<<
>>

Травмы

  Мария родилась недоношенной, с «заячьей губой», в семье католиков в 1939 году. Мать умерла вскоре после родов, и девочку воспитывала тетя, которая согласилась выйти замуж за отца,, чтобы заботиться о ребенке.
Из-за врожденной травмы Мария чуть не захлебнулась в роддоме, когда ее пытались кормить из соски.

Когда Мария была ребенком, ее речь была столь неразборчивой, что только родители понимали ее. Германия в начале 1940-х годов была охвачена сумасшествием геноцида, который

означал неизбежную смерть не только для евреев, но и для людей, которые не могли считаться «качественным материалом» для своей страны. Сюда входили инвалиды и отсталые в развитии, которых нацисты отправляли в специальные «госпитали». Оттуда они бесследно исчезали. Как-то маленькая Мария играла в саду и услышала, как сосед сказал: «Зачем они сохранили жизнь этому существу?» Мария позднее рассказывала, что она не имела права плакать, жаловаться или издавать звуки, которые могли бы погубить ее. Это напоминало ловушку, где человек остается как бы в прозрачной клетке, где его все видят, но никто не слышит.

Спустя много лет Марии сделали операцию, она научилась разборчиво говорить, однако не без дефектов. Молли Скотт, доктор медицины, психотерапевт, певица, композитор и создатель принципа резонансной терапии, основанной на объединении мозга и тела с голосом, впервые увидела Марию в Гамбурге, когда та пришла к ней на прием. Скотт пригласила ее вступить в контакт с собственным телом, где, как она была уверена, содержится мудрость, которая необходима для самоисцеления. Мария встала на ноги, вся дрожа. Сначала она издала короткий звук «у». Затем «а». По мере произнесения звуков интонация нарастала, Достигая крещендо, перемежаясь всхлипываниями. Время от времени Мария замолкала и стояла неподвижно. Скотт спрашивала, не хочет ли она продолжить. Мария отвечала утвердительно.

Спустя несколько занятий в безопасной обстановке в студии Мария приобрела уверенность в том, что она может свободно выражать себя голосом без опасения быть наказанной. Было важно, чтобы этот процесс происходил в присутствии другого человека. У Марии теперь были инструменты, которые она могла использовать по своему усмотрению, озвучивая свои чувства в тишине собственного дома, в машине или на работе. Они позволили ей пережить заново «звуковое рождение», когда девочка боялась говорить, так как могла погибнуть.

Елена также страдала от вынужденного молчания. Подобно Анне Франк в Голландии, ее жизнь полностью изменилась за один день, когда ее семью выселили из комфортабельного дома в Бельгии и вынудили прятаться от нацистов. В дневное время суток семья пряталась в темном подвале. Елене было всего два года — тот возраст, когда большинство детей начинают учиться говорить и делают это с удовольствием. Ей же приходилось молчать. Ее жизнь и жизнь семьи зависела от этого. По ночам, очень редко, они отваживались выходить на свежий воздух, но в дневные часы приходилось сидеть безмолвно в тишине.

Спустя много лет Елена, которая сама была врачом, пришла на прием к Молли Скотт, так как она чувствовала речевые затруднения и у нее было ощущение, что звук является ключом к ее выздоровлению. Скотт показала ей базовую технику раскрытия голоса — длинное скольжение от низких тонов к высоким и в обратном направлении. При этих звуках Елена бросилась на пол в ужасе. Она вся дрожала. Звук пробудил в ней воспоминание о сиренах в городе перед бомбежкой. «По причине скрытности и вынужденного молчания она никогда не смеялась, боялась издавать звуки радости в детстве, — делится своими наблюдениями Скотт. — Неудивительно, что звуки были для нее такой тайной».

Во время музыкальных занятий Елена оживала и изливала скрытые ощущения, которые преследовали ее. Работа по раскрытию ее голоса была чрезвычайно трудоемкой, но столь же результативной. «Восстанавливая утраченные части резонанса, — подводит итоги Скотт, — Елена получила доступ к возрожденным источникам жизненной силы, творчества и радости».

