<<
>>

Иран

Уже Р. Вильгельм указывал, что роль, которая отводится свету в «Тайне Золотого цветка», заставляет вспомнить, какое значение тот играл в персидской религии691. Можно обнаружить иранское влияние и в упоминавшемся выше тибетском мифе о Первочеловеке692.
На страницах этой книги мы не намерены касаться крайне запутанной проблемы, связанной с иранским влиянием в Центральной Азии и на Дальнем Востоке. Заметим лишь, что (1) незачем выводить все формы дуализма, с которыми мы сталкиваемся в этом регионе, из «иранских первоисточников»693 (2) и приписывать все представления о том, что чистый дух или бытие тождественны свету, иранскому влиянию. Мы видели, что в той же Индии на уровне упанишад или брахман Свет отождествлялся с духом или бытием. Однако именно в Иране конфликт между Светом и Тьмой был осознан во всей своей полноте и напряженности, когда Свет является не только благим Богом и создателем, Ахура-Маздой, но самой сущностью Творения и Жизни, выступая в первую очередь как дух и духовная энергия. В своих лекциях об Иране Анри Корбэн блестяще раскрыл различные аспекты и характерные черты теологии Света в зороастризме и гностицизме исмаили- тов, так что нет необходимости пересказывать здесь его выводы694. Скажем лишь, что ряд символов, используемых зороастрийцами для того, чтобы выразить единосущность духа и света, напоминают индийскую, и особенно буддийскую, символику. Так, в «Денкарте»3* («Деяния веры») говорится о том, что свет, исходящий от Заратустры за три дня до его рождения, т. е. еще в утробе матери, был столь ярок, что освещал всю деревню695. Мудрость, святость, т. е. чистая духовность, выражаются здесь, как и в индийских текстах, через символику необычно яркого света. Если в упанишадах атман отождествляется с внутренним светом, то в одной из глав полной редакции «Бундахишн»4 («Творение основ») душа соотнесена с понятием хварнах696, «Свет Славы», который есть «чистое сияние, образующее саму суть творений Ормузда»697.
Но в случае с древнеперсидским материалом — в отличие от индийского — у нас практически нет сведений, касающихся опыта внутренней люминофании698. С определенностью можно утверждать, что иранцы верили, будто о рождении Владьпси Мира и Спасителя должна возвестить манифестация света, и в первую очередь — появление на небосводе необы чайно яркой Звезды. А так как предполагалось, что Царь-Искупитель Мира должен родиться в пещере, Звезда или Колонна Света должны воссиять над этой пещерой699. Возможно, христиане позаимствовали у персов образ рождения Владыки Мира — Искупителя и распространили его на Христа (см.: Widengren, с. 70). Древнейшие христианские источники, повествующие о Рождестве в пещере, это — Протоевангелие Иакова6* (XVIII, 1 и сл.)700 и соответствующие пассажи у Юстина Мученика7* и Оригена701. Юстин нападает на посвященных в таинства Митры, утверждая, что они «подстрекаемы «дьяволом, когда принимают посвящение в месте, называемом ими spelleum (’’пещера”)»702. Этот выпад доказывает, что уже во втором веке христиане видели связь между spelleum поклонников Митры и Вифлеемской пещерой. Но вернемся к Звезде и свету, сиявшему над пещерой, которые играли столь большую роль в христианских верованиях и иконографии. Монере де Виллар, а вслед за ним Виденгрен показали, что этот мотив имеет, скорее всего, иранское происхождение. В Протоевангелии (XIX, 2) говорится о слепящем свете, наполнившем Вифлеемскую пещеру. Когда свет померк, явился Младенец Иисус8*. Тем самым утверждается, что Свет единосущен Христу — или же является одной из его манифестаций. Анонимный автор «Opus imperfectum in Matthaem»9* (Patr. Gr., LVTL, col. 637 — 638) обогащает легенду новыми деталями, которые, видимо, также имеют иранское происхождение. Согласно его рассказу, двенадцать волхвов жили у подножия Горы Победы. Они знали тайное пророчество Сифа10* о пришествии Мессии, и каждый год всходили они на вершину горы, где была пещера, подле которой бил родник и росли деревья. Там, в тиши, возносили они хвалы Богу и славили Господа три дня, ожидая появления звезды.
