<<
>>

Толерантность в контексте исследования межкультурной коммуникативной толерантности

 

С давних времен во многих культурах существует и широко используется во всех сферах общественной жизни понятие «толерантность», берущее свое начало из латинского языка (tolerantia) и означающее «терпимость, переносимость, снисходительность к кому-либо или чему-либо»: во французском языке - tolerance, в английском языке - tolerance, toleration, в немецком языке - Toleranz, в итальянском языке - tolleranza, в испанском языке - tolerancia.

Идеи толерантности ярко прослеживались, в частности, в истории образования и педагогической мысли, когда в разные периоды акцент ставился на разные аспекты толерантности: на самоценности человека во всем многообразии его личных качеств; на природном равенстве всех людей, поскольку они созданы по образу и подобию Бога, вследствие чего они равны перед ним, несмотря на все свои различия; на идеях гармонического развития человека с точки зрения саморазвития и формирования нравственных добродетелей; на гармонизации отношений человека с другими людьми на основе ненасильственного взаимодействия.

Так, например, в первобытном обществе толерантность формировалась в рамках образовательного процесса, причем не в виде идеи, а в виде практического взаимодействия между учителем и учеником и была основана на имущественном и социальном равенстве. Отношения были исключительно доброжелательными при полном отсутствии насильственных методов воспитания. Знания, умения, навыки, опыт эмоционально-ценностного отношения к окружающему миру, волевые и иные качества формировались не только в рамках специально организованного образовательного процесса, но и в повседневном общении, трудовой и игровой деятельности, через участие в обрядах и освоение мифологии, а также с помощью традиций [16, с. 43].

В основе педагогической мысли и образовательной практики Древнего Китая лежали учения философа и педагога Конфуция (551-479 гг.

до н.э.), который утверждал, что все люди близки друг другу по своей природе, но сильно различаются по своим привычкам. Он считал, что в деле воспитания и обучения нельзя делать различий между людьми, а нужно учитывать возможности каждого в постижении мудрости. Важнейшей задачей образования во времена Конфуция выступало воспитание гуманности и человеколюбия, а в качестве главного средства регулирования отношений между людьми признавался этикет и традиции, в которых выражается уважительное отношение к окружающим [16, с. 44].

Стоит отметить, что положения о равенстве всех людей, многообразии человеческих индивидуальностей независимо от их национальности, религиозных убеждений, социального положения и образа жизни, а также признание необходимости совершенствования межличностных и межкультурных коммуникаций уже в те времена создавали предпосылки формирования межкультурной коммуникативной толерантности.

Для педагогики Древней Г реции характерна идея гармонического развития человека, интерес к его внутреннему миру, попытки подчинить задачи воспитания и обучения нуждам конкретного человека. Древнегреческий философ Сократ (469-399 гг. до н.э.) рассматривал воспитание, с одной стороны, как средство саморазвития человека, формирования в нем нравственных добродетелей, как способ сделать его счастливым, а с другой — как средство совершенствования общества на основе гармонизации отношений человека и общества. Участников педагогического процесса он считал равноправными партнерами, утверждая, что педагог должен с уважением относиться к внутреннему миру ученика, строить обучение не на основе принуждения, а посредством стимулирования его саморазвития [Там же].

Таким образом, в основе педагогической мысли тех времен лежала направленность на развитие личностных качеств обучающегося с точки зрения применения их в различных жизненных ситуациях. Кроме того, закладывались предпосылки повышения роли преподавателя в создании благоприятной и комфортной среды обучения за счет построения уважительных и доброжелательных отношений с обучаемыми.

Необходимо, однако, подчеркнуть, что в обществах древнего мира толерантность имела ограниченный характер. Это проявлялось в том, что толерантные отношения распространялись только на свободных людей, тогда как в отношении рабов использовались совершенно иные установки. В этой связи наблюдается противоречие в отношении применения различных моделей поведения и способов межличностного общения, обусловленных существующим положением.

В средневековом обществе идея толерантности провозглашалась главным образом в рамках религиозных учений. Можно сказать, что проявления толерантности в том или ином виде присутствуют во всех мировых религиях.

