала XVII в. лишь на юго-западе государства для защиты от набегов крымских татар. Российское присутствие вплоть до XVIII в. было очаговым, опиралось на мелкие укрепления, защищаемые небольшими гарнизонами.

В колонизации территорий формировавшегося российско-казахского пограничья важную роль изначально играло казачество, в этногенезе которого приняли участие и те тюркские элементы, которые стали составляющими в этногенезе казахов. Неудивительно, что казачество активно взаимодействовало со своими южными соседями в качестве как людей, привлекаемых царским правительством для несения военно-сторожевой службы, так и вольницы, осуществлявшей колонизацию стихийно, на свой страх и риск. Наиболее ярким воплощением такого рода стихийной колонизации стало основание в 1584 г. Яицкого городка (современный Уральск) , определенное время фактически имевшего самостоятельный статус и вплоть до конца пугачевского восстания остававшегося очагом возникновения антиправительственных волнений. При этом яицкие казаки, в формировании общности которых участвовали различные этносы, не воспринимались как определенно обособленная от русских этническая общность 40.

Фактор соседства территорий, находящихся в российском подданстве, практически изначально играл важную и при этом неоднозначную роль во взаимоотношениях казахов с внешним миром.

Для кочевников был крайне важным торговый обмен с традиционно земледельческими территориями, в результате которого появлялась возможность получать металлические изделия, ткани, продукты питания и т.п. в обмен на продукцию скотоводческих хозяйств. Но принадлежавшие России территории являлись также и ограничителями военно-политической активности казахов, сокращая их возможности безнаказанно приобретать на этих территориях добычу и в то же время расширяя аналогичные возможности (в отношении самих казахов) соседствовавших с ними российских подданных, в частности, башкир. Систематическая пограничная политика на линии соприкосновения с казахскими территориями начала осуществляться в XVIII веке. Такая политика, последовавшая за созданием Сибирской губернии в 1708 г., нашла выражение в строительстве пограничных укрепленных линий. Последние организовывались из городов и крепостей, между которыми создавались различные сооружения (редуты, реданы и т.п.), соединявшиеся линиями искусственных заграждений (земляные валы, рвы, лесные завалы и засеки, надолбы, частоколы и т.п.). Работы осуществлялись в тесной увязке с естественными преградами (реки, озера, болота, овраги, леса, курганы, возвышенности и т. п.) . Охранялись укрепленные линии обычно регулярными и поселенными войсками (гарнизоны часто состояли из отставных солдат, драгун и матросов) и казаками. Использовались нерегулярные команды из башкир и мишарей. Их отряды располагались в земляных и деревянных укреплениях на валах или за ними, в местах, удобных для быстрого выдвижения к находящимся под угрозой участкам. Выдвинутые вперед от гарнизонов и отрядов неболь- шие воинские группы (форпосты, заставы, дозоры, разъезды, засады и т.д.) вели разведку, вступали в бой с мелкими отрядами противника. При опасности нападения они подавали установленные сигналы, используя маяки, и высылали от себя гонцов и вестовых 41.

В 10-х гг. XVIII в. началось продвижение вверх по Оби и ее притокам, в особенности Иртышу (в данном случае производились поиски месторождений золота), вдоль которого была создана Иртышская (Сибирская) укрепленная линия. В результате вышеупомянутой активности возникли укрепленные поселения: Бийская (1709 г., часть создаваемой Бийско-Кузнецкой линии), Омская (совр. Омск, 1716г.) и Бердская крепости (совр. Бердск, 1716 г.); Семипалатинск (1718 г.); Коряковский форпост (совр. Павлодар, 1720 г.); Усть-Каменная (совр. Усть-Каменогорск, 1720 г.) , которые ближе к концу века получили статус города (см. прил. 2). В системе пограничных укреплений, создаваемых в первой половине XVIII в., наиболее протяженной была простиравшаяся от Гурьева до Алабужского отряда в Западной Сибири линия Яицкая, протяженностью 1 780 верст. Она делилась на пять самостоятельных линий (участков) : 1. Яицкая (Нижняя) — от Каспийского моря по р. Яик вплоть до р. Илек; 2. Илецкая (Ново- Илецкая) — по р. Илек; 3. Бердяно-Куралинская — соответ- ственно по рекам Курал и Бердянка; 4. Оренбургская — от станицы Благословенной по р. Яик до крепости Орской; далее шел сухопутный участок до селения Березовского; 5. Уйская — до границ Сибири по рекам Уй и Тобол. В крепостях и форпостах от Алабужского отряда до Озерного на р. Илек службу несли оренбургские казаки, а на остальной части — уральские 42.

Таким образом, контроль над западной частью пограничья осуществляли яицкие казаки. Наличие линии заставляло казахов договариваться о пропуске их через Яик (Урал) для летнего выпаса скота. В середине XVIII в. ввиду природно-климатических и политических факторов земли за этой рекой приобрели для казахов особую ценность 43. Несмотря на царские указы и распоряжения губернского начальства, запрещавшие пропускать кочевников через Яик с тем, чтобы предотвратить столкновения казахов с яицкими казаками и калмыками 44 (такие запреты, впрочем, действовали не всегда, и в тяжелые с точки зрения природных условий кочевания годы казахам разрешалось переходить Яик при выдаче заложников), нарушения, приводившие к конфликтным ситуациям, продолжались и впоследствии. Право систематически перекочевывать через р. Урал казахам было предоставлено императорским указом от 17 июня 1808 г., но такой переход жестко регламентировался, дозволяясь лишь зимой, в определенных местах и по выдаваемым Оренбургской пограничной комиссией билетам 45. Однако в XVIII — первой половине XIX в. мелкие группы казахов несанкционированно переходили р. Урал, нередко с целью набегов на приволжские русские поселения, долгое время остававшиеся слабозащищенными.

Главным форпостом России в северо-западной части формирующегося российско-казахского пограничья стал Оренбург. По своему замыслу этот город практически изначально сочетал все упомянутые выше функции: укрепленного центра российского присутствия; разделителя между враждовавшими Младшим жузом и башкирами; удобного пункта притяжения колонизационных потоков из центральной части страны; центра торговли с казахами и расположенными южнее среднеазиатскими ханствами; оказания поддержки яицкому казачеству или, напротив, давления на него. При создании крепости учитывалась просьба хана Младшего жуза Абулхаира, рассчитывавшего использовать ее для обороны от джунгар; в свою очередь, Абулхаиру как российскому поддан- ному предписывалось принимать участие в предупреждении нападения на крепость 46. Судьба города оказалась непростой — ввиду уязвимости в военном отношении его пришлось переносить дважды: сначала из места, где расположен современный г. Срск (основан в 1735 г.), на территорию нынешнего села Красногор Сарак- ташского района (1741 г.), затем в 1743 г. — в место расположения современного города, причем уже стоявшую на том месте крепость Бердск (созданную в 1736 г.), в свою очередь, пришлось перенести. Уже в следующем году после третьего по счету основания Оренбург стал губернским центром. Южнее него возникла Оренбургская укрепленная линия, а восточнее — линия Уйская, доходившая до сибирских владений. Построенные на северо-западе линии выполняли не только оборонительную функцию, они разделяли казахов и башкир, в зоне соприкосновения между которыми происходили периодические столкновения.

Важную роль в системе органов управления новой губернии играли те структуры, в задачу которых входило управление территориями, лежавшими за пограничной линией. Так, для осуществления судебного урегулирования во взаимоотношениях казахов с прилинейными территориями в 1783 г. в Оренбурге был создан Пограничный суд. В его состав входили 16 человек: председатель (оренбургский обер-комендант), два судьи из русских офицеров, два купца, два человека из прилинейных деревень, один казахский султан и шесть старшин из различных родов, один депутат от башкир и один — от мещеряков. Однако эффективность суда была низкой: заседания велись на плохо понятном казахам русском языке, а решения чаще всего оказывались невыгодными для кочевников, не добавляя авторитета и популярности учреждению, также как и участвовавшим в нем казахским представителям 47.

В качестве дополнения к Пограничному суду в 1780—1790 гг. в степи были организованы расправы, осуществлявшие суд на основе обычного права. Однако ограниченность их полномочий и относительно низкий авторитет обусловили, в конечном счете, неудачу этого института, официально упраздненного в 1804 году. Вместе с тем судебные институты, осуществлявшие разбор дел между русскими и казахами в прилинейной полосе, в XIX в. функционировали в других формах в зависимости от специфики управления той или иной территорией.

В 17 99 г. Пограничный суд был преобразован в Комиссию пограничных дел, просуществовавшую до 1859 года. В состав комиссии входил комендант Оренбурга в качестве председателя, два асессора, султан и два старшины из казахской родовой знати. Комиссия располагала административным аппаратом из переводчиков с казахского, татарского и калмыцкого языков, секретаря, казначея, судебных и других чиновников. Немногим позже совместный судебный орган — присутствие — был учрежден в Петропавловской крепости.

В Сибири серьезные трансформации административной системы начались во второй половине XVIII века. В 1764 г. Сибирская губерния была разделена на Тобольскую и Иркутскую, в 1804 г. к ним добавилась Томская губерния.

Во второй половине XVIII в. в Сибири в основном сформировалась и система пограничных укреплений, разделявших российские владения с территорией кочевания казахов. Ключевую роль играла линия, начинавшаяся возле расположенной у р. Тобола Звериноголовской крепости (совр. с. Звериноголовское), далее пересекавшая р. Ишим, где была выстроена Петропавловская крепость (совр. Петропавловск; 1752 г.), и заканчивавшаяся у р. Иртыша около Омской крепости. Достроенная к 1755 г., эта система укреплений получила название Горькой (Новой Ишим- ской, Новой Сибирской) линии. К последней примыкала Иртышская линия, которая заканчивалась Усть-Каменогорской крепостью и отрезала Алтай от Казахстана. Эти линии смыкались у Омской крепости. Иртышская и Тоболо-Ишимская линии впоследствии были объединены в Сибирскую. Ввиду открытия на Алтае месторождения медной руды (в 1726 г. был основан Колы- вано-Воскресенский завод) и интенсивной разработки месторождений соли необходимо было создать новые линии укреплений для защиты от набегов с юга, в первую очередь джунгар, враждовавших с казахами. Новая линия, созданная в 1759— 1764 гг., начиналась от р. Иртыша и простиралась до р. Чарыша. Эта часть новой линии называлась Колывано-Воскресенской. Другая часть укрепленной линии шла от р. Чарыша через Бийс- кую крепость к г. Кузнецку и называлась Кузнецкой 48.

Таким образом, во второй половине XIX в. практически по всему российско-казахскому пограничью от Урала и Иртыша была создана система линий, состоявшая из крепостей, фортов, сигнальных маяков и т. д. Ввиду продолжавшегося заселения приграничья плотность населения в зоне такого фронтира здесь была гораздо выше, чем по обе стороны нее.

