<<
>>

Государство Израиль

Для Государства Израиль проблемы, связанные с попытками Ирана разрабатывать собственную ядерную программу, имеют не менее, а в отдельных аспектах даже более важное значение, чем, например, вопросы, относящиеся к урегулированию арабо-израильского конфликта.

Представители руководства Израиля постоянно обращали внимание на наличие реально существующей угрозы, якобы исходящей со стороны Ирана в адрес еврейского государства.

К примеру, по сообщениям The Times, в июне 2002 г. в ходе конфиденциальной встречи с генеральным секретарем НАТО Дж. Робертсоном руководитель израильской разведки «Моссад» Э. Халеви предупредил Североатлантический альянс, что Иран не только активно работает над ядерной программой, но и разрабатывает ракеты, способные нанести удар по целям, расположенным в странах Запада. Обвиняя Иран в разработке ядерного оружия, а также осуществлении секретной программы по созданию химических и биологических вооружений, Э. Халеви выразил в своем лице заинтересованность Израиля в том, что

бы заручиться поддержкой Запада против Ирана, который остается его самым непримиримым врагом[447].

4 июля 2003 г., после того, как стало известно о том, что в июне 2003 г. руководство Государства Израиль, озабоченное ядерной программой Ирана, подписало контракт на 319 млн. долларов о покупке 5 тыс. управляемых бомб производства США, из них 500 - GBU-28 (2270-килограммовая бомба с лазерным наведением, предназначенная для уничтожения объектов, расположенных глубоко под землей), в Haaretz появилась статья с громким заголовком: «Иранская ракета сможет достичь Израиля», в которой, в частности, подчеркивалось: «Иран успешно завершил испытания ракеты "Шихаб-3", дальность полета которой позволяет ей достигать территории Израиля... По оценкам западных экспертов, 16-метровая ракета с одной ступенью "Шихаб-3" может нести до 1 тонны взрывчатки, однако не отличается большой точностью, хотя не исключено, что за прошлый год она была несколько усовершенствована.

В любом случае в радиус попадания "Шихаб-3" входит Израиль... »[448]. «Иранская ядерная программа к концу этого года достигнет "точки невозвращения" - к этому моменту Иран уже сможет обогащать уран для военных целей», - подчеркнула 25 января 2005 г. The Jerusalem Post[449].

Другая не менее серьезная опасность, по мнению СМИ Государства Израиль заключалась в том, что развитие иранской ядерной программы может спровоцировать на аналогичные действия страны, расположенные на Ближнем Востоке. В связи с этим 24 апреля 2006 г. Haaretz в статье «Ядерный опыт Ирана может быть заразителен» писала: «Военно-гражданский комитет Израиля пришел к заключению, что за Ираном могут последовать другие мусульманские страны на Ближнем Востоке, развивая собственное ядерное вооружение. Существенная часть доклада посвящена ядерной угрозе Израилю. Иран может разжечь весь Ближний Восток и представлять собой угрозу для существования Израиля. Комитет полагает, что если Иран получит ядерное оружие, то другие мусульманские страны Ближнего Востока попытаются последовать его примеру»[450].

Подобного рода материалы, во множестве появлявшиеся в СМИ Государства Израиль, конечно же, не могли не оказать своего воздей

ствия на состояние массового сознания жителей Государства Израиль и их мнение в отношении иранской ядерной программы.

Другой момент, который, на наш взгляд, также являлся определяющим в процессе оформления конфигурации общественного мнения в Государстве Израиль относительно иранской проблемы, связан с тем, что весьма распространенным оказалось мнение о том, что Иран несет ответственность за периодически совершаемые террористические акты. «Большая часть террористических актов, совершенных после объявленного. прекращения огня, была проведена членами "Фатх", которые получали приказы и финансирование из Ирана», - подчеркнула 6 августа 2003 г. в связи с этим Haaretz[451]. И далее: «Вооруженные боевики, которые получают приказы из Ирана, в основном являются членами местных ячеек, входящих в состав "Бригад мучеников Аль- Аксы", боевого крыла "Фатх", партии председателя палестинской администрации Ясира Арафата.

Тот факт, что они входят в "Фатх", не означает, что они обязательно исполняют поручения политического руководства партии, заявили представители спецслужб. Террористы в гораздо большей степени зависят от денег и указаний из Ирана.»[452].

Учитывая все вышеуказанное, а также непосредственную близость в территориальном отношении еврейского государства к Ирану, становится понятным, почему жители Государства Израиль в своих взглядах в отношении иранской ядерной программы оказались близки к американцам и даже, более того, проявляли свою решительность, пожалуй, сильнее всего, как, впрочем, и руководство Израиля.

Так, согласно результатам опроса общественного мнения, проведенного 18-22 июня 2006 г., подавляющее большинство жителей Государства Израиль (83 % против 9 % при 8 % выбравших ответ «Затрудняюсь ответить») считало, что Иран предпринимает попытки получить собственное ядерное оружие, тогда как немногие полагали, что Иран производит из радиоактивных материалов топливо, учитывая исключительно потребности энергетики[453].

Кроме того, жители Государства Израиль проявляли беспокойство в связи с тем, что Иран, вероятно, окажется в числе ядерных держав (рис. 3.1.1).

