<<
>>

ЗАВЕРШЕНИЕ ПОХОДА 14

марта .на поле вчерашнего боя собрался военный совет: генералы Чан Кай-ши, Сюй Чун-чжи, Хэ Ин- цинь, советники Степанов, Никулин и я.

По данным Сюй Чун-чжи, главные силы противника отошли на Уцзинфу и далее на Танкэнсюй.

Чан Кай-ши охотно принял такую версию, поскольку эти данные сов- падали с его прежним умозаключением о том, что генерал Линь Ху будет наступать не с запада, а с севера. Не соглашался он лишь с требованием Сюй Чун-чжи всеми силами преследовать противника. Чан Кай-ши предложил использовать для этого только 7-ю бригаду, а полки школы Вампу оставить на месте. 4

В. А. Степанов не доверял сведениям об отходе противника на Уцзинфу, куда почти не было дорог. Понимал он и основную мысль Чан Кай-ши — отсидеться подальше от выстрелов. Поэтому советник предложил компромиссное решение: 7-й бригаде выступить на север на Уцзинфу, а полкам школы Вампу — на Хэбо, навстречу Ханфынской группе. Он исходил из простого расчета, что в Малу станет ясно, куда отходят главные силы противника. Соединение с Хайфынской группой укрепило бы колонны полков школы Вампу. Генералы с В. А. Степановым согласились. 2-му полку школы Вампу было приказано достичь Хэбо 14 марта.

Поздно ночью в Малу, где остановились штаб Чан Кай-ши и 1-й полк, было получено донесение о соединении 2-го полка с частями Ханфынской группы. К этому времени в Малу прибыл В. К. Блюхер.

15 марта мы выступили из Малу на Хэбо.

После неожиданного (из-за отсутствия разведки и охранения) столкновения с противником 13 марта командование полка ударилось в другую крайность. Оно тщательно организовало разведку и охранение уже пройденного 2-м полком перехода, где никак не могло быть противника. И хотя в данном случае такие меры предосторожности были ни к чему, мы с Никулиным не возражали, а, наоборот, радовались: жизнь учила генералов осторожности.

Вечером в Хэбо было принято решение продолжать 16 марта преследовать войска Линь Ху в общем направлении на Синнин.

Для решения главной задачи —уничтожения отступающих войск, по предложению В. К. Блюхера, была создана ударная группа из полков школы Вампу, 1-й бригады и бригады У Те-чэна под общим командованием Чан Кай-ши. Этой группе поручалось 19 марта занять Синнин и Ухуа, а 2-я дивизия, 7-я бригада и отдельный полк, подчиняясь непосредственно генералу Сюй Чун-чжи, должны были оказать ей содействие (схема 10).

Вечером 1G марта группа Чаи Кай-ши достигла Аудинба, где от местных жителей были получены сведения о том, что передовые части противника находятся всего в 5 км от нашего сторожевого охранения, а его главные силы подготовили оборонительные позиции к югу от Аньлюсюя. Сообщалось также о выдвижении отряда противника численностью 1 тыс. человек к нашему правому флангу; против левого находился корпус генерала Ли И-бяо из 2 тыс. солдат. Всего по подсчетам штаба Чан Кай-ши против нас сосредоточились 10 тыс. штыков.

В распоряжении группы было только 5 тыс. человек. Генералы не знали что предпринять. Без возражений они приняли предложение В. А. Степанова атаковать главные силы противника полками школы Вампу и 1-й бригадой (до 3500 бойцов), а бригаду У Те- чэна (1500 бойцов) оставить в резерве. Наступление задумали вести концентрически тремя путями для тактического охвата противника с севера. Утром 17 марта противник неожиданно отошел, и Аньлюсюй был занят нами без боя. Из показаний местных жителей и перебежчиков выяснилось, что главные силы противника, около 7 тыс. солдат, отступили на север, а части генерала Ли И-бяо — на северо-запад в район Тюкансю.

