>>

ВВЕДЕНИЕ


В последние годы свою исключительную актуальность в международных отношениях приобрела проблема нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ)[1], в первую очередь ядерного[2]. Эта проблема действительно относится к числу одних из самых важных в настоящее время вопросов, от ее решения во многом зависит будущее Человечества.
И вряд ли кто будет оспаривать этот факт, поскольку даже после окончания «холодной войны», во время которой угроза возникновения глобального конфликта с использованием ядерного оружия являлась очевидной, в настоящее время эта опасность вовсе не исчезла, хотя и несколько снизила свою остроту.
После Второй мировой войны международное сообщество неоднократно предпринимало попытки ввести запрет на распространение различных типов ОМУ и в ряде случаев был достигнут успех. Так, например, 13 января 1993 г. и 10 апреля 1972 г. для подписания были открыты, соответственно, Конвенция о запрете химического оружия[3] и Конвенция о запрете бактериологического оружия[4]. В силу они вступили 29 апреля 1997 г. и 26 марта 1975 г.
В меньшей степени успех сопутствует решению задачи по нераспространению ядерного оружия, хотя осуществленные 6 и 9 августа 1945 г. атомные бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки со всей очевидностью продемонстрировали всю опасность применения ядерного оружия на практике.

Авторы вышедшего в 2002 г. уникального по своему характеру учебного пособия «Ядерное нераспространение» дают следующее определение термину «режим нераспространения ядерного оружия»: «совокупность международных договоренностей и организаций с участием как ядерных, так и неядерных государств, а также внутренних законодательств стран-участников, целью которых является предотвращение приобретения ядерного статуса государствами, которые не имели его к 1967 г.»[5].
Несмотря на то, что ядерное оружие является частью более широкого понятия оружия массового уничтожения, в которое входят также химическое и бактериологическое оружие, а «отличительной чертой всех видов ОМУ является способность к широкомасштабному неизбирательному уничтожению людей», по мнению авторов указанного учебного пособия, «ядерное оружие привлекает наиболее пристальное внимание в связи с его наиболее разрушительным характером, способностью уничтожать не только людей, но и объекты, материальные ценности, а также крайне тяжелым долгосрочным воздействием на окружающую среду»[6].
В результате в процессе деятельности разоружения именно ядерному оружию уделяется особое внимание, и не случайно, что именно с ним связан первый и наиболее развитый режим нераспространения[7].
Уже в первые после окончания Второй мировой войны годы США и СССР выдвинули собственные проекты относительно установления международного контроля над ядерной сферой, которые обсуждались в рамках ООН, однако в силу возникших тогда разногласий между «сверхдержавами», а также с учетом того, что именно в первые послевоенные годы в мире постепенно раскручивалась спираль «холодной войны», приведшая к острой конфронтации с участием США и СССР, компромисс по этому вопросу достигнут не был.
В 1940-е - 1950-е годы началось, а в 1960-е годы продолжилось достаточно быстрое распространение атомных технологий, которое охватило многие страны.
Однако тогда же в отдельных из них развернулись дебаты относительно необходимости получения собственного ядерного оружия, а кое-где и вовсе возникло довольно многочисленное антиядерное движение.

Эти вопросы стали настолько актуальными, что оказались в центре внимания Организации Объединенных Наций, в результате чего в декабре 1961 г. Генеральная Ассамблея единодушно приняла резолюцию № 1665 (XVI), в соответствии с которой «Генеральная Ассамблея... призывает все государства, в особенности государства, обладающие в настоящее время ядерным оружием, приложить всемерные усилия к обеспечению заключения международного соглашения, содержащего постановления, согласно которым ядерные державы обязались бы воздерживаться от передачи контроля над ядерным оружием и от передачи сведений, необходимых для производства этого оружия, государствам, не обладающим ядерным оружием, а также постановления, согласно которых государства, не обладающие ядерным оружием, обязались бы не производить такого оружия или каким-либо иным способом приобретать контроль над ним».
Карибский кризис 1962 г. - чрезвычайно напряженное противостояние между СССР и США, продолжавшееся в течение 38 дней относительно размещения советских ракет, способных нести ядерное оружие на Кубе в октябре 1962 г., когда мир оказался на грани «ядерной катастрофы»[8] дал мощный толчок дальнейшему развитию указанных выше тенденций, результатом чего стало то, что уже в эпоху «разрядки» (1970-е годы) две «сверхдержавы» (США и СССР) подписали ряд двусторонних соглашений, которые составили основу для начавшегося тогда процесса разоружения применительно к ядерному оружию. Это прежде всего договоры, подписанные в 1972 и 1979 гг. - ОСВ-1, ОСВ-2, в соответствии с которыми было осуществлено ограничение стратегических вооружений[9], а также Договор по ПРО (1972 г.), по которому был установлен запрет на развертывание систем противоракетной обороны на территориях США и СССР, разрешавший только создание двух таких районов - вокруг столицы и одной из ракетных баз[10].