И однажды звезда взошла, и походила она на младенца; младенец повелел им идти в Иудею. Следуя за звездой, волхвы отправились в путь и шли два года. И, вернувшись домой, поведали они о чуде, которому были свидетелями, а когда после Воскресения Христова апостол Фома пришел в те земли, приняли от него крещение (Monneret de Villard, с. 22 и сл.)703. Вновь мы встречаемся с этой легендой в «Хрониках Зукнина», сирийском тексте, авторство которого долгое время приписывалось Псев- до-Дионисию из Телл Магре11*. Здесь легенда обрастает новыми подробностями. Датированы «Хроники Зукнина» 774— 775 г., но их прототип (как и прототип «Opus imperfectum»), несомненно, старше конца шестого века (Monneret de Villard, с. 52). Ниже мы приводим краткий пересказ фрагментов этого текста, имеющих отношение к нашим разысканиям. Записав все, что было открыто ему Адамом о пришествии Мессии, Сиф сокрыл рукопись в Сокровенной Пещере Таинств. Посвятив сыновей в суть этих таинств, он повелел им каждый месяц подниматься на гору и навещать пещеру. Двенадцать «Мудрых царей» из страны Шир, «Цари и сыновья царей», ревностно исполняли этот ритуал, ожидая, покуда сбудется пророчество Адама. Однажды, взойдя на гору, они увидели невыразимо яркий световой столп, увенчанный звездой, чей свет был ярче света тысячи солнц. И Звезда вошла в Сокровенную Пещеру, озарив ее светом. Цари услышали голос, приглашавший их внутрь, и когда они вошли, то яркий свет ослепил их, и упали они на колени, и молились. Но свет стал меркнуть и со временем принял форму смиренного человека небольшого роста, который сказал, что он послан Отцом Небесным. И он повелел им взять сокровища, что были спрятаны в пещере их предшественниками, и направиться с ними в Галилею. Идя за светом, Цари пришли в Вифлеем и нашли там пещеру, во всем подобную Сокровенной Пещере на горе. Повторилось то же самое чудо: столп света и сияющая над ним звезда, скрывшаяся затем в пещере. Потом они услышали голос, приглашавший их войти. И увидели они тогда Младенца во славе, и сняли перед ним свои короны, и положили у ног Его.
Иисус же приветствовал их как «Сынов Востока, где властвует Свет», «достойных видеть Свет изначальный и вечный». Все это время пещера была ярко освещена изнутри. Младенец, «Сын Света», долго беседовал с ними, называя их «получившими Свет и достойными совершенного Света». Затем Цари отправились в обратный путь. И на первой стоянке, когда вкушали они пищу, им опять предстал свет. Один из них увидел «великий Свет, подобного которому нет в мире», другой — «звезду, что ярче Солнца», и т. д. И, вернувшись в свое царство, поведали они все, что было им явлено. Когда же пришел в Шир апостол Иуда Фома, проповедуя веру, Цари крестились, и тогда Дитя Света вновь сошло с Небес и говорило с ними704. В этом неуклюжем и многословном рассказе выделим мотивы, непосредственно относящиеся к нашей теме: (1) преобладание световых манифестаций (Столп Света, Звезда, сияющий Младенец, сле пящий свет и т. д.), которые связаны с представлением о Христе как несказанном Свете; (2) Рождество в пещере; (3) название страны, именуемой в «Хронике» Шир и являющееся искаженным «Шиз» — названием места рождения Заратустры;94 поэтому «Гора Победы» расположена в центре земли Шиз90 и, (4) видимо, является подобием иранской Мировой Горы, Хара Барзаити — Axis Mundil2\ соединяющей Небо и Землю96. Так как это «Центр Мира», то именно здесь и скрывает Сиф пророчество о приходе Мессии, а звезда возвещает о рождении Владыки Мира — Спасителя. В иранской традиции хварна, сияющая над священной горой, — знак, возвещающий о Саошьянте, чудесном рождении Избавителя из рода Заратустры13*. Заметим в конце, что периодические восхождения на Гору Победы также несут символическую нагрузку: так как эта Гора является «Центром Мира», именно здесь должен сперва явиться эсхатологический Свет. Все эти элементы являются неотъемлемой частью великого синкретического мифа о Владыке Мира — Избавителе, сильно измененного под персидским влиянием. В том или ином виде этот миф, вне всякого сомнения, в свою очередь повлиял на иудаизм и христианство.
