<<
>>

Ритуальное наделение качествами обоих полов

Все мифы о божественном андрогине и двуполом первочеловеке предлагают парадигматическую модель человеческого поведения. Соответственно, андрогин символически воспроизводится в ритуале.
Цели, которые преследуют ритуалы, в ходе которых участники символически наделяются качествами обоих полов, многообразны, а формы — чрезвычайно сложны. Их рассмотрение выходит за рамки нашей темы. Достаточно напомнить, что у многих примитивных народов инициация по достижении половой зрелости предусматривает предварительное обретение посвящаемым двуполосги. Наиболее известный пример — хотя до настоящего времени не получивший должного объяснения — практика ритуальных надрезов на теле посвящаемого, распространенная у некоторых австралийских племен, — инициируемый символически наделяется женским половым органом788. Если вспомнить, что в представлении австралийцев и многих других примитивных народов, живущих по всему миру, не прошедшие инициацию как бы лишены пола и допуск к половой жизни является одним из следствий инициации, глубинное значение ритуала, видимо, таково: нельзя стать половозрелым мужчиной прежде, чем познано сосуществование двух полов, андрогинность; другими словами, нельзя достигнуть обособленного, резко проявленного статуса существования без знания целокупного бытия. Обретение во время инициации качеств андрогина не всегда связано с некими оперативными действиями, как у австралийцев. Во многих случаях андрогинность подразумевается, когда юношей одевают в девичьи наряды, а девушек — в мужские. Этот обычай распространен у некоторых африканских племен, однако с ним можно также столкнуться в Полинезии789. Следует спросить, не означает ли ритуальная нагота, обычная для многих инициаций половой зрелости, символическую причастность андрогинному началу. Точно так же гомосексуальные практики, о которых упоминается в связи с инициациями, возможно, объясняются сходными верованиями: во время посвящения инициируемые обладают как бы двумя полами.
Облачение в некоторых ситуациях в одежды, присущие противоположному полу, часто встречается в Греции. Плутарх упоминает ряд обычаев, которые кажутся ему странными. «В Спарте, — пишет он, — женщина, опекающая невесту, выбривает ей голову, одевает ее в мужское платье и обувь, затем возводит на ложе и оставляет одну, без света. Муж же входит тайно, чтобы с ней соединиться» (Плутарх. Ликург, 15). В Аргосе1* невеста в брачную ночь прикрепляет фальшивую бороду (Плутарх. О доблести женской, 4)790. На Косе2 муж облачается в женские одежды, чтобы познать жену791 (Плутарх. Греческие вопросы, 58)792. Во всех вышеприведенных случаях трансвестизм связан с брачными обрядами. Известно, что в архаической Греции женитьба сразу следовала за инициацией по достижении половой зрелости. Мы сталкиваемся с элементами трансвестизма и в праздничных обрядах, характерных для Осхофорий в Афинах. В этой церемонии различимы «пережитки мужских инициаций: Осхофории — одновременно и праздник сбора винограда, и ликование в память возвращения Те- сея в родной город3*. Сам факт слияния воедино столь разных мотиваций является аргументом в пользу того, что легенда о Тесее уходит корнями в древний социальный ритуал ордалий, являясь его “повествовательной интерпретацией”, — впервые эту теорию пытался обосновать А. Жанмэр»793. Но, кроме остаточных следов трансвестизма, связанного с инициациями, переодевание в одежды, присущие другому полу, практиковалось греками во время праздника почитания Геры на Самосе4* и в некоторых других случаях794. Если вспомнить, что трансвестизм был присущ и европейским весенним праздникам Карнавала, и многим сельскохозяйственным церемониям в Индии, Персии и других азиатских странах795, мы поймем изначальную функцию данного обычая: перед нами выход за границы «я», трансцендентное преодоление исторически обусловленной ситуации конкретной личности и восстановление изначального порядка вещей, лежащего по другую сторону «человеческого» и «исторического» и предшествующего основанию человеческого общества; этот парадоксальный порядок вещей невозможно поддерживать в профанные времена, в историческую эпоху, но периодически необходимо соответствующим образом хотя бы ненадолго восстанавливать изначальную полноту — нетронутый источник святости и силы.
Ритуальное переодевание подразумевало символическое «опрокидывание» обычной манеры поведения — отсюда и карнавальные проказы, и двусмысленные выходки во время Сатурналий. Перед нами — отмена законов и обычаев, ибо поведение полов прямо противоположно «нормальному». Эта реверсия поведения подразумевает тотальное смешение ценностей — характерную черту всех оргиастических ритуалов. Фактически присутствует формальное соответствие между трансвестизмом и символическим наделением андрогинными качествами, с одной стороны, и оргиастическими ритуалами — с другой. В любом случае обнаруживается ритуальная «тотализация» — воссоединение противоположностей, возвращение к изначальному и нерасчлененному состоянию. Фактически это символическое восстановление «Хаоса», недифференцированного единства, предшествовавшего Творению, и возвращение к нерасчлененному приобретает форму предельного восстановления и прироста сил. Здесь кроется одна из причин того, почему ритуальная оргия приурочена к празд- нику урожая или Новому году: в первом случае оргия обеспечивает плодородие полей; во втором — символизирует возвращение к до- космогоническому Хаосу и погружение в безграничный океан сил, существовавших до Творения, что делает возможным сам акт такового. Нарождающийся год соответствует Миру в процессе творения210.
<< | >>
Источник: Элиаде М.. АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ. 1998

Еще по теме Ритуальное наделение качествами обоих полов:

  1. Комментарий 1.1.
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. КОММЕНТАРИИ
  4. КОСМОС ИСЛАМА
  5. ПРАЗДНИКИ И ЗРЕЛИЩА В РИМЕ
  6. Глава III ИНДИВИДЫ И группы
  7. ОБРЯДЫ ИНИЦИАЦИИ
  8. ПЮЧИЕ КАТЕГОРИИ ОБРЯДОВ ПЕРЕХОДА
  9. Т. А. Михайлова ОСМЫСЛЕНИЕ И ОБОЗНАЧЕНИЕ «СУДЬБЫ» в ДРЕВНЕИРЛАНДСКОЙ МИФОПОЭТИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ *
  10. Н. Ю. Чехонадская ГАЛЛЬСКИЕ ПРОРОЧИЦЫ: ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ И ИСЦЕЛЕНИЕ В РУКАХ ГАЛЛЬСКИХ ЖЕНЩИН