Так, например, в буддизме человек представляет собой единое целое с гармонически организованной вселенной. Поэтому в основе понимания воспитания и обучения лежит принцип гармонизации отношений человека с окружающим миром, с другими людьми на основе ненасильственного взаимодействия.

Христианство на первое место среди человеческих добродетелей ставит любовь к ближнему независимо от его национальности, религиозных убеждений, социального положения и образа жизни. В качестве способов устранения разногласий предпочтение отдается убеждению на основе понимания и прощения, личному примеру добродетельной жизни. Религия призывает к отказу не только от мести, но и от желания мстить обидчику.

В иудаизме и исламе исходным является положение о том, что все люди созданы по образу и подобию Бога, и, следовательно, равны перед ним, несмотря на все свои различия; кроме того, высоко ценится такая добродетель, как терпение [16, с. 45].

Педагогика эпохи Возрождения (XIV-XVI вв.) и Нового Времени (XVII- начало XX в.) была обращена к человеку, который провозглашался главной ценностью. Тогда же распространялась и обосновывалась мысль о природном равенстве людей независимо от их происхождения. В этой связи идея толерантности в образовании начала рассматриваться через призму идеалов свободы и самоценности человека. Образование было призвано выполнить двойную задачу:              во-первых, создать условия для наиболее полной

самореализации человека в жизни; во-вторых, воспитать чувство ответственности за свои поступки, научить человека регулировать свое поведение таким образом, чтобы жить свободно и в то же время в согласии и гармонии с другими людьми [16, с.

46].

Эти две составляющие, будучи примененными к образованию, стали способами выражения идеи толерантности и дальнейшего ее развития, что доказывает значимость образования тех времен во всестороннем развитии личности, в том числе формировании навыков социального взаимодействия, в основе которого должны лежать способы гармонизации межличностных коммуникаций.

В процессе историко-культурного развития и становления философской и педагогической мысли понятие «толерантность» претерпевала изменения. Это естественное явление, так как само общество подвергается изменениям.

А. И. Соловьев определяет толерантность как «терпимость к чужим мнениям и чувствам» [104, с. 502].

А. Г. Асмолов, принимавший участие в разработке Федеральной программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе», трактует толерантность как «признание права другого быть иным» и называет толерантность «искусством жить вместе с непохожими людьми», которое помогает человеку не только оставаться самим собой и стремиться к саморазвитию, но и вступать в диалог с другими культурами и воспринимать все то, чем они богаты. Миссия любого человека в жизни - это «сделать все для того, чтобы уважение, достоинство, понимание другого человека становилось сверхценностью» [4].

А. Я. Анцупов и А. И. Шипилов дают следующую трактовку данному понятию: «толерантность - отсутствие или ослабление реагирования на какой- либо конфликтогенный фактор» [2, с. 444]. По мнению исследователей, внутренне толерантность проявляется в повышении порога эмоционального реагирования на конфликтную ситуацию, а внешне - в выдержке, самообладании. Они называют толерантность одним из основных психологических условий предупреждения конфликтов.

Толерантность, согласно педагогическому словарю, предполагает не только «отсутствие или ослабление реагирования на какой-либо неблагоприятный фактор в результате снижения чувствительности к его воздействию», а также «способность человека противостоять разного рода жизненным трудностям без утраты психологической адаптации» [45, с.

150].

В словаре иностранных слов толерантность означает «терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению, снисходительность к чему-либо или кому- либо» [47, с. 518].

Декларация принципов толерантности, утвержденная резолюцией 5.61 генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 года, приводит наиболее полное определение толерантности, которая означает «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности..., это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира., это прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека., это признание того, что люди по своей природе различаются по внешнему виду, положению, речи, поведению и ценностям и обладают правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность» [32].

Однако некоторые исследователи критически относятся к пониманию толерантности. Так, В. И. Самохвалова в своей статье «О содержании понятия «толерантность» в современном культурном контексте» ссылается на слова Славой Жижека, который в своем выступлении «Критика толерантности» называет толерантность абстрактной, безадресной и бессодержательной «любовью» к другому [99, с. 163].

Кроме того, вследствие наличия многообразия трактовок и неоднозначности самого смысла понимание толерантности усложняется ее отождествлением с терпимостью. В этой связи понятие «толерантность» обладает рядом противоречий.