Полки школы Вампу и 1-я бригада, форсировав реку частью по пешеходному мостику, частью вброд, поздно ночью сосредоточились в районе Тюкансю. Выяснилось, что противник прошел не здесь, а восточнее тропинками. Складывалась обстановка, благоприятная для скрытого и быстрого выдвижения наших частей в район Ухуа — Синнин. Было решено, проделав 50-кило- ^ метровый форсированный марш, 18 марта вечером занять Ухуа.

К 22 часам 18 марта части группы, преодолев чрезвычайно трудную горную дорогу, неожиданно для противника подошли к Ухуа и окружили город.

Позднее выяснилось, что Чан Кай-ши, как обычно, не забыл оставить неприятелю лазейку: дорога, ведущая к Син- нину, была свободной. По «золотому мосту»'Чан Кай-ши 500 солдат противника ночью беспрепятственно отошли по дороге на Синнин, оставив два пулемета и телефонные аппараты. В плен попали начальник штаба 4-й дивизии и другие офицеры. Боясь обвинений в том, что он «выпустил» противника, Хэ Ин-цинь потихоньку от советников донес командованию, что вражеских войск в Ухуа не было.

Около 11 часов 19 марта 2-й полк школы Вампу и 1-я бригада выступили на Синнин. Из-за донесения Хэ Ин-циня наши войска шли без всяких предосторожностей и неожиданно подверглись обстрелу с окрестных высот. Правда, неприятель сразу отступил, но вести о занятии нами Ухуа докатились до генерала Линь Ху, который собирался выехать к своим частям на юг. Теперь же Линь Ху обратился с воззванием к купцам Син- нина, предложив им покинуть город, так как он «решил защищать его до последней возможности».

Таким образом, внезапности уже не было. У городских стен наши части встретили организованную оборону. Между тем 1-й полк школы Вампу остановился на отдых в Ухуа. Мы получили сведения, что по дороге, которой мы пришли из района Хэнбэйсюй, движутся на нас около 2 тыс. солдат противника и передовые части этой колонны уже на подходе к городу.

Чан Кай-ши собирался было отменить наступление на Синнин и бросить все силы навстречу приближающемуся противнику, но энергичное вмешательство В. А. Степанова предотвратило эту затею.

Оставив 1-й полк школы Вампу для атаки появившейся колонны, Чан Кай-ши со штабом своей группы двинулся к частям, наступающим на Синнин. Около 16 часов в 2 км от Синнина он догнал резервный полк 1-

й бригады. Командир бригады Чэнь Мин-шу сообщил, что боевой приказ от 19 марта выполнить не удалось. 2-

й полк школы Вампу должен был атаковать южную стену, а 1-я бригада — северную стену Синнина, чтобы после захвата города сосредоточиться 2-му полку в деревнях за южной окраиной, а 1-й бригаде на путях к Мэйсяню.

На деле все получилось не так. Головной батальон 2-го полка встретил у городских стен организованный отпор и, после того как командир батальона был ранен, остановился и ограничился наблюдением за городскими воротами. Главные силы полка оставались «в резерве»— позади. 1-я бригада из каких-то туманных соображений одним полком заняла высоты в 3—4 км южнее города. Другой полк также остался «в резерве». Все войска стояли на месте, ничего не предпринимая. Казалось, что силы противника были ничтожны по сравнению с нашими, но стены и ров, наполненный водой, сдерживали наступление. Было принято предложение В. А. Степанова: пользуясь вечерней темнотой, с помощью лестниц, взять город приступом. Штурм должен был провести в 20 часов 2-й полк школы Вампу, главным пунктом атаки наметили южные ворота города, образующие исходный угол стены. 1-й бригаде приказали одним батальоном прикрыть атаку 2-го полка со стороны северных и западных ворот, а остальные силы сосредоточить в деревнях юго-восточнее Синиина.

