<<
>>

МЕТЕОРИТЫ И МЕТАЛЛУРГИЯ

Метеориты не могли не поражать воображения: явившиеся «с высоты», с Неба, они были причастны небесной сакральности. В определенные времена, в определенных культурах небо, вероятно, также представляли каменным361.
И в наши дни австралийские аборигены считают, что небесный свод сделан из горного хрусталя, а трон небесного бога — из кварца. Соответственно, кристаллы горного хрус- • таля, которые принимают за осколки, отбитые от небесного трона, играют основную роль в шаманских инициациях у австралийцев, малаккских негритосов1*, в Северной Америке и т. д.362. В этих «камнях света», как их называют саравакские морские даяки2*, отражается все, что происходит на земле; они открывают шаману, что случилось с душой больного и куда она скрылась. Надо ли напоминать, что шаман — это тот, кто «видит», поскольку он обладает сверхъестественным зрением: он «видит» даль, и пространства, и времена; он прозревает то, что невидимо непосвященным («душа», духи, боги). Будущего шамана во время инициации «начиняют» кристаллами кварца. Иными словами, его зрительные способности и его «знание» приходят к нему, хотя бы отчасти, в результате мистического объединения с Небом363. Запомним этот первый религиозный «подъем в цене» аэролитов: они падают на землю, заряженные небесной сакральностью, и соответственно являются представителями Неба. Отсюда, весьма возможно, и происходит культ метеоритов и даже их идентификация с божеством: в них видят «первоформу», непосредственное явление божества. Троянский палладий3* считался упавшим с неба, и античные авторы видели в нем статую богини Афины. Небесное происхождение приписывалось и статуе Артемиды Эфесской, камню Эла- габала в Эмесе (Геродиан V, 3, 5). Пессинонтский метеорит во Фригии почитался как изображение Кибелы и по повелению Дельфийского оракула был перевезен в Рим вскоре после Второй Пунической войны. Грубый каменный обрубок, самое древнее изображение Эроса, соседствовал в Феспиях со скульптурным изображением бога, изваянным Праксителем (Павсаний IX, 27, i).
Легко можно было бы найти и другие примеры (самый знаменитый — Кааба в Мекке). Примечательно, что определенное число метеоритов ассоциируется с женскими божествами, особенно с богинями плодородия (типа Кибе- лы). В этом случае мы имеем дело с переносом сакральности: небесное происхождение забыто в угоду религиозной идее petra genitrixf на этом мотиве плодородия камней мы остановимся ниже. Небесная, а следовательно и мужская, сущность метеоритов не становится от этого менее неопровержимой, так как некоторые кремни и неолитические орудия получили в последующие эпохи имена «громовых камней», «зубов дракона» или «топоров Бога» (God's axes): считалось, что их находят в тех местах, куда ударила молния364. Молния — оружие бога Неба. Когда этот последний был вытеснен Громовержцем, молния стала символом иерогамии365* Громовержца и богини Земли. Этим объясняется столь большое количество двойных топоров366*, найденных в ущельях и пещерах на Крите. Подобно молнии и метеоритам, топоры «рассекали» Землю: иными словами, они символизировали соединение Неба и Земли. Дельфы, самое известное ущелье древней Греции, обязаны этому мифологическому образу своим именем: delphi означает на самом деле женский детородный орган367*. Как будет показано далее, ряд других символов и наименований отождествлял Землю с женщиной. В этом отождествлении приоритетное положение всегда сохранялось за Космосом: Платон («Менексен», 238а) напоминает, что при зачатии именно женщина изображает Землю, а не наоборот. «Первобытный» человек обрабатывал метеоритное железо задолго до того, как он научился использовать железную руду в открытых месторождениях5. С другой стороны, известно, что до изобретения плавки доисторические народы считали некоторые руды камнями, т. е. рассматривали их как необработанный материал для изготовления каменных орудий. Подобная технология вплоть до недавнего времени сохранялась у народов, не знавших металлургии: они обрабатывали метеоритное железо кремневыми молотками и изготовляли предметы, форма которых с точностью воспроизводила каменные образцы.