Решительный, в отличие от жителей стран Западной Европы и США, настрой жителей Государства Израиль подтверждают ответы, полученные на вопрос, касавшийся вероятных шагов представителей международного сообщества, в случае если Иран по-прежнему будет осуществлять свою ядерную программу (рис. 3.1.2, табл. 3.1.1).

О 10              20              30              АО              50              60              70              S0              90              IX

№ окахыamp;зть давление ка Ирак Использовать только дкппошткчкюй акции Ввктк б отношении Ирака экономические санкции Использовать вооруженны* силы с тем.

чтобы уничтожить ядеркые объекты Ирана Затрудняюсь ответить

Рис. 3.1.2. Варианты воздействия на Иран: мнение жителей Государства Израиль и американцев.

Источник: BBC World Service. POLL. Iran's Nuclear Ambitions Cause Concern, But People Want a Negotiated Settlement. - http://www.bbc.co.uk/.

Примечание.

Вопрос, который был задан, звучал так: «Как Вы знаете, Совет Безопасности ООН выдвинул в адрес Ирана требование не производить ядерное топливо. Если Иран продолжит эти действия, то что в данном случае должен предпринять Совет Безопасности ООН?».

Таблица 3.1.1

Проблема Ирана и мнение жителей Г осударства Израиль о действиях СБ ООН

«Совет Безопасности ООН потребовал от Ирана, чтобы он не производил ядерное топливо. Какие вероятные действия, на Ваш взгляд, должен осуществить Совет Безопасности ООН, если Иран будет продолжать это делать?»

В целом

США

Г осударство Израиль

2006 г.

Использовать дипломатические усилия

40

24

23

Установить экономические санкции

29

45

32

Уполномочить использование военной силы

10

21

30

путем нанесения ударов против объектов Не оказывать давление на Иран

10

4

7

Затрудняюсь ответить

11

6

8

2008 г.

Использовать дипломатические усилия

43

31

15

Установить экономические санкции

26

45

37

Уполномочить использование военной силы

8

15

34

путем нанесения ударов против объектов Не оказывать давление на Иран

14

4

6

Затрудняюсь ответить

9

5

8

Источник: BBC World Service.

POLL. BBC World Service Poll: Global Views of Countries. - http://www.bbc.co.uk/.

На наличие большей степени решительности среди жителей государства Израиль в том, что касалось иранской проблемы, указывают и результаты других опросов общественного мнения. В октябре 2004 г. более 1/3 высказалось в поддержку осуществления превентивного по своему характеру военного удара по Ирану, его ядерным объектам, хотя число сторонников невоенных средств, прежде всего в виде режима санкций, тогда составляло более половины[454]. Примерно такие же результаты были выявлены 14 декабря 2005 г. [455].

18-19 января 2006 г. на вопрос «Если дипломатические усилия, связанные с Ираном, потерпят неудачу, Израиль должен осуществить военные действия против Ирана, даже несмотря на риск возмездия?»

были получены следующие ответы: «Да, должен» - 49 %, «Нет, не должен» - 40 %, «Затрудняюсь ответить» - 11 %[456] . Другими словами, по мере того, как ситуация вокруг иранской ядерной программы становилась все более серьезной, жители государства Израиль, как свидетельствуют опросы общественного мнения, становились более решительными, когда речь шла об исключительно жестких вариантах разрешения кризиса.

15 августа 2006 г. и 9 ноября 2006 г. большинство опрошенных лиц (соответственно, 63 % против 30 % при 7 % выбравших ответ «Затрудняюсь ответить» и 63 % против 30 % при 7 % выбравших ответ «Затрудняюсь ответить») подчеркнули, что в случае неудачи дипломатических усилий представителей международного сообщества Израиль в целях собственной безопасности должен осуществить военную операцию против Ирана посредством нанесения ракетно-бомбовых ударов по его ядерным объектам, даже если будет отсутствовать поддержка на международном уровне[457]. Причем во многом такая позиция являлась следствием исключительно скептического отношения жителей государства Израиль к попыткам представителей международного сообщества посредством дипломатии урегулировать кризис. % респондентов (75 % против 24 % при 1 % выбравших ответ «Затрудняюсь ответить») заявили, что они не рассчитывают на то, что США и страны Европы преуспеют в том, чтобы остановить развитие ядерной программы Ирана мирными дипломатическими средствами, используя для этого механизм Организации Объединенных Наций.

Не случайно в связи с этим в СМИ, и не только действующих в Государстве Израиль, периодически появлялись сообщения о том, что вероятность нанесения удара по Ирану со стороны Израиля весьма высока.

«На фоне того, что администрация Буша не готова рисковать и допустить иранский удар по хрупкому Ираку при американской оккупации, Израиль снова рассматривает планы возможного выведения из строя иранских ядерных объектов», - писала 5 июля 2004 г. The Washington Times[458]. И далее: «Европейцы до сих пор считают, что. санкции в итоге заставят Иран подчиняться. Администрация Буша пытается решить болезненную дилемму. Как может она утверждать, что у Ирана нет права создавать ядерное оружие, когда Израиль имеет не только стратегическое и тактическое ядерное оружие, но его арсенал составляют сотни бомб? .После сомнительных "разведданных", которые легли в основу оправдания американского вторжения в Ирак 15 месяцев назад, данные ЦРУ об иранской ядерной бомбе должны быть неопровержимы. Это поднимает планку невероятно высоко. Поэтому Израиль пришел к выводу, что он должен полагаться на себя. Бомбы уже в пути? Пока нет, но репетиция уже состоялась»[459].