В. А. Степанов, опасаясь подхода к противнику подкреплений с юга, торопил с атакой. И все же в назначенное время она не состоялась: 1-я бригада еще не успела сменить 2-й полк, когда противник окружил роту, стоявшую у южных ворот. В связи с этим В.А.Степанов предложил Чан Кай-ши штурм отложить до тех пор, пока не будет полностью отбита контратака.

Было получено сообщение о том, что бригада У Те- чэна после короткого боя у Хэнбэйсюя отступила на Сикэнсюй (схема 10). Чан Кай-ши немедленно пришла в голову новая «идея» — спуститься к Хэкоусюю. разбить группу противника у Хэнбэйсюя, а затем вернуться к Синнину. Чтобы не сорвать глубоко продуманную операцию у Синнина и в то же время успокоить Чан Кай-ши, В. А. Степанов предложил для предотвращения внезапного нападения с юга двинуть 1-й полк школы Вампу из Ухуа в район Гуаньиньпу, в 12 км юго-восточнее, что и было сделано 20 марта.

193

13 Л. И. Черепанов

За ночь была завершена и перегруппировка у Синнина. С 6 до 9 утра 20 марта на высотах южнее Синнина происходила перестрелка.

Защитники города без- уопешно попытались сделать вылазку. В 10 часов было получено донесение от командира 1-й бригады о том, что противник, пытавшийся наступать с юго-востока, разбит, захвачено около сотни пленных и столько же винтовок. В 12 часов Чан Кай-ши, побывав на.участке 2-го полка, решил в 16 часов начать атаку города с юга. Главный удар поручили 1-й бригаде, 2-й полк одним батальоном должен был оказывать ей поддержку, а затем в случае успеха атаки остальными силами штурмовать город.

В 14 Часов из допроса пленных офицеров выяснились Подробности утренней схватки 1-й бригады с противником.

Генерал Линь Ху 19-го утром приказал по телеграфу своей лучшей 3-й дивизии, находившейся в районе Фын- шунь, спешно идти к Снннину. Дивизия в составе двух бригад общей численностью до 2500 бойцов в 11 часов выступила и к 23 часам, проделав 50-километровый марш, подошла к Синнину, где ее передовые части вступили в перестрелку с окруженной ротой нашего 2-го полка. В 4 часа утра, не разобравшись в обстановке, командир дивизии приказал своей 5-й бригаде атаковать высоты южнее Синнина.

Встречной атакой одного полка 1-й бригады с горы, а другого вдоль реки противник был окружен и пленен. К 8 часам с этой бригадой было покончено. Почти весь командный состав бригады попал в плен или был уничтожен. Всего было взято около 700 солдат и 50 офицеров, захвачено большое количество винтовок. К 14 часам пленные и трофеи были доставлены в штаб группы, 6-я бригада противника так и не приняла участия в бою.

Ровно в 16 часов, как было предписано приказом, 1-я бригада генерала Чэнь Мин-шу при поддержке единственной пушки и пулемета, «одолженного» во 2-м полку школы Вампу, перешла в наступление против 6-й бригады противника, располагавшейся на восточном берегу реки южнее Синнина. Около 22 часов Чэнь Мин-шу сообщил, что противник сбит с позиций и отступает на северо-восток; захвачено много винтовок и пленных. Около 24 часов 9-я рота 2-го полка школы Вампу ворвалась в южные ворота города, за ней последовал весь полк.

В штабе об этом узнали около 3 часов ночи 21 марта. Между тем Чан Кай-щи по непонятным причинам без ведома советника в полночь отдал 1-му полку приказ выступить на Хэкоусюй навстречу бригаде У Те- чэна и вместе с ней двигаться на Мэйсянь. Получив известие об успехе штурма, советник разбудил Чан Кай-ши и попытался уговорить его двинуть 1-й полк не на юг, а к Синнину. Если бы удалось организовать быстрое преследование врага, можно было бы отрезать ему отход с севера и окружить. Чан Кай-ши после всевозможных уверток настоял все-таки на своем и обиделся на советника. Вопреки установившемуся обычаю

Чан Кай-ши 21-го марта уже о Сннннне без предварительного обмена мнениями с В. А. Степановым дал 2-му полку и 1-й бригаде приказ о дальнейших действиях и лишь потом поставил советника' в известность об этом. Приказ Чан Кай-ши был таков: 2-й полк школы Вампу выступает на Далунтяньсюй, а 1-я бригада одним полком — на Гэшуган, второй оставляет у восточных ворот города.

