<<
>>

«Пламенеющие» монахи

К этой проблеме мы еще вернемся в заключении. Пока же перейдем к анализу фактов, оставив в стороне образные описания мистического Света, встречающиеся в раннехристианской литературе и патристике1*.
Как и в случае с другими религиями, нас интересуют в первую очередь две группы фактов: субъективный опыт переживания люминофании и объективные феномены — т. е. объективный свет, наблюдавшийся свидетелями. Если крещение «просвещает»; если Святой Дух зрительно предстает в виде пламени; если Свет Преображения, виденный апостолами на Фаворе, является зримой формой божественности Христа, тогда совершенная христианская мистическая жизнь логично должна открывать себя в световых феноменах. Египетские отцы пустынники считали сияние одним из важнейших признаков святости. Монах, читаем мы в «Книге кущ»2*, «сияет светом милосердия»716. Авва Иосиф утверждал, что нельзя быть монахом, если не сделаешься весь как огонь пылающий. Как-то один из братьев пришел к авве Арсению, несшему подвиг в пустыне, и, глянув в оконце его кельи, увидел, что тот «подобен огню» 717. Особенно часто сияние исходит от монаха во время молитвы. Так, келья аввы Писентия наполнялась светом, когда он молился из самой глубины сердца718. Над тем местом, где молился монах, был виден стоящий столп света. В аскетической литературе того времени говорится, что достигшие совершенства становятся как столп огненный, — и мы поймем истинное значение этого образа, если вспомним описания теофании или явления Христа в виде колонны пламени, встречающиеся в гностической и аскетической литературе. Однажды авва Иосиф простер руку к Небу и пальцы его стали языками огня. Обернувшись к одному из монахов, он сказал: «Если ты хочешь, то сможешь весь стать подобным пламени»719. В «Житии святого Саввы» Кирилл Скифопольский сообщает, что Юстиниан (в 350 г.) увидел «милость Господню, почиющую на голове старика (Савве было за девяносто)3* в виде пламенеющего света в форме короны, что сияла ярче солнца»720. Когда авва Сисой лежал при смерти и сидели у одра его братья, они видели, что «лицо его начало сиять, как солнце. И сказал он: “Вот приближается авва Антоний”4*. И немного спустя сказал: “Вот приближаются пророки”, — и свет лица его засиял ярче. И спустя какое-то время сказал еще: “Вот апостолы’’иб, — и ярче засияло его лицо. И отдал авва Сисой дух свой, и был он подобен вспышке света». Вряд ли необходимо умножать эти примеры. Добавим лишь в заключение, что секта мессалиан5* столь далеко зашла в возвеличивании мистического света, что степень духовного совершенства определялась у них способностью созерцать в видении Иерусалим, город света, или Господа во славе. Для мессалиан конечной целью было экстатическое единение души со световым телом Христа. Это крайнее учение не могло не насторожить официальных теологов, восставших против переживания люминофании.
<< | >>
Источник: Элиаде М.. АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ. 1998

Еще по теме «Пламенеющие» монахи:

  1. Культура Средневековой Европы
  2. СРЕДНЕВЕКОВАЯ КУЛЬТУРА ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ (У-ХУ ВВ.)
  3. 11. Рерихи и духи
  4. 12. Шамбала зияющая
  5. Архитектура. Изобразительное и декоративное искусства
  6. Кватроченто
  7. «Пламенеющие» монахи
  8. Мистика света
  9. I. Переживание мистического света
  10. ГЛАВА 7Собор
  11. Глава 5 ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС
  12. Глава 15 ОТ КОЛДОВСТВА К НАУКЕ