В какой-то мере парадоксально, что укрепление границы с казахами велось практически параллельно со вступлением последних в российское подданство: в 1731 г. его приняли племена Младшего жуза во главе с ханом Абулхаиром, а в 1731—1740 гг. их примеру последовала основная часть Среднего жуза. Однако в условиях того времени в Центральной Азии и на Кавказе подданство очень часто рассматривалось как тактический прием, используемый для заключения военного союза (в рассматриваемом случае против джунгар), упрочения внутренней власти правителя, признававшего верховный суверенитет российского императора, хотя бы частичного лишения российской протекции тех противников (башкир, калмыков и др.), которые приняли подданство ранее.

Принятие подданства не избавляло Россию от набегов кочевых племен на ее владения и необходимости разрешать конфликты, вызванные столкновением одних подданных с другими. Создание пограничных линий в зоне соприкосновения с казахами означало, таким образом, безопасность, демонстрацию могущества суверена, возможность проведения наступательной политики на южном направлении (в ответ на недоброжелательные действия с казахской стороны, а также против враждебного Хивинского ханства) и упорядочение приграничной торговли, сконцентрированной у тех же укреплений.

В XVIII в. шел интенсивный процесс заселения приграничных территорий, осуществлявшийся в результате целенаправленной политики сверху, либо стихийно. В первом случае особую роль играло директивное или поощрявшееся расселение казаков (в том числе украинских) и представителей неславянских народов (например, татар-мишарей) в приграничной зоне, во втором — приток черносошных крестьян, «сходцев» (крестьян, бежавших от крепостного гнета из центральных районов России) и старообрядцев 49. Развитие другой части поселений было связано с промышленными разработками, в первую очередь с добычей соли и цветных металлов. Из поселений, возникших в XVIII в. и ныне ставших крупными населенными пунктами, можно упомянуть, например, Николаевск (территория нынешней Волгог- радской области, был основан в 1747 г. в связи с добычей соли на оз. Эльтон), Новоузенск (Саратовская область, основан в 1760 г. старообрядцами), Золотуха (совр. Горняк на территории нынешнего Алтайского края, 1730-е гг.), Риддер (1786 г.), Зыряновск (после 1791 г.; оба последних населенных пункта, находящихся на территории нынешней Восточно-Казахстанской области, были основаны как горняцкие поселки) .

Местные власти, исходя из потребностей укрепления рубежей и развития промышленности, зачастую сквозь пальцы смотрели на прошлое новых жителей подконтрольных им территорий: беглым могли выдаваться паспорта, их селили в крепостях. Характер расселения регламентировался; так, черносошным крестьянам разрешалось селиться на расстоянии не ближе 40 верст от линии, с тем чтобы обеспечить ее безопасность и предотвратить торговлю запрещенными товарами 50.

После соприкосновения российских и казахских владений и особенно по мере упорядочивания Россией пограничного режима происходило не только противоречивое взаимодействие различных укладов жизни, но и столкновение разных представлений о территории, границах и их функциях. Очевидно, что границ в привычном для государств смысле у казахов не существовало, что во многом объясняется долгим отсутствием у них института частной и государственной собственности на землю. Неудивительно, что такие понятия, как «межа» (по-казахски — «меже») и «грань» («кран»), были заимствованы у русских лишь во второй половине XIX в., но даже еще в начале XX в. многие казахи не знали границ своих кочевий 51.

Тем не менее такие границы, будучи менее жесткими и гораздо более подвижными, чем границы между административно-территориальными образованиями развитых государств, все же существовали и были обусловлены, прежде всего, соображениями хозяйственной целесообразности. Последняя определялась потребностями кочевого скотоводства с необходимостью сезонной смены пастбищ, делившихся на летние (джайляу) , зимние (кстау), весенние (коктеу) и осенние (кузеу) . Использование этих пастбищ регламентировалось : они могли быть заняты только в определенный сезон и для определенных же целей. Основное направление маршрутов перекочевок, часто определявшихся очень строго и притом достигавших расстояния 800—1 000 км, лежало от кстау (находившихся на юге, так как глубина снежного покрова в южных районах меньше) к джайляу (расположенных на севере территории расселения казахов, в районах, где можно было найти больше источников воды) 52.

Пределы пастбищ часто определялись правом первозахва- та: аул, который поставил вешки (обычно с намотанной красной тканью), имел полное право на эксплуатацию участка вплоть до откочевки с него, после чего его права на эту территорию прекращались и земля формально становилась ничейной 53. Посягательство на участок, контролировавшийся тем или иным родом, каралось только в период хозяйственной эксплуатации, причем вторжение в пределы участка без цели его эксплуатации далеко не всегда считалось деянием, подлежащим наказанию: на чужой территории в принципе можно было оставаться на срок до одних суток 54.

По сути дела, внешние границы формировались либо соседними государствами, желавшими защититься от нападений со стороны казахов, либо постоянно менявшимся балансом сил во взаимоотношениях последних с их кочевыми соседями (калмыками, башкирами и др.) . Ввиду сезонных перекочевок от джайляу к кстау контакты казахов с северными российскими приграничными территориями резко интенсифицировались именно в летний период, в то же время могло возрастать и военное давление на границу; среднеазиатские же ханства оказывались в аналогичной ситуации зимой. Тогда же учащались случаи несанкционированного проникновения казахов за р. Урал, что вынудило оренбургскую администрацию выставить временные кордоны у рек Большой и Малый Узень. Постоянными эти кордоны стали с 1794 года.

Российская власть использовала различные методы политики, направленные на ослабление такого давления. Помимо создания укрепленных линий, ставка делалась на развитие позитивных контактов, которые закрепили бы мирные взаимоотношения между русскими владениями и кочевниками. В частности, с 30-х гг. XVIII в. стимулировалось развитие меновой торговли, чему способствовала покровительственная таможенная политика правительства: вводимые пошлины, несмотря на тенденцию медленного увеличения, были все же значительно меньше, чем на других российских границах. В результате в 1820 г. количество голов скота, проданного казахами в Оренбурге, увеличилось в 45 раз по сравнению с 1745 годом 55. Таможенный же сбор с зерна и муки, вывозимых в степь через линии, был отменен в 1752 г.; при этом стоимость ввозимой за линию скотоводческой продукции вплоть до 60-х гг. XIX в. превышала стоимость вывоза 56.

В то же время проводилась и политика приобщения кочевавших вблизи линии казахов к тем нормам и ценностям, которые, с точки зрения российской администрации, могли бы сделать действия кочевников более благожелательными или, по крайней мере, предсказуемыми по отношению к России и ее владениям, примыкающим к казахской степи. Помимо попыток се- дентаризации, речь шла об «окультуривании»: образовании представителей элиты по русскому образцу. С другой стороны, опять- таки для «окультуривания», еще со времени Екатерины II и вплоть до середины XIX в. проводилась политика, направленная на распространение в казахской степи ислама. В первую очередь это касалось именно приграничья, где, согласно указу императрицы от 2 мая 1783 г., предписывалось строить мечети, которые вскоре были сооружены в Оренбурге, Верхне-Уральске, Троицке и Петропавловске 57. Поощрялась проповедническая деятельность татарских мулл, которые развернули ее в приграничье, также как и в глубинных районах степи.

Создание укрепленных линий не означало, что характер политики Российской империи по отношению к южным соседям-кочевникам был лишь оборонительным. Практически обеспечивая неуязвимость российских владений, система линий использовалась как плацдарм для дальнейшего наступления на казахскую степь, а в XIX в. — и на среднеазиатские ханства. Интенсивность процессов переселения в приграничную зону и увеличение численности ее населения создавали демографическое давление на расположенное южнее упомянутых линий пространство, лучшие участки которого, лежащие возле рек, как уже отмечалось выше, использовались казахами для летних пастбищ — джайляу — и имели ключевое значение для сохранения сложившегося способа хозяйствования.

Резкий рост населения формирующегося приграничья создавал предпосылки для территориальной экспансии, захвата традиционно находившихся в пользовании кочевников земель, а именно летних пастбищ. У кочевников изымались и земли, использовавшиеся для промышленных нужд: добычи соли, цветных металлов и других полезных ископаемых. Справедливости ради следует отметить, что изъятие у казахов земель для кочевания не имело негативных демографических последствий: напротив, под властью России произошел резкий рост численности населения казахской степи. Причинами такого роста были как структурные изменения в стадах кочевников (поголовье верблюдов и овец, наличие которых подразумевало необходимость кочевания на очень большие расстояния, замещалось коровами), так и российское влияние, выражавшееся в торговле (благодаря которой хлеб стал одним из важнейших продуктов, потребляемых казахами), помощи в сферах сельского хозяйства (включая пропаганду оседлого образа жизни) и медицины 58.

Итак, уже в начале XIX в. в пользу военных линий, а затем и для крестьян-переселенцев происходит отчуждение наиболее удобных для хозяйственной деятельности земель, находившихся у источников воды: рек, пресных озер и т.д. В частности, была изъята большая полоса земли по левой стороне р. Урал — для Уральского казачьего войска, а затем, в начале 1830-х гг., — земли между реками Илеком и Уралом. В этом районе для выпрямления военной линии между Троицком и Орском (в результате чего была создана так называемая Новая линия) у казахов было захвачено 10 тыс. квадратных верст земель. В создаваемые форпосты переселялись казаки из Старой линии, затем началось заселение территории между этими линиями. В 1844 г. здесь было уже 33 казачьих станицы 59. Обширные участки были изъяты и при строительстве Иртышской линии 60. Затем появились внешние по отношению к линиям округа (в Среднем жузе это произошло в 1830—1840 гг.), где возникли станицы, в пользу которых также отчуждались земли.

Освоение же казахами новых территорий, особенно в зоне расположения линий, могло осуществляться лишь при согласовании с российской администрацией. Разрешение выпаса скота у линий часто обусловливалось отправкой казахами местным властям заложников (аманатов) из числа местной знати. Несанкционированный же переход линии жестко наказывался. Так, в 1823 г. «за тайный переход чрез границу и намерение учинить воровство» казах Младшего жуза М. Худайназаров был приговорен к 30 ударам плетьми и переселению в Иркутскую губернию, а его соплеменник Д. Айтуваров — к 20 ударам и посылке на службу в Архангельский гарнизон 61.

Наиболее крупным переходом через р. Урал с разрешения царской администрации стала перекочевка части племен Младшего жуза. Под руководством султана Букея кочевники переселились на территорию Астраханской области, где возникла Бу- кеевская орда. Новое образование располагалось в полупустынных районах на западе. Племена Букеевской орды получили право на перекочевку на территории между Большим и Малым Узе- нем (территория нынешней Саратовской области) , р. Торгуном (совр. Волгоградская область), г. Богдо (совр. Астраханская область) и далее к Каспийскому морю. Соответственно, кордонные посты, стоявшие по рекам Большой и Малый Узень, были передвинуты на линию Эльтон — Владимировка — Красный Яр. После этого западную границу кочевок определяли Каспийская, Эльтонская и Ахтубинская линии с небольшими кордонами 62.