Какую цель преследовал Чан Кай-ши этими распоряжениями, неизвестно. Как выяснилось, он понятия не имел, где находится противник. Штаб Чан Кай-ши имел сведения только об остатках 3-й дивизии, которые ушли вместе с войсками Линь Ху в провинцию Цзянси; о южной группе вражеских войск ничего не было известно. Из этих соображений, а также для того чтобы дать войскам отдохнуть после ночного сражения, В. А. Степанов предложил выслать разведку к югу и подождать донесений от 1-го полка. Кроме того, необходимо было вернуть в Синнин 1-й полк школы Вампу и бригаду У Те- чэна. Чан Кай-ши на словах согласился. Головной батальон 2-го полка выступил по указанному направлению. Около 10 часов выяснилось, что двухтысячный неприятельский отряд под командованием генерала Ли И-бяо сосредоточивается для атаки в 6—7 км юго-восточнее города. И только тут В. А. Степанов узнал, что все подразделения фактически выполняют старое устное распоряжение Чан Кай-ши. На вопрос, где находится 2-й полк школы Вампу, Чан Кай-ши, как обычно, ответил «не знаю», а относительно 1-й бригады сообщил: «Может быть, она преследует противника на Гэшуган». В действительности до Далунтяньсюя прогулялся лишь один батальон 2-го полка, а 1-я бригада совсем не двигалась с места, ожидая письменного приказа. Короче говоря, не было известно точно, где свои части и где вражеские. В. А. Степанов предложил выслать повторную разведку. Оказалось, что противник действительно раньше был в районе, указанном первой разведкой, но затем отошел на восток. Было решено подождать донесений от 1-го полка.

13'

195 После ухода полков школы Вампу и 1-й бригады на Ухуа бригаде У Те-чэна было приказано оставаться на дороге Аньлюсюй—Хэкоусюй для наблюдения за главными силами противника. В случае вынужденного отхо- да У Те-чэну предписывалось двигаться на Ухуа, оставив небольшой отряд для прикрытия грузов и снарядов. Бригада должна была 17 марта ночевать в Лиюйцзян- сюе, 18 марта —в Сикэнсюе. Ухуа предполагалось занять 18 марта. Таким образом, бригаде У Те-чэна предстояло два-три дня находиться перед главными силами противника.

17 марта бригада до Лиюйцзянсюя не дошла и заночевала в 8 км южнее, в Хаоюане, а 18 марта пополудни подошла к Сикэнсюю и заняла его.

Из всех донесений вытекало, что против бригады У Те-чэна стоят главные силы противника— до 10 тыс. солдат.

В непосредственной близости от постов противника было выставлено сторожевое охранение, один батальон занял господствующую высоту. Бояться превосходящих сил противника не было оснований. Всегда можно было отойти к главным силам по дороге на Ухуа. Но настроение у исполнявшего обязанности командира бригады — командира 1-го полка (сам У Те-чэн как начальник полиции Гуанчжоу в походе не участвовал) и у всего комсостава было неважное. Советник Зильберт не мог положиться на их стойкость и справедливо полагал, что паника среди начальства может быть опасней противника. А тут еще стали поступать сведения, что 800 вражеских солдат обошли бригаду слева, т. е. отрезали путь отступления, а справа противник пытается продвинуться к Лиюйцзянсюю. Зильберт вынужден был согласиться на отступление. Под прикрытием темноты бригада отошла к Лиюйцзянсюю, где выставила охранение и провела ночь и половину следующего дня.