Отмеченная решительность жителей Государства Израиль, на наш взгляд, представляет собой также прямое следствие той позиции, которую в отношении этой страны занимает сам Иран. Так, например, буквально «взорвало» информационное пространство мира событие, случившееся 27 октября 2005 г., когда президент ИРИ М. Ахмадинежад на студенческой конференции под девизом «Мир без сионизма» сказал буквально следующее: «Израиль должен быть стерт с политической карты мира». Позже появилось еще одно весьма неоднозначное заявление М. Ахмадинежада, в котором он подчеркнул, что «Холокост это миф, который придумали евреи для того, чтобы объяснить массовое уничтожение еврейского народа во время Второй мировой войны». Неоднократные заявления нынешнего президента ИРИ М. Ахмадинежада, носящие враждебный по отношению к Государству Израиль характер, вызывают ответную реакцию среди его жителей. сентября 2006 г. Н. Щаранский, бывший вице-премьер-министр Израиля, в тот момент являвшийся депутатом израильского Кнессета от правой партии «Ликуд», выступая на страницах The Los Angeles Times, в статье «Иранский терроризм руками посредников» писал: «Летом 2000 года российский президент Владимир Путин рассказал мне историю, которую я не смог позабыть. Мы встречались в Кремле, и я поднял вопрос о серьезной опасности, которой грозит миру передача ракетных технологий и ядерных материалов иранцам. С точки

зрения Путина, однако, истинная опасность исходит не от иранских ракет с ядерными боеголовками или, если уж на то пошло, не от смертоносного арсенала какой бы то ни было страны. Угроза, разъяснял мне Путин за год до 11 сентября, исходит не от той или иной страны, а от их террористических посредников - которым суверенное государство, не желающее пачкать собственные руки, тихо помогает и поддерживает. Этот сценарий осуществился, когда "Аль-Каида" спланировала теракты 9/11 из Афганистана, получая поддержку правительства Талибана. Этим летом это произошло снова, когда Иран получил возможность вести войну на юге Ливана и севере Израиля с помощью своих посредников, "Хезболлах". Но на этот раз слабая реакция международного сообщества нанесла глобальной войне с террором мощный удар. Пять лет назад, после 11 сентября подобная безнаказанность казалась невероятной. Прошло пять лет. "Хезболлах" совершает неспровоцированную атаку на Израиль. То, что "Хезболлах" - посредник Ирана, очевидно. Общеизвестно, что "Хезболлах" получает от иранского режима более 100 млн. долларов в год, а также современное воо- ружение...»[460].

«Однако Иран не заплатил никакой цены за действия своих посредников, - продолжал Н. Щаранский. - Никаких военных ударов по иранским мишеням, никаких санкций, никакой иной угрозы для иранских интересов. Как раз наоборот, сразу же после войны в демократическом мире возобновились призывы включиться во взаимодействие с Ираном. Намерения иранского режима ясны. Он призывает "стереть Израиль с карты" и просит своих сторонников представить "мир без Америки". Он стремится к господству на Ближнем Востоке. Не привлекая Иран к ответственности за его дерзкую поддержку "Хезболлах", свободный мир подорвал центральный столп войны с террором и дал иранскому режиму мощное оружие для удовлетворения своих амбиций. Теперь муллы знают, что могут безнаказанно атаковать демократическую страну. С учетом апокалипсического фанатизма иранского лидера вопрос о том, можно ли сдержать нынешний режим в Тегеране путем угрозы взаимно гарантированного разрушения, является открытым. Однако, принимая во внимание, как мир отреагировал на "Хезболлах", он может быть чисто формальным. Ибо Ирану наверняка выгоднее вести ядерную войну с Израилем через своих посредников. А если нет ответственности, то зачем ограничиваться только Израилем?

Дорога к чемоданчику с бомбой в Тель-Авиве, Париже или Нью-Йорке просто стала намного короче», - подчеркнул Н. Щаранский [461].

Для жителей Государства Израиль превращение Ирана в ядерную державу, учитывая тот факт, что Иран отказывается признать Израиль в качестве субъекта международного права, означает усиление угрозы, и более того, усилия Ирана в рамках своей ядерной программы, с точки зрения жителей Израиля, представляют собой угрозу для существования Государства Израиль. 29 сентября 2006 г. большинство жителей Государства Израиль (54 % против 45 % при 1 % выбравших ответ «Затрудняюсь ответить») заявили, что они опасаются за само существование Государства Израиль, указав на Иран как на самую опасную угрозу, исходящую на данный момент в адрес еврейского государства (табл. 3.1.2).

Таблица 3.1.2

Мнение об угрозе, исходящей в адрес Г осударства Израиль

«Кто, как Вы думаете, в настоящее время представляет самую опасную угрозу Государству Израиль ?»

