<<
>>

В маскараде

Вернувшись в Петербург, все написанное я перечитал и сжег. И вновь начал бродить по улицам, все мне опять не нравилось, и больше всего не нравился себе я сам. Но затем я еще раз принялся писать, и, как и раньше, это меня увлекло.
С людьми я встречался все реже и реже. Когда я уставал, то ходил в дворянские маскарады.

В то время маскарады еще не превратились в места встреч женщин, ищущих приключений, и мужчин, платящих им. В этих маскарадах бывали женщины из почтенных дворянских семей, немолодые серьезные отцы семейств, военные и члены императорской семьи. Эти маскарады, как известно, страстно любил покойный Николай Павлович, и по Петербургу еще во время его жизни ходило много анекдотов о его приключениях. Вот один из них. —

Я тебя знаю, — сказала ему маска.

Обращение на «ты» в маскараде было обычным, и фраза «я тебя знаю» была стандартной. Но при обращении к тем, кого все знали, говорить «ты» было не принято. —

Действительно? — отвечает Царь. — Откуда тебе может быть известен такой бедный и незначительный человек, как я? Но ты знаешь, ведь и я тебя знаю. —

Скажи мне, если ты знаешь. —

Старая дура, — отвечал Царь.

Однажды Потапов в разговоре со мной упомянул своего брата. —

У вас есть брат? Странно, что я никогда не слышал о нем.

Александр Львович улыбнулся и рассказал мне, что произошло с его

братом. У его брата, двадцатилетнего гусара, миниатюрного, как у всех Потаповых, сложения, были удивительно красивые руки. Однажды он явился в маскарад переодетым женщиной и привлек к себе внимание Царя. Молодой человек был остроумен и находчив, и Царю понравился. Бродя по залам маскарада и разговаривая, они вошли в небольшую гостиную, открытую обычно для всех. Но на этот раз гостиная для посетителей маскарада была закрыта, о чем Потапов, разумеется, знать не мог. Когда они остались вдвоем, Царь начал целовать руки маски и клясться в любви. Переодетый гусар, как легко себе можно представить, страшно испугался. Он выбежал из комнаты, смешался с толпой, добрался до лестницы, сбежал вниз, сел в коляску и уехал.

Россия ^^ в мемуарах —

Узнайте, кто эта женщина, — приказал Царь начальнику полиции Кокошкину 67. — Я буду ждать вашего доклада.

Разъяренный Царь отправился во дворец. Прошел час, другой. Нетерпение и гнев Царя возрастали, а Кокошкина все не было. Наконец он появился. —

Ну? — спросил Николай Павлович. —

Офицер гвардии Потапов, Ваше Величество. —

Идиот. Я приказал тебе узнать, кто скрывался под маской, а ты суешь мне в нос гусара Потапова. Кто скрывался под маской? —

Офицер гвардии Потапов, Ваше Величество.

Потапова отчислили из гвардии и выслали в деревню где-то на краю света, откуда он не имел права никуда выезжать. Только при Александре II ему было позволено выехать за границу, но без разрешения когда-либо вернуться в Россию68.

<< | >>
Источник: Врангель Н.Е.. Воспоминания: От крепостного права до большевиков / Вступ, статья, коммент. и подгот. текста Аллы Зейде. М.: Новое литературное обозрение. — 512 с.. 2003

Еще по теме В маскараде:

  1. 2. ПРИМАТ ПРАКТИЧЕСКОГО РАЗУМА
  2. ОБРАЩЕНИЯ, КОТОРЫМИ МЫ ПОЛЬЗУЕМСЯ
  3. МАРГАРИТА ПАРМСКАЯ И ГРАНВЕЛЛА. НОВЫЕ ЕПИСКОПСТВА
  4. II
  5.    Великий князь Симеон Бекбулатович
  6.    Болезнь Александра I зимой 1824 года
  7. СТАТЬЯ ВТОРАЯ ДИЛЕТАНТЫ-РОМАНТИКИ 39
  8. Письмо первое Эмпирия и идеализм
  9. Синхронистичностъ и риту ал.
  10. В маскараде
  11. 10. Родительская бдительность
  12. От кухни до гостиной
  13. Русский Лютер
  14. МИССИОНЕРСТВО ПОЗДНЕРИМСКОЙ ЭПОХИ (III—V вв.)
  15. ПРЕРОГАТИВА ПАТРОНАТА
  16. Глава 12 Квантовый квинтет
  17. Глава 11 ЛИЧНОСТЬ И СВОБОДА
  18. Два притопа, три прихлопа, или Как я работала массовиком-затейником