Начавшиеся еще в 1982 г., но вскоре прерванные (были возобновлены только в 1985 г.) новые переговоры между США и СССР привели к заключению в ходе советско-американского саммита в верхах (3031 июля 1991 г.) еще одного соглашения - Договора СНВ-1, в соответствии с которым было осуществлено сокращение стратегических наступательных вооружений. При этом его отличительной чертой стало ограничение не количества ракет, а ядерных боезарядов, которые могли быть использованы в одном пуске (вылете). Их количество было ограничено уровнем 6000. Число же носителей ядерного оружия ограничивалось уровнем 1600.
Договор СНВ-2 (Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений), подписанный 3 января 1993 г., который предусматривал достижение к 2003 г. уровня в 3500 ядерных боеголовок, хотя и был ратифицирован обеими сторонами (США - в 1996 г., Россия - в 2000 г.), тем не менее в силу так и не вступил.
В 1999 г. в ходе встречи Б. Клинтона и Б.Н. Ельцина на саммите «Большой восьмерки» было принято совместное заявление о проведении консультаций относительно дальнейшего сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), но прошедшие затем несколько раундов консультаций между сторонами выявили целый ряд разногласий, урегулировать которые так и не удалось[11].
Последним на данный момент соглашением, заключенным между США и Россией и связанным с процессом разоружения в ядерной области, является Договор об ограничении стратегических наступательных потенциалов (СНП), подписанный 24 мая 2002 г. Он, в частности, предусматривает сокращение к 2013 г. суммарного количества стратегических ядерных боезарядов до 1700-2200 единиц.
7 декабря 1987 г. США и СССР достигли договоренности относительно ликвидации ракет малой (от 500 до 1000 км) и средней (от 1000 до 5500 км) дальности (РСМД), которые относились к числу нестратегических ядерных вооружений. В 1991 г. , через три года после вступления в силу, было завершено выполнение предусмотренных в договоре сокращений, хотя контроль за бывшими ракетными базами и за не- производством ракет продолжался до 2001 г.

В июле 2009 г. в ходе переговоров, состоявшихся между Президентом РФ Д.А. Медведевым и Президентом США Б. Обамой, были достигнуты договоренности относительно дальнейшего сокращения арсенала ядерного оружия в обеих странах, после чего началось движение вперед на пути подписания нового договора.
Вместе с тем самым важнейшим инструментом, с помощью которого обеспечивается механизм нераспространения ядерного оружия, является Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который носит многосторонний характер[12]. Проект ДНЯО обсуждался с сентября 1965 г., когда советская делегация предложила его на рассмотрение XX сессии Генеральной Ассамблеи ООН. После доработок его окончательный вариант был одобрен XXII сессией Генеральной Ассамблеи ООН в июне 1968 г. и открыт для подписания в Нью-Йорке с 1 июля 1968 г. [13]. К этому моменту в мире существовало уже пять так называемых ядерных держав, т.е. государств, обладающих ядерным оружием - США (с 1945 г.), СССР (с 1949 г.), Великобритания (с 1952 г.), Франция (с 1960 г.), а также КНР (с 1964 г.). ДНЯО вступил в силу с 5 марта 1970 г. В настоящее время его участниками являются 189 государств, среди которых, однако, отсутствуют Индия и Пакистан - две ядерные державы, а также Государство Израиль - неподтвержденная на официальном уровне ядерная держава. ДНЯО был заключен сроком на 25 лет с возможностью последующего продления.
В 1995 г. срок действия ДНЯО истекал, поэтому члены «ядерного клуба» приложили значительные усилия, чтобы жизнь этого соглашения была продолжена. Этого удалось добиться, однако ядерные державы приняли на себя ряд дополнительных обязательств - этот шаг был сделан по требованию неядерных стран. В числе этих обязательств была работа над соглашениями о тотальном прекращении ядерных испытаний и контроле над ядерными материалами, а также обязательство предпринимать «систематические и прогрессивные усилия по уменьшению количества ядерных вооружений в глобальном масштабе со стратегической целью тотального уничтожения этого оружия». Таким образом, в 1995 г. ДНЯО был продлен бессрочно[14].