Ответы (в %%)

1997 г.

2006 г.

Иран

31

54

Палестинцы /

29

8

Исламский джихад /

Движение исламского сопротивления - ХАМАС

Организация «Хезболлах»

13

7

Сирия

13

7

Другие арабские государства

2

3

Источник: Angus Reid Global Monitor: Polls amp; Research. Many Israelis Fear Iran, Feel Threatened. October 4,              2006.              Source:              Teleseker              /              Maariv

Methodology: Interviews with 500 Israeli adults, conducted on September 29, 2006. Margin of error is 4.3 per cent. - http://www.angus-reid.com/polls/index.cfm.

Отсюда - повышенный уровень беспокойства жителей Государства Израиль в связи с разработкой Ираном собственной ядерной программы.

К примеру, один из ведущих в Израиле авторов многих произведений А. Аппельфельд, еще ребенком переживший Холокост, заявлял: «Впервые с тех пор, как я живу в стране, я чувствую реальную угрозу нашему существованию»[462]. Учитывая то обстоятельство, что память о Холокосте это, в сущности, центральный элемент в массовом сознании жителей Государства Израиль, воспоминания, которые обострило

отрицание Холокоста из уст президента Ирана М. Ахмадинежада, вызвали резкую критику, исходящую в адрес Ирана.

«Это 1938 год, - заявил в ноябре 2006 г. бывший премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху, - а Иран - это Германия, стремящаяся вооружиться атомными бомбами». Выступая перед еврейской аудиторией в Лос-Анджелесе, Б. Нетаньяху добавил тогда свой голос к растущему ощущению тревоги в Израиле по поводу иранской ядерной программы. В своем обращении Б. Нетаньяху указал на неоднократные заявления президента Ирана М. Ахмадинежада относительно Государства Израиль. «Поверьте ему и остановите его, - заявил Б. Нетаньяху в речи. - Именно это мы и должны сделать. Перед этим меркнет все ос- тальное»1.

В связи с этим 6 января 2007 г. ведущие мировые информационные агентства распространили информацию о якобы готовящемся ударе Израиля по ядерным объектам Ирана, что, учитывая позицию, занятую тогда руководством Государства Израиль, вовсе не являлось неожиданностью. «Еврейский народ, в память которого глубоко врезались шрамы Холокоста, не может позволить себе снова столкнуться с угрозой самому его существованию, - заявил в январе 2007 г. тогдашний премьер-министр Израиля Э. Ольмерт. - В прошлом мир хранил молчание, и результаты известны. Наша задача - не дать миру повторить эту ошибку». «Израиль, безусловно, предпочитает, чтобы мир не дал Ирану разработать ядерное оружие путем травмирующих и убедительных экономических санкций, - подчеркнул Э. Ольмерт, но добавил: «Мы имеем право на полную свободу действий при защите наших жизненных интересов. Не без колебаний воспользуемся ею».

Речь в таком случае шла опять-таки о дипломатическом воздействии на Иран, используя режим санкций. «Я думаю, что есть способ остановить продвижение иранской ядерной программы без насильственных действий», - заявил 6 февраля 2007 г. премьер-министр Израиля Э. Ольмерт. «Если масштабные санкции смогут нанести такой ущерб иранской экономике - а мы уже видим некоторые признаки - это заставит их задуматься», - сказал он.

В январе 2007 г. на ежегодной Герцлийской конференции, самом авторитетном израильском форуме специалистов по внешней политике, обороне и безопасности, учитывая сложившуюся тогда обстановку в регионе, в основном преобладали тревожные сценарии с участием Ирана. «Я вижу синдром запоздалых действий Америки, - подчерки

вал один из ее участников, С. Фридрих, выступая в рамках организованного телемоста с Вашингтоном. - Америка поздно вступила во Вторую мировую войну. Теперь Америка согласна с диагнозом, что она не сумела представить себе худшее в связи с "Аль-Каидой". У Америки есть эта вселяющая беспокойство привычка». Однако, несмотря на тревогу, представители Государства Израиля говорили на конференции о своих надеждах, что санкции заставят Иран остановить свою ядерную программу.

В числе противников военной операции против Ирана оказались также известный политический деятель Ш. Перес, который тогда заявил, что у Израиля проблемы скорее с президентом М. Ахмадинежадом, чем с народом Ирана, и он не «намерен прибегать к военной операции».

«Если власть Ахмадинежада падет, к власти придет кто-то другой, менее враждебный, и вопрос о наличии у Ирана ядерных возможностей будет не так важен», - подчеркнул У. Лубрани, бывший посол Государства Израиль в Иране, также противник военной операции против Ирана.

Й. Маркус, выступая на страницах Haaretz, 23 октября 2007 г. в статье «Пусть этим занимаются большие парни» писал: «Израильские идеалы, не позволяющие отдавать защиту Родины на откуп иностранным войскам - это хорошо и прекрасно, но нет нужды впадать из-за этого в глупость. Израилю не следует бежать впереди всей стаи, выступающей с угрозами в адрес Ирана, - подчеркивал Й. Маркус. - Даже если Махмуд Ахмадинежад травит Израиль, не надо поддаваться на провокации, ведь Иран - это общемировая проблема. Не только Джордж Буш, но и Владимир Путин, притворяющийся другом Тегерана, не испытывает большой радости при мысли о том, что эта шиитская страна с ядерными когтями, находящаяся вблизи южных границ России, готовится поглотить умеренные государства Персидского залива с их нефтяными скважинами и навязать воинствующий ислам всем мусульманским странам, мирно уживающимся с западным ми- ром»[463].

