<<
>>

ВТОРОЙ ВОСТОЧНЫЙ ПОХОД ПЕРЕД ПОХОДОМ

Разгром мятежников помог создать единую революционную базу на юге страны. Но по-прежнему перед силами революции стоял вопрос о подготовке в провинции Гуандун плацдарма для завершения формирования Национально-революционной армии, опирающейся на массовое движение, и проведения Северного похода.

Новая армия создавалась в сложных условиях. Попытки объединить армию и полностью подчинить ее правительству прежде всего натолкнулись на сопротивление феодально-милитаристских элементов внутри самой зарождающейся Национально-революционной армии.

У офицеров 1-го и частично 2-го гуанчжоуских корпусов, да и у военного министра Сюй Чун-чжи существовало предубеждение против усиления единой, централизованной НРА.

Вопрос об изоляции правых элементов и о судьбе ненадежных войск недавних «попутчиков», которые дальше не желали идти в ногу с революцией, приобретал особую остроту. После убийства Ляо Чжун-кая в правительстве заметно проявилась растерянность. На экстренном заседании Военного совета, состоявшемся сразу же 'после покушения, была избрана руководящая тройка в составе Ван Цзин-вэя, Сюй Чун-чжи и Чан Кай-ши. В заседаниях тройки приняли участие М. М. Бородин и вместо уехавшего в Советский Союз В. К. Блюхера одни из старших советников В. П. Рогачев.

Тройка долго заседала, но ничего не смогла решить. Связанный с правыми генерал Сюй Чун-чжи говорил: «Я вижу, что Ляо Хун-кай играет контрреволюционную роль, что он ненадежен; но он мой старый друг и трогать его нельзя».

В то же время Сюй Чжун-чжи стремился разделаться с поддерживающими правительство генералами Гуанчжоуской армии. В конце концов Сюй Чун-чжи, по крайней мере на словах, согласился с предложением решительно действовать против врагов революции. 25 августа он пригласил на банкет генерала Ляо Хун- кая и арестовал его.

В ночь с 25 на 26 августа части школы Вампу разоружили две бригады, пулеметную команду и штаб корпуса Ляо Хун-кая, расположенные в самом Гуанчжоу и в предместьях.

Одновременно генералу Чан Кай-ши было приказано арестовать выявленных к тому времени участников убийства Ляо Чжун-кая — Вэй Пан-пина и других, но они успели скрыться. Несмотря на это, быстро проведенная операция по разоружению ненадежных частей подняла авторитет Чан Кай-ши среди местных купцов. На следующее утро они открыли магазины.

Командиру 1-й дивизии генералу Ли Цзи-шэню было приказано разоружить остальные части 1-го корпуса, дислоцировавшиеся к западу от Гуанчжоу. Но он разоружил только часть их. 19-я бригада генерала Сюй Кан-цина успела перейти к Дэн Бэнь-ину. А из 1-й бригады, которой командовал брат Ляо Хун-кая, Ли Цзи-шэиь сформировал для себя 12-ю дивизию, которая впоследствии во время второго Восточного похода также перешла к Дэн Бэнь-ину.

Правительство приказало также арестовать Ху Хань-миня, «идейного руководителя» убийства Ляо Чжун-кая. Арест был поручен какому-то сержанту и двум солдатам из частей школы Вампу. Они пришли на квартиру Ху Хань-миня и на вопрос его дочери: «Что вам нужно?» ответили: «Мы пришли арестовать Ху Хань-миня как контрреволюционера». «Подождите, посмотрю, дома ли», — сказала дочь, пошла во внутренние комнаты, предупредила отца, и тот бежал черным ходом.

Щ

Вскоре Ху Хань-миня все же удалось поймать. Однако по настоянию членов ЦИК Гоминьдана, он был не осужден, а отправлен за границу «для пополнения образования».

После разоружения 1-го.корпуса и других решительных мер правительства внутреннее положение несколько улучшилось, но военно-политическая обстановка в целом все еще была напряженной.

Для разгрома юньнаньцев и гуанснйцев из восточной части Гуандуна были переброшены главные силы Гуанчжоуской армии во главе с генералом Чан Кай-ши. После победы над мятежниками генерал Сюй Чун-чжи, остававшийся в Шаньтоу для обороны района от банд, организованных разбитыми войсками Чэнь Цзюн-мина, поспешил в Гуанчжоу. Ему хотелось принять участие в дележе добычи, а чтобы «легче было разговаривать», командующий захватил с собою с востока все основные части, в том числе наиболее боеспособную 2-ю дивизию Гуанчжоуской армии.