Фактически, ДНЯО разделил страны мира на две категории: страны, обладающие ядерным оружием, и безъядерные государства. К числу государств, обладающих атомным оружием, на тот момент относились США, СССР, Великобритания, Франция и КНР.
ДНЯО основан на трех фундаментальных принципах: во-первых, нераспространении, во-вторых, разоружении и, в-третьих, мирном использовании ядерных материалов и технологий. ДНЯО предусматривает запрет на передачу ядерными державами (пять ядерных держав в разное время стали участниками ДНЯО: США - в 1968 г., СССР - в 1968 г., Великобритания - в 1968 г., Франция - в 1992 г., КНР - в 1992 г.) в руки кому бы то ни было ядерного оружия, а также контроль за применением его в прямой или опосредованной форме. Государства, которые не обладают ядерным оружием, в свою очередь, обязались отказаться от всяких попыток приобрести ядерное оружие. Кроме того, ДНЯО предусматривает то, что его участники «обязуются в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разо- ружению[15], а также о Договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем». Наконец, ДНЯО предусматривает использование ядерных технологий исключительно в мирных целях, для чего была создана специализированная организация - Международное агентство по атомной энергии, МАГАТЭ (International Atomic Energy Agency, IAEA). В результате это составило одну из лазеек, с помощью которых государства, не обладающие ядерным оружием, могли путем осуществления процесса обогащения урана добиться получения собственного ядерного оружия.
К ДНЯО не присоединились Пакистан и Индия, официально объявившие о наличии у них ядерного оружия (1998 г.), и Государство Израиль, не признающий, но и не отрицающий наличие у него ядерного оружия.
Страна, участвующая в ДНЯО о нераспространении ядерного оружия, может выйти из него, предупредив об этом за 90 дней (с примерной формулировкой, что экстраординарные обстоятельства, связанные с предметом действия данного соглашения, подвергают опасности высшие интересы данного государства).