И далее: «Прямые угрозы Ирана уничтожить Израиль заставили президента Буша заявить, что те, кто хочет предотвратить третью мировую войну, должны помешать иранцам создать ядерную бомбу. Поскольку он президент, это его право - нападать на Иран и уничтожать его ядерные объекты. Пока что это всего лишь разговоры. Не ясно,

поддержит ли Буша американское общество, которое опасается повторения того же сценария, по которому сегодня действует армия США в Ираке. Иранцы заявляют, что уже через минуту после нападения по заранее выбранным ими целям будет выпущено более 10000 неуправляемых ракет. Если они имеют в виду израильские цели, то это блеф. Иран не обладает ракетными средствами, способными нанести удар по Израилю... Расположенный поблизости Израиль с отведенной ему ролью мелкого дьявола, конечно же, попадает в список ударов Ирана вне зависимости от обстоятельств. Интересы Израиля заключаются в поддержке любых санкций, которые решит ввести мировое сообщество, а не в том, чтобы выскакивать вперед и угрожать войной»[464].

«Представители израильского оборонного ведомства убеждены в том, что "просвещенный мир" не сумеет помешать Ирану в создании ядерной бомбы, а поскольку Израиль является намеченной для уничтожения целью, то он сам должен напасть прежде, чем нападут на него, - отмечал далее Й. Маркус. - Эфраим Снех, например, говорит, что сверхдержавы и пальцем не шевельнут, чтобы помочь. По его мнению, обещания Дж. Буша гроша ломаного не стоят. Он делает вывод, что рано или поздно Израиль будет вынужден действовать. Я печатаю эти слова, а моя клавиатура просто корчится от смеха. Становится смешно, когда задумаешься о том, как Израиль в одиночку останавливает Иран. Иранцы сделали для себя определенные выводы после того, как израильские ВВС в 1981 году уничтожили иракский ядерный реактор в Осираке. Их ядерные реакторы, центрифуги и установки по обогащению урана рассредоточены в трех разных местах, расположены глубоко под землей и надежно укрыты от спутников. Сторонники проведения израильской военной операции говорят, что уничтожения даже одной из этих целей будет достаточно, чтобы спутать иранские планы на ближайшие несколько лет. С другой стороны, нашим самолетам

будет нелегко долететь до этих объектов. Лететь придется над араб-

2

скими странами с дозаправкой в воздухе, и случиться может всякое» .

«Провалить операцию - это хуже, чем ничего не делать. Может повториться "модель Насраллы", и Ахмадинежад тогда превратится в исламского героя. Когда начнутся бомбежки Тель-Авива, вспыхнуть может весь регион, а ХАМАСовцы при помощи и подстрекательстве иранцев захватят в свои руки бразды правления в Палестине.

На протяжении десятилетий своей военной истории Израиль часто проводил великолепные операции. Но были и страшно унизительные провалы. Несколько лет спустя после войны в Персидском заливе израильская армия решила свести счеты с Саддамом Хусейном за те несколько десятков ракет "Скад", которые он выпустил по Израилю и которые показали все слабости и недостатки израильской обороны. План, созревший в воспаленном мозгу Эхуда Барака, предусматривал устранение Саддама Хусейна в момент, когда тот будет совершать свое ежегодное паломничество к могиле дяди. Специальная группа долго готовилась к выполнению этой задачи на базе сухопутных войск в Цеелиме, но на заключительном этапе подготовки что-то пошло не так, и мы потеряли несколько лучших наших военнослужащих. Вместо Саддама Хусейна похоронили саму операцию. В прошлом году правительство решило за час поставить на колени Насраллу, но вместо этого втянуло страну в 33-дневную войну, которая показала, насколько неспособными могут быть наши руководители, и как легко силы обороны Израиля способны потерять свой международный престиж и сдерживающую мощь. При всем уважении к идее о том, что в обороне своей страны израильтяне не должны полагаться на внешние силы, каждому понятно, что у администрации Эхуда Ольмерта нет тех навыков руководства, того политического авторитета и доверия общества, которые необходимы для военного вмешательства в Иране. Мы не в состоянии разрешить кризис, который угрожает всему миру. И Израиль поступил бы мудро и разумно, предоставив большим парням возможность применять силу»1.

