<<
>>

Ожидание мертвецов и ритуальная инициация

Во всех меланезийских «карго-культах» ожидание катастрофы, которая будет предшествовать Золотому веку, отмечено рядом действий, выражающих абсолютный отрыв от обычных ценностей и обычного поведения. Свиней и коров режут; все сбережения тратяг, чтобы избавиться от европейских денег, а монеты даже выбрасывают в море;822 строят амбары для хранения провизии, кладбища убирают и засаживают цветами, прокладывают новые дорожки;823 люди прекращают работу, чтобы ждать мертвецов за пиршественными столами824. В движении Джона Фрама позволяется известная вольность по случаю этих коллективных пиров; святой день — пятница, когда начнется Золотой век, а субботу проводят в плясках и питье кавы2\ Молодые мужчины и женщины живут в коммунальном доме, днем они купаются вместе, а ночью пляшут47. Освободившись от своих синкретистских и христианских элементов, все эти меланезийские малые религии исповедуют тот же центральный миф; прибытие мертвых принимается как знак космического обновления. Теперь мы знаем, что это — основная религиозная идея меланезийцев. «Карго-культы» только возобновили, расширили, переоценили и зарядили пророческой и милленарисгской силой традиционную религиозную тему, что Космос обновляется периодически или, точнее, что он символически воссоздается каждый год. Новогодний день — модель космогонии: только что народился новый Мир, свежий, чистый, богатый мир со всеми своими возможностями, не тронутыми и не поврежденными временем;-другими словами, Мир, каким он был в первый день Творения. Эта мысль, кстати очень широко распространенная, обнаруживает делание религиозного человека освободиться от груза своего прошлого, избежать действия времени и начать жизнь сначала, ab ovo825. В Меланезии великий новогодний сельскохозяйственный пир обнаруживает следующие элементы: прибытие мертвых, запрещение работы, приношения на помосте для угождения мертвым или пиршество, предложенное духам, фактически коллективный пир оргиастического типа826. В этой программе великого сельскохозяйственного новогоднего торжества легко узнать наиболее характерные элементы «карго-культов»: ожидание мертвых, поголовная резня домашних животных, подношения духам, оргиастические увеселения и отказ работать. Европейцы были особенно поражены колоссальным уничтожением имущества и полной остановкой всякой деятельности. Ограничимся одним примером действующего резидента судебных органов, который описал свой визит в один из регионов Папуа, зараженный так называемым «Безумием Вайлалы»: «Все они сидели неподвижно и не произнесли ни слова в течение тех нескольких минут, пока я смотрел на них. Можно было прийти в бешенство от одного их идиотского вида: целая группа крепких, хорошо сложенных туземцев в новой чистой одежде сидят среди бела дня и молчат, как камни или чурбаны, — вместо того чтобы работать или заниматься каким-нибудь делом, как разумные существа. Напрашивался вывод, что им прямая дорога в сумасшедший дом827». Западному человеку трудно было понять эту ритуальную неподвижность: это была не просто лень, а чистое безумие. Однако же туземцы соблюдали обряд: они ждали мертвецов, и поэтому им запрещалось работать. Но теперь это было не только возвращение мертвецов в день Нового года и ежегодное обновление Мира: они ждали того, что можно было бы назвать вступлением в новую космическую эру, началом Великого Года. Мертвые вернутся навсегда, чтобы никорда больше не покидать живых. Уничтожение смерти, старости и болезни покончит со всеми различиями между живыми и мертвыми. Это радикальное обновление мира было практически открытием Рая.
И поэтому, как мы только что видели, ему должны были предшествовать ужасные катаклизмы: землетрясения, потопы, тьма, огненный дождь и т. п. На этот раз старый мир должен был подвергнуться полному разрушению, чтобы открыть дорогу новой космогонии, новому образу жизни — райскому существованию. Причина того, что многие «карго-культы» ассимилировали мил- ленаристские христианские идеи, заключалась в том, что туземцы вновь открыли в христианстве свой старый, традиционный эсхатологический миф. Воскрешение мертвых, провозглашенное христианством, было для них знакомой идеей. Если туземцы разочаровались в миссионерах, если большинство «карго-культов» в конце концов становилось антихристианскими, то не из-за самого христианства, а потому, что миссионеры и новообращенные, казалось, не ведут себя как подлинные христиане. Туземцев часто и трагически разочаровывали встречи с официальным христианством. Ибо больше всего привлекало их к христианству именно провозглашение радикального обновления Мира, неизбежного прихода Христа и воскрешения мертвых; глубочайший отклик в них возбуждали пророческие и эсхатологические аспекты христианской религии. Но как раз эти аспекты христианства миссионеры и новообращенные опускали, ими пренебрегали. Милленаристские движения стали яростно антихристианскими, когда их предводители поняли, что миссионеры, косвенно вдохновившие их, не верят в реальность кораблей мертвецов с их грузом даров, фактически не верят в неизбежность Царства, в воскрешение мертвых и открытие Рая. Один из наиболее значительных эпизодов в конфликте между милленаристской идеологией «карго-культов» и официальным христианством — это неудача знаменитого Яли, важнейшей фигуры пророческих движений религии Маданга3*. Я закончу это сообщение о меланезийских милленаристских культах рассказом о нем. Народным порывом Яли был вовлечен в милленаристское движение, содержавшее многие черты, почерпнутые из христианской эсхатологии. Но в 1947 г. его вызвали в Порт-Морсби, столицу Папуа в Новой Гвинее, на встречу с некоторыми высокопоставленными чиновниками, встревоженными его деятельностью. Находясь в Порт-Морсби, он узнал, что европейские христиане не верят в реальность чудесного корабля с «карго». Один туземец показал ему книгу об эволюции и сообщил, что европейские христиане в действительности уверовали в эту теорию. Это сообщение глубоко встревожило Яли: он открыл, что европейцы убеждены в своем происхождении от животных, иными словами, разделяют старые тотемистские верования его племени. Яли почувствовал себя обманутым, стал яростным против ником христианства и вернулся к религии своих предков828. Он предпочел признать, что произошел от одного из знакомых ему тотемных животных, а не от неведомой обезьяны, которая будто бы жила далеко от его острова, в сказочную геологическую эру.
<< | >>
Источник: Элиаде М.. АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ. 1998

Еще по теме Ожидание мертвецов и ритуальная инициация:

  1. ОБРЯДЫ ИНИЦИАЦИИ У НАРОДОВ МОЗАМБИКА
  2. НАПРЯЖЕННОЕ ОЖИДАНИЕ
  3. Ритуалы инициации мальчиков
  4. Высказывания ожиданий
  5. Ритуалы инициации у девочек
  6. АЛХИМИЯ И ИНИЦИАЦИЯ
  7.    В ожидании врага
  8. ОБРЯДЫ ИНИЦИАЦИИ
  9. В ОЖИДАНИИ НОВОГО НАПОЛЕОНА
  10. 1.2. Формирование и поддержание повышенных ожиданий
  11. Вычисление математического ожидания
  12. Алхимия и инициация