С одной стороны, толерантностью называют простую адекватность поведения существующему положению, когда, например, необходимость толерантности к слабым, немощным, инвалидам приравнивается к доброте, милосердию, человечности; толерантность к разного рода нарушениям зачастую оказывается равнодушием и слабостью, например, толерантность к подлости, хамству, жестокости, предательству; толерантность к тому, кто нападает или угрожает, считается не столько толерантностью, сколько безвольностью и трусостью.

С другой стороны, она рассматривается как готовность мириться с чужим мнением и уважение человеческого достоинства, уважение прав других и способность поставить себя на место другого, признание равенства всех людей и признание многообразия, принятие другого таким, какой он есть и уважение его права быть иным, сотрудничество и отказ от доминирования, причинения вреда и насилия.

Стоит согласиться с точкой зрения Д. А. Леонтьева, который выделяет три ошибки при понимании толерантной личности и отождествления толерантности с терпимостью: терпимость пассивна и заключает в себе скорее негативную окраску, поскольку терпимость способствует сдерживанию своего отношения к ситуации, вызывая тем самым дискомфорт; нельзя отождествлять толерантность с позитивным отношением, поскольку истинной толерантностью является абсолютно нейтральное отношение, основанное на отсутствии априорных предубеждений; толерантность нельзя считать проявлением равнодушия и отстраненности, поскольку она выступает как возможность критического диалога (на основе обмена опытом, ценностями, взглядами) с целью расширения опыта [61, с. 3-16].

На наш взгляд, нельзя приравнивать толерантность к терпимости, поскольку терпимость - это способность терпеть, сдерживаться, тогда как толерантность - это такая устойчивость к внешнему воздействию, при которой, прежде всего, человек способен оставаться самим собой. В данном случае он встает на путь человека, хорошо знающего себя, комфортно чувствующего себя в окружающей среде, понимающего других людей и открытого к диалогу, человека с доброжелательным отношением к иным культурам, взглядам, традициям, человека с высоким уровнем эмпатии.

Многообразие определений толерантности обусловливает наличие различных философских, психологических и педагогических подходов к рассмотрению толерантности.

Так, например, философ В. А. Лекторский приводит четыре возможные модели толерантности: толерантность как безразличие, толерантность как невозможность взаимопонимания, толерантность как снисхождение, толерантность как расширение собственного опыта и критический диалог [59, с. 50-53].

Если толерантность как безразличие подразумевает равнодушие к существованию различных взглядов и практик, толерантность как невозможность взаимопонимания не допускает многообразия взглядов, ценностей и способов поведения, определяющих способ развития той или иной культуры, толерантность как снисхождение сочетается с некоторой долей презрения к слабостям других, расширение собственного опыта происходит в результате борьбы с другой системой, а критический диалог предполагает наличие установки на взаимное изменение позиций, тогда ни одна из предложенных исследователем моделей, на наш взгляд, не способствует формированию толерантной личности, поскольку безразличие, признание невозможности достичь взаимопонимания, снисхождение, презрение, борьба, установка на изменение чужой позиции не могут привести к созданию психологически комфортной обстановки для совместной деятельности. В то время как потребность в достижении взаимопонимания непременно возникает в процессе межличностного и межкультурного взаимодействия.

С. Л. Братченко, который рассматривает исходные идеи для построения психологии межличностной толерантности, выделяет следующие подходы: экзистенциально-гуманистический предполагает, что толерантность - это особый принцип осознанного и ответственного существования человека «на основе понимания и принятия множественности и многообразия бытия и признания неизбежности сосуществования различий», причем такая толерантность «не сводится к автоматизмам, к простым стереотипным действиям», она становится ценностью и жизненной позицией; диверсификационный подразумевает, что толерантность характеризуется многообразием видов и форм, поэтому требует дифференцированного отношения к вопросам практического применения принципов толерантности в межличностном общении (меры, или границы, толерантности). Чрезмерное или неадекватное обстоятельствам повышение толерантности может привести к ослаблению сопротивляемости, увеличению уязвимости человека и даже к возникновению угроз для индивидуальности, идентичности; личностный предусматривает, что в основе толерантности заложена соответствующая ценностно-смысловая система, в которой «центральное место занимают ценности уважения человека как такового, ценности прав и свобод человека... и другие ценности демократического гражданского общества».