Перед отъездом из Шаньтоу Сюй Чун-чжи ничего лучшего не мог придумать, как заключить с недавними противниками «договор о распределении налогового обложения» в восточной части Гуандуна.

Как только правительственные войска ушли в Гуанчжоу, Чэнь Цзюн-мин, разорвав договор, двинул свои войска из провинции Фуцзянь и к концу сентября снова занял почти весь восток Гуандуна. Передовые части его армии достигли района Ухуа. Вдобавок генерал Ян Кунь-ю после ухода 3-го юньнаньского корпуса снова ставший хозяином района Вэйчжоу, перешел на сторону Чэнь Цзюн-мина.

На западе сторонник генерала Чэнь Цзюн-мина генерал Дэн Бэнь-нн успешно использовал отвод войск 1-го корпуса к Гуанчжоу и -подвел свои части почти вплотную к р. Сицзян в районе г. Самшуй.

В августе 1925 г. из провинции Гуйчжоу через южную часть провинции Хунань прошли войска сычуань- ского милитариста Сюн Кэ-у и заняли район р. Бэй- цзян. Во время неудачной Северной экспедиции осенью 1924 г. сычуаньцы должны были оказать помощь генералу Чэн Цяню при наступлении на Чанша. Но эти обещания не были выполнены, и, как мы знаем, войска Чэн Цяня на подступах к Ичану потерпели поражение. Пе- реходя в провинцию Гуандун, сычуаньцы рассчитывали, что противоречия между разными генералами в Гуанчжоу позволят им играть здесь более значительную роль, чем в провинции Хунань, где власть находилась в руках генерал-губернатора Чжао Хэн-ти.

В Гонконге неожиданно появились три китайские канонерки Северного флота, посланные Пекинским правительством генералу Чэнь Цзюн-мину, которого оно надеялось скоро увидеть хозяином Гуанчжоу.

Таким образом, после разгрома мятежников Гуан- чжоуское правительство снова оказалось в таком же положении, как в середине 1924 г., но теперь соотношение сил резко изменилось в его пользу.

После событий 30 мая правительство приобрело надежную опору в массовом движении. Этому способствовала не только всеобщая Сянган-Гуанчжоуская стачка, но и деятельность крестьянских союзов провинции Гуандун.

Крестьянские отряды, особенно в районе Хайлуфын, оказывали серьезное сопротивление войскам Чэнь Цзюн-мина.

Пытаясь продвинуться на восток, войска генерала Дэн Бэнь-ина неожиданно подверглись ударам в тыл со стороны вооруженного крестьянства.

К тому же теперь правительство располагало доходами, которые прежде были в руках юньнаньских и гуансийских генералов.

После реорганизации армии и разоружения ненадежных войск правительство имело в своем распоряжении шесть корпусов.

Первый корпус генерала Чан Кай-ши в составе: 1-я дивизия — три полка, около 3 тыс. штыков; 2-я дивизия— 4-й полк и два батальона 5-го полка —1500 штыков; 3-я дивизия (бывшая 4-я гуанчжоуская) — около 3500 штыков; военно-политическая школа Вампу — 500 курсантов. Всего 8 тыс. солдат и 500 курсантов.

Второй корпус генерала Тань Янь-кая — около 11 тыс. штыков.

Третий корпус генерала Чжу Пэй-дэ — около 4 тыс. штыков.

Четвертый корпус генерала Ли Цзи-шэня в составе 10, 11 и 12-й дивизий, отдельной бригады и отдельного полка — около 11 тыс. штыков.

Пятый корпус генерала Ли Фу-линя — три отдельные бригады, отдельный полк. Всего около 4—5 тыс. штыков.

Шестой корпус генерала Чэн Цяня — четыре полка, около 2 тыс. штыков.

Кроме того, у правительства имелись 1-я отдельная дивизия генерала У Те-чэна — около 1500 штыков, и войска цзянсийцев, хэнаньцев, хубэйцев — в общей сложности 1500—2000 штыков.

Правительство располагало также 40 вымпелами военно-морского и речного флота.

С полной уверенностью правительство могло рассчитывать на части 1, 2 и 3-го корпусов (хотя последние два корпуса в это время были еще слабы) и на 4-й корпус, за исключением 12-й дивизии. 5-й корпус генерала Ли Фу-линя и 1-я отдельная гуанчжоуская дивизия расценивались как колеблющиеся между правыми и левыми силами.

Части генерала Чэн Цяня, цзянсийские, хэнаньские и хубэйскне войска хотя и считались достаточно надежными, но особой силы не представляли.

В лучшую сторону изменилось положение и в провинции Гуанси, где генералы Ли Цзун-жэнь и Хуан Шао-сюн отбросили войска юньнаньского генерала Тан Цзи-яо, разгромили части генерала Шун Хун-юна и установили дружественные отношения с правительством.