Помимо ДНЯО, ранее, 5 августа 1963 г., был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. 10 октября 1963 г. он вступил в силу. Соглашение являлось бессрочным и носило открытый характер: к нему могли присоединяться и другие государства. В дальнейшем число участников превысило 100 государств[16].
24 сентября 1996 г. в Нью-Йорке для подписания был открыт Договор по всеобъемлющему запрету ядерных испытаний (ДВЗЯИ), который запрещает любого рода ядерные испытания в любых средах (подземные, наземные, в воде, в воздухе и в космосе) и проводимые в любых целях, в том числе и в мирных. К настоящему времени ДВЗЯИ подписали 177 государств, в том числе 41 государство из 44, необходимых для вступления договора в силу, ратифицировали 138 государств, в том числе 34 государства из 44, необходимых для его вступления в силу.
После краха Советского Союза три государства, имевшие на своей территории ядерное оружие, - Украина, Белоруссия и Казахстан, после двухлетних переговоров не стали присваивать его и в 1994 г. подписали Лиссабонский протокол. Советские ядерные арсеналы, находившиеся на территории этих государств, были вывезены в Россию.
С режимом нераспространения ядерного оружия связана деятельность МАГАТЭ - Международного агентства по атомной энергии, созданного в 1957 г. и включенного в структуру ООН. Целью МАГАТЭ, как известно, являются действия, направленные исключительно на мирное использование ядерной энергии и недопущение ее использования в военных целях.
При этом важно, что в настоящее время в мире существует также несколько так называемых безъядерных зон, т.е. зон, свободных от ядерного оружия. Суть этой меры заключается в следующем: как минимум, отдельные государства или группы соседних стран декларируют, что вводят запрет на хранение, испытание, использование и создание ядерных вооружений на своей территории.
ООН считает безъядерные зоны одним из действенных методов борьбы с ядерной угрозой и их возникновение связано с подписанием еще целого ряда международных соглашений.
В соответствии с Договором об Антарктике, который был открыт для подписания 1 декабря 1959 г. в Вашингтоне и вступил в силу 23
июня 1961 г. демилитаризованная зона, в том числе это касалось и ядерного оружия, была создана к югу от 60-го градуса южной широты[17] . Его подписали государства, имевшие в тот момент свои объекты в Антарктике (Аргентина, Австралия, Бельгия, Чили, Франция, Япония, Новая Зеландия, Норвегия, ЮАР, СССР, США, Великобритания). Антарктический Договор декларировал, что континент Антарктида может быть использован лишь в мирных целях. В частности, в Антарктиде запрещено проводить ядерные испытания и хранить радиоактивные отходы.
По Договору о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (открыт для подписания 27 января 1967 г., вступил в силу 10 октября 1967 г.), был запрещен вывод на орбиту объектов с ядерным оружием и другими видами оружия массового уничтожения, установка его на Луне и других небесных телах, размещение его в космосе каким-либо иным образом. Прилегающие к Земле районы космоса разрешено использовать только в мирных целях. Договор запрещает создание на земных орбитах и на Луне военных баз, сооружений и укреплений, проведение любого рода военных испытаний и военных учений. Страны-участницы обязались не выводить на земную орбиту любой объект, несущий ядерное оружие или любое другое оружие массового уничтожения.
Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения (11 февраля 1971 г., 18 мая 1972 г.) исключает возможность развертывания ОМУ вне пределов территориальных вод государств. Также введен запрет на установку на океанском дне ядерного оружия, а также структур, используемых для его запуска, испытания или использования.
11 апреля 1996 г. был подписан так называемый «Договор Пелин- даба», который предусматривал провозглашение всей Африки зоной, свободной от ядерного оружия. Государствам-участницам, кроме всего прочего, было запрещено угрожать применением ядерного оружия. Кроме того, введен запрет на любого вида атаки на мирные ядерные объекты, находящиеся на территории данной зоны. Существующие к тому моменту на официальном уровне пять ядерных держав подписали протокол о признании «Договора Пелиндаба» и выразили готовность
уважать безъядерный статус Африки[18]. Правда, это соглашение так и не вступило в силу, т.к. значительная часть из 53 государств, расположенных на африканском континенте, которые его подписали, не ратифицировали документ. И это касалось в первую очередь стран Северной Африки, относящихся к мусульманскому миру, которые сочли, что присоединение к «Договору Пелиндаба» свяжет им руки в отношении Государства Израиль, который, по их мнению, фактически уже обладал ядерным оружием.
Тем не менее в 1990-е годы шаг вперед в деле нераспространения ядерного оружия был сделан на африканском континенте. Здесь еще в 1970-е годы в качестве так называемого «порогового государства», т.е. страны, которая обладает потенциалом для производства собственного ядерного оружия, была признана ЮАР. Страны Тропической и Южной Африки испытывали по этому поводу вполне обоснованное беспокойство. В 1991 г. ЮАР, где тогда у власти находился президент Ф. де Клерк, присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве безъядерной страны, хотя по некоторым и при этом достоверным данным в ЮАР тогда уже имелось 6 атомных взрывных устройств, а также значительные запасы высокообогащенного урана. К 1993 г. ядерный потенциал ЮАР был ею добровольно ликвидирован.
14 февраля 1967 г. был подписан так называемый «Договор Тлате- лолко» - Договор о создании безъядерной зоны в Латинской Америке[19]. Она распространяется на государства Центральной и Южной Америки, а также на государства Карибского бассейна. В настоящее время его участниками являются 32 государства. Куба - единственная страна, которая подписала «Договор Тлателолко», но не ратифицировала его. августа 1985 г. появился «Договор Раротонга», в соответствии с которым статус безъядерной зоны получали Австралия, Новая Зеландия и Океания, т.е. южная часть Тихого океана. На сегодняшний момент «Договор Раротонга» подписали 15 государств. США, присоединившиеся к данной конвенции, тем не менее не ратифицировали ее. Кроме традиционных запретов, в этой части планеты запрещено про
водить ядерные тесты, в том числе и в мирных целях, а кроме того, производить здесь захоронения радиоактивных отходов[20].
Речь шла о том, что участники указанных выше договоров обязывались запретить на своей территории испытания, использование, производство или приобретение, получение, хранение, установку, размещение ядерного оружия или любую форму владения им[21].
Если безъядерная зона создана, то ядерные державы, официально признают зону и берут на себя обязательство уважать ее статус, то есть, не размещать ядерного оружия на территории государств зоны, не проводить ядерных испытаний и т.д. Одновременно они гарантируют государствам, входящим в зону, что не будут применять против этих государств ядерное оружие, а также не будут угрожать его применением. Есть, однако, один пример, когда безъядерная зона не была признана членами «ядерного клуба» - так произошло с безъядерной зоной, созданной в соответствии с Бангкокским договором от 15 декабря 1995 г. в Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Таиланд, Мьянма, Малайзия, Сингапур, Индонезия, Филиппины, Бруней). Ее непризнание произошло потому, что страны-участницы этого соглашения распространили этот договор на свои исключительные экономические зоны и участки континентального шельфа.
В 1992 г. Южная и Северная Корея подписали декларацию о создании зоны, свободной от ядерного оружия на Корейском полуострове. Обе страны согласились не испытывать, производить, владеть, получать, хранить, развертывать или использовать ядерные вооружения, не разрешать (или закрыть имеющиеся) производства обогащения урана и использовать атомную энергию исключительно в мирных целях. Однако декларация так и не вступила в силу из-за того, что режим Ким Чен Ира инициировал выход из ДНЯО и активизировал свои усилия по созданию собственного ядерного оружия.
Ныне в мире существует пять регионов, свободных от ядерного оружия. Условия создания каждой зоны во всех случаях различаются, однако все из них запрещают разработку, производство, владение, испытание, приобретение и принятие ядерных вооружений.