В рамках данного подхода подчеркивается отличие толерантности как преходящего состояния от толерантности как устойчивой личностной установки; диалогический предполагает, что толерантность как особый способ построения взаимоотношений, межличностного взаимодействия и общения с людьми отражает «понимание естественности и неизбежности различий между людьми и готовность уважать эти различия, а также признание прав и свобод каждого человека, способность к сосуществованию с другими (иными) людьми, к вступлению с ними в ненасильственные формы взаимодействия, то есть готовность и способность к диалогу»; фасилитативный подразумевает, что толерантность может и должна быть сформирована и развита за счет использования различных методов ее «внедрения» и распространения в обществе, в том числе посредством специально подобранного обучения, основанного на психолого-педагогических разработках, которые направлены на развитие личности [17, с. 104-117].

С. Л. Братченко, подводя итог рассмотрению подходов к исследованию межличностной толерантности, в качестве главного психологического основания толерантности выделяет «осознанный и ценностно-осмысленный личностный выбор, в соответствии с которым человек, имея собственное мнение, позицию, уважает и признает право другого воспринимать и мыслить иначе, видит ценность многообразия, а также готов строить взаимодействие на основе понимания и учета других точек зрения» [Там же].

В основе изучения толерантности, согласно Л. И. Рюмшиной, лежит ценностно-смысловой подход, рассматривающий проблему единства сознания и поведения, то есть одновременно наличие личностных установок, ценностей и смыслов человека, определяющих его внутренний мир, ощущения и переживания, и реальное поведение личности при осуществлении межличностных и межкультурных коммуникаций [96, с. 130-131].

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что толерантность представляет собой устойчивую осознанную ценностно-смысловую установку личности на построение межличностных взаимоотношений, взаимодействия и общения, которая проявляется не только в готовности использовать различные методы распространения толерантности в обществе, но и способности (то есть вступление во взаимодействие) к диалогу на основе понимания и принятия различий между людьми.

Исследование толерантности как идеологии консолидации российского общества началось сравнительно недавно, а именно с принятия в России либеральной гуманистической федеральной программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» (2001-2005 гг.). Целью данной программы являлось формирование и внедрение социальных норм толерантности, определяющих устойчивость поведения отдельных личностей и социальных групп в различных ситуациях социальной напряженности [3].

Данная программа, по мнению А. Г. Асмолова, должна была выполнить «роль конструктора толерантного образа жизни как социального обеспечения согласия и доверия непохожих и разных людей» [5, с. 503]. В программе были заложены основы гармонизации общественных отношений за счет повышения уровня информированности людей о сущностных и содержательных характеристиках толерантности, а также формирования установок на толерантность, заключающихся в способности и эмоционально-волевой готовности к равноправному диалогу с целью развития специальных умений и навыков межличностного и межкультурного общения.

В рамках исследования условий, необходимых для развития толерантности, мы считаем целесообразным рассмотреть ее основные формы и проявления, а также определить компонентный состав рассматриваемого понятия.

М.              С. Мацковский предлагает следующие формы и проявления толерантности:

- вербальную (язык общения), которая подразумевает использование определенного лексикона (отсутствие унизительных, оскорбительных, издевательских и очернительных слов) и высказывание позитивных суждений (взвешенных, непредвзятых, доказательных, конструктивных, исключающих элементы провокационности, враждебности);

- поведенческую, которая предполагает позитивную манеру общения (пассивная форма) и позитивные ненасильственные действия в отношении индивидуального или группового оппонента (активная форма) [Цит. по: 68, с. 10].

Н. Ч. Бедалова выделяет политическую, экономическую, этническую, расовую, религиозную, культурную и социальную формы толерантности, каждая из которых предполагает наличие способности постигать многообразие и уважительно относиться к непонятному и чуждому. Все формы должны в органическом единстве сосуществовать в толерантном сознании личности, поскольку играют важную роль в формировании гражданского общества [11].

