<<
>>

Музыка в операционной

Линда Роджерс, сестра милосердия и специалист в области музыкальной терапии с профессиональным образованием из города Катона, штат Нью-Йорк, посвятила свою деятельность выработке у пациентов таких качеств, которые облегчали бы их реакцию на хирургические операции.

Ее интерес к этой области зародился в детстве, когда ей делали операцию по удалению миндалин. На всю оставшуюся жизнь Линда запомнила все неприятные подробности этой процедуры. «Абсолютно все, — вспоминает она, — с того момента, когда мать разбудила меня рано утром, сказав, что мне не нужно идти сегодня в школу, а вместо этого она повезет меня в больницу, до того момента, когда я увидела другую маленькую девочку в приемном покое, на которой было яркое розовое платьице, как для утренника (ей, очевидно, сказали, что поведут на утренник), а потом я очнулась после наркоза, ожидая, что меня накормят вкусным мороженым, как мне

обещали, только для того, чтобы почувствовать, что у меня очень сильно болит горло и боль распространяется до самого желудка». Воспоминания такого рода могут отбить у человека всякое желание связываться с хирургией, больницами, врачами, медсестрами.

В 1982 году, окончив колледж социальных работников, Роджерс была направлена на работу в нью-йоркский госпиталь, где ее допустили к просмотру операции на открытом сердце. На фоне ужасающей какофонии звуков в операционной ее поразила музыка Френка Синатры, которая передавалась через громкоговорители. Хирург сказал, что ему нравится неподражаемая лирика Синатры, но песня привела Роджерс в ужасное состояние. Дело в том, что она впервые услышала ее в середине 1950-х годов, когда ее отца оперировали по поводу рака челюсти, и эта песня немедленно перенесла ее обратно в то время. «Если бы я была пациенткой на операционном столе, как бы хирурги смогли узнать о моей личной реакции?» — задала она себе вопрос.

Этот опыт побудил Линду Роджерс исследовать способность пациентов воспринимать музыку в условиях анестезии.

Вскоре она обнаружила обширные материалы исследований, подтверждающих, что больные продолжают слышать, даже будучи без сознания. Один из классических экспериментов включал опыты над кошкой, погруженной в состояние наркоза, электроэнцефалограмма которой продолжала реагировать на лай собаки. «Слуховые каналы, в отличие от других чувственных систем, имеют собственные контакты, — поясняет Роджерс. — На слуховые волокна анестезия не действует, они продолжают передавать звуки. Если выразить это проще: мы никогда не перестаем слышать!»

В своей лекции, прочитанной в 1993 году, Роджерс обсуждала роль музыкальной терапии в операционной. Она указала, что музыка является богатым эмоциональным опытом, который оказывает воздействие на пациента и является чрезвычайно личным. Идеальная музыка, если исходить из этой концепции, является транквилизатором (успокаивающим агентом), роль которого — снизить возбуждение. Такая «транквилизаторная» музыка, разработанная в отделении анестезиологии госпиталя в городе Люденшейд, Германия, в середине 1970-х годов, лишена лирических мотивов, пения и всего такого, что может вызвать у

пациента нежелательные и вредные воспоминания или ассоциации. Идея заключается в том, чтобы «погрузить» пациента в поток звуков, дать ему возможность расслабиться, а музыке — «поработать» над ним.

Для того чтобы оградить пациентов от случайных нежелательных звуков ил» безвкусных разговоров во время операции, Роджерс рекомендует, чтобы выбранные пациентами записи на кассете до, в процессе и после хирургической операции звучали с маленького магнитофона, снабженного наушниками. Линда подобрала комплект успокаивающих музыкальных записей, которые маркированы цветными бирками и находятся на столе дежурной медсестры, чтобы пациенты всегда могли выбрать для себя что-нибудь подходящее. «По мере того как пациенты приучаются успокаиваться и снимать боль с помощью музыки, — делает вывод Роджерс, — следует ожидать скорейшего восстановления после хирургических операций, меньшего количества осложнений, сокращения времени, проведенного в больнице, и более сильной положительной реакции на медицинские проблемы, которые могут возникнуть в будущем». Сегодня такой метод проведения хирургических операций стал скорее нормой, чем исключением.

В 1997 году президент Билл Клинтон порвал сухожилие, и ему потребовалась довольно сложная хирургическая операция, которую он решил пережить без общего наркоза. Президент попросил врачей включить в операционной кантри-музыку, ту музыку, которая скрасила ему нелегкое детство в штате Арканзас, сохранив столь высокий настрой и чудесные воспоминания.

Случилось так, что Линда Роджерс окунулась в музыку с раннего детства. Ее отцом был Ричард Роджерс, который сочинял мюзиклы для Бродвея, которые вдохновляли и развлекали несколько поколений слушателей.

<< | >>
Источник: Кэмпбелл Д. Дж.. Эффект Моцарта. 1999

Еще по теме Музыка в операционной:

  1. Приложение 1. Блоки вопросов и заданий для выявления уровней медиакомпетентности студентов Обоснование логики вопросов
  2. Объекты авторских прав (статьи 1259 - 1264)
  3. АУДИТОРИЯ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. КОММЕНТАРИИ 1.
  6. 2. Технические средства психологической войны.
  7. 2. Технические средства психологической войны.
  8. Глава 3. Когда совместная работа мешает творчеству Рождение нового группового мышления и сила работы в одиночку
  9. IIIЭкономика
  10. Общая система экспертной оценки
  11. Приложение 3. Бизнес-план телеканала «Северная корона»
  12. Интернет и Интернет-браузер
  13. 2. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ В КОНЦЕ XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIXв.
  14. Музыка в операционной
  15. ИНТЕРЛЮДИЯ Настраивай себя на операцию
  16. Образность и расслабление