Тем не менее наряду с этим в Государстве Израиль, в том числе в среде правящих кругов, было и немало сторонников военно-силовой акции, которую, по их мнению, следовало провести в отношении Ирана. Главный аргумент, который они выдвигали в пользу своей точки зрения, заключался в том, что добровольные санкции вряд ли получат полную поддержку европейских государств, и в любом случае их подорвут Россия, Китай, а также Индия. По их мнению, времени слишком мало, а ставки слишком велики, чтобы полагаться исключительно на перемены в правительстве. «Мы не можем сидеть и ждать революции», - сказал И. Бен-Исраэль, генерал-майор ВВС в резерве, возглавлявший программу проблем безопасности в Тель-Авивском университете и принимавший участие в планировании авианалета 1981 г., когда Израиль уничтожил иракский ядерный реактор в Озираке. Он заявил,

что у Израиля есть возможность отбросить иранскую ядерную программу назад, нанеся удары по нескольким ключевым целям, среди которых - Центр по переработке урана около Исфахана, предприятие по обогащению урана в Натанзе, где устанавливаются центрифуги и реактор на тяжелой воде в Араке, где в будущем можно будет произвести плутоний в количестве, достаточном для бомбы. Однако, как подчеркивал И. Бен-Исраэль, у Израиля нет потенциала для непрерывного наступления, которое может понадобиться для нанесения удара по многим иранским объектам. Из-за этого Израиль предпочел бы участвовать в атаке, которую возглавляют США, что вызывает сомнения со стороны администрации Дж. Буша-младшего из-за проблем в соседнем Ираке[465].

В связи с этим, периодически в адрес стран, которые, по мнению Государства Израиль, создавали препятствия на пути решения проблемы Ирана и, в первую очередь, России и Китая звучала критика[466].

Ранее, еще в сентябре 2006 г. , бывший глава совета по национальной безопасности Израиля Г. Айленд в интервью The Jerusalem Post заявил: «Политический процесс в отношении Ирана так или иначе уже исчерпал себя. Усилия, которые предпринимаются сейчас для достижения с иранцами своего рода соглашения, - это последние усилия. На мой взгляд, они окончатся неудачей». «В конечном итоге, Иран получит ядерное оружие. Международное сообщество не воспользовалось возможностями, которые имелись несколько лет назад, и сегодня уже слишком поздно. Я не считаю, что идущий сейчас (международный дипломатический) процесс достаточно мощный, чтобы остановить иранцев или хотя бы привести к временной приостановке», - подчеркнул Г. Айленд[467].

В результате у Израиля, столкнувшегося с ядерным Ираном, будет «два ужасных выбора»: за или против военной операции. В обоих случаях это опасно, - считал Г. Айленд. «Это очень серьезная дилемма», - подчеркнул он[468].

Вследствие этого некоторые израильские эксперты высказывали мнение о необходимости действовать в одиночку. К примеру, сотрудники Центра Шалем И. Халеви и М. Орен в статье, опубликованной в январе 2007 г. в New Republic, писали, что, если Израиль решит нанести удар, это, вероятно, будет сделано в ближайшие 18 месяцев. «Израиль будет ждать достаточно долго, чтобы дать санкциям возможность подействовать, - прогнозировали авторы, - но не настолько долго, чтобы иранские объекты стали радиоактивными, а последствия их бомбардировки - гораздо опаснее».

Ц. Штаубер, директор Института исследований по национальной безопасности в Тель-Авивском университете, указал, что, если международное сообщество не введет в отношении Ирана эффективных санкций, единственным способом помешать Ирану приобрести ядерное оружие будет военная сила. «Как показывает опыт, государство, которое намерено создать ядерное оружие, остановить очень сложно», подчеркнул Ц. Штаубер.

Традиционно жесткой оказалась точка зрения А. Либермана, политического деятеля, известного своим радикализмом. Занимая тогда пост министра стратегического планирования, А. Либерман, выступая в комитете израильского Кнессета по обороне и международным делам, заявил: «Израиль в состоянии в одиночку справиться с иранской

угрозой. У Израиля есть возможность противостоять иранской угрозе даже при наихудшем сценарии, если наши друзья во всем мире перестанут противостоять угрозе и мы останемся одни»[469].

А. Либерман предупредил, что «если Иран не остановят и не предотвратят достижение им своей цели, в ту минуту, когда у него появится запрещенное оружие, весь Ближний Восток втянется в безумную гонку вооружений, поэтому обязанность Запада - остановить Иран», подчеркнув: «Санкции против Ирана эффективны и вызвали шок иранской экономики, которой руководят 50-60 семей, владеющих монополиями. Они должны быть направлены против этих семей... Надеюсь, что санкции приведут к падению иранского режима»[470].

Мнение, высказанное А. Либерманом, который после победы на парламентских выборах в Израиле в феврале 2009 г. занял пост министра иностранных дел в правительстве Б. Нетаньяху, находит понимание среди довольно значительной части жителей Государства Израиль. 24 мая - 3 июня 2009 г. вновь более половины лиц, принявших участие в проведенном тогда опросе общественного мнения, высказались в поддержку военно-силовой акции в отношении Ирана, которая, по их мнению, должна быть осуществлена в случае неудачи усилий международного сообщества в том, чтобы остановить Иран от получения собственного ядерного оружия, но должна представлять собой ограниченную операцию (нанесение ракетно-бомбовых ударов по ядерным объектам Ирана)[471].