Именно так изготовляли свои ножи из метеоритного железа гренландские эскимосы6. Когда Кортес спросил ацтекских вождей, откуда у них такие ножи, они показали ему на небо7. Так же как юкатанские майя и перуанские инки, ацтеки использовали только метеоритное железо и при этом ставили его выше, чем золото8. Они не умели плавить руду. Археологи не нашли в доисторических месторождениях Нового Света никаких следов земного железа368. Весьма вероятно, что металлургия Центральной и Южной Америки имеет азиатское происхождение:369* в последнее время исследователи пытаются связать ее с южнокитайской культурой эпохи Чжоу (средней и поздней, VIII — IV вв. до н. э.); тогда она вообще оказывается дунайского происхождения370*, поскольку именно дунайская металлургия в IX — VIII вв. до н. э. через Кавказ дошла до Китая9. Весьма вероятно, народы Древнего Востока разделяли подобные представления. Шумерское AN.BAR, самое древнее обозначение железа, состоит из двух пиктограмм — «небо» и «огонь». Его обычно переводят как «небесный металл» или «металл-звезда». К. Томпсон переводит его как «небесная вспышка (метеорита)». Этимология другого месопотамского обозначения железа, ассирийского parzillu371*, остается противоречивой. Некоторые производят его от шумерского BAR.GAL, «большой (великий) металл»10, но большинство, из-за окончания -ill, допускает его азиатское происхождение [Forbes, с. 463, Борк и Гертц предложили кавказское происхождение, см. Forbes)n. Мы не будем касаться такой сложной проблемы, как производство железа в Древнем Египте. На протяжении достаточно долгого времени египтяне знали только метеоритное железо. Месторождения железа в Египте, очевидно, не разрабатывались до XVTQ династии и Нового Царства372* [Forbes, с. 429). Правда, между блоками Великой пирамиды373* (2900 г. до н. э.) и в пирамиде VI династии в Абидосе были найдены предметы из земного железа, но их египетское происхождение окончательно еще не установлено. Название biz-n. pt — «небесное железо», или, более точно, «небесный металл», ясно указывает на метеоритное происхождение (возможно, впрочем, что это понятие вначале применялось к меди, см. Forbes, с. 428). Та же ситуация и у хеттов: текст XIV в. уточняет, что хеттские цари использовали «черное небесное железо» [Rickard. Man and Metals. I. 149). Ha Крите метеоритное железо было известно начиная с минойской эпохи374* (2000 г. до н. э.), железные предметы были найдены в кносских гробницах12. «Небесное» происхождение железа, возможно, засвидетельствовано в греческом sideros, которое связывают с sidus-eris - «звезда» и литовским svidu — «блестеть», svideti — «блестящий». Использование метеоритов не могло тем не менее приблизить «железный век» в собственном смысле слова. Все это время металл оставался редкостью (он ценился наравне с золотом), и его употребление было, скорее, ритуальным. Необходимо было открыть выплавку руд, чтобы объявить новый этап жизни человечества — век металлов. Это относится прежде всего к железу. В отличие от медной и бронзовой, железная металлургия очень быстро становится промышленной. Как только был открыт или получен секрет выплавки магнетита или гематита15*, не составило труда получать большое количество металла, так как месторождения были очень богаты и достаточно легко доступны. Однако обработка земной руды была иной, нежели обработка метеоритного железа; отличалась она и от выплавки меди и бронзы. И только после изобретения плавильных печей и особенно после введения технологии закалки металла, доведенного до белого каления, железо заняло господствующее положение. Начало металлургии в промышленных масштабах можно отнести к 1200 — 1000 гг. до н. э. и территориально связать с горами Армении. Именно оттуда секрет плавки распространился на Ближний Восток, Средиземноморье, Центральную Европу, хотя, как мы только что видели, и железо метеоритного происхождения, и железо открытых месторождений было известно с Ш тысячелетия в Месопотамии (Тель-Асмар, Тель-Чагер-Базар, Мари), в Малой Азии (Аладжа-Хююк)16* и, вероятно, в Египте (Forbes, с. 417 и сл.). До сравнительно позднего времени обработка железа оставалась верной образцам и стилю бронзового века (точно так же, как бронзовый век вначале продолжил стилистическую морфологию каменного века). Железо существовало в виде украшений, амулетов, статуэток. Долгое время оно оставалось сакральным, что, впрочем, у многих «примитивных» народов сохранилось до нашего времени. Мы не собираемся ни рассматривать этапы развития древней металлургии, ни показывать ее влияние на ход истории. Предмет нашего исследования заключается в том, чтобы