<<
>>

Petra genitrix

Несколько примеров, заимствованных из разных металлургических традиций и фольклора рудокопов, помогут лучше уяснить концепцию земной «матки». Олбрайт341 ссылается на установленную Амбером этимологию египетского слова Ы, обозначающего «вагину» и «шахтный ход».
Шумерское слово Ъиги обозначает «реку» и «вагину». Камень, скала были наделены «полом» и «творческой» силой. Средиземноморское и азиатское божество было рождено от petra genitrix (родительского камня), поглощенного Великой Богиней, бывшей, как известно, образом мирового чрева, matrix mundi342. Скала, камень «порождали» металлы и драгоценные камни. Санскритское название изумруда (смарагда) — a^magarbhaja, что означает «рожденный скалой». В трактатах по минералогии он описан в своей «матке»343. Автор «Джаванхир-наме» («Книги минералов»)9*, составленной на основе устных преданий около 1800 г., устанавливает следующее различие между алмазом и хрусталем: алмаз есть pakka, т. е. «созревший», а хрусталь есть kacha - «незрелый»344. Эти понятия, как и все связанное с Weltanschauung (здесь: представлением о мире), имели очень долгую жизнь. Если руда и камни «росли» в земных недрах, то, само собой, шахта («матка») могла иметь периоды «плодовитости» и «стерильности». Точно так же, как пашне следовало дать «отдохнуть» после ряда урожаев, эксплуатация рудника требовала перерыва на несколько лет, чтобы дать время для «роста» новой руды. Плиний10* («Естественная история», XXXTV, 49) сообщает, что рудники галенита в Испании после какого-то периода «возрождались». Барба11*, испанский автор XVII столетия, утверждает, что когда шахта иссякнет, если ее хорошо замуровать и дать ей отдохнуть 10—15 лет, она сама возобновит свои запасы. Тот же автор свидетельствует об ошибочности мнения тех, кто верит, что металлы якобы созданы в начале мира, ибо они «растут» в руднике345. «Рост», несомненно, завершается в руднике.
Когда руда извлечена «раньше времени», она считается «эмбрионом», что, как мы видели, имело место в Вавилоне. Впрочем, любая «сырая» вещь, которая «созревает», доходит в человеческих руках, называется «эмбрионом». Тюро- Данжен отмечает, что в Месопотамии гончарная глина до обжига называлась «эмбрионом»346. Та же общая идея, что вещи «созревают» и «сами по себе», но только достигнув какой-то «устойчивой формы». Любопытно отметить, что эти идеи были восприняты европейской металлургической и алхимической традицией и дошли почти до наших дней. Они встречаются как в народных верованиях, в шахтерской среде, так и в сочинениях западнв1х теоретиков. Космос «умирает» поздно в западном воображении. Даже после великих преобразований, привнесенных Возрождением и становлением физических наук, в европейской элите сохраняется восприятие живого и сексуализованного Космоса. Бернар Палисси12* в сочинении «Истинный рецепт, с помощью которого вся Франция может научиться уменьшать и увеличивать свои сокровища» (La Rochelle, 1563) пишет: «Господь сотворил все эти вещи не для того, чтобы они пребывали в праздности... Светила и планеты не праздны; море мечется от берега к берегу... земля тоже не ленится... То, что естественно иссякает, земля возобновляет и создает заново... Все в трудах, дабы что-то родить; так и нутро и матка земная в своих трудах, дабы родить»347. Еще более чистую традицию естественного роста минералов сохранил де Роснель1 * в «Индийском Меркурии» (1672, р. 13): «Рубин, в частности, зарождается мало-помалу в шахте; сначала он белый, а созревая, набирает постепенно свой красный цвет; вот почему встречаются иные из них совершенно белые, иные — наполовину белые и наполовину красные... Как ребенок питается кровью в утробе своей матери, так формируется и питается рубин»348. Но самое интересное свидетельство, которым мы располагаем по металлургическим традициям европейского средневековья, обнаруживается в крайне редком издании «Bergbuchlein» [«Горная книжица»], напечатанном в Аугсбурге в 1505 г.
Это самая старая немецкая публикация по данному предмету. Агрикола14* в предисловии к своей знаменитой книге «De re metallica» (1530 — 1546) утверждает, что автором «Bergbuchlein» был Кольбус Фрайбергский, знаменитый врач — non ignobilis medicus, который жил во Фрайберге среди шахтеров, чьи верования он воспроизводит, давая им алхимическое толкование. Эта книга, написанная темным языком — liber admondum confusus, как говорит Агрикола, — и напечатанная со множеством ти пографских ошибок, была переведена на французский язык Добре. Ему помогал некий горный инженер из Кобленца, доктор Гурльт. «Bergbtichlein» представляет собой диалог между Даниэлем, знатоком традиций (der Bergverstandung), и молодым шахтером-учеником (Knappius der Jung). Даниэль разъясняет юноше секрет рождения минералов, расположение шахт, технику их эксплуатации. «Следует знать, — говорит Даниэль, — что для роста или для зарождения металлической руды необходим родитель (g6niteur) и матка, способная воспринять акт порождения»2 . Автор напоминает об универсальном для средневековой науки принципе, что все руды суть продукты соединения серы и меркурия-ртути. «Но есть иные, полагающие, что металлы рождены не меркурием, ибо во многих местах встречается железная руда, но нет никаких следов меркурия; вместо меркурия они полагают, что существует влажная, холодная и слизистая материя без серы, которая выступает из земли подобно поту и из которой при соединении с серой родятся, дескать, металлы». И несколько далее: «...