Формирование относительно четко очерченной территории сокращало пространство для кочевания. Любопытно, что в 1826 г. в ханстве (султану Букею титул хана был присвоен в 1814 г.) возник едва ли не единственный в приграничной зоне крупный населенный пункт «казахского происхождения» — Ханская Ставка (находилась на территории нынешнего приграничного райцентра Урда Западно-Казахстанской области), — служившая резиденцией хана. Ее строительство во многом связано с потребностями культурного и торгового обмена с соседними российскими территориями.

Таким образом, было положено начало букеевской субэтнической общности, впоследствии разделенной государственной границей. Одна из важнейших специфических особенностей ситуации на западном участке российско-казахстанской границы состоит в том, что данная общность имеет трансграничный характер, а ее члены — соответствующую идентичность и родственные связи, которые делают контакты с сопредельным государством естественным явлением. Упомянутая общность во многом обусловлена исторической памятью: на территории Астраханской области находятся такие значимые для казахов исторические объекты (имеющие сакральное значение) , как могилы хана Букея и композитора Курмангазы Сагырбаева. Численность населения Букеевской орды росла быстрыми темпами, в том числе и в результате миграционных процессов из других казахских районов. По данным на 1888 г. она достигала 237,5 тыс. чел.63, а к 1909 г. — уже 279,3 тысячи 64. При этом плотность населения районов, ныне являющихся приграничными, существенно различалась. Преобладающая часть жителей Бу- кеевской орды концентрировалась в зоне, ныне разделяющей Астраханскую и южную часть Волгоградской области с областями Атырауской и Северо-Казахстанской (юг); севернее же, в районах, тогда входивших в Царевский уезд Астраханской губернии, проживало 104 144 русских и всего 1 384 казаха 65. Вместе с тем и нынешняя северная зона нижневолжского приграничья имела для букеевских казахов важное историческое значение: по упоминанию русского этнографа П. Небольсина, у протекающей в ней р. Торгун в середине XIX в. существовала летняя ставка хана, служившая для него временной резиденцией 66.

В XIX в. создавались новые границы, российско-казахский фронтир смещался к югу, охватывая территорию нынешнего Северного Казахстана. На новых местах образовывались населенные пункты, а переселенцы из внутренних областей России, казачьих районов, Украины, Белоруссии, Польши, немецкие колонисты изменяли этнический облик тогдашнего приграничья.

Лишенные земель, традиционно используемых для летних, а иногда и зимних пастбищ, казахи оказались в трудном положении. Изъятие земель разрушало традиционные маршруты кочевания, порою приводило к перемешиванию различных родов на ограниченной территории, закреплению пастбищ в родовой собственности и попаданию одних родов в зависимость от других. Ухудшалась и экологическая ситуация, поскольку одни и те же земли в некоторых случаях приходилось использовать и для летовок, и для зимовок. Особенно тяжелым было положение казахов, кочевавших в непосредственной близости от укрепленных линий или оказывавшихся между ними в результате продвижения рубежей на юг. Казаки часто рассматривали всю прифронтирную землю как свою собственность, не разрешая кочевникам пользоваться угодьями, лишая их возможности заготавливать сено на зиму и т. д. Такая ситуация сложилась, в частности, между Старой и Новой линиями в Оренбургской губернии. В 30-е гг. XIX в. власти вообще запретили казахам кочевать в этом районе 67. Предпринимавшиеся в знак протеста действия (подача петиций, захват скота у колонистов и нескрываемые нападения на них, а в отдельных случаях и открытые антироссийские выступления) кочевникам успеха, как правило, не приносили.

Серьезные преобразования, существенно повлиявшие и на ситуацию в приграничной зоне, а косвенно — и на формирование границы, связаны с деятельностью М.М. Сперанского, в 1819—1822-е гг. занимавшего должность генерал-губернатора Сибири. Последствия его реформ привели к гораздо более четкому разграничению казахской степи внутри нее самой и по отношению к сибирским владениям России. Произошла и реорганизация самих сибирских владений: в 1822 г. в административном отношении Сибирь была разделена на Западную и Восточную с отдельными генерал-губернаторами. В составе Западной Сибири оказалась и тогда же образованная Омская область, в которую входили Омский, Петропавловский, Семипалатинский и Усть- Каменогорский округа.

Сперанский поощрял переход казахов к земледелию, который, как по всей видимости предполагалось, должен был ослабить противоречия между традиционным укладом жизни кочевников и системой колонизации, выводившей из оборота лучшие пастбищные земли. Вводившееся законодательство предусматривало закрепление за перешедшими к оседлому образу жизни земель - ных участков на правах наследственной собственности в соответствии с общественным положением новых владельцев, оказание им помощи сельскохозяйственными орудиями и консультациями, освобождение урожая от налогов и т. д. Незастроенные или необрабатываемые в течение пяти лет участки передавались тем, кто соблюдал условия отвода угодий 68. Таким образом, несмотря на то, что политика поощрения перехода кочевников к земледелию была непоследовательной и не привела к кардинальному изменению ситуации, в казахскую правовую культуру внедрялось то понимание земельной собственности и, следовательно, территориальных границ, которое имело место в российском праве.

Благодаря М. Сперанскому в 1822 г. был принят «Устав о сибирских киргизах», устанавливавший административное разделение территории Среднего жуза на округа (подразделявшиеся на внешние, то есть находившиеся за р. Иртышом, и внутрен- ние) , волости и аулы. Высшим органом управления округами являлись окружные приказы, возглавлявшиеся старшими султанами. В округ входило от 15 до 20 волостей, в свою очередь, состоявших из 10—12 аулов. В 1824 г. были образованы Кокче- тавский и Каркаралинский, затем сформированы Баян-Аульский (1826 г.), Аягузский (1831 г.), Акмолинский (1832 г.), Уч-Булакский (1833 г.) и Аман-Карагайский; в 1840—1850 гг. — Кокбетинский, Кушмурунский и Алатауский округа. Уже в конце первой половины XIX в. Уч-Булакский округ был упразднен с передачей волостей в состав Акмолинского и Кок- четавского округов 69. В процессе создания последних часть кочевников изъявила добровольное желание принять у себя новое устройство, с тем чтобы упорядочить взаимоотношение с другими родами и российской администрацией. Существовали, однако, и оппозиционные данному устройству силы, руководившиеся верхушкой, в частности, некоторыми султанами, которые боролись за свои привилегии. Организация новых округов происходила по мере согласия на это начальников крупных родовых объединений 70.

В результате реформы местная власть в жузах была поставлена под контроль и надзор русских администраторов. Предпринимались и меры по налаживанию взаимопонимания с казахским населением!. Так, письмоводители в волостях, назначавшиеся Пограничным управлениемі, были должны владеть русским и казахским языками. Ими становились, в основном, воспитанники образованной еще в 1789 г. Омской азиатской школы из числа русских, прошедших экзамен и подготовку по вопросам колонизации края 71.

«Устав об оренбургских киргизах» 1824 г. имел, в целом, аналогичное содержание. Младший жуз был разделен на три территории частично по родовому, частично по территориальному признаку. Султаны-правители, поставленные во главе этих территорий, фактически являлись чиновниками Оренбургской пограничной комиссии, выполнявшей функции губернского правления 72. В политике оренбургской администрации по сравнению с сибирской имелась, однако, и существенная разница. В частности, вплоть до 2-й половины XIX в. не поощрялась седентариза- ция, в которой виделось препятствие сохранению объемов российского экспорта хлеба в степь и опасность ослабления экономической зависимости казахов от России 73.

В основу новой административной системы были положены, в первую очередь, территории кочевания определенных родов. Однако вполне объяснимо, что по различным причинам (большое расстояние и пересечение маршрутов кочевок, трудности классификации родоплеменной структуры и т. п.) часть родов оказалась на землях нескольких округов. Кочевникам одного округа запрещалось переходить границы другого. В первое время это предписание игнорировалось, однако впоследствии сами казахи стали рассматривать территорию округа как закрепленное за ними законом пространство 74.

Для совершенствования системы управления казахами, кочевья которых примыкали к пограничной полосе, в 1831 г. были организованы административные участки, называвшиеся дистанциями. Главными функциями их начальников были контроль над действиями кочевавших в приграничье казахов (он осуществлялся с помощью структур степных округов) и вместе с тем недопущение притеснений по отношению к ним со стороны колонистов. Низшими в сопоставлении с дистанциями звеньями были старшинства — местности или аулы, — начальники которых осуществляли контроль над кочевавшими в подведомственной им зоне без различия их родовой принадлежности. Такие начальники давали разрешение на переселение в пределы подведомственной им территории, взыскивали подати, выступали посредниками, без которых казахи не могли сноситься с линейными жителями. В 1830—40 гг. система дистанций распространилась на большую часть российско-казахского пограничья: с 1831 по 1841 г. была создана 31 дистанция. Этим устройством со временем стала охватываться вся территория расселения казахов, в том числе и глубинные аулы. К 1850 г. на всех землях Младшего жуза насчитывалось уже 57 дистанций 75.

В 1838 г. произошло законодательное разграничение степных пространств Оренбургского и Сибирского ведомств. Оренбургским властям оставались подконтрольны Букеевская орда и территория Младшего жуза, остальная часть контролировалась властями сибирскими. Таким образом, граница сфер компетенции территориальных ведомств была определена более четко.

В ходе имевшей место в 1820—1830 гг. административной реорганизации Сибири Омская область в 1838 г. была ликвидирована, а ее приграничные округа отошли к соседним российским губерниям: Петропавловский — к Тобольской, Усть-Каменогорский и Семипалатинский — к Томской. Вместе с тем в Омск было перенесено Главное управление Западной Сибири, которому подчинялось пограничное управление, созданное тогда же в соответствии с «Положением об отдельном управлении сибирскими казахами». Пограничный начальник обладал по гражданским делам правом губернатора, а по военным — командира дивизии 76.

Примерно к тому же сроку организация округов в сопредельном Среднем жузе завершилась. Долгое время сохранялась административная несогласованность в управлении так называемыми внутренними казахами, кочевавшими внутри пограничной линии в Томской и Тобольской губерниях. Будучи приписанными к округам по внешней стороне линии (что было сделано в соответствии с тем же «Положением об отдельном управлении сибирскими казахами» 1838 г.) , эти кочевники фактически ими не управлялись. Чаще находясь в пределах Омского, Калыванского, Барнаульского и Бийского округов, они в большей степени зависели от их властей, нежели от пограничного начальника, в ведении которого находилось управление казахами Среднего жуза. Эта несогласованность была устранена реформой от 19 мая 1854 г., по которой были созданы Семипалатинская область (чьими делами ведало Особое управление во главе с военным губернатором) и Область сибирских киргизов (делившаяся на уезды Акмолинский, Атбасарский, Кокчетавский, Омский и Петропавловский) , которой руководило соответствующее Правление 77. Область оренбургских киргизов, охватывавшая западную часть казахской степи, была создана еще десятью годами ранее, в 1844 году. В 1859 г. Комиссия пограничных дел была переименована в Областное управление оренбургскими киргизами, а казахская степь передавалась в ведение Министерства внутренних дел.

