<<
>>

§ 2.2. СМИ и журналистика в эпоху сетевых коммуникаций

Вслед за М. С. Григорьевым наиболее перспективными

направлениями исследований в плане влияния сетевых технологий на политическую коммуникацию следует признать следующее: использование сетевых технологий в качестве нового электронного средства массовой информации; ироведение политических кампаний в Интернете; создание на базе Интернета «электронных правительств» [Григорьев].

В данной главе мы остановимся на первом из этих направлений. И начнем с формирования новой медиа среды. С точки зрения политической коммуникации сетевые технологии создали новую среду для деятельности средств массовой информации [Рэддик, Кинг]. Впервые вся сила Интернета как средства массовой коммуникации была проявлена во время скандала, связанного с отношениями президента США Б. Клинтона и практикантки М. Левински в 1998 г. [Newman, The Mass Marketing of Politics]. Интернет оказался единственным пригодным местом для публикации материалов, на первый взгляд, представляющих собой типичную диффамацию [Старр].

Важность сетевых средств массовой информации как канала политической коммуникации подтверждает в частности исследование К. Дитрих и Т. Хартлей, проведенное в Соединенных Штатах в 1998 году. Интернет-СМИ обладают большей популярностью, чем информационные ресурсы политических организаций и политических деятелей. По данным К. Дитрих и Т. Хартлей, 61 % опрошенных респондентов имели компьютер на работе или дома. Из них только 5-8 % посещали политические сайты, тогда как посещение новостных сайтов оказалось на уровне 12 % [Dautrich, Hartley, p. 33-34].

Очевидно, интернет-СМИ имеют определенное превосходство и перед традиционными СМИ. М. С. Григорьев выделить несколько особенностей, дающих «сетевым изданиям» ряд преимуществ перед традиционными средствами массовой информации: существенное удешевление процесса создания              и

распространения сетевых изданий и материалов; сравнительная простота создания сетевых изданий; существование развитых процессов поиска информации              в

Интернете [Григорьев, с.

296-297].

Кроме того, важнейшим достоинством интернет-СМИ является то, что они не чувствительны к временным или пространственным ограничениям. В любой точке земного шара и в любое время суток пользователь Сети может получать информацию сетевых изданий. В

результате таких серьезных преимуществ «даже самый мелкий сетевой издатель в идеале может получить всю международную читательскую аудиторию» [Рэддик, Кинг, с. 361].

Также необходимо добавить еще один важнейший аспект нового средства массовой коммуникации, который сводится к высокой оперативности размещения информации. Интернет на сегодняшний день является едва ли не самым оперативным средством массовой информации. Задержка между получением информации и публикацией ее на сайте в идеальном случае не превышает нескольких минут. Распространяясь в режиме снежной лавины, новость в течение часа проникает на все новостные сайты.

Указанные преимущества привели к появлению сетевых средств массовой информации, онлайн версий традиционных СМИ, а также к тому, что в медийном пространстве все более значимую роль играют новости и сюжеты из киберпространства. Взаимопроникновение и взаимовлияние традиционных СМИ и Интернета привели к появлению так называемой «журналистики в стиле онлайн».

Одним из самых серьезных последствий появления нового медиума является в первую очередь перераспределение аудитории СМИ. Так, например, появление Интернета в США привело к тому, что аудитория телевидения в прайм-тайм за период между серединой восьмидесятых и началом нового тысячелетия сократилась с 57 % до 25 % от всего населения [Graber, 2001, p. 160].

В то же самое время не стоит переоценивать возможности и преимущества Интернета как среды деятельности СМИ. Они имеют и серьезные недостатки. Так, например, высокая оперативность сетевых СМИ может привести к внесению непреднамеренных искажений в передаваемую информацию. Так, например, в середине 1998 г. на сайте агентства Associated Press появилась статья под заглавием «Умер Боб Хоуп».