Правительство правильно определило, что в такой обстановке главный враг, с которым нужно в первую очередь покончить, — войска Чэнь Цзюн-мина. Началась подготовка ко второму Восточному походу. Главнокомандующим вновь был назначен генерал Сюй Чун-чжи.

Генерал Сюй Чун-чжи возвратился в Гуанчжоу в надежде на то, что он после разгрома мятежников как командующий Гуанчжоуской армией унаследует привилегии, отвоеванные у юньнаньцев и гуансийцев, и будет играть первую скрипку в городе.

Но обстановка сложилась не в его пользу: 1-й корпус Гуанчжоуской армии, как мы знаем, был разоружен при его «участии»; 4-й корпус Ли Цзи-шэня его не признавал; неизмеримо возросли авторитет и влияние 1-го корпуса Чан Кай-ши и школы Вампу. Чтобы создать себе «руководящее» положение, Сюй Чун-чжи полностью блокировался с правыми элементами. Он открыто пытался тормозить работу Военного совета и ЦИК Гоминьдана. Назначенный главнокомандующим вторым Восточным походом и получив деньги на эту кампанию, он по чисто формальным поводам стал оттягивать выступление правительственных войск, дав тем самым генералу Чэнь Цзюн-мину возможность приготовиться к обороне.

21 сентября правительство предложило Сюй Чун- чжи немедленно оставить Гуанчжоу и выехать в Шанхай. Ему ничего не оставалось делать, и он вынужден был согласиться с этим решением.

Одновременно войска 1-го корпуса разоружили 2-ю дивизию и 6-ю бригаду гуанчжоуских войск, входивших в состав корпуса Сюй Чун-чжи, а его 4-я дивизия была «взорвана изнутри»: она изгнала из своих рядов офицеров, сторонников генерала Сюй Чун-чжи, в том числе командира дивизии Сюй Цзи. После этого в качестве 3-й дивизии она вошла в состав 1-го корпуса.

3 октября в Гуанчжоу был арестован Сюй Кэ-у. Перешедший в наступление 'против его войск 2-й корпус не был своевременно поддержан 3-м корпусом и гуан- сийской группой, и войска Сюн Кэ-у ускользнули от разоружения в провинцию Хунань.

Правительство, считая операции по разоружению ненадежных войск внутренним делом, разрабатывало и осуществляло их без участия советников.

Все это происходило в период с 15 по 22 октября.

Теперь оставался главный враг — войска Чэнь Цзюн-мина, и против него 23 октября начался Второй Восточный поход.

<< | >>
Источник: А. И. ЧЕРЕПАНОВ. ЗАПИСКИ ВОЕННОГО СОВЕТНИКА В КИТАЕ / Из истории Первой гражданской революционной воины, (1924-1927). 1964

Еще по теме ВТОРОЙ ВОСТОЧНЫЙ ПОХОД ПЕРЕД ПОХОДОМ:

  1. II. Последние дни на Кубани перед ледяным походом. Генералы Корнилов и Деникин
  2. ПЕРВЫЙ ВОСТОЧНЫЙ ПОХОД ПЕРЕД ПОХОДОМ
  3. ЗАВЕРШЕНИЕ ПОХОДА 14
  4. ВТОРОЙ ВОСТОЧНЫЙ ПОХОД ПЕРЕД ПОХОДОМ
  5. ОСВОБОЖДЕНИЕ ГУАНДУНА
  6. 1. Первый этап Северного похода НРА (9 июля —8 ноября 1926 г.)2
  7. Поход Александра Македонского.
  8. Часть вторая
  9. Восточный поход
  10. РУССКИЙ ПОХОД И АГОНИЯ ИМПЕРИИ
  11. ГЛАВА 4 ГОЛ 1945-Й. Лальний Восток. Квантунский финал Второй мировой
  12. ПОХОД ШВЕДСКИХ РЫЦАРЕЙ В 1300 г. НА НЕВУ И ИХ ПОРАЖЕНИЕ
  13. „КРЕСТОВЫЙ ПОХОД* КОРОЛЯ МАГНУСА НА РУСЬ В 1348 г.
  14. Средства передвижения на войне
  15. ПРИЛОЖЕНИЕ I НЕКОТОРЫЕ АСПEKTbl ВОЕННОГО ДЕЛА ША^ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В СЕРЕДИНЕ XVII- ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в.
  16. ВТОРОЙ И ТРЕТИЙ ПОХОДЫ
  17. СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ И ХАЗАРИЯ В IX—X вв. ТТО СВЕДЕНИЯМ ВОСТОЧНЫХ АВТОРОВ