На повестке дня стоял вопрос о завершении создания в степном районе системы административно-территориального деления, приближенной к российским стандартам. Жизнеспособность вновь создаваемых областей фактически зависела от включения в них инфраструктуры части прилинейных населенных пунктов.

Разрабатывать реформу было поручено Особому комитету и Особой комиссии, одним из итогов работы которых стало выпущенное в 1868 г. Временное положение по управлению Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской областями.

Согласно этому положению (которое, как явствует уже из названия, рассматривалось в качестве временной меры), казахская территория делилась на области, подведомственные в административном, военном, судебном и хозяйственном отношениях соответствующим генерал-губернаторствам. Образованные из Области оренбургских казахов Уральская и Тургайская области на землях Младшего жуза подчинялись Оренбургскому генерал-губернатору. Семипалатинская и Акмолинская области на землях Среднего жуза — Западносибирскому генерал-губернатору. Се- миреченская и Сырдарьинская области на землях Старшего жуза — Туркестанскому генерал-губернатору. Земли Букеевского ханства вошли в ведение Астраханского губернатора.

Реформа 1868 г. привела к основанию в том же году Актюбинска и Кустаная, которые должны были выполнять функцию уездных центров для осуществления контроля над соответствующими территориями казахской степи. Впоследствии эти города стали «полюсами притяжения», вокруг которых развивалась значительная часть инфраструктуры Северного Казахстана, а следовательно, центрами, во многом определявшими и ныне продолжающими определять территориальную конфигурацию северной части российско-казахстанского пограничья.

В 1882 г. произошла новая военно-административная реформа, в результате которой были ликвидированы Оренбургское и Западно-Сибирское генерал-губернаторства и образовано Степное генерал-губернаторство с центром в Омске. Таким образом, центр стремился сделать военное управление в степи, поделенной между четырьмя областями, более эффективным.

В числе процессов, происходивших в конце XIX в., в формировании современных контуров российско-казахстанского по- граничья немалую роль сыграло осуществлявшееся в тот период строительство железных дорог — Транссибирской и Приволжской. Реализация проекта началась в 1893 г.; в первой четверти XX в. удалось охватить строительством Алтайский край, до станций Бийск и Локоть. Сооружение участка Астрахань — Красный Кут (Саратовская область) Приволжской железной дороги происходило в 1903—1907 годах. В ходе строительства этих линий возникли станции и поселки Новая Деревня (1893 г., совр. Новосибирск), Петухово (1892 г., совр. Омская область), Исиль- куль (1895 г., Омская область), Палласовка (1907 г.; совр. Вол- гоградская область) и т. д. Железные дороги проектировались и строились с учетом целесообразности охвата возможно большего количества населенных пунктов различных административных регионов, поэтому кажущаяся ныне нелогичной чересполосица на ряде участков объясняется именно экономическими сообра- жжениями проектировщиков.

В формировании современной линии границы свою роль сыграла и массовая колонизация севера нынешнего Казахстана, начавшаяся после отмены крепостного права в 1861 году. Земельный голод заставил сотни тысяч крестьян на свой страх и риск стремиться за Урал, где основывались новые поселения (например, образованный в 1910 г. Славгород в приграничье нынешнего Алтайского края) . Мощным толчком стала столыпинская реформа, обещавшая переселившимся крестьянам получение обширных наделов. В результате на 1 января 1911 г. на казахстанской территории проживало уже 1 851,6 тыс. чел. русского населения, причем за 10 предшествовавших лет данное население увеличилось в 7 раз 78.

В целом, накануне революционных событий проводилась поэтапная политика интеграции территории казахской степи в общероссийское экономическое, правовое и культурное пространство. Административные границы между прилинейными территориями и областями, возникшими в казахской степи в связи с утратой линиями своего оборонительного значения, постепенно переставали выполнять барьерные функции. Своим происхождением данные рубежи, а также границы между областями казахской степи обязаны сочетанию военно-стратегических интересов России, задач административного управления присоединенными территориями, а также территориальной конфигурации традиционной родоплеменной структуры казахского общества, вынужденной приспосабливаться к новым условиям сокращения территорий для кочевания и изменениям социально-экономического уклада под влиянием тесных хозяйственных и торговых связей с соседними российскими регионами.

Революционные события 1917 г. и последовавшая Гражданская война выдвинули на повестку дня иной подход к формированию российско-казахской границы. В начале ХХ в. сформировалось казахское национальное движение, которое после Февраль - ской революции вылилось в создание ряда партий и других общественно-политических организаций. В их числе особую роль играла партия «Алаш», оформившаяся в октябре 1917 года. В том же году националисты, которые тогда и позже не стремились к полной независимости, выступили с требованием автономии в территориальных рамках Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской областей. Таким образом, за основу брались административные границы, установленные российской администрацией в имперский период.

После Октябрьской революции, в условиях дестабилизации системы управления бывшей Российской Империей, националисты, заручившись значительной поддержкой среди казахского населения (на выборах в Учредительное собрание партия «Алаш» получила около 75 % голосов в Уральской и Тургайской областях и 57 % — в Семиреченской области 79) , приступили к воплощению этих требований в жизнь. На Общекиргизском съезде, состоявшемся в Оренбурге 5—13 декабря 1917 г., было принято решение об образовании национально-территориальной автономии «Алаш» в рамках Букеевской орды, Уральской, Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Сыр-Да- рьинской, киргизских уездов Ферганской, Самаркандской областей, Аму-Дарьинского отдела, Закаспийской области, смежных киргизских волостей Алтайской губернии, «представляющих сплошную территорию с господствующим населением казак-киргизского единого происхождения, единой культуры, истории и единого языка»80 (см. прил. 3) . Таким образом, алашисты претендовали на контроль уже не только над четырьмя вышеупомянутыми областями степной зоны и теми территориями (Закаспийской, Сырдарьинской и Семиреченской областей), которые впоследствии вошли в состав Казахстана, но и над территорией нынешней Киргизии и северными районами современного Узбекистана.

Столицей автономии стал город Семипалатинск. По иронии исторической судьбы для осуществления своей власти автономия была вынуждена опираться на инфраструктуру центров, возникших благодаря строительству укрепленных линий, создававшихся для защиты от набегов и распространения российского влияния в казахскую степь.

Алашская автономия просуществовала до ноября 1918 г., когда она была упразднена белогвардейской Уфимской директорией. Отдельные органы власти «Алаш-Орды» контролировали некоторые районы казахской степи вплоть до 1920 г., когда они были ликвидированы Советской властью.

Победа большевиков в Гражданской войне была во многом обусловлена гибкой политикой в национальном вопросе, заключением временных компромиссов с националистическими движениями, частичным удовлетворением их требований. При этом центральным органам приходилось преодолевать сопротивление на местах: так, партийные организации и Советы Оренбурга и Уральска в 1918 г. высказывались против предоставления казахам автономии, в следующем году против вхождения в нее Акмолинской и Семипалатинской областей выступали представители Сибревкома 81. 10 июля 1919 г. в Совете народных комиссаров было утверждено «Временное положение о Революционном комитете по управлению Киргизским краем», в котором говорилось, что «до определения территории Киргизского края... в ведение Революционного комитета входят киргизская территория Астраханской губ [ернии] и области: Уральская, Тургайская, Акмолинская и Семипалатинская»82. Таким образом, территориальные рамки потенциальной автономии примерно соответствовали минимальным требованиям партии «Алаш».

Вопрос об определении границ Советского Казахстана в составе РФ решался в ходе ряда рабочих совещаний на различных уровнях. Так, еще 19 сентября 1919 г. на совместном заседании губернского комитета было принято решение о присоединении Оренбурга к формировавшейся автономии. Это решение, окончательно оформленное 7 июля 1920 г., мотивировалось необходимостью оказания помощи автономии 83, имевшей в своем составе мало крупных городских центров. А на состоявшемся в Москве 15—16 декабря 1919 г. под председательством В.И. Ленина совещании по вопросу о Башкирской, Казахской и Татарской Советских республиках выдвигались различные идеи, в том числе предложение о слиянии Башкирской и Казахской республик, не получившее, однако, поддержки. Материалы о границах совещание передало на окончательное решение Административной комиссии при ВЦИК, рекомендовав ей учитывать этнографические, экономические, бытовые, исторические и другие особенности расселения и взаимодействия этнических групп 84.

В конечном счете в Казахстане большевикам (к которым присоединилась и часть казахских националистов) удалось пере- хватить инициативу у алашистов, фактически поддержав их лозунг создания автономии, дополнив его при этом классовым содержанием. Параллельно решались и политические задачи, в частности, «наказания» уральского казачества, не принявшего Советскую власть и оказавшего ей ожесточенное сопротивление. Не имел успеха и демарш Уральского губревкома, в 1919 г. даже вынесшего решение о неподчинении Кирвоенревкому и о невхождении губернии в состав автономии 85.

Решение об образовании Автономной Киргизской Советской Социалистической республики было принято 26 августа 1920 г. в соответствии с декретом ВЦИК и СНК РСФСР. В новообразованную автономию вошли Семипалатинская, Тургайская (в том числе Кустанайский уезд 86) , Уральская, Акмолинская области в их административных границах дореволюционного периода (за исключением г. Омска и окрестной территории) , а также Буке- евская орда — все это соответствовало минимальным территориальным требованиям алашистов — и та часть территории Закаспийской области (Мангышлакский уезд, 4-я и 5-я Адаевские волости Красноводского уезда), которая ранее входила в автономию «Алаш». В дополнение к этому в КАССР включались Сине- морская, Сафоновская, Ганюшкинская, Николаевская волости Астраханской губернии, где ключевые позиции имели уральские казаки (следует отметить, что алашисты на контроль над этими территориями не претендовали), территория бывших оброчных казенных земель, прилегавших к 1-му и 2-му Приморским округам той же губернии (см. прил. 4) . Декрет о создании Киргизской автономии отразил в себе ряд противоречий, нашедших свое выражение в компромиссных формулировках и решениях по административному статусу присоединяемых территорий. Так, вышеупомянутые волости Астраханской губернии не подчинялись Киргизскому революционному комитету в хозяйственном отношении. В соответствии с декретом вопрос о точном разграничении Омского уезда откладывался, также как и процесс передачи Акмолинской и Семипалатинской губерний, которые «временно, впредь до окончательной организации центральных органов Киргизской республики, могущих воспринять руководство»87 ими, оставались в ведении Сибирского революционного комитета, хотя для проведения единой политики в данных областях в состав Сибревкома вводились уполномоченные представители Кирревкома (см. прил. 4) . Такое неопределенное решение стало следствием отрицательной позиции органов Советской власти Сибири, которые и после принятия декрета затягивали передачу губерний в состав КАССР, мотивируя это, в частности, желанием предотвратить этнические конфликты между казахами и сибирскими казаками 88. Даже Уральский губком партии опротестовал декрет о возврате казахскому народу 10-верстной полосы по левобережью Урала и потребовал от центра отделить Уральскую губернию от КАССР89.