Фактически, за пределами подобных безъядерных зон оказалась большая часть территории Азии (за исключением Центральной Азии[22]) и именно здесь в 1990-е - 2000-е гг. периодически наблюдается обострение данной проблемы. Достаточно сказать, что когда в мае 1998 г. Индия и Пакистан, не являющиеся участниками ДНЯО, осуществили целую серию испытаний собственного ядерного оружия, наступил своеобразный кризис режима нераспространения ядерного оружия, который соблюдался еще с 1968 г. Он был нарушен, хотя незадолго до этого, в мае 1995 г., он был бессрочно продлен после двухмесячных обсуждений на международной конференции. В результате в 1998 г. в мире возникли еще две непризнанные ядерные державы - Индия и Пакистан[23]. Официальные члены так называемого «ядерного клуба» не признали статус Индии и Пакистана в качестве ядерных держав.
При этом в качестве еще одного, в сущности неофициального, члена «ядерного клуба» можно назвать Государство Израиль, так же, как и Индия и Пакистан, не являющегося участником ДНЯО. И хотя руководство Израиля постоянно отрицает саму возможность наличия в стране ядерного оружия, несмотря на существование в Израиле научно-исследовательского центра Димона в пустыне Негев, тем не менее в декабре 2006 г. премьер-министр Израиля Э. Ольмерт в своем интервью сделал оговорку, фактически свидетельствующую об обратном.
Между тем в 1990-е - 2000-е гг., пожалуй, самый острый характер приобрела проблема нераспространения ядерного оружия применительно к двум государствам - Ирану и Северной Корее[24], также расположенным на азиатском континенте. Связанная с попытками разработ
ки ИРИ и КНДР собственных ядерных программ[25], что, по мнению некоторых представителей международного сообщества, предоставит им возможность создавать компоненты ядерного оружия (в частности, «оружейные» Уран-235 и Плутоний-239), она вызывает сильную озабоченность в мире[26].
Ядерные державы и их арсенал