выделить символы и магико-религиозные комплексы, актуализированные и получившие распространение в век металлов, особенно после промышленного триумфа железа. Ведь прежде чем войти в военную и политическую историю человечества, «железный век» дал место и духовному творчеству. Как часто бывает, символ, образ, обряд предвосхищает, а иногда, можно сказать, даже обеспечивает утилитарное применение какого-либо открытия. Перед тем как стать средством передвижения, повозка использовалась как колесница в ритуальных процессиях;17* она везла символ Солнца или изображение солярного божества. Да и невозможно было «изобрести» колесницу, не поняв символики солярного колеса. Перед тем как изменить лицо мира, «железный век» породил великое множество обрядов, мифов, символов, которые не могли не отразиться в истории человечества. Как уже было сказано, о металлургическом этапе человечества можно говорить лишь после промышленного успеха железа. Открытие и последующее развитие выплавки железа произвело переоценку всех традиционных металлургических технологий. Именно металлургия земного железа сделала этот металл пригодным для повседневного использования. Это обстоятельство имело важные последствия. Наряду с сак- ральностью небесной, заключенной в метеоритах, мы сталкиваемся теперь с сакральностью теллурической18*, в которой участвуют шахты и руды. Железная металлургия, конечно, извлекла свою выгоду из технических открытий медной и бронзовей металлургии. Известно, что начиная с неолита (VI — V тысячелетия) человек спорадически использовал медь, которую он мог обнаружить на поверхности земли, но при этом обращался с ней как с камнем или костью, еще не зная специфических свойств металла. Лишь позднее медь начали обрабатывать, нагревая ее, выплавка же меди как таковая восходит только к 4000 — 3500 гг. до н. э. (в периоды аль-Убейда и Урука); при этом говорить о «медном веке» еще нельзя, поскольку производилось лишь очень незначительное количество металла19*. Запоздалое появление железа, сопровождаемое его промышленным триумфом, оказало сильное влияние на металлургические обряды и символы. Целая серия табу или способов магического использования железа вытекает из его победы и из того факта, что оно вытеснило бронзу и медь, представителей других «веков» и других мифологий. Кузнец — прежде всего тот, кто обрабатывает железо, а кочевой образ жизни (поскольку он постоянно перемещается в поисках сырья и заказов) заставляет его вступать в контакты с разными народами. Кузнец — основной распространитель металлургических мифологий, обрядов и таинств. Совокупность этих фактов вводит нас в необычайный духовный универсум, который мы и намереваемся представить на следующих страницах. Было бы затруднительно, да и неосмотрительно, начинать с обобщений; приблизимся же к универсуму металлургии постепенно, поэтапно. Мы встретим целый ряд обрядов и таинств, связанных с одинаковыми, параллельными и даже антагонистическими магико- религиозными концепциями. Попытаемся кратко их перечислить, чтобы тем самым сразу выявить основные направления нашего исследования. Мы представим целый ряд данных, касающихся ритуальных функций кузницы, амбивалентной роли кузнеца и отношений между магией (покорение огня, власть над огнем), кузнецом и тайными обществами. С другой стороны, шахты и металлургические работы обращают нас к специфическим концепциям, имеющим отношение к Матери-Земле, к сексуализации мира минералов и орудий, к сходствам между металлургией, гинекологией и акушерством. Мы начнем с изложения некоторых наших концепций, помогающих лучше понять мир металлурга и кузнеца. В связи с мифами о происхождении металлов перед нами откроются мифо-ритуальные комплексы, связанные с понятием рождения через жертвоприношение или самопожертвование бога, с отношениями между аграрной мистикой, металлургией и алхимией, наконец, с идеями роста естественного, роста ускоренного и достижения «совершенства». Значение этих идей для становления алхимии станет понятным далее. 1.
<< | >>
Источник: Элиаде М.. АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ. 1998

Еще по теме МЕТЕОРИТЫ И МЕТАЛЛУРГИЯ:

  1. Метеориты и металлургия
  2. Приложение А МЕТЕОРИТЫ, ГРОМОВЫЕ КАМНИ, НАЧАЛА МЕТАЛЛУРГИИ
  3. Метеориты
  4. МАГИЯ И МЕТАЛЛУРГИЯ
  5. Соколов И.А.. МЕЖДУНАРОДНЫЕ КАРТЕЛИВ ЧЕРНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ, 1955
  6. § 20 Металлургия
  7. Глава 27 ГЕОГРАФИЯ МИРОВОЙ МЕТАЛЛУРГИИ
  8. Секреты металлургии
  9. 9.3. Черная металлургия мира
  10. Черная металлургия
  11. 9.4. Цветная металлургия мира
  12. 11.2.6. География черной металлургии