В 1920-х гг. остро стоял вопрос о разграничении Сибири и Киргизской автономии. На первичном уровне вопрос об изменении границ рассматривался в местных структурах Министерства внутренних дел, затем ставился на уровнях Сибревкома и КАССР, представители которых совместно разбирали спорные вопросы, вынося решения и возникшие разногласия на рассмотрение ВЦИК90. Только во второй половине 1920 г. вопрос о границах с КАССР обсуждался Сибревкомом 5 раз; ЦК РКП(б) обращался к этому вопрос в феврале 1920 г., в феврале и мае 1922 г., а ВЦИК — в январе и феврале 1922 года. В дополнение к этому в Москве было проведено несколько совещаний с участием представителей Киргизской автономии, Сибревкома и других организаций. При этом решения о территориальных изменениях нередко принимались без исчерпывающей информации с мест, а в соответствующих постановлениях перечислялись только волости, то есть заселенные зоны без четкого размежевания незаселенных пространств 91.

Одной из иллюстраций проблем, возникавших при территориальном размежевании, может служить история передачи в Киргизскую АССР территории Коростелевской степи, расположенной у границы республики с Алтайской губернией (выделенной из губернии Томской в июне 1917 г.) . Данный район входил в ту часть Заиртышья, кочевание казахов в которой до революции, как правило, было или запрещено, или обусловливалось соблюдением жестких требований. Территория Коростелевской степи площадью 130 га использовалась для разведения тонкорунных овец, тогда как хлебопашество на ней было почти невозможно. При образовании Алтайской губернии Коростелевская степь была отнесена к ее территории. Однако в 1920 г. Семипа- латинский губревком поднял вопрос о размежевании, и 2 июня 1920 г. Межведомственная комиссия по установлению границ между данными губерниями, основываясь на мнении составлявших (несмотря на все дореволюционные ограничения) большинство населения степи казахов, приняла решение о передаче территории в состав Семипалатинской губернии 92. 10 августа того же года Алтайский губисполком принял решение оставить южную часть степи в пределах губернии, мотивируя это постановлением съезда представителей южной части Лок- тевской волости, общегосударственным значением развиваемого на данной территории овцеводческого хозяйства и целесообразностью спрямления линии, разделявшей соседние губернии (Коростелевская степь врезалась в территорию Алтайского края) 93. 13 июня 1921 г. ВЦИК было принято решение, в котором определялась административная принадлежность приграничных уездов, тогда как о Коростелевской степи не упоминалось 94.

Таким образом, статус территории степи оставался недостаточно определенным, что создало конфликтную ситуацию. Опираясь на решение Межведомственной комиссии по установлению границ между Семипалатинской и Алтайской губерниями, Семипалатинское губземуправление использовало территорию степи как свой земельный фонд, отводя его под заселение для казахов, которое осуществлялось не только организованно, но и стихийно 95. По инициативе Алтгубземуправления Алтгубиспол- ком ходатайствовал перед Сибревкомом о закреплении в составе губернии всей степи. Административная комиссия Сибревкома передала данное ходатайство в Административную комиссию при Президиуме ВЦИК, которая в августе 1923 г., в разъяснение к предыдущим постановлениям Комитета, сообщила, что Корос- телевская степь входит в состав Алтайской губернии 96.

Однако в результате работы Комиссии по разграничению Алтайской губернии и Киргизской республики, созданной в феврале 1924 г., было принято решение о передаче Коростелевской степи в состав КАССР. Данное решение было закреплено постановлением ВЦИК РСФСР от 27 октября 1924 года. При этом для русского населения, живущего на территориях, смежных с Алтайской губернией, допускалась возможность поставить вопрос о вхождении данных территорий в состав последней 97. Такие ходатайства в 192 6—1927 гг. принимались сходами ряда поселков, в которых казахское население составляло явное меньшинство. Желание присоединиться к Рубцовскому округу Алтайского края мотивировалось экономическим и культурным тяготением к нему, а также целесообразностью спрямить границу между сопредельными регионами. Эти ходатайства успеха, однако, не имели 98.

Процесс размежевания Казахстана с сопредельными российскими территориями по большей части завершился в 1925 году. На данной стадии этот процесс был тесно взаимосвязан с разграничением между Казахстаном и новообразованными среднеазиатскими республиками. 27 октября 1924 года ЦИК СССР принял постановление о национально-территориальном размежевании Средней Азии и образовании Узбекской ССР (включая Таджикскую АССР) , Туркменской ССР и Кара-Киргизской автономной области в составе РСФСР. По итогам размежевания к Киргизской АССР отошли населенные преимущественно казахами районы Средней Азии, в том числе и Ак-Мечетский уезд. Таким образом, городская инфраструктура КАССР значительно усилилась, кроме того, автономия получила богатые экономические ресурсы и разветвленную ирригационную сеть, дополнительное многомиллионное поголовье скота 99. Во многом как следствие территориального расширения КАССР было принято решение вывести из ее состава Оренбург, в котором, как и на прилегающих территориях, казахское население составляло явное меньшинство. 6 апреля 1925 г. Президиум ВЦИК принял постановление о выделении Оренбургской губернии из состава Казахской АССР. В восстановленную губернию вошли ее районы с преобладанием русского населения, а также часть Илекского уезда Уральской губернии. Новой столицей автономии, переименованной в Казахскую АССР, стал город Ак-Мечеть (совр. Кызыл-Орда) . В 1936 г. республика приобрела статус союзной.

Последующие изменения вплоть до распада СССР носили местный характер, практически всегда мотивируясь соображениями хозяйственной целесообразности, экономическим тяготением передаваемого участка к соседней республике. В отдельных случаях свою роль сыграла во многом насильственная политика перевода казахов к оседлому образу жизни. Это создавало потребность более четкого разграничения участков коллективных хозяйств и других народно-хозяйственных объектов, а также могло изменять характер взаимодействия таких объектов с сопредельной республикой.

Происходившие территориальные изменения утверждались Верховными Советами РСФСР и Казахской АССР, потом — высшим органом союзной власти. Так, в 1930 г. Омскому округу Сибирского края передали часть территории Петропавловского уезда КазССР. 11 ноября 1939 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР в состав КазССР из Челябинской области были отданы Веринский, Надеждинский, Михайловский, Константи- новский и Георгиевский сельский советы (см. прил. 5) .

Наибольшее число территориальных изменений довоенного периода произошло в приграничной зоне между Оренбургской (с 1938 г. по 1957 г. называвшейся Чкаловской) и Актюбинской областями. По всей видимости, это может быть объяснено сложностью этнического состава населения примыкающих к государственной границе территорий, также как и затруднительностью определения оптимальной линии разграничения в связи с многочисленными перекройками границ. Если вышедшим 11 ноября 1939

г. указом часть территории Степного района Актюбинской области (14 635 га земель Алимбетовского совхоза) передавалась в состав Чкаловской области (см. прил. 6); то уже 19 февраля 1940

г. к Актюбинской области отошла часть территории Адамов- ского района (200 га земель госфонда) соседнего региона (см. прил. 7), а также территория Красноярского сельского совета Буранного района (см. прил. 8) .

Изменения, происходившие в 1950—1960 гг., фиксировались более детально, чем ранее: к соответствующим решениям прилагалось описание измененного участка границы, которое уже мало отличалось от описания границы межгосударственной. Именно такую структуру имел Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1956 г. (утвержденный Законом СССР от 14 июля 1956 г.) о передаче южной части Джаныбекского района из Западно-Казахстанской в Астраханскую область (см. прил. 9); Указ Президиума Верховного Совета СССР от 24 ноября 1962 г. (ввиду фактически сложившейся системы землепользования передававший 381 га из Варненского района Челябинской области в состав Карабалыкского района Кустанайской области в обмен на эквивалентный по площади участок) (см. прил. 10) и Указ Вер- ховного Совета СССР от 6 декабря 1965 г. (передававший населенные пункты Бобровский и Санджурский с земельным участком площадью 1 833 га из Комсомольского района Кустанайс- кой области в состав Троицкого района Челябинской области) (см. прил. 11).

На локальном же уровне касавшиеся мелких участков вопросы владения и аренды могли решаться даже руководителями хозяйственных субъектов. Однако впоследствии статус ряда арендованных земель создал серьезные проблемы в процессе делимитации границы.

Более точный учет линии прохождения данной границы в послевоенный период не позволил полностью решить территориальные проблемы. Так, некоторые приграничные земли попали под двойной учет и были взяты на баланс в обеих соседних республиках; серьезные трудности создавало и частое изменение русл приграничных рек. В полной мере эти и другие аналогичные проблемы проявились в постсоветский период.

С распадом Советского Союза вопрос о максимально четком определении границы между Российской Федерацией и Республикой Казахстан встал на повестку дня. Необходимость делимитации связана с потребностями более тщательной охраны границы от проникновения контрабанды и нелегальных мигрантов, эксплуатации ресурсов приграничной зоны с выяснением отношений собственности, избежания перебоев в работе трансграничных народно-хозяйственных объектов, удовлетворения социально-экономических и гуманитарных нужд населения, по тем или иным причинам тяготеющего к центрам на территории сопредельной страны или нуждающегося в использовании находящихся на этой территории объектов.

Первым этапом процесса уточнения линии государственной границы стал раздел северной части Каспийского моря. Такой раздел был связан с необходимостью разрешения конфликта между ведомствами и нефтяными компаниями сопредельных стран. Служившая условной границей линия разграничения полномочий республиканских нефтегазовых министерств Азербайджанской ССР, Казахской ССР, Туркменской ССР и РСФСР, установленная в 1978 г. Министерством нефтяной промышленности СССР, не могла решить спор о принадлежности двух крупных нефтегазоносных структур — «Курмангазы» и «Хвалынское» 100. Результатом переговоров стало подписанное в июле 1998 г. российско-казахстанское соглашение «О разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование». В соответствии с соглашением такое разграничение осуществлялось по модифицированной срединной линии, координаты которой были отражены в протоколе к соглашению, подписанном 13 мая 2002 года. При определении модифицированной линии учитывались не только географические, но также исторические, затратные (вклад в разработку месторождений той или иной стороной) и другие факторы 101.

В соответствии с упомянутым протоколом ключевые месторождения в зоне срединной линии разграничивались следующим образом: за Россией признавались суверенные права на недропользование на месторождении «Хвалынское» и структуре «Центральная», а за Казахстаном — на структуре «Курмангазы». По условиям протокола, освоение углеводородных ресурсов указанных месторождений и структур осуществлялось совместно в пропорции 50 на 50. На структурах «Курмангазы» и «Центральная» доли участия сторон распределяются в пропорции 50 на 50. При этом 25 % доли участия российской стороны на структуре «Курмангазы» и 25 % доли участия казахстанской стороны на структуре «Центральная» резервируются в виде опциона, который предполагалось реализовать, соответственно, российской и казахстанской компаниями на коммерческой основе после открытия месторождения. Доля участия в месторождении «Хвалынское» определялась по договоренности хозяйствующих субъектов сторон 102 . Ввиду сложностей урегулирования проблем совместной эксплуатации ресурсов участка данное соглашение было ратифицировано Советом Федерации РФ лишь в марте 2003 года.