Наряду с этим, бывший заместитель министра обороны Израиля Э. нех в интервью Dow Jones Newswires заявил: «Если США не удастся ввести санкции, Израиль окажется загнанным в угол и у него не останется других вариантов, кроме как "предпринять действия"», а на уточняющий вопрос Э.Снех без лишних раздумий ответил: «Военные действия». Указывая на то, что шесть крупнейших мировых держав - США, Россия, Великобритания, Франция, Китай и Германия - установили для Ирана предельный срок для начала переговоров по ядерной программе в конце сентября 2009 г., Э. Сних, однако, подчеркнул: «Если они по слабости или по глупости позволят бомбе быть, у нас не будет выбора... Мы не можем позволить это продолжать. Это дело

чрезвычайной важности». Он добавил, что нынешняя экономическая обстановка предоставляет «золотую возможность» для давления на иранскую экономику, зависящую от экспорта углеводородов[472].

«Никогда в прошлом Иран не оказывался в столь проблематичной ситуации как внутри страны, так и на международной арене, - заявил 29 сентября 2009 г. в Maariv М. Амир. - В то время как в самом Иране тысячи людей кричат "Смерть - диктатору!" и все прекрасно понимают, кого они имеют в виду, придание огласке новой информации о дополнительном центре ядерных исследований, существование которого Иран скрывал до последнего времени, подвергает серьезной опасности режим аятолл на международной арене»[473]. И далее: «Более неудачного времени для утечки данной информации трудно было представить. Через четыре дня представитель Ирана должен встретиться с представителями шести мировых держав (пять стран-членов Совета Безопасности ООН - США, Россия, Великобритания, Франция и Китай, а также Германия) и ответить на простой вопрос: готов ли Иран подчиниться решению Совета Безопасности ООН и остановить свою ядерную программу? Лидеры Ирана выступают с ежедневными заявлениями о том, что они-де не стремятся к созданию атомной бомбы. Их ядерные усилия имеют исключительно мирные, энергетические, цели. Махмуд Ахмадинежад заявил в интервью журналисту CNN Ларри Кингу, что атомная бомба не приносит никакой пользы безопасности страны, поскольку ее содержание слишком дорого. Однако подобного рода иранские уловки и отвлекающие маневры всем хорошо известны и никого не могут ввести в заблуждение. Иран жаждет обзавестись атомной бомбой и не прекратит усилия по достижению этой цели до тех пор, пока само существование исламского режима не будет поставлено под угрозу. Признание Тегераном того факта, что в Иране существует еще один ядерный центр является убедительным доказательством скрытых намерений Исламской республики»[474].

«Иран отдавал себе отчет, что США и Израиль не потерпят существование столь враждебного к ним государства, наделенного ядерными возможностями. Поэтому иранский режим создает дополнительные атомные центры - на случай, если по уже известным ядерным объектам будет нанесен удар. Режим аятолл хотел сохранить в тайне свои планы. Однако секретным службам удалось получить новую информа

цию о том, что происходит в Иране. Иран опасается, что в ближайший четверг во время встречи в Женеве с представителями "шестерки", ему будут предъявлены неоспоримые улики, которые трудно опровергнуть. Именно поэтому прижатые к стене иранцы поспешили сообщить МАГАТЭ о строительстве второго ядерного центра. Сейчас они обещают позволить международным инспекторам посещение этого объекта. Однако прежде они ликвидируют все "подозрительные" детали - так, как это случалось в прошлом, в канун визита международных представителей. Только на сей раз международное сообщество настроено куда более решительно. Даже Россия намекает на то, что согласна на ужесточение санкций. Между тем, я очень сомневаюсь, что будет принято решение о санкциях такого масштаба, что это приведет к уступкам со стороны Ирана. Для того, чтобы получить ядерное оружие, Иран действует сразу на нескольких направлениях. Час икс близок», - подчеркнул в заключение М. Амир в статье «Иран подписал смертный приговор себе и всему миру»[475]. октября 2009 г., т.е. в день, когда в Женеве проходила встреча «шестерки» с представителями Ирана в Haaretz была опубликована статья А. Бена «Что делать Израилю перед лицом иранской угрозы? Два сценария». Автор попытался предположить, какие же варианты развития ситуации вокруг иранской ядерной программы в сложившихся условиях являются наиболее реальными. «Израиль не хочет, чтобы Иран обзавелся ядерным оружием, - подчеркнул А. Бен. - Израиль также не хочет войны с Ираном, которая может оказаться продолжительной и разрушительной. Что можно сделать в этой ситуации? Существуют два варианта стратегии - наступательный и сдерживаю-

щий»[476].

Первый из указанных вариантов, по мнению А. Бена, предполагает проведение военной операции против Ирана в форме ракетнобомбовых ударов по иранским ядерным объектам, «с целью задержать на несколько лет процесс создания атомной бомбы, в надежде, что эта передышка будет долгой и в итоге приведет к приостановке ядерного иранского проекта»[477].