При всем многообразии форм и проявлений очевидным становится то, что толерантность находит отражение в любых социальных взаимодействиях.

С. Л. Братченко в качестве основных «измерений толерантности», характеризующихся наличием между ними сложных взаимосвязей и взаимовлияния, выделяет следующие компоненты: личностный, когнитивный, эмоциональный, поведенческий, вербальный [17, с. 104-117].

Личностный компонент толерантности предусматривает наличие устойчивой ценностно-смысловой личностной установки. Когнитивный компонент толерантности предполагает существование многообразия индивидуальных суждений об окружающем мире, что подчеркивается в Декларации принципов толерантности [32].

Эмоциональный компонент толерантности включает эмпатию, которая способствует формированию общности и позволяет смягчить разногласия, препятствуя их перерастанию в конфликтное противостояние. Кроме того, в качестве отдельной составляющей данного компонента может быть названа эмоциональная устойчивость, которая отражает способность справляться с эмоциональным напряжением, вызванным неприятными переживаниям и тревогами относительно различий между своей личности и личности собеседника. Развитая эмоциональная устойчивость, отсутствие раздражения и желания подавить вызывающие неприятные переживания и тревоги факторы позволяют человеку лучше осознавать как собственные эмоциональные процессы, так и переживания других людей.

Поведенческий компонент толерантности отражает наибольшее число конкретных умений и способностей, поскольку в практической деятельности реальных межличностных и межкультурных коммуникаций показывает степень переносимости различий. К подобным умениям можно отнести не только способность к толерантному высказыванию и отстаиванию собственной точки зрения, но и готовность к толерантному отношению к высказываниям других (восприятие мнений и оценок других людей как выражение их точки зрения, имеющей право на существование - независимо о степени расхождения с собственными взглядами). Кроме того, к практическим способностям следует отнести умение договариваться и толерантное поведение в напряженных ситуациях, в частности при столкновении с различиями во мнениях или оценках.

Вербальный компонент толерантности, по мнению С. Л. Братченко, является «поверхностным», «декларативным», поскольку он отражает лишь умение произносить правильные слова, что, безусловно, не показывает реального отношения к определенному явлению действительности [17, с. 104-117].

Л. А. Шкутина и Ж. А. Карманова, рассматривая значение толерантности в рамках межконфессиональных отношений в обществе, особое значение придают мотивационно-личностному, содержательному и рефлексивному компонентам

[131].

Мотивационно-личностный компонент толерантности заключается в характеристике личностной направленности, которая выражается в интересе к происходящим событиям; осознании социальной ценности толерантности в условиях развития поликультурного общества. Содержательный компонент отражается в количестве и качестве необходимых знаний о толерантности в мировом и государственном масштабах. Рефлексивный компонент толерантности заключается в действиях самоанализа, самооценки, самокоррекции [Там же].

Таким образом, формирование и развитие толерантности как устойчивой ценностно-смысловой установки происходит на личностно-мировоззренческой основе за счет осознания и принятия человеком сложности, многомерности как самой жизненной реальности, так и вариативности ее восприятия, понимания и оценивания разными людьми, а также относительности и субъективности собственных представлений и своей картины мира; посредством формирования эмоциональной устойчивости к неприятным эмоциям и переживаниям при расхождении мнений и столкновении с различиями; за счет применения знания особенностей осуществления толерантных межличностных и межкультурных коммуникаций на основе уважения, понимания, признания и принятия, не боясь при этом высказывать и отстаивать собственную точку зрения.

Из анализа вышесказанного следует, что развитие толерантности как установки личности, владеющей навыками толерантного общения и поведения, происходит в коммуникативном контексте. В этой связи нельзя не упомянуть о существовании на сегодняшний день в педагогической и психологической науках понятия «коммуникативная толерантность», которая является частной разновидностью толерантности и проявляется в процессе общения с окружающими людьми.

Исследование коммуникативной толерантности как качества личности отражены в научных работах В. М. Гришук, Е. А. Калач, Л. А. Николаевой, Л. П. Яцевич, Е. А. Балдановой, Е. С. Гребенец, С. В. Русаковой.