Начало процессу делимитации сухопутной части границы было положено Протоколом относительно намерений по делимитации государственной границы между Российской Федерацией и Республикой Казахстан, подписанным президентами обоих государств 12 октября 1998 года. Первое заседание делегаций сторон состоялось 31 августа 1999 г. в Москве; в ходе этого заседания было согласовано и утверждено Положение об организации работы и порядке ведения переговоров по делимитации государственной границы между Российской Федерацией и Республикой Казахстан. С осени 2000 г. двухсторонняя комиссия присту- пила к практической работе. За основу стороны приняли административно-территориальную границу, проведенную в советский период между РСФСР и КазССР. Ввиду трудностей разграничения возник ряд проблем, связанных с определением статуса спорных территорий: в частности, сообщалось о 18 спорных участках, примыкавших к Астраханской, Волгоградской, Оренбургской, Челябинской, Курганской, Омской областям и Алтайскому краю 103. Остановимся на некоторых из таких проблем. 1.

Принадлежность острова Укатный площадью 1 200 км2, расположенного недалеко от устья р. Кигач, разделяющей Астраханскую и Атыраускую области. Значение острова определяется, в первую очередь, его принадлежностью к структуре «Кур- мангазы», потенциальные запасы нефти в которой оцениваются в количестве 600 млн т. Кроме того, речь шла о статусе расположенного неподалеку острова Жесткий. Острота проблемы усугублялась тем, что от принадлежности этих двух островов во многом зависело проведение модифицированной срединной линии, разграничивающей дно Каспийского моря.

По свидетельству заместителя председателя Управления международного сотрудничества Совета безопасности РФ Александра Стопе, переговоры были очень сложными и эмоциональными, причем казахстанская сторона сначала пыталась утверждать, что этих островов вообще не существует, а затем заявила, что они принадлежат ей. В результате острова Укатный и Жесткий были признаны находящимися под российской юрисдикцией, что произошло во многом благодаря картографическим и архивным материалам, подготовленным специалистам из Астрахани 104. 2.

Имашевское газоконденсатное месторождение, также расположенное на участке (общей площадью 16 тыс. га), разделяющем Астраханскую и Атыраускую области в зоне каспийского шельфа. По объему извлекаемых запасов это месторождение занимало второе место в республике после Карачаганакского. О сложности данной проблемы свидетельствует тот факт, что она была урегулирована в ходе переговоров по делимитации последней, а также то, что российские компании долгое время к освоению ресурсов участка не допускались. В итоге месторождение и его ресурсы были разделены пополам. России отошло и расположенное в спорном районе традиционное место зимовки чабанов, которые, будучи казахами по национальности, являются гражданами РФ 105. 3.

Разъезд Комсомольский на участке Приволжской железной дороги в приграничной зоне, разделяющей Волгоградскую и Западно-Казахстанскую области. Проблема возникла в связи с тем, что железная дорога несколько раз пересекает границу, что было при ее строительстве сделано умышленно, дабы дать импульс развитию приграничных населенных пунктов. Однако в связи с новым статусом границы несовпадение ведомственной принадлежности упомянутых участков с государственными вызвало значительные затруднения при их делимитации и определении пограничного режима.

Железнодорожный разъезд Комсомольский площадью 39 га до начала процесса делимитации был поделен пополам. В результате останавливающиеся на разъезде поезда своими частями оказывались в разных государствах. При этом местные жители являлись российскими гражданами.

В целях решения этой проблемы была достигнута договоренность о передаче разъезда России взамен эквивалентного участка в том же земельном хозяйстве 106. 4.

Дендрарий (лесной стационар) в зоне между сопредельными населенными пунктами Вишневка (Волгоградская область) и Джаныбек (Западно-Казахстанская область), созданный Академией наук СССР в 1933 году. В полупустынных условиях создателям удалось вырастить деревья из различных частей земного шара, что является единственным в мире успешным экспериментом такого рода 107.

Меньшая часть объекта (после распада СССР объявленная национальным парком) находится на российской, а другая — на казахстанской территории. Это отрицательно сказывается на состоянии дендрария, тем более что казахстанская сторона, по- видимому, не в силах выделять сколько-нибудь значительные средства на его содержание, а с трудом выращенные деревья вырубаются местным населением. Однако дендрарий примыкает к поселку Джаныбек, и в случае его передачи России поселок оказался бы разделенным. Усилия российской стороны добиться благоприятного для себя решения, в том числе и путем обмена территории стационара на эквивалентный участок, по имеющейся у автора информации, успеха не имели. 5.

Режим пользования самым крупным в Заволжье Варфоломеевским водохранилищем, расположенным на реке Малый

Узень на границе между Саратовской и Западно-Казахстанской областями. При том, что плотина находится на территории Казахстана, само водохранилище, расположенное в пределах РФ, имеет ключевое значение в водоснабжении ее приграничных районов. По обоим берегам приграничной реки имеются так называемые срезки, благодаря которым при определенном уровне подъема воды (сооружение, обеспечивающее такой уровень, также находится на казахстанской территории) вода самотеком может поступать в каналы, что позволяет в итоге заливать лиманы — низины, естественные кормовые угодья в Казахстане и в сопредельном Алгайском районе. Чтобы воспользоваться срезкой с российской стороны, необходимо поднять зеркало воды в водохранилище до отметки 26,15 м от уровня дна Каспийского моря, в то время как для стороны казахстанской уровень в 25 м является достаточным. Таким образом, водоснабжение Алгайского района Саратовской области зависит от казахстанских соседей, и потому, несмотря на существующие договоры, регламентирующие порядок и график пропуска воды, проблемы с нехваткой воды району приходится решать на уровне не ниже правительства области 108.

На переговорах российская сторона предложила передать ей плотину, ссылаясь на то, что объект в свое время был построен за счет средств и ресурсов РСФСР. Казахстанская же сторона полагала, что вопрос носит хозяйственный характер, не входя в компетенцию делегаций по делимитации границы 109. 6.

Золоотвальная площадка Троицкой ГРЭС. Государственная граница между Россией и Казахстаном прошла по производственной площадке Троицкой ГРЭС. Само предприятие находится на территории Челябинской, а площадка — Кустанайской области, хотя передана в распоряжение электростанции постановлением Совмина Казахской ССР еще в 1973 году. Все находящееся на площадке имущество также является собственностью ТГРЭС. Однако после распада СССР операция вывоза золы приобрела статус «трансграничной перевозки опасных отходов», причем в соответствии с Таможенным кодексом РФ эта зола является... предметом экспорта 110. 7.

Принадлежность поселка Огнеупорного. Формально поселок площадью 293 га находился на территории Кустанайской области у границы с областью Челябинской. Однако фактически жизнеобеспечение этого поселка, построенного в конце 1960-х гг. Магнитогорским металлургическим комбинатом для освоения Бус- кульского карьера (месторождения белой огнеупорной глины), полностью осуществлялось за счет российской стороны. В поселке, в который из Казахстана можно добраться только дважды пересекая границу с РФ, проживают около 700 чел., причем все они к началу переговоров о делимитации являлись российскими гражданами; на его территории были в обращении российские деньги, дети учились в школах по российским программам.

В результате переговоров между комиссиями по делимитации границы в ноябре 2002 г. было принято принципиальное решение (впоследствии подтвержденное и формально) о передаче пос. Огнеупорного России. Взамен Казахстан получал 293 га пахотных земель Чесменского района Челябинской области. Сам Бускульский карьер, социальная сфера управления которым находится в пос. Огнеупорном, остался в собственности Казахстана; срок его аренды Магнитогорским металлургическим комбинатом истекает в 2023 году 111. В ходе процесса делимитации возникли и другие проблемы. Так, на участке, разделяющем Оренбургскую область с Актю- бинской, речь шла об определении границ на стыке этих областей с Челябинской; о разграничении между Соль-Илецким (РФ) и Хобдинским (РК) районами по меняющей русло р. Илеку; установлении принадлежности мостов у г. Новотроицка (Оренбургская область); статусе с. Пригородного, как и в случае с пос. Огнеупорным находящегося на территории Казахстана, при томі, что большинство жителей имели российское гражданство 112 ; о решении сходной проблемы с жителями формально относящейся к Актюбинской области станции Союзной; об определении принадлежности участка отстойных сооружений Орско-Ха- лиловского комбината г. Новотроицка 113; принадлежности приграничных мостов около того же города 114; корректировке разграничительной линии в Курганской области, где граница проходила по углу клуба и огородам жителей с. Романова Половин- ского района 115; об уточнении границы в тех зонах, где ведомственная принадлежность железных дорог не совпадала с государственной и т. п. Подобные вопросы возникали и при делимитации других участков государственной границы. Во всех случаях данные вопросы решались в конструктивном духе, путем пере- говоров. Ключевую роль в этих переговорах сыграли власти приграничных регионов, что давало возможность максимально учитывать местные потребности, однако серьезно сужало возможность маневра при обмене приграничными территориями, находящимися в пределах разных регионов.

Итогом переговоров стало подписание договора о делимитации границы, состоявшееся в ходе официального визита казахстанского Президента Н. Назарбаева в Москву 18 января 2005 года. Стороны подчеркнули, что переговоры прошли в конструктивном духе и по всем спорным вопросам удалось найти взаимоприемлемое решение 116. Таким образом, самая длинная в мире сплошная сухопутная межгосударственная граница спустя 13 лет после начала своего существования в данном статусе получила юридическое оформление. Однако практически любая межгосударственная граница — структура, не лишенная динамики, хотя ее изменения порою происходят в течение длительного исторического периода. С учетом существующих проблем в межэтнических отношениях и в сфере хозяйственного использования приграничных участков и ряда инфраструктурных объектов не исключено, что изменения линии российско-казахстанской границы будут происходить в дальнейшем.

* * *

Российско-казахстанская граница и прилегающая к ней территория представляют собой феномен, уникальный и в количественном (огромная протяженность, богатые ресурсы и т. п.), и в качественном (открытость столь обширной зоны для интенсивного взаимодействия населения, отождествляющего себя с европейской и азиатской, христианской и мусульманской культурными традициями; наличие разнообразных, иногда противоречивых и противоположных интерпретаций значения пограничья) отношениях. Современная граница между Россией и Казахстаном образовалась в результате сложного переплетения социальных, экономических и политических процессов, большинство из которых направлялось централизованно, сверху. В ее образовании можно выделить следующие этапы. 1. Со второй половины XVI в. по конец XVII века. Очаговое расселение российских поселенцев во фронтирной зоне. Места, в которых основывались российские форпосты, выбирались на основе благоприятного сочетания естественно-природных (наличие реки поблизости, удобство с точки зрения организации обороны) и экономических (наличие ресурсов для ведения хозяйства, возможности для взаимовыгодного торгового обмена с местным иноэтничным населением или его же эксплуатации с целью извлечения экономической выгоды) критериев. Западная часть по- граничья во многом стихийно заселялась яицкими казаками, процесс этногенеза которых происходил тогда же. В XVI — начале XVII в. имел место и процесс этногенеза казахов, формировались территориальные идентичности (жузы и менее крупные ро- доплеменные общности) с представлениями о границах— пока подвижных и динамично изменявшихся по соображениям хозяйственной целесообразности. 2.