При соединении меркурия и серы в руду сера ведет себя как мужское семя, а меркурий как женское семя в момент зачатия и рождения ребенка»20. Для «облегчения родов руды» необходимо как бы естественное вместилище, каковым является рудная жила, где происходит «зачатье руды». Направление и уклон жил тесно связаны с основными странами света349. (Вспомним, что изначально стороны света «квалифицировали» пространство, соединяли его с определенными планетами и космическими уровнями.) «Bergbuchlein» напоминает предания, рассказывающие о влиянии светил на образование металлов.
Серебро, как известно, образуется под влиянием луны. Жила богаче или беднее серебром в зависимости от того, насколько далеко она отклоняется от идеального направления, указываемого положением луны. «Жилы, имеющие склонение от полуночи к полудню и кровлю на закате», более всего оправдывают ожидания рудокопов350. Приведенный текст важен с разных точек зрения. Во-первых, здесь мы сталкиваемся с верой в то, что руда «растет» тем успешнее, чем полнее втянута в движение светила, с которым она связана. Во- вторых, примечательна роль, которую в зачатии серебра играет «ночь». Как известно, серебро связано с луной; это означает, что «магически» оно принадлежит времени и пространству, созданным появлением луны, тому темному периоду, когда зачинается жизнь, а «вдохновение» творит. Золотоносная руда, разумеется, рождается под воздействием Небес, особенно Солнца, «так, чтобы в ней не оставалось никаких сил, которые можно было бы разрушить или выжечь огнем, и никакой влажной жидкости, которую мог бы испарить огонь»351. Далее «Bergbuchlein» разъясняет происхождение медной руды, зачатой под влиянием планеты Венера10, железной руды, рожденной Марсом, свинцовой руды, растущей под влиянием Сатурна352. Мы бы перешагнули рамки настоящего исследования, если бы надлежащим образом стали комментировать все тексты, цитируемые , в «Bergbiichlein». Необходимо все же подчеркнуть важность германской металлургической традиции XV столетия, рассматривающей рудник как чрево и уподобляющей жилы матке, благодаря чему и становится возможным «рождение» руд. Корни подобных представлений восходят к месопотамскому знанию. Его удивительная живучесть — еще одно доказательство «подлинности» представляемой им традиции. Исключительно важным для всей физической теории европейской алхимии является и утверждение, что руды родятся из соединения серы («мужского семени») и меркурия-ртути («женского семени»). Нет смысла приводить параллельные примеры из европейской или восточной алхимии. Эта проблема слишком серьезна, чтобы решать ее в пределах одного раздела, и мы намерены рассмотреть ее в работе, развивающей положения настоящей книги, — «Алхимическая мистика и металлургические технологии».
Здесь же напомним, что в индийской алхимии и в целом в Тантре ртуть рассматривалась как «семя Шивы», то есть как мужское семя . Что касается эротической терминологии, которая встречается в «Bergbiichlein» применительно к «меркурию» и «сере», то она многозначна, как и во всей средневековой мистической и «эротической» литературе. Порой такое «мистическое обобщение» передано другими терминами: луна (серебро) и солнце (золото). Во многих алхимических или «символических» средневековых рукописях встречается натуралистический образ союза между солнцем и луной, представленных в качестве мужчины и женщины, увенчанных коронами353. Все подобного рода символы будут рассмотрены нами в вышеупомянутой работе. Здесь же мы ограничимся тем, что подчеркнем преемственность в средневековой культуре соответствующих концептов от месопотамского мира. Очевидно, что с ними взаимодействовало множество последующих интерпретаций и синтезов; однако концепция живого Космоса, земли как чрева для руды, рудника как «живота», откуда извлекаются «эмбрионы», рудных жил как «матки» — все осталось неизменным. Неизменно и основополагающее для всех названных афразийских культур представление, что руды являются эмбрионами, извлеченными раньше времени, что как минералы, так и металлы могут завершить свой «рост» благодаря металлургии и алхимии и даже достичь «совершенства» — конечного состояния материи, то есть стать золотом. Трансмутация металлов — основополагающий принцип алхимии — исходила именно из веры, что любой металл может быть доведен до предельного совершенства материи, превращен в золото.
<< | >>
Источник: Элиаде М.. АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ. 1998

Еще по теме Petra genitrix:

  1. «Брак» и чувственность металлов
  2. Petra genitrix
  3. МЕТЕОРИТЫ И МЕТАЛЛУРГИЯ
  4. СЕКСУАЛИЗОВАННЫЙ МИР
  5. TERRA MATER. PETRA GENITRIX
  6. Приложение E СЕКСУАЛЬНАЯ СИМВОЛИКА ОГНЯ
  7. Живой космос
  8. Метеориты и металлургия
  9. Сексуализованный мир