Однако некоторые из связанных с ним представлений гораздо старше, чем культ Митры и ирано-семитский синкретизм. Приведем лишь один пример: в соответствии с иудейской традицией Мессия должен явиться на вершине Горы97. Здесь этот образ, очевидно, является развитием комплекса идей, связанных с божественной горой — Сионом, расположенной на «севере» (ср., например, Псалом 49, 2J98, — мы находим его уже среди населения Ханаана14*, а также у вавилонян99. Ближневосточные религии древности создали свои мифоритуальные драмы из следующих элементов, более или менее их систематизировав: мировая Гора — «Рай» — Дворец Верховного Бога или место рождения Владыки Мира (Спасителя) — Спасение мира (восстановление космической гармонии), связанное с воцарением нового Царя Мира. Что касается предмета наших исследований, то можно утверждать, что в иранской версии рождества Космократора16* — Избавителя существенное место занимали образы Света, Звезды и Пещеры, и именно их позаимствовало и разработало «народное христианство». 94 Widengren G. Op. cit P. 79. Ringbom L. I. Craltempel und Paradies. Beziehungen zwischen Iran und Europa im Mittelalter. — Stockholm, 1951. S. 243 ss. Об этой символике см.: The Myth of the Eternal Return. P. 12 — 13; Images and Symbols. P. 51 ff.; Centre du Monde, Temple, Maison. — Le Symbolisme cos- mique des Monuments religieux. — Rome, 1957. P. 57— 82. 7 Cm.: Riesenfeld Harald. J6sus transfigur6. — Lund, 1941. P. 221 ff. С Сиона, который есть верх красоты, является Бог. В Угарите почиталась гора Сапан или Ваал Сапан, на которой Ваал воздвиг свой трон, став царем богов и людей.
<< | >>
Источник: Элиаде М.. АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ. 1998

Еще по теме Иран:

  1. ТИРАНИЯ В АФИНАХ Политическая борьба в Аттике и причины установления тирании
  2. § 94. Истеми-хан и Иран
  3. Сасанидский Иран
  4. Сефевидский Иран после Аббаса. Надиршах
  5. Иран под властью первых каджарских шахов
  6. § II. О тирании
  7. VI. Диоген, или О тирании
  8. Тирания на переферии греческого мира.
  9. Положение Ирана в региональных отношениях
  10. Модуль 7.6. ОСВЕЩЕНИЕ В ПРЕССЕ КРИЗИСА С ЗАЛОЖНИКАМИ В ИРАНЕ (J. F. LARSON, 1986)
  11. Отношение американцев к Ирану
  12. Конфигурация американского общественного мнения в отношении иранской проблемы в 2000-е годы
  13. Г Л А В А 4 ПРОБЛЕМА ИРАНА И ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ РОССИИ
  14. Г Л А В А 5 КОНФИГУРАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ В ИРАНЕ
  15. ИРАНЦЫ В 1 -М ТЫСЯЧЕЛЕТИИ ДО Н. Э.
  16. ЛИТЕРАТУРА ИРАНА
  17. Иран и Новоассирийское царство
  18. Глава 4 Д.-М. Льюис ТИРАНИЯ ПИСИСТРАТИДОВ
  19. ПОЛОЖЕНИЕ В ИРАНЕ К КОНЦУ XIX ВЕКА
  20. Становление и развитие государственной системы подготовки аспирантов