В ней говорилось: «Лос-Анджелес (АР) - Боб Хоуп, звезда и неутомимый борец за нравственность со времен второй мировой войны до войны в Заливе, хххххх. Ему было хх (родился 29 мая 1903 г.)». Статья была предусмотрительно заготовлена одним из журналистов информационного агентства на случай вероятной смерти героя и появилась на сайте в результате нелепой ошибки. Несмотря на то, что «о смерти говорилось только в заголовке статьи, лидер Палаты представителей Дик Армей, увидевший материал на сайте АР, немедленно попросил коллегу объявить о смерти Боба Хоупа на заседании. Это объявление разошлось по всем информационным

агентствам страны. Когда спустя несколько минут выяснилось, что 95-летний Хоуп жив и в этот момент завтракает со своей семьей в Палм-Спрингсе, смущенный Армей принес семье свои извинения» [Сайтэл, с. 361-362]. Таким образом, казалось бы, бесспорное преимущество интернет-технологии при небрежном употреблении может обернуться серьезными недостатками.

Более того, уровень достоверности информации в Интернете значительно ниже, чем в традиционных СМИ. Причин такого положения вещей несколько. Одна из самых важных - правовая неурегулированность Интернета. Пользуясь несовершенством законодательств отдельных стран мира и несовпадением юридических подходов между ними, создатели интернет-сайтов имеют возможность нарушать фундаментальные для коммуникативной сферы права о защите интеллектуальной собственности и использовать информацию без указания источника и выплаты соответствующего вознаграждения [Наумов].

Легкость размещения информации в сети, отсутствие реальных перспектив наказания за искажение данных и возможности анонимного общения привели к тому, что Интернет наполняется огромным количеством никому не нужной информации, которая только перегружает каналы связи между пользователями. Анархичность создания информационных массивов и отсутствие четких каталогов создают ощущение зыбкости сетевой структуры. Поисковые системы содержат миллионы ссылок, но многие из них не работают, поскольку сайты, на которые они ссылались, уже закрылись.

В связи с этим большое распространение получило толкование Интернета как свалки информационного мусора [Сарчинелли, с. 45].

Ситуация с низким доверием информации в сети Интернет усугубляется тем, что сетевые ресурсы зачастую специально создаются для распространения компрометирующих материалов и слухов. В истории современной российской журналистики печальную известность получили такие сайты, как «Коготь-1», «Коготь-2», «Компромат.Ру» и др. [Комаровский, Мараховская, с. 10]. Подобные сайты выполняют роль источника компрометирующей информации, предназначенной для последующей ретрансляции и мультипликации традиционными СМИ. Современные исследователи этой проблемы с сожалением отмечают, что в результате недостаточной правовой урегулированности Интернета «организации оказались удобной мишенью неконтролируемых коммуникаций в никем не регулируемом киберпространстве» [Катлип,

Сентер, Брум, с. 219]. Проблема низкой достоверности информации, размещаемой в глобальной сети Интернет, является очень серьезной и существенно осложняет работу СМИ. Так, согласно исследованию, проведенному в 1999 году, «только 45% американцев заявили, что доверяют информации, полученной из Интернета, в то время как 96% считают надежными традиционные средства информации» [Уилкокс, c. 380]. Неформальные политические коммуникации, слухи и «вбросы» компромата значительно упростились с приходом сетевых коммуникаций [Дмитриев, Латынов; Дмитриев, Латынов, Хлопьев]. Появились новые жанры неформальной политической коммуникации: фотожабы, мемы, видеоклипы и т.п.

Тем не менее, несмотря на указанные недостатки, исследования Дорис Грабер и Брайан Уайт, проведенные в 2000 году в США, показали, что политические новости в Интернете являются значительно более полными и разнообразными, чем предлагаемые в традиционных средствах массовой информации. Интернет предоставляет пользователям возможность поиска и сохранения информации. Тем не менее, телевидение даже в США остается наиболее влиятельным средством массовой коммуникации.

Несмотря на то, что на рубеже веков аудитория телевидения в прайм-тайм сократилась до 25 % по сравнению с 57 % в 70-е и 80-е годы, в действительности она переключилась на просмотр новостей в другое время или «обратилась к другим источникам. Другими источниками стали кабельное или спутниковое телевидение, а также Интернет» [Graber, 2001, p. 109-110].

