<<
>>

Творение и рождение

Для месопотамцев, как и для других древних народов, жизнь — это универсальное свойство реальности. Под этим подразумевается не только «одушевленность» всякой вещи. Речь не идет об анимистическом веровании, наделяющем все объекты некой неведомой магической силой.
В Месопотамии мы сталкиваемся с более сложной и отработанной системой, с результатами длительного осмысления Космоса. Ибо «жизнь» неодушевленных предметов не сводится к внутренней их энергии, к способности каждой вещи быть вместилищем или источником, порождающим магические силы. Жизнь Космоса организована так же, как человеческая жизнь, — ей знакомы рождение, сексуальное влечение, а в некоторых случаях и смерть. Своим рождением неодушевленные вещи обязаны не только Творению. Как мы увидим далее, неодушевленные вещи — металлы, камни и т. д. — продолжают рождаться долгое время спустя после Творения. Они «живут», следовательно, в человеческом времени и причастны той же судьбе, что и человек. Таким образом, когда говорят, что носители древних цивилизаций не знали истории, то это не более чем оборот речи. Они знали другую «историю», в центре которой стоял не человек как таковой, а Жизнь. Так что они не только согласовывали космическую жизнь с человеческой драмой, но% в качестве единовременных подключали к последней многие уровни космической реальности. Сотворение человека — один из самых примечательных эпизодов месопотамской мифологии. Здесь нет места для его подробного рассмотрения, достаточно отметить, что, по древнейшим преданиям, Мардук281 (всегда сопровождаемый одной из Великих Богинь: Нинту, Аруру или Мами)1* создает человека в итоге самопожертвования. Почти во всех древних преданиях человек создан из глины или праха282. В Месопотамии же сохранился полный вариант: Мардук создает человека из глины и своей крови: Склею кровь свою, превращу ее в кость. Подниму человека на ноги, воистину человек будет...
Воздвигну человека, насельника земли...283 Кинг, который перевел и издал этот текст, сближает его с халдейским преданием о Творении, сохраненным Беросом2* (III в. до н. э.), написавшим, как известно, по-гречески очень ценную вавилонскую космологию. «И Бел3*, увидев, что земля была пустой, но плодородной, велел одному из богов отрезать ему (Белу) голову, смешать вытекающую кровь с землей и создать людей и животных, способных дышать воздухом»284. Тот же мотив обнаруживается в Египте285. Общий смысл этих мифов нетрудно понять: Творение всегда жертвенно. Жизнь можно «одолжить», лишь пожертвовав собой. Эта мысль настолько укоренилась в человеческой душе, что она обнаруживается даже в «мотивах», сохраняющих лишь крайне смутную космогоническую схему (строительные ритуалы, «Мастер Маноле» и др.). Изначальный жест божества — сотворение человека из собственной крови, — так или иначе имитируется людьми во всем, что они «творят» или «строят», даже когда реальное самопожертвование подменяется его имитацией или ритуальным действием. Но если человек замешан на божественной крови, то и другие земные вещи столь же непосредственно (хотя, возможно, и с меньшей значимостью) связаны с телом и бытием божества. Так, источником Нила, по египетскому преданию286, является то ли кровь, то ли семя Осириса4*. Священные реки Месопотамии зарождались в чреве Великой Богини. «Уста реки» в некоторых семитских языках означали вагину богини287. Та же концепция встречается повсюду: человек, вода, органическая жизнь — все они имеют началом кровь или семя божества. Однако неодушевленные предметы все еще родятся на свет и долгое время спустя после дней Творения. Родятся, размножаются и порой умирают, совсем как люди. Из всего человеческого рода один лишь Ут-напишти, которого боги поместили на острове «у уст двух рек», удостоился бессмертия. Неодушевленные вещи — простые и драгоценные камни, металлы, — хотя они и рождены, подобно человеку (а иногда совсем как он, «гинекологически»), хотя они и растут, как всякое существо, но живут все же намного дольше, чем люди. Эти неодушевленные вещи, таким образом, полнее и интенсивнее связаны с небесными сферами, создавшими их на земле, заряжены большей реальностью и большей магической силой. Поэтому их присутствие рядом с человеком благотворно. Живые вещи, некогда рожденные почти «гинекологически», но которым очень нескоро суждено умереть, с одной стороны, обеспечивают человеку благоприятные астральные связи, а с другой — усиливают его «реальность», наделяя долголетием и плодовитостью. В подобной вере заключена вся мистика драгоценных и полудрагоценных камней. Если жемчуг олицетворяет мировое чрево и гарантирует женщине, которая его носит, детород- носгь, то нефрит в Китае олицетворяет солнечное, вечное, неизменное начало; и тот, кто его носит, приобщается к этим магическим свойствам, которые и после смерти уберегут его тело от разложения.
<< | >>
Источник: Элиаде М.. АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ. 1998

Еще по теме Творение и рождение:

  1. Глава 13 Рождение либерального символа веры (продолжение): Классовые интересы и социальные изменения
  2. Глава двенадцатая ЗНАЧЕНИЕ ТВОРЕНИЯ В ИУДЕЙСТВЕ
  3. Глава пятнадцатая ТАЙНА ВОСКРЕСЕНИЯ И СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОГО РОЖДЕНИЯ
  4. Сотворение людей богами
  5. Глава 34 ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ И РУССКОГО НАРОДА: ПРОЕКТ ЭТНОНАЦИОНАЛИЗМА
  6. Творение и рождение
  7. Периодическое возрождение Мира
  8. 6.4 ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ И ГИБЕЛЬ ГАГАРИНА
  9. Учение о воспитании в творениях святых отцов IVвека
  10. ВЫСШАЯ РАДОСТЬ — РОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА
  11. КАК ПОЗДРАВЛЯТЬ РОДНЫХ И БЛИЗКИХ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ
  12. Рождение, жизнь и смерть
  13. ГЛАВА 6.1. ВОЗРОЖДЕНИЕ
  14. ГЛАВА 6.5. РОЖДЕНИЕ НОВОЙ ЕВРОПЫ
  15. Одухотворение реальности
  16. Глава 3 ВОЗРОЖДЕНИЕ И АНТИЧНОСТЬ
  17. Глава 4 ВОЗРОЖДЕНИЕ КАК РЕФОРМА ЦЕРКВИ
  18. Глава 14 ВОЗРОЖДЕНИЕ И ЯЗЫЧЕСКОЕ НАЧАЛО
  19. Загадка рождения Кришны
  20. Возрождение идеи империи