Год проведения первого испытания ядерного оружия

Ядерный арсенал (кол-во единиц)

США[27]
/>16.07.1945
5735/9960

Россия[28]

29.08.1949

7200/16000

Великобритания[29]

3.10.1952

200

Франция[30]

13.02.1960

350

Китай[31]

16.10.1964

130

Индия[32]

18.05.1974

120-200

Пакистан[33]

28.05.1998

30-92

Государство Израиль[34]

22.09.1979 (?)

75-200





Таким образом, именно на современном этапе развития системы международных отношений, который характеризуется складыванием основ так называемого «нового мирового порядка», можно говорить о том, что режим нераспространения ядерного оружия столкнулся с достаточно серьезными вызовами, преодоление которых и входит в одну из важнейших задач деятельности международного сообщества.
По мнению авторов учебного пособия «Ядерное нераспространение», основные причины возникновения вызовов режиму нераспространения ядерного оружия и возрастания его неуязвимости можно свести к следующим: Противоречивый, переходный характер системы международных отношений, включая ослабление международно-правовых регуляторов применения силы и обеспечения безопасности государств, прежде всего ООН, связанное с этим сохранение и даже усиление тенденций к разрешению международных конфликтов, противоречий и разногласий с помощью военной силы. Появление у сравнительно небольшой группы государств высокоэффективных видов обычного оружия, по своим характеристикам приближающихся к ОМУ. Возрастание разрыва между большинством государств мира и группой наиболее продвинутых в военно-техническом отношении стран, ведущее к более «свободному применению силы со стороны последних и создающее стимулы для первых стремиться к приобретению ядерного оружия как средства сдерживания. Технический прогресс, способствующий преодолению разрыва между государствами, способными и не способными к созданию собственного ядерного оружия, и связанное с этим начавшееся снижение эффективности системы экспортного контроля. Относительное повышение роли ядерного оружия в политике безопасности ряда государств, обладающих ядерным оружием, включая Россию, которое может восприниматься государствами, не обладающими ядерным оружием, как пример. Появление негосударственных действующих лиц, таких, как политические организации и террористические группы, стремящихся приобрести ОМУ, контроль за деятельностью которых затруднен[35].
При этом в последние годы, особенно в свете трагических событий 11 сентября 2001 г., чрезвычайную актуальность приобрела и пробле
ма терроризма, связанного с использованием ОМУ и его компонентов и представляющего собой наиболее опасную разновидность терроризма и вследствие этого - наиболее привлекательную для террористических групп (хотя и трудно осуществимую)[36].
Проблема нераспространения ОМУ постоянно находится в центре внимания мировой общественности. Поэтому исключительную важность приобретают результаты опросов общественного мнения, посвященных проблеме нераспространения ОМУ, и их анализ[37].
Проблема нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ) находится и в центре внимания многочисленных исследователей как в нашей стране[38], так и за ее пределами. Так, например, разработкой различных аспектов указанной проблемы занимается группа специалистов из ПИР-Центра политических исследований, действующих в сотрудничестве с Московским Центром Карнеги.
Сотрудники Московского Центра Карнеги в течение последних лет осуществляют программу «Проблемы нераспространения оружия массового уничтожения». Основной целью этой программы является содействие внутрироссийскому и российско-американскому диалогу по проблемам нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ). Регулярно проводятся встречи по вопросам контроля над ядерными материалами, многосторонних режимов экспортного контроля, ратификации соглашений по ядерному, химическому и биологическому оружию и по проблемам противоракетной обороны. В этих встречах принимают участие представители государственных структур, экспертного сообщества и средств массовой информации. Ведется изучение проблем, связанных с ядерными программами Ирана и Кореи, осуществляется работа по прогнозированию возможных сценариев того, как ядерное оружие может попасть в руки террористов. В рамках программы издается периодический сборник материалов и документов по вопросам ядерного, химического, биологического оружия, военной реформы, внутрироссийскому и российско-американскому диалогу по проблемам нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ) - журнал «Ядерное нераспространение».