XVIII в. — первая половина XIX века. Систематическое строительство укрепленных линий, призванных защитить российские поселения от набегов со стороны степи. Для обороны максимально использовались естественные препятствия, в частности реки (Яик, Уй, Иртыш и др.) . Интенсивная колонизация прилинейных территорий. Организация разработки их ресурсов (полезных ископаемых и т.п.). Переход большей части казахов в зависимый от России статус, причем к концу XIX в. такая зависимость существенно усилилась по сравнению с тридцатыми годами того же столетия. Упорядочение торговли жителей приграничных территорий с казахами. Обозначение территорий, кочевание на которых запрещалось или жестко регламентировалось (к западу от р. Яика, к северу от р. Иртыша и т.п.). 3.

20-е — 60-е гг. XIX века. Административно-территориальный раздел казахской степи, образование сначала округов (делившихся на волости и т.п.), а затем — уездов. Утрата оборонительными линиями своего прежнего значения. Северные границы образованных областей (Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской) не совпадали с укрепленными линиями, захватывая располагающиеся за ними территории и опираясь на прилинейную инфраструктуру (в частности, города Уральск, Оренбург, Орск, Акмолинск, Петропавловск, Семипалатинск, Усть-Каменогорск) . Начало медленного процесса оседания кочевников. Внедрение в их культуру представления о четких и неподвижных границах. 4.

70-е годы XIX в. — 1917 год. Развитие инфраструктуры приграничных территорий. Речь идет об основании или росте та- ких ныне крупных городов, как Актюбинск, Кустанай, Новосибирск; строительстве Транссибирской магистрали и проходящего ныне вдоль границы участка Приволжской железной дороги. Ряд приграничных населенных пунктов был основан в ходе крестьянской колонизации (в частности, столыпинской аграрной реформы) . 5.

1917 г. — середина 1920-х годов. На передний план выходит этнонациональный фактор. Идею создания казахской автономии, активно пропагандировавшуюся националистической организацией «Алаш», поддержали большевики, в основном согласившиеся с представлениями алашистов относительно территориальных границ такой автономии. Более того, подобные границы были несколько расширены, что объясняется, в первую очередь, политическими мотивами, в частности, желанием обратить в свою пользу лозунги национального самоопределения, а также ослабить враждебно настроенное казачество. Немалое значение имел и фактор экономический, при учете, что полноценное развитие сформированной республики без промышленной и социальной инфраструктуры прилинейных территорий было бы серьезно затруднено. Поэтому в ходе размежевания большинство спорных вопросов решалось в пользу КАССР, а столицей автономии почти шесть лет являлся временно переданный ей Оренбург — бывший оплот имперской политики в отношении казахской степи. 6.

Середина 1920-х — начало 1990-х годов. Уточнение административной границы. На первый план выходят хозяйственные соображения: изменения мотивируются целесообразностью использования передаваемой территории для развития сопредельной республики. В 1950-е гг. законодательные акты об изменении границы стали сопровождаться ее описанием, мало отличающимся от описания линий прохождения границ в международных договорах. Однако вплоть до распада СССР убедительного решения не получили проблемы, связанные с двойным учетом земельными комитетами соседних республик некоторых приграничных участков, изменением русл рек, статусом арендованных территорий, использованием хозяйствующими субъектами объектов и участков по другую сторону границы. 7.

Постсоветский период. Обретение границей статуса межгосударственной. Становление системы пограничной охраны. Осуществление делимитации. Примечания 1

Большей протяженностью обладает лишь граница между США и Канадой (8 893 км) , но из них 2 477 км приходится на участок канадской границы с Аляской. См. : The World Factbook. Central Intelligence Agency. Режим доступа: http://www.cia.gov /factbook.html/. 2

Так, в конце 2001 г. оценочная цифра, фигурирующая в официальной информации ФПС, составляла 7 598,6 км (см.: Эксперт. 2001. 17 дзк. С. 62). 3

Федеральная пограничная служба Российской Федерации: Справ, материал о рос.-казахст. отношениях в погранич. сфере. Б. м., 2003. 4

По данным ежегодно публикуемой страноведческой базы данных Центрального разведывательного управления («Year Factbook») протяженность российско-казахстанской границы составляет 6 846км (см.: The World Factbook. Central Intelligence Agency. Режим доступа: http://www.cia.gov/factbook.html/). Еще более скромная цифра — 6 477 км — фигурирует в географическом разделе одного из популярных казахстанских информационных сайтов — http:// www.kaz.newmail.ru/HMAGEOGR.HTM/?, — что примерно соответствует официальной казахстанской оценке. 5

Протокол о международных автомобильных дорогах Содружества Независимых Государств от 11 сентября 1998 года // Таможенная система Республики Казахстан. Режим доступа: http://www.keden.kz /zakon.html?doc=57 3. 6

Рассчитано по: Человек и граница. Российско-Казахстанское приграничье. Социальный паспорт и одномерные статистические распределения. Челябинск, 2001. С. 6, 11, 14—16, 24, 29, 34, 43, 48; а также по данным автора. 7

По данным Федеральной пограничной службы РФ, в зоне российско-казахстанской границы насчитывается 8 арендуемых железнодорожных участков, проходящих по территории сопредельного государства. 4 таких участка арендуются Россией и 4 — Казахстаном. 8

Показателен тот факт, что в 2001 г. за прохождение 40-километрового участка по территории РФ российские предприятия платили Казахстанской железной дороге сумму, эквивалентную 3 500 руб., с одного вагона, что обходилось им почти в 10 раз больше, чем перегонка того же состава от станции Локоть до Барнаула. См.: Плутарев В., Носатов И. Великий контрабандный путь // Независимая газета. 2003. 21 апр. С. 12. 9

См.: Зубаревич Н. Взаимодействие России с южными соседями: проблемы и перспективы // Что хотят регионы России. Сайт Московского Центра Карнеги. Режим доступа: http://pubs.carnegie.ru/books /1999/10am/03.asp/. 10

История образования Юго-Восточных рубежей России: Ин- форм. -аналит. материал Юго-Восточ. регион. отд-ния ФПС России. Челябинск, 2001. С. 32. 11

Пора привести балансовую принадлежность ЛЭП в соответствие с госграницей — совещание энергетиков РК и РФ // Казин- форм. 2003. 25 июня. Режим доступа: http://www.kazaag.kz /showarticle2.php?articleID=39853. 12

Такое предложение еще до переговоров выдвигалось, например, властями Оренбургской области, выступавшими за передачу Соль-Илецкого участка в подчинение Южно-Уральской железной дороге. См., например: Горшенин С.Г., Калинин А.Е. Приграничное сотрудничество: региональный аспект. Оренбург, 1999. С. 39. 13

Так, в ходе проведенной осенью 1999 г. Уральским таможенным управлением широкомасштабной операции путем разведывательного поиска с вертолета установлено и нанесено на карту 17 вновь образованных сезонных дорог, по которым перевозились сельскохозяйственные продукты. См: Бичехвост А.Ф. Российско-казахстанская граница как стабилизирующий фактор на юго-востоке постсоветского геополитического пространства // Границы безопасности и безопасность границ. Челябинск, 2001. С. 193. 14

Зубаревич Н. Указ. соч. Необходимо упомянуть о том, что многие положения данного исследования содержатся (с многочисленными дословными совпадениями) в работе профессора Уральской Академии государственной службы (г. Екатеринбург) В.П. Тимошенко (см.: Тимошенко В.П. Республика Казахстан и Российская Федерация: грани взаимодействия // Границы безопасности. .. С. 122—137) . При этом ни один из авторов не ссылается на работы другого. 15

История образования Юго-Восточных рубежей России... С. 32. 16

См.: Зубаревич Н. Указ. соч. 17

Рассчитано по: Энциклопедия СНГ. Выпуск «Регионы России». М., 2001. С. 209—235. 18

Там же. 19

Регионы Казахстана в 2002 году. Основные социально-экономические показатели: [Буклет]. Алматы: Агентство Республики Казахстан по статистике, б. г. 20

Рассчитано по: Региональный статистический ежегодник Казахстана: Стат. сб., 1995—1998. Алматы, 1999. С. 90, 150—151. 21

Волга. Независимая газета Астраханской области. 2000. 23 авг. 22

По оценке на 1999 год. Рассчитано по: Энциклопедия СНГ... 23

Муллаянов Р.Ш. Актуальные проблемы пограничной политики современной России // Границы безопасности... С. 44. 24

Информация на 1 января 1998 года. Рассчитана по материалам сайта Brief Research Group (http://www.brif.kz) . 25

Данные Всероссийской переписи населения 2002 года. См. : Государственный комитет РФ по статистике. Режим доступа: http: / / www.gks.ru. 26

То же; Энциклопедия СНГ... 27

Автор приносит свои извинения за невозможность сослаться на письменный источник, содержащий данные по статистике приграничных районов Казахстана, основанные на официальных результатах казахстанской переписи 1999 года. 28

Huntington S. «Clash of Civilizations?» // Foreign Affairs. 1993. Vol. 72, №3. Р. 22—25. 29

Могилевкин И. Россия недооценивает опасность, идущую с юга // Россия и мусульманский мир. 1994. № 11. С. 5 — 12. 30

См.: Исламский миграционный поток и метаморфозы российской геокультуры в XXI в. Семинар группы «Русский архипелаг» // Русский Архипелаг — геополитика, геокультура, геоэкономика и стратегии будущего Русского мира. Режим доступа: http:// www.archipelag.ru/text/279.htm. 31

Милославский Г.В. Интеграционные процессы в мусульманском мире. (Очерки исламской цивилизации) . М., 1991. С. 26. 32

См., например: Donnan H., Wilson T. Borders: Frontiers of Identity, Nation and State. Oxford; N. Y., 1999. Р. 12. 33

Цымбурский В.Л. Россия — Земля за Великим Лимитрофом: цивилизация и ее геополитика. М., 2000. С. 3. 34

Там же. С. 12. 35

Там же. С. 22. 36

См.: Raffestin C. Autour de la fonction sociale de la frontiere // Identites, Espaces, Frontieres. P., 1993. 37

Согласно некоторым подсчетам, Казахстан по ряду социально-экономических показателей опережает или в ближайшее время будет опережать Россию (см., например: Головачев В. Не всем хватит на хлеб с маслом // Труд. 2001. 14 нояб.) . По приводимой автором информации в 2001 г. средняя зарплата в России составляла в эквиваленте 119 долл., тогда как в Казахстане — 124 доллара. 38

Обзор соответствующих концепций дан в работе: Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география. М., 2001. С. 301—378. 39

Подробнее см.: Власова М.Н. К вопросу о возникновении городов на территории Западной Сибири // Всероссийская научная конференция «Наука и образование», г. Белово, 12—13 апреля 2002 г. Режим доступа: http://www.belovo.kemsu.ru/conferens/conferens1/tezis /Sek2_1/13.html#06. 40