19 марта бригада снова пошла к Сикэнсюю. Когда выяснилось, что противник уходит из Хэнбэйсюя, Зильберт предложил организовать преследование, но сочувствия не встретил. Утром 20 марта было получено донесение о том, что противник покинул Хэнбэйсюй. Бригада, следуя за ним, к 18 часам прибыла в Шуйчжай, где и заночевала. Соприкосновения с противником так и не произошло. У Хэнбэйсюя неприятельские войска занимали великолепную оборонительную позицию и, видимо, предполагали именно там встретить наши главные силы. Только этим можно объяснить пассивность противника при -встрече с бригадой У Те-чэна. Жители утверждали, что часть сил генерала Ли И-бяо отправилась на север, а остальные — на Шуйкоу—Мэйсянь.

В ночь с 20 на 21 марта Зильберт получил от меня письмо с просьбой перейти с бригадой в Хэкоусюй для совместных действий.

На Шуйкоу мы двинулись двумя колоннами: по правому берегу реки бригада У Те-чэиа, по левому берегу 1-й полк школы Вампу. Идти пришлось по размытой дороге под дождем. У Шуйкоу застали 6-й полк 1-й дивизии противника численностью около 600 человек, сбили его и к вечеру заняли город. Бригада У Те-чэна захватила в плен 28 солдат и одного офицера и заночевала в Шуйкоу, 1-й полк расположился в деревне на левом берегу реки.

Со второй .половины марта на юге Китая начались тропические ливни, которые тянутся целый месяц, а то и более.

Только теперь мы оценили зонты и широкополые соломенные шляпы китайских солдат. Только теперь мы поняли практический смысл устройства рисовых полей террасами на горных склонах. Нам стала понятна и необходимость сложной системы каналов искусственного орошения, созданной трудолюбивыми руками китайских крестьян. Вода с гор по желобам стекает на верхние террасы, а излишек по отверстиям в валах, ограждающих их. переходит вниз на следующий уровень. В конце сезона ливней отверстия в валах закрываются, вода задерживается на полях, а когда она больше не нужна, спускается вниз.

Мы условились с Зильбертом идти параллельно по берегам реки, чтобы не растягиваться по одной дороге. Ливни сорвали наши планы. Река, которая разделяла наши части, была так мелка, что, если бы не быстрое течение, ее, как говорится, могли куры вброд перейти. И вдруг на наших глазах она стала многоводной, свирепой и так поднялась, что мы практически оказались отрезанными друг от друга. Поэтому я попросил Зиль- берта быстрее переправиться на левый берег. Это оказалось весьма кстати: мы вскоре получили приказ идти на Синнин. Накануне сезона ливней мне повезло: при перехвате донесения противника в качестве трофея взяли лошадь. Настоящую лошадь, а не пони! Генерал Хэ Ин-цинь обрадованно говорил мне: «Вот тсперьн вы с лошадью». Как я уже рассказывал, у командира полка был пони. Несмотря на свой маленький рост, этот конек отличался буйным нравом: капризничал, ржал, землю рыл и даже на дыбы становился. Из деликатности (советники лошадей не имели) Хэ Ин-цинь им до сих пор не пользовался. Этим и объясняется радость генерала. Лошадь досталась мне после того, как мы отшагали в походе 700 км, а до конца его оставалось меньше 50.

У лошади не хватало одного глаза. Правое ухо, по- видимому, было посечено шашкой и висело, как сломанная ветка. На беду мы двигались горными тропами, которые узкими лентами петляли по карнизам глубоких ущелий. Обрыв был с той стороны, с какой у лошади не было глаза. Из-за ливней тропы стали скользкими, и я предпочел заканчивать поход, как начал, — «на своих двоих». 22

марта наш полк пришел в Синнин. 23

марта 2-й полк школы Вампу и 1-я бригада выступили на Гэшуган с задачей в дальнейшем продвигаться на Мэйсянь, преграждая противнику отход на север. На следующий день генерал Чэнь Мин-шу и командир 2-го полка сообщили, что утром противник прошел через Гэшуган на север. Наш 2-й полк прибыл туда только к вечеру. В результате «распорядительности» Чан Кай-ши противнику снова удалось без хлопот отойти из Снннина в провинцию Цзянси.