Важно также подчеркнуть, что под эгидой Московского Центра Карнеги осуществляется публикация докладов по проблеме нераспространения ОМУ, в центре внимания которых находятся как общие аспекты указанной проблемы, так и конкретные вопросы, связанные с распространением ядерного оружия в отдельных регионах земного шара[39].
Особое внимание уделяется проблеме нераспространения ОМУ применительно Ирану и Северной Корее. «Вот уже много лет внимание мировой общественности привлечено к ядерным программам Северной Кореи и Ирана и к бурной политико-дипломатической деятельности вокруг них. Эти две международные проблемы периодически впадают в кризисную стадию и как будто соревнуются между собой в роли возмутителей спокойствия в сфере региональной и глобальной безопасности. Оба вопроса стоят в центре проблематики ядерного нераспространения, и от них во многом зависит судьба Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Обе проблемы политически тесно взаимосвязаны», - подчеркивает один из ведущих сотрудников Московского Центра Карнеги А. Арбатов[40].
В 2000-е годы специалисты из ПИР-Центра политических исследований провели собственное социологическое исследование, в центре внимания которого оказалась реакция, которую продемонстрировали жители России в отношении проблемы нераспространения ОМУ. Результаты, полученные в ходе этого социологического исследования, были использованы в данной работе.
Мы предлагаем взглянуть на проблему нераспространения ОМУ, связанную с действиями Ирана и Северной Кореи, в нетрадиционном ракурсе - сквозь призму такого феномена, как общественное мнение. В данном случае мы попытаемся максимально широко представить картину общественного мнения в отношении иранской и северокорейской проблем.