В. М. Гришук, научную сферу знаний которой составляет исследование педагогических условий, способствующих формированию коммуникативной толерантности студентов высших учебных заведений, рассматривает коммуникативную толерантность как психосоциальную характеристику личности «с доминантной направленностью сознания на терпимое, бесконфликтное коммуникативное поведение, на особый, доброжелательный тип взаимодействия индивида с другими людьми» [28, с. 8].

В рамках реализации субъект-субъектной системы взаимодействия коммуникативная толерантность, согласно Е. А. Калач, представляет собой «комплексное качество личности, проявляющее себя в системе межличностных отношений и определяющее особый терпимый, миролюбивый, безконфликтный, уважительный, доверительный, эмпатийный, равноценный тип взаимодействия индивида с другими людьми» [39, с. 3].

Вслед за ней Л. А. Николаева, рассматривая формирование у будущих специалистов сферы «человек-человек» профессиональных качеств, определяет коммуникативную толерантность как личностно значимое профессионально важное качество личности, проявляющееся в коммуникативной среде повседневной учебной и внеучебной жизнедеятельности, а также в будущей профессиональной деятельности и «характеризующееся терпимостью к собеседнику независимо от его социального и правового статуса, уважением его мнения, эмпатией и доброжелательностью во взаимоотношении с ним, конструктивным общением, эмоциональной устойчивостью, способностью к сотрудничеству, диалогу, мобильностью стиля общения, адекватной самооценкой» [66, с. 8].

Основываясь на исследовании условий эффективности профессиональной подготовки будущих специалистов социальной работы, Л. П. Яцевич, как и Л. А. Николаева, характеризует коммуникативную толерантность как профессионально важное качество личности, в основе которого лежит «умение находить общий язык с разными людьми в различных ситуациях, способность находить индивидуальный подход к людям...» [134, с. 8].

Одно из наиболее полных определений коммуникативной толерантности было предложено Е. А. Балдановой. Коммуникативная толерантность, по мнению исследователя, является социально значимым качеством личности и проявляется в следующем: в повседневном межличностном общении, уважительном отношении к людям, их взглядам, обычаям, привычкам и вкусам; в стремлении к диалогу, сотрудничеству и положительной оценке окружающих людей; в эмпатии и эмоциональной гибкости реакций на новые ситуации. Кроме того, коммуникативная толерантность характеризуется наличием адекватного поведения в нестандартных ситуациях, понимания иной точки зрения, умения прощать чужие ошибки и заблуждения, а также переносимости неприятных или неприемлемых поступков партнеров по взаимодействию [9, с. 10].

Е.              С. Гребенец, рассматривающий педагогические условия,

способствующие формированию коммуникативной толерантности у старшеклассников во внеучебной деятельности, дает следующее определение данному понятию: «интегративное личностное качество субъекта, включающее: мотивацию к толерантному взаимодействию с партнерами по общению; положительное эмоционально-ценностное отношение к различным участникам общения, к их культуре, национальности, верованию, социальной принадлежности, взглядам, вкусам, типу поведения; систему знаний о коммуникативной толерантности, культуре общения; совокупность умений и навыков              толерантного              поведения, необходимых для повседневного

бесконфликтного общения со сверстниками, другими людьми в открытом поликультурном и полилингвалыюм мире» [26, с. 9-10].

По мнению С. В. Русаковой, коммуникативная толерантность «выражается в понимании, принятии и признании другого» [94, с. 13].

Рассматривая компонентный состав коммуникативной толерантности, Л. А. Николаева основывается на предложенных В. В. Бойко факторах, оказывающих влияние на результат коммуникативного взаимодействия как между отдельными личностями, так и между культурами, и выделяет следующие компоненты:              интеллектуальный; ценностно-ориентационный; этический;

эстетический; эмоциональный; сенсорный; энергодинамический; алгоритмический; характерологический; функциональный; идентичность личности [15; 66].

Е. А. Балданова к структурным компонентам толерантности относит мотивационный, когнитивный, ценностно-смысловой, поведенческий, эмоционально-волевой.