Бригада У Те-чэна и 7-я бригада прибыли в Синнин 23 марта. Поход был тяжелый, солдаты устали, кроме того, снова начались дожди, поэтому мы решили дать всем частям дневку в городе. .

22 марта 2-я дивизия заняла Мэйсянь. Так окончилась операция против частей генерала Линь Ху. Первая задача — уничтожить живую силу противника — осталась невыполненной: большая часть наемных солдат Чэнь Цзюн-мина, хотя и в полном беспорядке, ускользнула от нас.

Вторая задача — захватить вооружение частей Линь Ху — была решена успешно. Трофеи только в одном Син- нине составили 7 орудий?600 снарядов, более 2 млн. патронов, около 2 тыс. винтовок, 20 пулеметов, комплекты обмундирования и много другого военного имущества.

Но главное достижение всей операции — освобождена

пне большой территории, опорных баз войск Линь Ху.

В то время как группа, состоявшая из полков школы Вампу, 1-й бригады и бригады У Те-чэна, заканчивала бои с частями генерала Линь Ху, 2-я дивизия 16 марта достигла Линхуана, а 7-я бригада дошла до Танкэнсюя.

Ситуация в лагере противника на этом направлении по захваченным документам была такова: собственные войска Чэнь Цзюн-мина после эвакуации Шаньтоу были погружены на суда и, неудачно попытавшись захватить Шаньвэй, отплыли в Амой, где ждали победных известий от генерала Линь Ху.

Разбитые войска генерала Хун Шао-лння (1, 2, 10-я дивизии) отступали на Саньхэба и Дапу. Сам генерал с охраной и двумя отдельными полками ушел в Пинхэ (провинция Фуцзянь). Войска Е Цзюя и Ли Юн- чэна отошли, на Дану, часть их отступила на Тунсан (Фуцзянь). В Дапу этим войскам было приказано готовиться к контрнаступлению в направлении Саньхэба. Им была обещана помощь из провинции Фуцзянь. Генерал Хун Шао-линь с двумя отдельными полками 17 марта занял северную окраину г. Чаочжоу, который никто не оборонял. Части же, собравшиеся в Дапу, не выполнили приказа: не только не перешли в контрнаступление, а начали отходить на г. Юндин (Фуцзянь).

Чтобы не дать противнику закрепиться в Чаочжоу, командующий Гуанчжоуской армией генерал Сюй Чун- чжи выслал 17 марта две роты своего комендантского отряда, которые заставили неприятельские войска уйти из города. Одновременно генерал приказал 2-й дивизии вернуться в Чаочжоу, а 7-й бригаде рекомендовал не форсировать продвижение вперед.

Прибывший в это время из Хэбо В. К. Блюхер посоветовал Сюй Чун-чжи отменить распоряжение и продолжать энергичное преследование главных сил генерала Линь Ху. Сюй Чун-чжи согласился, но время было упущено. 2-я дивизия хотя и оказала давление на войска генерала Хун Шао-линя, которые после неудачи под Чаочжоу отступали через Дапу в провинцию Фуцзянь, но в главной операции — окружении войск генерала Линь Ху никакой роли не сыгрфа. 7-я бригада совершила прогулку, так и не встретив противника.

21 марта утром на внутренний рейд Шаньтоу прибыли 3 крейсера и 6 мелких судов неприятельского шан- хаііского флота. Находившийся в этот момент в Шань- тоу Сюй Чун-чжи имел в своем распоряжении только роту охраны. Он пришел в необычайное волнение, когда разведка донесла, что на борту одного из крейсеров сам генерал Чэнь Цзюн-мин. Полагая, что Шаньтоу занят войсками Хун Шао-линя, Чэнь прибыл туда с отрядом в 600 человек. По счастью, Чэнь Цзюн-мин, увидев гоминьдановские флаги, не решился высадиться. Откуда было ему знать, что «гарнизон» города состоит из одной роты!