«Между тем, слабость этой стратегии, - подчеркнул А. Бен, - заключается в том, что она предсказуема. Настолько предсказуема, что Иран предпринял огромные усилия с целью нейтрализовать израиль

скую угрозу. Ядерные объекты были рассеяны по всей территории страны, была усилена оборона этих объектов. В сторону Израиля направлено множество иранских ракет, которые могут нанести удары по густонаселенным центрам Израиля и важным экономическим объектам, а также по военно-воздушным базам ЦАХАЛа. Информация о новом ядерном центре возле города Кум, которая была обнародована в конце минувшей недели, подтверждает проблематичность наступательной стратегии: вполне возможно, что имеются дополнительные объекты, о существовании которых не знает никто за пределами Ирана. И кто посмеет бомбить священный для шиитов город Кум? Это может привести к взрыву религиозного гнева во всем регионе»[478].

Однако, и второй вариант, с точки зрения А. Бена, не может быть в полной мере эффективным, т.к. его результаты сомнительны, а последствия могут быть разрушительными. «Цель сдерживающей стратегии - выиграть время, задержать развитие иранского ядерного проекта до тех пор, пока Америка не начнет действовать, а режим в Тегеране не ослабнет. Преимущество этой стратегии заключается в том, что она гораздо дешевле наступательного варианта и позволяет продолжать борьбу с Ираном, не нарушая нормальное течение жизни в Израиле, за исключением увеличения оборонного бюджета. Однако сама по себе данная стратегия не в состоянии предотвратить создание Ираном атомной бомбы - его успех зависит от целого ряда внешних факторов: от американской настойчивости и иранской оппозиции. Сдерживающая стратегия может также дорого обойтись израильскому обществу. Она держит население страны в постоянном нервном напряжении. Действия руководства скрыты от постороннего взгляда. В обществе складывается впечатление, что правительство ничего не предпринимает для спасения Израиля от страшной угрозы»[479].

Отмечая, что «до последнего времени Израиль предпочитал действовать в соответствии со сдерживающей стратегией, перенеся центр тяжести на международный фактор», А. Бен подчеркнул, что «результативность подобной стратегии снижается изо дня в день. Иран неуклонно приближается к созданию атомной бомбы». И далее: «В сложившейся ситуации израильское руководство прозрачно намекает, что его терпению приходит конец, и если мир не одумается, Израиль будет действовать против Ирана в одиночку. Для того чтобы усилить этот посыл ("Держите меня, а то..."), Израиль создает специальные наступа

тельные силы, а военные приготовления освещаются в международных СМИ с беспрецедентной открытостью . Однако по мере создания наступательной военной силы растет и соблазн ее применения. Возрастает давление со стороны определенных кругов в обществе - "показать им, где раки зимуют". Этому способствуют и возмутительная антисемитская риторика иранского президента. В этом и заключается иранский парадокс. Создание наступательных сил ограничивает стратегические возможности израильского правительства. Это лишь подталкивает израильское руководство отказаться от сдерживающего варианта противостояния и атаковать Иран»[480].

«В последние месяцы становится ясно, что сдерживающая стратегия Израиля начинает приносить плоды. Иранский режим заметно пошатнулся после фальсификации президентских выборов и подавления оппозиции. Барак Обама ужесточил публичную риторику в адрес Тегерана. У Израиля в данной ситуации есть два стратегических интереса: ослабление Ирана и настойчивость США. Биньямину Нетаньяху в ближайшие месяцы придется приложить усилия, чтобы умерить прыть сторонников атаки на Иран, не впасть в панику и продолжать действовать в соответствии со сдерживающим вариантом антииранской стратегии. Это наиболее эффективный метод на сегодняшний день», - подвел итог А. Бен[481].

Очевидно, что даже несмотря на всю свою решительность, жители Государства Израиль опасаются, что эскалация конфликта приведет к серьезным последствиям в регионе и поставит под вопрос само существование Государства Израиль, однако, исключительно критическое отношение к Ирану продолжает определять состояние общественного мнения в этой стране по отношению к иранской ядерной программе.

<< | >>
Источник: Кузнецов  Д. В. Проблема нераспространения ОМУ и общественное мнение: в 2-х частях. Ч.1: Ядерная программа Ирана. 2009

Еще по теме Государство Израиль:

  1. 2.2. Эпоха расцвета древних государств (конец II – конец I тыс. до н.э.)
  2. ПРОЦЕСС ОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВ В ДРУГИХ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ
  3. Россия -правоиое государство
  4. 35.3. Государство, право и народонаселение
  5. материалы круглого стола «БИБЛЕЙСКИЕ ИСТОКИ ФИЛОСОФИИ ПРАВА И НОВОЕВРОПЕЙСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА»
  6. Имидж государства как инструмент идеологической борьбы
  7. ГЛАВА 2. АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ И ПОЗИЦИИ ВЕДУЩИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ФРАНЦИИ
  8. Воздействие французских СМИ на процессы формирования и функционирования общественного мнения в отношении арабо-израильского конфликта
  9. Государство Израиль
  10. 1.1. США
  11. Жители Государства Израиль. Палестинцы
  12. Жители Государства Израиль. Палестинцы
  13. Г Л А В А ЭСКАЛАЦИЯ АРАБО-ИЗРАИЛЬСКОГО КОНФЛИКТА (2006 г.): РЕАКЦИЯ НА СОБЫТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО СООБЩЕСТВА И МИРОВОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ
  14. Жители Государства Израиль. Палестинцы Жители Государства Израиль
  15. Жители Государства Израиль. Палестинцы Жители Государства Израиль