Когнитивный компонент предполагает владение знанием содержания коммуникативной толерантности. Мотивационный компонент отражает готовность к актуализации коммуникативной толерантности для успешной деятельности. Ценностно-смысловой компонент выявляет отношение к содержанию, процессу, результату проявления коммуникативной толерантности и объекту ее приложения. Поведенческий компонент предполагает наличие опыта проявления коммуникативной толерантности в разнообразных стандартных и нестандартных ситуациях. В основе эмоционально-волевого компонента лежит саморегуляция процесса и результата проявления коммуникативной толерантности [9, с. 12].

С. В. Русакова также рассматривает коммуникативную толерантность в качестве целостного многокомпонентного образования, в котором выделяет эмоциональный, когнитивный, деятельностный и мотивационно-ценностный компоненты [94, с. 49-50, 166-167].

Следует согласиться с точкой зрения Л. П. Яцевич и, исходя из вышесказанного, сделать вывод, что сформированность основных компонентов коммуникативной толерантности «обеспечивает целостность личностного и профессионального развития» [134, с. 7].

Как утверждает В. В. Бойко, формирование коммуникативной толерантности и развитие ее как социально значимого личностного качества происходит в том случае, если человек научится преодолевать или сглаживать негативные впечатления от различий между подструктурами своей личности и личности партнера, а также научится устранять обстоятельства, вызывающие или подчеркивающие эти различия [14, с. 210-211].

Рассматривая условия, способствующие формированию и развитию исследуемой толерантности, Е. А. Балданова предлагает придерживаться методических принципов, принципов культуроведческого образования и коммуникативно-ориентированного подхода к обучению толерантности. В этой связи в основу обучения исследователь закладывает использование материалов национально-культурного содержания, обеспечивающих мотивационную включенность обучающихся в процесс развития толерантности; организацию обучения, ориентированного на применение знаний в различных сферах;

интеграцию учебной, внеучебной, воспитательной и внеаудиторной работы, способствующей накоплению опыта [9, с. 10-13].

Педагогическими условиями развития коммуникативной толерантности выступают, по мнению Л. А. Николаевой, следующие критерии: выявление, изучение и совершенствование индивидуальных особенностей, проявляющихся в межличностных взаимоотношениях обучающихся, в коммуникативной сфере повседневной учебной и внеучебной деятельности; развитие рефлексии и трансформация качеств практической и созидательной деятельности, характерных для коммуникативной толерантности; актуализация коммуникативной компетентности будущего специалиста, включающей способность к диалогу, мобильность стиля общения, адекватную самооценку [66, с. 12-14].

Исходя из вышесказанного, становится очевидной сопряженность понятий «толерантность» и «коммуникативная толерантность» с пониманием социальной активности, которая под влиянием мотивов и стимулов актуализируется в социально полезные действия.

Данный факт подтверждается выделенными Н. Ч. Бедаловой критериями толерантности, к которым исследователь относит, во-первых, эмпатию (эмоциональную стабильность, доброжелательность, вежливость, терпение, социальную ответственность, социальную релаксацию); во-вторых, дивергентность мышления (способность чувствовать партнера, высокий уровень сопереживания, учтивость, экстравертность, способность к рефлексии); в-третьих, мобильность (отсутствие стереотипов, предрассудков, гибкость, критичность мышления); и, наконец, социальную активность (коммуникабельность, автономность поведения, правильную социальную самоидентификацию, социальную адаптированность, креативность, социальный оптимизм, инициативность) [11].

Следовательно, социальная активность предполагает готовность к осуществлению межличностного общения на основе уважения и принятия различий, а также стремление к конструктивному взаимодействию в различных социальных ситуациях для достижения поставленных целей.

Таким образом, можно сделать вывод, что развитие коммуникативной толерантности происходит на фоне развития личности, в целом, и ее социально значимых качеств, в частности, что представляет собой процесс закономерного изменения личности в процессе социализации. Благодаря социализации, как полагает К. М. Левитан, происходит становление и развитие «социально адаптированной личности» [58, с. 76-77].

Поскольку жизнь в обществе невозможна без социализации, внедрение социальных норм толерантности за счет обучения основам толерантного поведения и общения, в том числе с представителями других культур, становится необходимым условием гармонизации общественных отношений и должно стать результативно-целевой основой конструирования толерантного образа жизни.

