<<
>>

Слушание и поза

Я впервые встретился с Томатисом в Торонто в начале 1980-х годов. Высокая, импозантная фигура, совершенно лысый, в больших очках в роговой оправе, он подарил мне прекрасный день, в течение которого мы обсуждали классическую музыку, говорили об оперных певцах и о моей любимой учительнице музыки Наде Буланже, которая жила в Париже недалеко от центра Томатиса.

(Каждый год десятки тысяч людей участвуют в лечебных программах слушания более чем в двухстах центрах Томати- са, разбросанных по всему миру.)

Я спросил его о происхождении и устройстве человеческого уха, о функции мозга, свяби между ухом и характером почерка человека. Меня приятно удивили простота его объяснений и колоссальные знания. Я был просто поражен, когда он показал мне, как легко можно настраивать собственный голос путем произнесения простых гласных звуков, Что-то вроде «у-у-у», произнося их в каждое ухо с разной высотой тона. Он также скорректировал мою позу (которая, как он убежден, имеет непосредственную связь со способностью слышать), и я ощутил какое-то новое чувство после выполнения его рекомендаций.

Наконец я решился задать ему вопрос, который мог показать мое крайнее невежество или мою блестящую интуицию. «Доктор Томатис, — спросил я, — не хотите ли вы сказать, что человеческое ухо влияет на развитие мозга?» Не колеблись ни на мгновение, к моему больщому облегчению, он подтвердил, что клетки и органы, которые находятся в человеческом ухе, создают импульсы движения, реакцию, которая непрерывно разбивалась и совершенствовалась по мере того, как прогрессировало наше ухо от самых ранних форм жизни до появления человека.

Начиная с 1950-х годов Томатис работал над созданием новой теории развития уха, исследуя работу вестибулярной системы, которая придает нам способность баланса (равновесия) и управляет всеми мышечными движениями. С первых этапов развития позвоночных животных, как он обнаружил, ухо служило не только целям восприятия звука, но и регулированию движения.

По мере того как устройство уха развивается от рыб к рептилиям, от птиц к человеческим существам, мы видим постоянное развитие органов внутреннего уха, которые помогают осуществлять движение как по горизонтали, так и по вертикали. Хотя этот процесс эволюции был чрезвычайно сложным — что-то вроде развития от первых примитивных громкоговорителей до микроскопических, но многофункциональных и сложных транзисторов, — он был чрезвычайно важным для превращения человеческого организма в такое существо, которое способно свободно и быстро двигаться вперед, назад, вверх, вниз и из стороны в сторону по собственному желанию.

Человеческое ухо, подобно хореографу, «ставит танец» тела, регулирует его ритм и характер движений. От простых перемещений медузы до самой сложной деятельности homo sapiens ухо действует как гироскоп, центральный процессор, как дирижер оркестра для всей нервной системы. Ухо интегрирует информацию, передаваемую звуками, организует язык и дает нам возможность ощущать горизонтали и вертикали. Хороший слух создает целую гамму положительных эффектов, включая улучшенный контроль голоса, энергичное поведение, лучшую ориентацию и даже улучшение почерка и осанки. Отклонение или ослабление вестибулярного аппарата может привести к нарушению речи, недостаточной моторной координации и сложностям при сидении, стоянии и перемещении.

Через продолговатый и спинной мозг слуховые нервы соединяются со всеми мышцами тела. Таким образом, мышечный тонус, чувство равновесия и гибкость также находятся под непосредственным влиянием звуков. Вестибулярная функция уха действует и на глазные мышцы, влияя на зрение и выражение лица. Она также воздействует на процесс желания и вкус. Через блуждающий нерв внутреннее ухо соединяется с гортанью, сердцем, легкими, желудком, печенью, мочевым пузырем, почками, тонким и толстым кишечником. Это предполагает, что звуковые вибрации от барабанных перепонок передаются через парасимпатические нервы и могут регулировать, контролировать и «лепить» все основные органы человеческого тела.

Томатис полагает, что ухо стало тем ключевым органом, который заставил обезьяну встать на задние конечности, что явилось началом отделения ее от других видов млекопитающих. Поза сидя или стоя выпрямившись, когда голова, шея и спина расположены вертикально, обеспечивает максимальный контроль за процессом слушания, настраивает и стимулирует мозг на абсолютную внимательность. Такая поза превращает человеческое тело, по словам Томатиса, «в прекрасную принимающую антенну, которая вибрирует в унисон с источниками звука».

«Ухо не является каким-то особым участком человеческой кожи. Наоборот, кожа является своеобразной формой человеческого уха», — довольно смело говорит Томатис. Если проследить за тем извилистым путем, который проходит звук сквозь наше ухо и далее через центральную нервную систему, если понять, как внутреннее ухо влияет на движение челюстей и способность нашего тела поворачиваться, наклоняться и располагаться определенным образом в пространстве, — легче понять весь процесс развития человека. Здесь ключ к пониманию того, как нам лучше использовать «эффект Моцарта».

Неудивительно, что Томатис уделил столько времени изменению моей позы при слушании.

Наряду с вертикальностью и правой/левой ориентацией другие аспекты позы могут оказывать серьезное влияние на процесс слушания. Дэниел Майер, врач аккупункгурисг из Техаса, предлагает, чтобы во время профилактических •осмотров пациент сидел прямо с закрытыми глазами на жестком стуле, так, чтобы его ноги свободно свисали, а голова находилась в наиболее удобном положении. После того как найдена наиболее удобная поза для слушания, лицо становится расслабленным и немножко припухшим. Проведя несколько минут в такой позе, пациент обычно начинает ощущать более глубокую связь с собственным телом и совершенно по-другому воспринимает советы врача. С этого момента и целитель, и пациент готовы для более глубокого общения друг с другом.

<< | >>
Источник: Кэмпбелл Д. Дж.. Эффект Моцарта. 1999

Еще по теме Слушание и поза:

  1. ЭДВАРДУ КЛЭРКУ ИЗ ЧИПЛИ, ЭСКВАЙРУ
  2. позитивность ХРИСТИАНСКОЙ РЕЛИГИИ
  3. О ФИЗИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ
  4. Нерефлексивное слушание
  5. 6.5. Акмеологическое сопровождение политической деятельности и место в нем политического консалтинга
  6. Первая встреча врача и больного (этапы диагностического процесса).
  7. Не стесняясь в выборе средств.
  8. Четыре главные особенности Ламрима
  9. ГЛАВА 3 СПЕЦИФИЧЕСКИЕ И НЕСПЕЦИФИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ КОРРЕКЦИИ НАРУШЕНИЯ ПОВЕДЕНИЯ
  10. 2.5. 3. Традиционные методы: наблюдение, эксперимент, интервью