Таким образом, СМИ как независимые участники процесса политической коммуникации с успехом абсорбировали глобальную компьютерную сеть Интернет. При этом, важнейшей тенденцией современных СМИ стала их конвергенция на основе цифровых технологий. Слияние СМИ происходит нескольких направлениях. Во-первых, техническая конвергенция предполагает появление понятия мультимедиа, то есть такого средства массовой коммуникации, в котором объединяются все возможные варианты носителей информации. Во-вторых, конвергенция контентов или пересечение содержания СМИ приводит к тому, что становится практически невозможно отличить одно СМИ от другого. И, наконец, в-третьих, объединение рынков СМИ приводит к возникновению как национальных, так и транснациональных медиа-империй [Развитие информационного общества в России, Том 1, c. 158]. Конвергенция современных СМИ приводит и к радикальной смене стилей массовой коммуникации. Если

«продуктом телевизионной эпохи стал инфотейнмент (information + entertainment), эпоха Интернета создала эдютейнмент (education + entertainment), то индивидуализированные каналы современной информации породили инфорториал (information + editorial)» [Там же, с. 159].

Более того, многие исследователи отмечают, что возрастающие возможности новых информационных технологий постепенно стирают границы между массовыми или межличностными коммуникациями [Харрис, с. 414; Graber, 1993, p. 410]. Увеличивающееся в геометрической прогрессии количество сетевых средств массовой коммуникации, нерешенность юридических вопросов, простота копирования и дешевизна переноса дислокации информационного ресурса с одного интернет-адреса на другой делает задачу контроля над ними трудноразрешимой.

Средства массовой информации и журналистика в последние два десятилетия переживает очень сложный и противоречивый этап своего развития. С одной стороны, нельзя отрицать наличие количественного роста СМИ практически во всех сегментах mass media. Количество всевозможных газет, журналов, телевизионных каналов, интернет-СМИ резко выросло. При этом, усилилась их специализация. Это стало возможным в первую очередь благодаря снижению расходов на телекоммуникационное оборудование и вычислительную технику. В связи с этом, увеличивается время, которое люди тратят на потребление массовой информации. Если в начале двадцатого столетия люди в среднем тратили около 10 часов в неделю на получение информации из СМИ, то в начале двадцать первого столетия эта цифра составила около 60 часов, а к 2020 г. должна достигнуть 90 часов в неделю, практически полностью охватив все время бодрствования [Future of Media Report, 2008, p. 4].

С другой стороны, нельзя забывать, что такие традиционные СМИ, как газеты и журналы, столкнулись с серьезной проблемой реализации своей продукции. Интернет и другие электронные СМИ приводят к перераспределению аудитории, что в свою очередь означает перетекание журналистов из одного сегмента медиа-индустрии в другой. Постепенно печатные СМИ вытесняются электронными и особенно интернет-изданиями (табл. 2). Более того, меняется сам стиль журналистики, которая становится более мобильной, интерактивной и развлекательной [Рэддик, Кинг].

Казалось бы, плюрализация медиа-пространства, сопровождаемая

перераспределением аудитории между различными сегментами СМИ, должна означать улучшение качества информирования граждан за счет большей специализации СМИ. Каждый получает не только персонализированный информационный продукт, но и имеет богатый выбор между альтернативными точками зрения. Однако, реальная ситуация при более пристальном изучении оказывается не такой однозначной.

Т а б л и ц а 2. Источники регулярного потребление новостей в США

[Stanyer, p. 202]

Медиум 1993 1996 2000 2004 2006
Вечерние новости по центральным телеканалам 60 42 30 34 28
Местные телеканалы 77 65 57 59 54
Газеты 58* 50 47 42 40
Кабельное телевидение - - 33[*] 38 34
Интернет - 2 23 29 31

* - Данные за 1994 г.

лояльных корпоративным принципам. Требования рыночной конкуренции заставляют рядовых журналистов добровольно подчиняться существующим правилам игры. Важна также и роль медиа-менеджмента, которая заключается в том, что СМИ управляются советами директоров, в которые практически никогда не входят журналисты [Winter]. Более того, редакционная политика современных СМИ благоприятствует тому, чтобы в них появлялись комментарии со стороны представителей истеблишмента: государственных чиновников, бывших чиновников, политиков, представителей крупного бизнеса, и других, так называемых, экспертов, которые непосредственно формируют правящий класс [Herman, Chomsky].