Так, в одном из указов оренбургской администрации казахам запрещалось кочевать вблизи Яицкого городка и других строящихся крепостей «дабы тако к ссорам с рус [с]кими людьми, а особливо с яицкими казаками и с волскими калмыками никакова поводу не было» [1742 г. октября 19. Указ начальника Оренбургской комиссии И. Не- плюева о запрещении казахам кочевать близ реки Яик. № 100 / / Казахско-русские отношения в XVI—XVIII веках: (Сб. документов и материалов) . Алма-Ата, 1961. С. 262—263]. 41

История пограничной службы // Пограничная служба ФСБ России. Режим доступа: www.fps.ru; Аполлова Н.Г. Экономические и политические связи Казахстана с Россией в XVIII — начале XIX в. М., 1960. С. 152. 42

Быков А.Ю. Присоединие казахских племен к Российской империи и первые административные реформы в XVIII — середине XIX вв.: Рукопись. Барнаул, б. г. 43

См.: Аполлова Н.Г. Указ. соч. С. 346. 44

В особых случаях, когда неблагоприятные природные условия ставили угрозу массового падежа скота, российские власти разрешали пропускать только скот с охраной, однако в 1757 г. и это право было у них отнято императорским указом. См.: 1757 г. декабря 24. Грамота имп. Елизаветы хану Нурали о запрещении казахам перегонять скот через р. Яик. № 214 // Казахско-русские отношения... С. 547—548. 45

1 8 0 8 г. июня 17. Указ имп. Александра I Оренбургскому военному губернатору Г. С. Волконскому по поводу перехода казахов на так называемую внутреннюю сторону р. Урала. № 97 // Там же. С. 175—177. 46

1734 г. июня 10. Грамота имп. Анны хану Абулхаиру о согласии на его просьбу о постройке города в устье р. Орь. № 52 // Там же. С. 116—117. 47

См.: Зиманов С.З. Политический строй Казахстана конца XVIII и первой половины XIX веков. Алма-Ата, 1960. С. 243. 48

См.: Власова М.Н. Указ. соч. 49

Подробнее см.: Аполлова Н.Г. Указ. соч. С. 135. 50

Там же. 51

Автор благодарен российскому историку А.Ю. Быкову за любезно предоставленную информацию по данному вопросу. 52

Подробнее см. : Масанов Н.Э. Проблемы социально-экономического развития Казахстана на рубеже XVIII—XIX веков. Алма-Ата, 1984. 53

См. : 1734 г. июня 10. Грамота имп. Анны. .. 54

Куфтин Б.А. Киргиз-казаки: культура и быт. М., 1926. Пит. по: Масанов Н.Э. Указ. соч. С. 90. 55

Зиманов С.З. Указ. соч. С. 261—262. 56

Там же. С. 263. 57

Там же. С. 234. 58

См. : 1734 г. июня 10. Грамота имп. Анны. .. 59

См.: Шахматов В.Ф. Казахская пастбищная община (вопросы образования, эволюции и разложения) . Алма-Ата, 1964. С. 38. 60

Там же. С. 40. 61

1823 г. января 26. Предписание оренбургского генерал-губернатора П. К. Эссена в Оренбургскую пограничную комиссию о наказании казахов по общероссийским законам за переход через границу. №91 // Русско-казахские отношения в XVIII—XIX веке: (Сб. документов и материалов ) . Алма-Ата, 1964. С. 168—169. 62

См. : 1829 г. июля 27. Рапорт чиновника Оренбургской пограничной комиссии Ларионова председателю этой комиссии о положении в Букеевском ханстве // Там же. № 135. С. 232—233. 63

Энциклопедический словарь / Под ред. Ф. Брокгауза и И. Эфрона. Репр. воспроизведение изд. 1903 г. М., 1993. С. 360. 64

Астрахань в кармане / Под ред. А.Д. Загорянского, Ф.П. Замкова. Астрахань, 1925. С. 59. 65

Энциклопедический словарь. С. 802. 66

Небольсин П. Очерки Волжского Понизовья. СПб., 1852. С. 163. 67

См. там же. С. 38—40. 68

Там же. 69

Там же. С. 157. 70

Там же. С. 157—158. 71

См.: Зиманов С.З. Указ. соч. С. 149. 72

История Казахстана. Режим доступа: http://kazakhstan.awd.kz /theme/116_1.html. 73

Быков А.Ю. Проблема седентаризации в политике России в Казахстане. XVIII — начало XX вв.: Автореф. дис. ... канд. истор. наук. Барнаул, 2001. С. 17. 74

Зиманов С.З. Указ. соч. С. 168. 75

См.: История Казахстана. .. 76

Там же. С. 246. 77

Там же. 78

Там же. С. 122. 79

Кузембайулы А. , Абил Е. История Республики Казахстан. Астана, 2000. С. 290. 80

1917 г., 5—13 декабря, г. Оренбург. Из протокола заседания Общекиргизского съезда. Постановление об образовании национально-территориальной автономии казахов «Алаш» и предоставлении национальным меньшинствам экстерриториальной культурной автономии // Мартыненко Н. Алаш-Орда: Сб. документов. Кзыл-Орда, 1929. С. 51—52. 81

Бейсембаев С. Ленин и Казахстан (1897—1934). Алма-Ата, 1968. С. 179, 203. 82

Цит. по: Там же. С. 190. 83

Там же. С. 204. 84

Там же. 85

Там же. С. 203. 86

После образования Челябинской губернии в 1919 г. Куста- найский уезд в сентябре того же года вошел в ее состав. Однако состоявшийся уже в октябре съезд казахов уезда просил Киргизский революционный комитет ходатайствовать перед Центром об оставлении территории в составе Степного края, образованного на месте Степного генерал-губернаторства. В феврале 1920 г. принципиальное решение о передаче уезда Киргизской автономии было принято. См. : БейсембаевС. Указ. соч. С. 202—203, 205. 87

Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «Об образовании Автономной Киргизской [Казахской] социалистической республики» от 26 августа 1920 г. № 21 // Собрание действующего законодательства СССР. Разд. 1: Законодательство об общественном и государственном устройстве. Кн. 1. М., 1973. С. 40-43. 88

БейсембаевС. Указ. соч. С. 205, 207. 89

См.: Козыбаев М.К., Козыбаев И.М. История Казахстана: (Учеб. для учащихся 10 класса русских школ) . Алма-Ата, 1992. С. 92—93. 90

См., например: Разгон Н. Предисловие // Алтайская губерния—Казахстан. 1917—1925. История административно-территориального разграничения: (Сб. документов). Барнаул, 2001. С. 8—10. 91

Там же. С. 205—206. 92

Протокол Межведомственной комиссии по установлению границ между Семипалатинской и Алтайской губерниями. 2 июня 1920 г. № 61, п. 2 // Там же. С. 117. 93

Выписка из протокола заседания Алтгубисполкома по вопросу об установлении границ между Алтайской и Семипалатинской губерниями. 10 августа 1920. № 74 // Там же. С. 139. 94

Постановление ВЦИК о передаче Бухтарминского уезда и волостей Змеиногорского уезда Казахской републике. №97 // Там же. С. 182. 95

Разгон Н. Указ. соч. С. 12—13. 96

Письмо Административной комиссии при Президиуме ВЦИК РСФСР Центральному исполнительному комитету Автономной Киргизской республики и Алтайскому губисполкому о принадлежности Коростелевской степи с лесными дачами. 13 июля 1923 г. № 123 // Алтайская губерния — Казахстан... С. 221. 97

Постановление ВЦИК РСФСР о передаче поселков Рубцовского уезда Алтайской губернии в Казахстан. 27 октября 1924 г. № 138 // Там же. С. 239. 98

См.: Разгон Н. Указ. соч. С. 15—16. 99

Нурпеис К. Пограничный вопрос // Континент. Алма-Ата, 2000. №21.

100 Боков М. Курмангазы де-факто и де-юре. Россия и Казахстан делят Каспийский шельф. Режим доступа: http://www.caspinfo.ru/data /2001/CS006215.TXT. 101

См., например: Caspian Geopolitical Issues. Режим доступа: http://www.caspinfo.ru/data/2002_EN.HTM/001384.HTM. 102

См. : Думское обозрение. 2003. 15 марта (№ 34) . 103

Федеральная пограничная служба Российской Федерации... 104

Caspian Geopolitical Issues... 105

См., например: Политов Ю. Казахстан уступил России зимовку чабанов // Известия. 2005. 18 янв. 106

См., например: Завершен процесс делимитации государственной границы между Россией и Казахстаном // Газета СНГ. 2003. 26 авг. Режим доступа: http://gazetasng.ru/article.cgi?id=45893. 107

См. : Кенжегалиева Г., Кулик Я. Казахстан и Россия делят приграничные земли на приграничной полосе // Караван. 2002. 12 апр. 108

Осипов В. Ты живешь на одном, ну, а я на другом — на высоком берегу на крутом // Саратовские вести. 2000. 12 дек. 109

Ершова М. Хрустальные границы. Режим доступа: http:// www.gazeta.kz/art.asp?aid=97 92. 110

Иванников Ю. Экономическое чудо. ГРЭС, которую мы теряем. Режим доступа: http://www.infoural.ru/infoural/aif/r2/124.html. 111

Исупова Т. Челябинская область и Казахстан поменяются территориями// Новый регион. Режим доступа: http://region.urfo.org /everyday/art/51151.asp. 112

Заседание делегаций России и Казахстана // Рика ТВ. 2001. 28 июня. Режим доступа: http://www.rikatv.kz/article.php?sid=685. 113

Ершова М. Указ. соч. 114

Заседание делегаций России и Казахстана. . . 115

Гессе Н. Обсудили, пришли к соглашению, запротоколировали // Новый мир. 2001. 28 нояб. (№ 222) . 116

Политов Ю. Указ. соч.

<< | >>
Источник: Голунов, С. В.. Проблемы безопасности и международного сотрудничества : [монография] / С. В. Голунов ; ВолГУ ; Центр региональных и трансграничных исследований ; науч. ред. Л. Б. Вардомский. — Волгоград : Изд-во ВолГУ. — 422 с.. 2005

Еще по теме § 3 . Формирование границы в исторической ретроспективе:

  1. ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ эволюции П. Н. МИЛЮКОВА
  2. ВВЕДЕНИЕ.
  3. § 3 . Формирование границы в исторической ретроспективе
  4. НАУЧНАЯ И ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ -ВАЖНЕЙШИЙ ПРИОРИТЕТ ДЛЯ ЕВРАЗИЙСКОГОНАЦИОНАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТАИМ. Л.Н. ГУМИЛЕВА
  5. Древний Рим (Собственность и свобода)
  6. 2.1. Закономерности генезиса образовательных систем при прогнозе развития этнокультурной системы образования
  7. Глава 2 СВОБОДА И ЛИБЕРАЛИЗМ: ТЕОРИЯ ВОПРОСА
  8. Гордон Чайлд
  9. §1. Феномен социального в историко-философской ретроспективе
  10. ТРАНСФОРМАЦИЯ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
  11. Введение
  12. Введение