Рассматривая особенности иноязычного обучения будущих менеджеров, С. Д. Берсирова в качестве одного из основных компонентов предлагает обратить внимание на межкультурную коммуникативную толерантность, которая способствует преодолению барьеров в профессиональных межличностных коммуникациях и формируется в процессе рефлексии «чужого» через «свое» [13, с. 57].

Исследователь не дает определение данному виду толерантности. Однако для нас становится очевидным, что посредством использования языка другой культуры происходит формирование межкультурной коммуникативной толерантности как социально и профессионально значимого качества, отражающего способность личности уважительно относиться к другим культурам, традициям, ценностям, убеждениям, показывающего отсутствие стереотипов и предубеждений, а также выражающегося в стремлении к конструктивному общению и достижению взаимопонимания в рамках межкультурного взаимодействия.

Следовательно, межкультурная коммуникативная толерантность относится к частной разновидности толерантности, проявляющейся в процессе межличностного и межкультурного общения.

Таким образом, основываясь на результатах анализа существующих теоретических подходов к исследованию сущностно-содержательных характеристик толерантности, в том числе коммуникативной, а также рассматривая межкультурную коммуникативную толерантность в качестве социально и профессионально значимого личностного качества, формирующегося в процессе социализации, включая опыт межкультурных взаимодействий, можно сделать следующие выводы: межкультурная коммуникативная толерантность представляет собой устойчивую осознанную ценностно-смысловую личностную установку, подразумевающую нейтральное, основанное на отсутствии априорных предубеждений, отношение к различиям, выражающуюся в готовности к осуществлению межличностных и межкультурных коммуникаций на основе уважения, понимания, признания и принятия различий при отсутствии страха высказывать и отстаивать собственную точку зрения; межкультурная коммуникативная толерантность включает следующие компоненты: когнитивный, показывающий наличие определенных знаний, а именно: о собственных правах и правах других людей, о сущностных и содержательных характеристиках толерантности, об особенностях ведения равноправного диалога; оценочный, выражающий отношение к явлениям действительности, а именно: к понятию «толерантность», к правам других людей, к различиям между особенностями своей личности и личности собеседника; мотивационно-ценностный, предполагающий осознание ценности социальных качеств личности, а именно: наличие стремления совершенствовать собственные знания, умения, навыки с целью развития толерантности как ценной характеристики личности; рефлексивный, характеризующий самооценку, а именно: наличие эмоционально-волевой готовности отнести себя к числу толерантных личностей; деятельностный, показывающий опыт социального поведения, а именно: владение и использование способов толерантного межличностного и межкультурного общения на основе уважения, понимания, признания и принятия различий между особенностями своей личности и личности собеседника; формирование установок на толерантность, заключающихся в способности, эмоционально-волевой готовности и выраженности стремления к осуществлению равноправного диалога. 

<< | >>
Источник: Бекетова Анна Павловна. ФОРМИРОВАНИЕ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАТИВНОЙТОЛЕРАНТНОСТИ СТУДЕНТОВ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫХСПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ВУЗА. 2018

Еще по теме Толерантность в контексте исследования межкультурной коммуникативной толерантности:

  1. Толерантность в контексте исследования межкультурной коммуникативной толерантности
  2. Межкультурная коммуникативная толерантность в контексте исследования межкультурной коммуникации
  3. Список литературы
  4. Практические рекомендации
  5. Микрофакторы.
  6. 2.2. Разработка концепции развития этнокультурной системы образования на примере Калмыкии
  7. 3.2. Проблема билингвизма в контексте возрождения родного языка
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. 1.1. Теоретико-методологические основания изучения этнической идентичности в политологических исследованиях
  10. 1.2. Формы идентификации иноэтничных групп в этнополитическом пространстве региона
  11. 2.1. Риски политизации этнической идентичности центрально-азиатских диаспор в Республике Татарстан
  12. 3.1. Роль регионального информационно-политического пространства в конструировании этнической идентичности центрально-азиатских диаспор
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  14. II. Литература
  15. § 1. Роль образования в формировании человеческого капитала.
  16. §3. Образование как способ профессиональной идентификации
  17. Особенности содержания и организации социально-педагогической деятельности «открытой» школы в поликультурной среде