Политэкономический анализ новейших mass media показывает, что традиционная для западных демократий информационная монополизация не просто сохраняется, но, по данным М. Хиндмана, даже растет [Hindman]. Анализируя степень монополистичности разных сегментов медиа-индустрии при помощи коэффициента Джини, он пришел к выводу, что интернет более монополистичен, чем традиционные СМИ (табл. 3). Причина этой парадоксальной ситуации заключается в том, что к интернету неприменимы меры антимонопольного регулирования, которые ранее применялись по отношению к традиционным СМИ.

Т а б л и ц а 3. Коэффициент Джини для разных видов СМИ

[Hindman, p. 97]

Все интернет-сайты 0,76
Новостные и медиа-сайты 0,88
Политические сайты 0,85
Радио-аудитория 0,53
Газетные тиражи 0,69
Журнальные тиражи 0,70

Во-вторых, повышение разнообразия в медиа-пространстве не приводит к автоматическому увеличению влиятельности СМИ. На этот факт еще в девятнадцатом столетии обратил внимание А. Де Токвиль, когда сравнивал влиятельность французских газет и слабость американских:              «Наиболее просвещенные американцы относят

маловластие прессы за счет невероятного рассредоточения ее сил; в Соединенных Штатах это стало аксиомой политической науки:

единственное средство нейтрализовать влияние газет это увеличить их количество» [Токвиль, p. 152]. Более высокая сегментация СМИ приводит к распылению внимания, и, как следствие, влиятельности mass media. Количественный рост неизбежно приводит к уменьшению влияния отдельных СМИ.

С другой стороны, с точки зрения неомарксистских теоретиков, mass media в современной капиталистической системе заменили собой прежние институты экономического принуждения, добровольно насаждая «рыночные ценности». Так, например, Г. Шиллер выделил следующие основные мифы, разделяемые всеми современны СМИ демократических стран: об индивидуальной свободе и личном выборе граждан; о нейтралитете важнейших политических институтов; об отсутствии в обществе социальных конфликтов, эксплуатации и угнетения; о плюрализме, независимости и объективности СМИ [Шиллер].

Объединяясь в базовых ценностях СМИ демократических стран, тем

не менее, находятся в состоянии жесткой конкуренции. Филиалы одной медиа-империи иногда выражают разные политические и экономические взгляды. Так или иначе, владельцы получают свою прибыль. С экономической точки зрения плюрализм в рамках одной медиа-империи даже приветствуется, так как таким образом владельцы диверсифицируют собственный бизнес и снижают риски, связанные с однобокой идеологической ориентацией. Следовательно, существующий плюрализм mass media играет на уменьшение влиятельности СМИ, но укрепляет фундамент капиталистической системы в целом.

В-третьих, самым парадоксальным образом монополизация медийного пространства при растущей специализации СМИ и внедрении новых информационных технологий исключительно негативно повлияла на медиа-индустрию и журналистику. С одной стороны, появление Интернета практически вынесло приговор печатным СМИ, тиражи которых продолжают снижаться высокими темпами. С другой стороны, Интернет не просто сделал традиционные издания слишком дорогими, но и создал практически нереальные условия для сохранения штата корреспондентов в прежнем виде. Новости со всех уголков планеты поступают в СМИ напрямую из интернета или добровольных журналистов, блоггеров, которые завоевали право называться «гражданскими журналистами». Всего лишь за три года (с 2005 по 2008 гг.) количество общедоступного контента в Интернете увеличилось в

несколько раз: фотографий на сайте Flickr - с 0 до 300 млн., блогов — с 20 млн. до 120 млн., посетителей на сайта YouTube - с 0 до 250 млн., посетителей Facebook - с 0 до 120 млн. [Future of Media Report, p. 4].

И без того не самый высокий статус журналистской деятельности продолжил снижаться. Большое распространение в журналистике получили формы временной работы, работы по совместительству и, так называемое, фрилансерство. Так, например, А. Дэвис приводит очень важные данные о состоянии дел в журналистском сообществе Великобритании:              «Более              40% британских журналистов работают

временно, на почасовой или сдельной (freelance - И.Б.) основах» [Davis, Public Relations Democracy, p. 7]. Сравнительное уменьшение зарплаты журналистов привело к тому, что наметилась тенденция привлечения к работе в СМИ людей без профессиональной подготовки, а также переход наиболее известных журналистов в PR.

