<<
>>

Изначальная цельность

Несомненно, можно предложить различные интерпретации ритуалов воссоединения целого, которое достигается либо благодаря символическому уподоблению андрогину, либо в ходе оргии. Однако все эти ритуалы совершаются с одной и той же целью: обеспечить успешное начало, будь то начало половой и культурной жизни, маркируемое инициацией, будь то Новый год или весна, или же «начало», связываемое с каждым новым урожаем.
Если мы примем во внимание, что для членов традиционных обществ космогония являлась парадигматическим «началом», станет понятно присутствие космологических символов в обрядах инициации, земледельческих или оргиастических. «Начать» что-либо означает, что кто-либо пребывает в процессе творения данной вещи, располагая громадным резервом священных сил. Этим объясняется структурное сходство между мифом об изначальном андрогине, Первопредке человечества, и мифами творения. В обоих случаях мифы настаивают на том, что вначале, in illo temporel\ существовала нерасчлененная цельность — и эта цельность разделилась или распалась на части для того, чтобы могли родиться Мир и человечество. С изначальным андрогином, особенно сферическим андрогином, которого описывает Платон, соотносится, в космическом плане, космогоническое Яйцо или изначальный антропокосмический великан. Во многих мифах творения изначальное состояние — «Хаос» — представлено в виде компактной и однородной массы, когда нельзя различить форму, или в виде напоминающей яйцо сферы, объединяющей Небо и Землю, или же в виде громадного человека и т. д. Во всех этих мифах творение равнозначно разделению яйца на две половинки, олицетворяющие Небо и Землю, — или расчленению великана, или же распаду единой массы на фрагменты п. В начале была полнота — и на космическом, и на антропологическом уровне — полнота, содержащая в себе все возможности. Однако эта одержимость «началом», проявляющаяся в столь многих мифах и ритуалах, должна получить истолкование и в другом контексте.
Ибо можно заметить, что тенденция к объединению и тота- лизации, хотя и обнаруживается на множестве уровней, выражается разными способами и служит различным целям. Воссоединение противоположностей и отмена оппозиций представлены и в ритуальной оргии, и в инициации, когда происходит наделение посвящаемого андрогинными качествами, но поле реализаций в этол/i случае различно. Воссоединение противоположных принципов достижимо и через йогические техники, особенно через Тантру. Цель здесь та же — достичь «единства-цельности», однако опыт протекает сразу на нескольких уровнях, и конечное воссоединение может быть описано лишь в трансцендентальных терминах. Другими словами, на скрытом уровне в ритуальной оргии, в обряде обретения андрогинных качеств или священного погружения в Хаос, предшествующий Творению, мы сталкиваемся с тенденцией к воссоединению и объединению, структурно сравнимой с тенденцией Духа вернуться к состоянию полноты и целостности. У нас нет места углубляться в эту парадоксальную тенденцию, присущую Жизни, когда та в своих проявлениях уподобляется Духу2 . Однако весьма важно отметить: хотя в сердцевине всех этих мифов, ритуалов и мистических техник лежит представление о coincidentia oppositorum, а космогоническое Яйцо имеет некоторое отношение и к ритуальной оргии, и к обряду наделения андрогинными качествами, и к тантристской практике, тем не менее йог, достигший освобождения, и участник оргии обретают в итоге качественно разную целостность и полноту бытия. Те несколько примеров, что мы цитировали выше, должны были помочь читателю лучше понять, сколь различны эти перспективы и сколь велик перепад уровней. Мы уже говорили, что в Греции андро- гинное состояние допускалось лишь на уровне ритуала, и дети, рожденные с признаками гермафродитизма, тут же убивались их родителями. Тем самым греки жестко разделяли анатомико- психологическую и ритуальную реальности. В сибирском шаманизме шаман соединяет в себе оба пола символически: его одежда украшена женскими символами и в некоторых случаях он пытается подражать поведению женщин.
Но мы знаем в шаманизме примеры, когда бисексуальность является ритуальной, т. е. реализуется на конкретном уровне: шаман ведет себя подобно женщине, носит женскую одежду, а иногда даже берет себе мужа796. Эта ритуальная бисексуальность, или асексуальность, считалась как бы знаком духовности, общения с богами, духами и источником сакральных сил. Ибо шаман соединяет в себе два противоположных принципа; и так как его собственная личность сложилась в результате священного брака, он символически восстанавливает единство Земли и Неба и тем самым обеспечивает связь между богами и людьми797. Такого рода бисексуальность реализуется ритуально и экстатически; она считается одним из условий, необходимых для преодоления ситуации профанного человека. Отклонения в характере некоторых шаманских практик не должны заслонять в наших глазах тот факт, что конечная цель и теологическое оправдание ритуальной асексуальности или бисексуальности заключались в трансформации человека. Предпринимаемые время от времени попытки добиться трансформации с помощью методов, ведущих к изменениям в психике шамана, не связаны с нашей проблемой. История религий знает примеры смешения уровней, примеры, когда делались попытки на уровне психологических переживаний достичь состояний духовного бытия, доступ к которым открывается лишь через ритуал или мистические практики. Это же смешение уровней можно обнаружить у шаманов Сибири и Индонезии, изменяющих свое сексуальное поведение, с тем чтобы испытать ритуальную андрогинность in concreto («на деле»). Не имеет значения, вызваны ли такого рода случаи спонтанным отходом от традиции или же являются результатом деградации индийских мистических техник, когда оказалась нарушена цепь преемственности или произошла утрата шаманами духовного смысла этих практик. Важно, что в характерном для шаманизма стремлении обрести качества ритуального андрогина, когда оно проявляется в помраченных формах, просматривается отчаянная попытка с помощью конкретных, психологических средств достичь парадоксальной целостности человека. Иными словами, в этих случаях мы должны жестко различать конечную цель и средства ее достижения. Сред- ства могут быть наивны, а иногда — до странности легковесны; в подобных случаях они могут способствовать успешному соединению противоположностей в конкретном, непосредственном смысле этого термина и переходу на уровень бытия, который уже не является человеческим, — но не является и сверхчеловеческим. Однако сама цель сохраняет свою ценность, даже вопреки неадекватным средствам ее достижения. Лучшее тому доказательство — на достижение аналогичного результата направлен и ряд тантрических техник. Однако достаточно напомнить о метафизическом наполнении этих техник, чтобы понять, что мы имеем дело с духовным опытом совершенно иного плана.
<< | >>
Источник: Элиаде М.. АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ. 1998

Еще по теме Изначальная цельность:

  1. § 4. Зарождение рефлексии о вере в русской культуре XIX в.
  2. Генезис идей рациональности в философии
  3. КРИТИЧЕСКАЯ ВЕРА В БЕССМЕРТИЕ
  4. 5.1. Техника сократовского искусства
  5. ДВЕ КОНЦЕПЦИИ СИМВОЛА: БЕРГСОН-КАССИРЕР
  6. ВАРИАЦИЯ ЧЕТВЕРТАЯ («QUASI-СОФИОЛОГИЧЕСКАЯ»)
  7. МАРГИНАЛИЙ III (ЭПИСТОЛЯРНЫЙ)
  8. Философия за делом
  9. К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОМ ХАРАКТЕРЕ РУССКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ О.А. Романов
  10. § 3. Интерпретация терминов
  11. Философско-религиозная концепция
  12. Глава 26 ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТРУДНОСТИ ПРОЦЕССА СБОРКИ СОВЕТСКОГО НАРОДА
  13. Мифы и ритуалы, связанные с обретением цельности