В это время из Гуанчжоу в Шаньтоу пришел транспорт «Юн-Фун» с гуанчжоуской школой курсантов и личной охраной генерала Сюй Чун-чжн — всего около 400 солдат, среди которых был наш советник сапер Гмира. Транспорт, разминувшись с судном, посланным ему навстречу для предупреждения об опасности, совершенно спокойно вошел в порт. Флот Чэнь Цзюн-мина открыл по транспорту артиллерийский и ружейный огонь, захватил его и отвел в Амой. Но поскольку руководители военного флота провинции Фуцзянь как раз в это время подумывали о переходе на сторону гуан- чжоуцев, через 10—12 дней захваченные солдаты и офицеры, в том числе и Гмира, были отпущены.

На этом первый Восточный поход по существу закончился.

В тылу осталась крепость Вэйчжоу, но Блюхер считал, что для ее взятия достаточно одного полка школы Вампу. Нужно было помешать гуансийцам овладеть этим важным ключевым пунктом. Пока «операция Вэйчжоу» готовилась, были получены сведения, что гарнизон крепости (около 4 тыс. солдат) во главе с командиром Ян Кунь-ю уже сдался юньнаньцам на условии включения всех солдат и офицеров в состав Юньнаньской армии.

В донесениях командиры соединений сознательно преуменьшили количество взятых ими трофеев: боялись, как бы не пришлось с кем-то делиться. По грубому подсчету во время первого Восточного похода было захвачено: винтовок разных систем 12—13 тыс., пулеметов—110, орудий старых — 30, современных горных орудий —6, патронов разных калибров —8 млн., снарядов—1500, радиостанций полевого типа —3 и арсенал в Шаньвэе.

На долю Вампу досталось не более трети общего количества трофеев. Больше всего было захвачено 2-й дивизией и 7-й бригадой.

Первый Восточный поход был блестяще завершен. Мы сумели при весьма ограниченных силах разбить численно превосходящего нас противника.

Следующие факторы были решающими для нашей победы:

Во-первых, тесное сотрудничество Гоминьдана и Коммунистической партии Китая. Благодаря этому заметно укрепилось положение революционного правительства Сунь Ят-сена, которое, борясь за национальное освобождение, пользовалось поддержкой и защитой народных масс.

Во-вторых, зарождение новой, Национально-революционной армии Китая, основу которой составили 1-й и 2-й полки школы Вампу. Именно эти части сыграли решающую роль в победном завершении первого Восточного похода.

Армия демократизировалась, в ней появился институт политических работников. Между армией и народом возникли отношения дружбы и взаимной помощи...

После окончания похода мы на лодке спустились из Синнина до Шаньтоу и оттуда на пароходе выехали в Гуанчжоу.

Здесь доктор сразу же предписал мне строгую диету и отправил в госпиталь на о. Хэнам.

<< | >>
Источник: А. И. ЧЕРЕПАНОВ. ЗАПИСКИ ВОЕННОГО СОВЕТНИКА В КИТАЕ / Из истории Первой гражданской революционной воины, (1924-1927). 1964

Еще по теме ЗАВЕРШЕНИЕ ПОХОДА 14:

  1. ЗАВЕРШЕНИЕ ПОХОДА 14
  2. ВТОРОЙ ВОСТОЧНЫЙ ПОХОД ПЕРЕД ПОХОДОМ
  3. Независимые государства IV—III вв. до н.э.
  4. Часть вторая
  5. ПОЭТИКА
  6. 2. Завершение объединения русских земель и образование Российского государства.
  7. Подготовка похода
  8. ПОХОД ШВЕДСКИХ РЫЦАРЕЙ НА НЕВУ И ВОЗВЕДЕНИЕ КРЕПОСТИ ЛАНДСКРОНА
  9. КОММЕНТАРИЙ
  10. Правление Ксеркса: завершение экспансии
  11. 1. СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА В XIV – НАЧАЛЕ XVI в.