Четвертой, не менее важной тенденцией, чем предыдущие, стало продолжающееся падение доверия аудитории к самим средствам массовой информации [De Luca, Buell; Kerbel; Stanyer 2004]. Падение доверия к СМИ вызвано несколькими обстоятельствами. С одной стороны, жесткая конкуренция на медиа-рынке придает большое значение сенсационным материалам, которые призваны повысить рейтинги и тиражи. Обратной стороной сенсационных материалов становится чрезмерная сенсационность, наличие целого класса «желтых СМИ», которые самым негативным образом влияют на журналистику в целом. С другой стороны, чем больше СМИ полагаются на интернет-источники, тем больше шансов проникновение в медийное пространство непроверенной информации и просто ошибочных данных, которые наносят непоправимый удар по репутации медиа-индустрии. Приведем несколько цифр. По данным М. Кербела, с 1960 по 1992 гг. количество положительных новостей в медиа-пространстве США упало с 82% до 40% [Kerbel, p. 96]. Несомненно, что превалирование негативных новостей в медиа-пространстве, сочетаемое с «информационными войнами» разрушают доверие к СМИ. Кроме интересов журналистов в этом процессе следует отметить роль PR-специалистов, которые предпочитают негативные методы позитивным [Ольшевский, Ольшевская].

Погоня за рейтингами привела не только к эффекту доминирования сенсационных или негативных новостей, но и к общей направленности на развлекательность. Появились такие жанры как инфотейнмент и эдюкотейнмент, то есть информирование через развлечение и,

соответственно, образование через развлечение. Общее желание продюсеров СМИ заключается в том, чтобы дать информационный продукт, который вызывает эмоции удивления или даже шока. При этом, потребности к развитию аудитории или интеллектуальной дискуссии оказываются на втором плане [Stanyer, 2009].

Нельзя не отметить еще одну важнейшую тенденцию современных СМИ, которая заключается во все большем подчинении массовых коммуникаций потребностям маркетинга, рекламы и связей с общественностью. Речь идет не только об открытой рекламе, которая создает ситуацию «диктата рейтингов» [Фомичева, 2004], но о скрытых технологиях продвижения товаров и услуг, из которых наибольшую известность завоевал продакт-плейсмент (От англ. product placement — И. Б.). Эта тенденция также работает против современной журналистики, поскольку ставит ее деятельность в зависимость от внешних институтов.

<< | >>
Источник: Быков, И. А.. Сетевая               политическая               коммуникация:              Теория, практика и методы исследования: монография. - СПб.: ФГБОУ ВПО «СПГУТД». - 200 с.. 2013

Еще по теме § 2.2. СМИ и журналистика в эпоху сетевых коммуникаций:

  1. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ЖУРНАЛИСТСКАЯ НАУКА: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ А.П. Короченский декан факультета журналистики Белгородского государственного университета
  2. ЖУРНАЛИСТИКА В УСЛОВИЯХ МЕДИАКОНВЕРГЕНЦИИ Д. Горчаков Ростовский государственный университет
  3. Занятие второе ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ СМИ ФРАНЦИИ (2 часа) 1.
  4. ЧТО ТАКОЕ ЖУРНАЛИСТИКА?
  5. 2.4. Социология журналистики и социожурналистика
  6. 9.2. Понятия эффективности и влияния СМИ в журналистике и в социологии
  7. 4.3. В ПОИСКАХ ВЫХОДА: ЛОГИКА СЕТЕВЫХ СТРУКТУР В ПОЛИТИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ
  8. § 2.1. Сетевая инфраструктура современных политических коммуникаций
  9. § 2.2. СМИ и журналистика в эпоху сетевых коммуникаций
  10. § 2.3. PR-технологии и медиатизация политического процесса
  11. § 4.1. Сетевые коммуникации и концепция электронного правительства
  12. § 4.2. Управление сетевыми коммуникациями как задача государственной политики в России
  13. § 4.3. Сетевые коммуникации органов государственной власти в России
  14. § 5.2. Избирательные технологии и сетевая политическая коммуникация в России
  15. § 5.3. Сетевая политическая коммуникация в российской политике
  16. 1.1. Качественная пресса как класс СМИ
  17. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ И ЭЛЕКТРОННЫХ РЕСУРСОВ
  18. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕИМУЩЕСТВА ИНТЕРНЕТА ПЕРЕД ТРАДИЦИОННЫМИ СМИ
  19. II. Литература