Сестра Мэри Элизабет страдала от боли в колене, которое было повреждено в аварии, после чего потребовалось удалить суставный хрящ. Вскоре после этого в колене появились артритные боли. Особенно они беспокоили ее в церкви, где приходилось преклонять колени. При этом Мэри вынуждена была вытягивать правую ногу за спиной. Мэри была музыкотерапевтом в городской больнице. Она верила в целительную силу музыки и видела, какой эффект она оказывает на детей и взрослых. Для того чтобы усовершенствовать свои навыки, она записалась на двухгодичные курсы повышения квалификации, где учили использовать музыку и образность. Мэри надеялась, что это поможет ей в работе.

Во время учебы она была удивлена тем, что узнала о себе, по мере того как образы и чувства возрождались в ней, напоминая о детстве. Ее удочерили в младенческом возрасте. Позднее она потратила годы на то, чтобы найти свою родную мать. Наконец Мэри нашла ее, когда ей был двадцать один год, в доме для престарелых. Ее родная мать пятидесяти пяти лет от роду не могла говорить и смотрела бессмысленными глазами на дочь. Родственники рассказали дочери всю историю. Ее мать забеременела спустя четыре года после смерти мужа. Поскольку в то время беременность вне брака считалась большим грехом, ей пришлось родить ребенка в тайне. Мэри удочерили сразу.

Работая с образностью и музыкой, Мэри сталкивалась с образами страха и одиночества. Во время одного занятия ее внезапно охватил спазм, как будто электрический ток пронизал все ее тело. Кэрол А. Буш, преподаватель Мэри, пришла к выводу, что у нее случился припадок. Однако после занятия Мэри выглядела спокойной. «У нас не было времени обсудить это в деталях, поскольку она спешила на вечернюю мессу в церковь, — рассказывала позднее Буш. — Когда мы обсуждали это занятие, она вспомнила с благоговением, что смогла спокойно простоять на коленях половину мессы. Впервые за двадцать лет она не чувствовала боли!»

Позднее лечащий врач Мэри был потрясен тем, насколько гибким стало ее колено. С медицинской точки зрения было непонятно, каким образом проблемы с коленом могли разрешиться за счет высвобождения долго сдерживаемых эмоций. В восточной медицине колени (и локти) управляются печенью, которая там считается вместилищем злобы. Возможно, высвободив детскую злобу по поводу сиротства, Мэри смогла разрядить напряженность, которая накапливалась в течение многих лет. Буш делает вывод: «Сестра Мэри Элизабет сейчас чувствует, что ее жизнь изменилась в результате работы с образностью и музыкой. Исцеление колена еще раз доказывает, что Бог и музыка могут объединяться ради исцеления болящего».

<< | >>
Источник: Кэмпбелл Д. Дж.. Эффект Моцарта. 1999

Еще по теме Травмы:

  1. § 4.Психоанализ и науки о человеке
  2. Б. Дети, перенесшие поражение головного мозга в дошкольном или младшем школьном возрасте.
  3. Здоровье населения в странах ЦВЕ и СНГ: показатели и тенденции
  4. Травмы
  5. СПЕЦИФИКАДВИГАТЕЛЬНОГО РАЗВИТИЯПРИДЕТСКОМ ЦЕРЕБРАЛЬНОМ ПАРАЛИЧЕ (ДЦП). СТРУКТУРА НАРУШЕНИЯ. ФОРМЫДЕТСКОГОЦЕРЕБРАЛЬНОГО ПАРАЛИЧ
  6. ПОДХОДЫ К КЛАССИФИКАЦИИ ДЕТЕЙ СО СЛОЖНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ РАЗВИТИЯ
  7. СВЯЗЬ ИНТЕЛЛЕКТА И ПОСТТРАВМАТИЧЕСКОГО СТРЕССА У ВЕТЕРАНОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ С РАЗЛИЧНЫМ УРОВНЕМ НЕЙРОТИЗМА М. А. Падун, Л. И. Лочехина (Москва)
  8. Глава 28 ДЕМОНТАЖ НАРОДА: ОБЩИЙ ХОД ПРОЦЕССА
  9. Психотропные вещества
  10. Техника выполнения экспертного исследования трупа
  11. Установление связи прерывания беременности с травмой
  12. Специальная часть
  13. Судебно-медицинские баллистические исследования