Учитывая, что в последние годы особую активность в связи с иранской и северокорейской проблемами проявляют США, и в первую очередь это касается периода, когда у власти находилась администрация Дж. Буша-младшего (2001-2009 гг.), исключительный интерес представляют данные опросов общественного мнения, проведенных в этой стране.
Уже в 1990-е годы иранская и северокорейская ядерные программы стали вызывать серьезную озабоченность в США. Тогда Ч. Краутхам- мер - сторонник жесткой линии в отношении таких стран, как Ирак, Иран и Северная Корея, 1 апреля 1994 г. в статье «Устраняя ядерных преступников», опубликованной в The Washington Post, призвал решать проблему распространения ОМУ путем устранения существующих в этих странах «нечестных режимов», проводящих враждебную по отношению к США политику. При этом, по мнению Ч. Краутхам- мера, следовало выделить группу «нормальных, неагрессивных, неэкспансионистских и невраждебных США государств, обладающих ядерным оружием» (Государство Израиль, Индия и Пакистан). Согласно Ч. Краутхаммеру, они вовсе не являются «нечестными государствами», идеологически нацеленными на изменение сложившегося мирового порядка любыми средствами. Наличие у них ядерного оружия «не несет в себе смертельной угрозы миру и не направлено против США». Важно при этом подчеркнуть, что появление ядерного оружия у «нечестных государств» создавало бы значительную угрозу интересам национальной безопасности США, а потому является абсолютно неприемлемым для США. Предотвращение доступа «нечестных государств» к ядерному оружию требует применения всех имеющихся в распоряжении США средств, включая одностороннее применение военной силы для уничтожения соответствующих объектов[41].
С другой стороны, уже тогда в США сложилось мнение, что одной из причин распространения ядерного оружия в этих странах являются существующие в них режимы. Отсюда - проблема заключается не столько в распространении, сколько в характере находящихся у власти в Ираке, Иране и Северной Корее режимов. В этих условиях ключевым звеном становилась борьба с самими «нечестными государствами», свержение режимов, замена их на «демократические и не враждебные США». Как подчеркивал Ч. Краутхаммер, «возможно, ядерное распространение является неизбежным, но число «нечестных государств»
может сократиться до нуля, что и должно составлять важную цель американской внешней политики»[42].
Как свидетельствуют факты, американцы фактически до сих пор достаточно внимательно (во многом благодаря повышенному вниманию со стороны американских СМИ) следят за развитием ситуации вокруг Ирана и Северной Кореи, что фиксируют периодически проводимые в стране опросы общественного мнения.
Наряду с США, не меньший резонанс проблемы Ирана и Северной Кореи вызывают также в других странах Запада - странах Европы, Канаде, Австралии, население которых так или иначе ощущает определенную угрозу со стороны ИРИ и КНДР, могущих получить собственное ядерное оружие.
Кроме того, речь идет о конфигурации общественного мнения, сложившейся в государствах, находящихся в непосредственной близи от Ирана и Северной Кореи. Уже сам факт географической близости этих стран к ИРИ и КНДР объясняет наличие исключительно высокого интереса к проблеме нераспространения ОМУ со стороны населения, что также фиксируют проводимые опросы общественного мнения.
В центре нашего внимания оказались также опросы общественного мнения, проведенные в России. Даже несмотря на то, что в России ее жители традиционно, в отличие от мировой общественности в целом, демонстрируют гораздо меньший интерес к происходящим в мире событиям, и эта особенность общественного мнения России неизменно получает свое подтверждение в 1990-е - 2000-е гг.
Объясняя возникновение подобного рода тенденций в общественном мнении России, следует подчеркнуть, что уже стало традицией то отличающее Россию от других стран мира обстоятельство, что российское общество, которое, как известно, уже достаточно долгое время крайне озабочено в основном проблемой выживания в затянувшийся переходный период, в большинстве своем проявляет индифферентность к тому, что происходит за пределами страны. Исключение составляет разве что ближайшее окружение России - бывшие республики, входившие в состав СССР, где остались родственники и близкие граждан России, что, конечно же, обусловливает их повышенный интерес к событиям в СНГ и странах Балтии.
Со всей очевидностью это проявилось, когда наша страна оказалась на переломе эпох и разразился кризис, который сопровождался тем, что некогда единое государство - СССР - распалось, после чего кри
зисные явления затронули Россию. В результате в силу возникших трудностей население России в своем большинстве не обращало сколько-нибудь значительного внимания на происходящее в мире, в том числе это касалось тех кризисных ситуаций, которые возникали в связи с иранской и северокорейской проблемами.
Однако, учитывая глобальный характер проблемы нераспространения ОМУ, а также потенциальную опасность, которая может исходить от Ирана и Северной Кореи в случае их обладания собственным ядерным оружием, для россиян рассматриваемые проблемы, на наш взгляд, все-таки имеют гораздо большее значение, чем та значимость, которую им придают сами жители России.
Наконец, предпринята попытка реконструкции общественного мнения в Иране и Северной Корее, что, однако, оказалось самой сложной задачей, учитывая то обстоятельство, что, к примеру, в отличие от Ирана Северная Корея - страна абсолютно «закрытая» и информация о реально существующих в ее обществе настроениях фактически недоступна.
***
В данной работе, представляющей собой вторую часть исследования «Проблема нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ) и общественное мнение», в контексте такого феномена, как общественное мнение, рассмотрена северокорейская ядерная программа. Посредством привлечения широкого круга источников, среди которых важнейшими являются результаты социологических опросов, а также материалы, содержащиеся в средствах массовой информации[43], была осуществлена реконструкция картины общественного мнения, существующей в 2000-е годы в США, странах Европы, Канаде, Австралии, странах, окружающих Северную Корею России в отношении северокорейской ядерной программы. Предпринята попытка выявить наиболее характерные черты и особенности общественного мнения в отношении северокорейской ядерной программы непосредственно в Северной Корее.
Представленное исследование носит междисциплинарный характер и предназначено для студентов, аспирантов и преподавателей, для специалистов по истории международных отношений, социологов и политологов.

| >>
Источник: Кузнецов  Д. В. Проблема нераспространения ОМУ и общественное мнение: в 2-х частях. Ч.2: Ядерная программа Северной Кореи. 2010

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Алексеева И. С.. Введение в перевод введение: Учеб, пособие для студ. фи- лол. и лингв, фак. высш. учеб, заведений., 2004
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